проф.этика журналиста

Соотношение понятий «этика», «профессиональная этика», «профессиональная журналистская этика» и «этическая политика издания»
 
Слово «этика» происходит от древнегреч. ethos нрав, характер, обычай. Его ввел в обиход в IV в. до н. э. Аристотель, который назвал «этическими» добродетели или достоинства человека, проявляющиеся в его поведении, такие качества, как мужество, благоразумие, честность, а «этикой» науку об этих качествах.
Близким по смыслу является слово латинского происхождения «мораль». Оно образовано от mos (множественное число mores), что означает примерно то же, что ethos в греческом нрав, обычай. Цицерон, следуя примеру Аристотеля, образовал от него слова moralis моральный и moralitas мораль, которые стали латинским эквивалентом греческих слов этический и этика.
Мораль возникает вместе с человеческим обществом как принципиально новый механизм обеспечения согласованности действий в общности, призванный поддержать в новых условиях генетическую установку на выживаемость биологического вида «человек».
2. Зарождение морали есть длительный процесс взаимодействия складывающейся социальной практики и формирующегося сознания индивидов – процесс, ведущий к «обобществлению» результатов этого взаимодействия посредством языка и тем самым к появлению общественного сознания.
3. Сущность морали составляет добрая воля индивида к согласованию своих действий с интересами общности. Эта добрая воля изначально обусловливается тесной связью между обстоятельствами выживания индивида и общности (следовательно, близостью их витальных, т.е. жизненных, интересов). Она восходит к общим «точкам отсчета» этих интересов, фиксируемым в общественном сознании на том или ином этапе в виде определенных ценностей, и проявляется через особые отношения индивида и общности – моральные отношения.
4. В качестве исторически первой формы общественного сознания мораль была поначалу идентичной ему. Она стала ценностным фундаментом, на котором, по мере необходимости, вырабатываются новые формы общественного сознания, сохраняющие с ней более или менее прочную связь одной из своих сторон. В силу этого моральные отношения не столько существуют в обществе как специфические отношения «в чистом виде», сколько проявляются в виде одного из аспектов любого другого типа общественных отношений. Вот почему мы можем говорить о нравственных основах политики, экономики, идеологии и т.д.
5. Будучи одной из сторон любого типа социальных отношений, моральные отношения определяют основу жизненной позиции личности, а оставаясь главным элементом в контуре саморегуляции общества, включаются через личность и в контур управления (в результате чего и достигается «переплетенность» контуров).
Следовательно, хотя мораль не «прикреплена» ни к какому социальному учреждению и ее нельзя «потрогать руками», тем не менее, она является реальным компонентом социальной жизни. Ее реальность ощущает каждый человек: она дает знать о себе то муками совести, то повелением долга, то больно задетой честью, ввергая нас в глубокие эмоциональные переживания и нелегкие размышления, а иногда даже в опасные ситуации. Неудивительно, что уже на самых ранних этапах человеческого самопознания она привлекла к себе внимание людей и стала предметом их пристального изучения.


В первом приближении сетка связей журналистики и морали выглядит так:

·       журналистское сообщество в лице каждого своего представителя в силу естественных причин является носителем моральной установки на общественно полезное поведение; следовательно, оно непосредственно включено в моральные отношения общества в качестве их субъекта;

·         в своих материалах журналисты рассказывают о нравах общества, о моральных коллизиях и тенденциях, – значит, мораль, моральные отношения общества являются предметом отражения журналистики;

·         журналисты пропагандируют в прессе нравственные идеалы общества, популяризируют его моральные ценности и этические рекомендации, помогая нравственному просвещению общества; таким образом, журналистика выступает в качестве инструмента морали;

·         при оценке описываемых явлений действительности журналисты – создатели текстов исходят из нравственного опыта человечества, из тех критериев нравственности, которые выработало общество; следовательно, в журналистике мораль используется как профессиональный «измерительный» инструмент;

·         многогранно связанная с моралью журналистика оказывается «задействованной» в контуре саморегуляции общественного организма. Вместе с тем она включена и в контур управления. Поэтому противоречия, с неизбежностью возникающие между моральными отношениями (средством саморегуляции общества) и государственно-правовыми отношениями (средством управления), неминуемо проявляются и в журналистике – в виде противоречивости ее обязанностей, вызывая потребность в регулятивных механизмах теперь уже внутрисистемного уровня. (В данном случае как системное образование рассматривается журналистика.) В ответ на эту потребность формируется профессиональная мораль.

Однако в отличие от слова «этика», которое греками больше соотносилось с характером человека, образом мыслей и темпераментом, «мораль» относилась римлянами к характеристике внешних действий человека, его манер, одежде и моде. В качестве синонима к слову «мораль» принято использовать русское слово «нравственность», происходящее от корня «нрав», которое, в свою очередь, встречается в ранних словарях в XI-XVII вв. А слово «нравственность» впервые попало в словарь русского языка только в XVIII веке. «Нравственность это совокупность душевных волевых качеств, являющихся наиболее удобными формами поведения, которые вытекают из фактического образа жизни определенных людей»2 .
Этика же рассматривает те столкновения, которые происходят внутри моральной системы. Мы должны понимать, что «Этика это не конфликт между правдой и ложью, это конфликт между равно убедительными (или равно неприемлемыми) ценностями и выбором, который нужно между ними сделать»3 . Такое толкование слова «этика» дают американские исследователи Джэй Блэк и Дженнингз Брайант: «Этика это соблюдение тех принципов, на которых держится общество и которые обеспечивают стабильность и безопасность человеческой жизни. Этика это те долженствования и следования, которые учат нас ответственности перед другими людьми, и тому, что мы должны делать, чтобы мир стал лучше» 4 .
Несмотря на некоторую разницу в научном употреблении слов «этика» и «мораль», на практике они очень часто взаимозаменяемы, чаще всего их смысловые оттенки ясны из контекста. Поэтому для того, чтобы избежать трудностей в терминологии, в данной работе мы не будем разделять эти понятия. Однако, если вдруг возникнет такая необходимость в случае контекстуального употребления, то мы дадим дополнительные объяснения.
Если этика учит нас ответственности перед людьми, то тогда профессиональная этика ответственности пред своей работой. Но прежде чем обратиться к характеристике профессиональной этики, определимся в первую очередь с термином «профессия».
«Профессия» (от лат. «professio», от «profiteor» объявляю своим делом) род трудовой деятельности, требующий определенной подготовки и являющийся обычно источником существования5 . Развитое общество знает две формы организации деятельности: любительство и профессионализм. Рождается же всякая Деятельность как любительская. Любительство – первая фаза Развития деятельности и первая, исходная форма ее организации. Любительская деятельность отмечена тем, что осуществляется человеком по личной склонности, вне рамок каких-либо должностных обязанностей, без специальной подготовки, без жесткой ответственности за результат. А профессиональная деятельность формируется в процессе общественного разделения труда на базе любительской, однако не поглощает ее – они и в наше время существуют параллельно. Став для человека основным родом занятий, профессиональная деятельность приобретает новые черты. Она протекает в виде исполнения соответствующих должностных обязанностей в рамках сотрудничества с другими ее участниками, связана с ответственностью за результат (продукт), требует специальной подготовки, – словом, превращается в профессию. Таким образом, получается, что профессия (причем любая профессия!) всегда моложе деятельности, с которой она связана.

Само понятие «профессия» возникло в Средние века. Тем не менее есть свидетельства существования «предформ» профессиональной этики еще в древние времена относительно профессий врачей и педагогов, так как именно эти профессии непосредственно связаны с общением и с высокой степенью ответственности перед людьми. Например, медики до сих пор обращаются к таким документам, как знаменитая «Клятва Гиппократа» и клятва-обещание врачей, проходивших обучение в «школе асклепиадов»: «Образ жизни больных я буду по мере моих сил и разумения устраивать к их пользе и буду предохранять их от всякого вреда и порока»6 . Педагоги и сегодня считают актуальными многие из тех требований, которые сформулировал, обобщая свой педагогический опыт, римский философ и оратор Квинтилиан.
Следовательно, профессиональной этикой являются нравственные ценности, характерные для профессиональной деятельности. Как пишет исследователь вопросов профессиональной этики журналиста Д.С.Авраамов, вполне вероятно, что термин «профессиональная этика» впервые был использован для обозначения профессиональных норм и лишь потом стал названием научной дисциплины. С ним согласен другой исследователь этических вопросов Г. В. Лазутина, по ее мнению, изучение нравственных аспектов профессиональной деятельности началось еще в XVI веке, а в трудах ученых этот термин встречается только в конце XIX века, например, у Э. Дюркгейма, в книге «О разделении общественного труда».
Исторически понятие «профессиональная этика» означало «кодексы профессиональной морали», и это значение среди практиков сохраняется и сегодня. Современная профессиональная этика сосредоточила свое внимание на описании и систематизации профессиональных стандартов, которые сложились в тех или иных трудовых группах. Этика стремится дать им серьезное теоретическое обоснование, а затем результаты своей работы предоставить профессионалам в качестве полезного материала, необходимого для их практической деятельности.
Соблюдение нравственных норм необходимо для журналистов. Недаром эта профессия считается одной из самых древних, призвана служить обществу и помогать людям. Таким образом, к профессиональной этике мы добавляем слово «журналист» и переходим к рассмотрению и анализу понятия «профессиональная этика журналиста».
В Словаре по этике говорится: «Профессиональная этика журналиста, писателя, художника, композитора, работника телевидения и радио требует правдивого изображения действительности, гражданской принципиальности, преданности своему призванию»7 .
Исследователь журналистики В.М. Теплюк дает следующее определение журналистской этики «это совокупность предписаний, выраженных в принципах и нормах и регламентирующих нравственный аспект деятельности журналиста в процессе выполнения своей социальной роли»8 .
В профессиональной этике журналиста выделяют два уровня: теоретический выражение сущности и специфики профессиональной морали и нормативный, который концентрирует в себе изучение и обоснование практических рекомендаций, конкретных нравственных правил, которые и нашли свое воплощение в журналистских этических кодексах.
«Кодекс это систематизированный единый законодательный акт, регулирующий какую-либо однородную область общественных отношений (гражданский кодекс, уголовный кодекс и т. п.)»10 .

(Слайд) Итак, для журналиста профессиональная этика включает в себя главные аспекты его деятельности это отношения, складывающиеся в ходе творческой работы между журналистом и читателем, журналистом и героем, журналистом и профессиональной средой. Это можно считать и плюсом и минусом профессии: с одной стороны, журналист всегда чувствует значимость и необходимость своей работы, с другой в связи с развитием СМИ у журналиста появляется все больше и больше соблазнов нарушить ценные профессиональные принципы (например, взять информацию в Интернете и выдать ее за свою). Однако несмотря на то, что случайные этические ошибки совершают все профессионалы, только те, что совершаются журналистами, становятся достоянием общественности.
Как утверждает Д. С. Авраамов, сначала профессиональная этика журналиста существовала на практическом уровне. «Нравственные проблемы профессиональной деятельности там, где они возникали, решались сначала практически, в процессе этой деятельности, и сами рассматривались как один из ее аспектов» . Значит, профессиональная этика журналиста складывалась по мере становления самой профессии и накопления морального опыта разрешения специфических профессиональных трудностей. Это становится очевидным, если рассматривать историю журналистики с момента возникновения самой журналистики профессиональная нравственность являлась ее неотъемлемой частью.
«То есть в процессе формирования специфических функций печати в системе социальных реалий, в процессе выделения журналистики в самостоятельную отрасль трудовой деятельности складывалось и нравственное сознание работника этой отрасли. Но, независимо от того, что появилось раньше журналистская профессия или журналистская этика, на сегодняшний день совершенно ясно, что эти два понятия тесно взаимосвязаны между собой. Для журналиста существование этических норм и нравственных законов считается таким же обязательным, как, например, и для врача. Тем не менее у каждой профессии свои особенности, которые напрямую выражаются в этических нормах. Журналистская этика, как никакая другая, имеет свои особенные нормы. Среди основных можно выделить: полный учет деталей и обстоятельств, при которых происходят события; свобода журналиста от односторонности, предубежденности; честность в изложении фактов, объективность в комментариях; соблюдение правил анонимности источников информации; участие в общественных и политических событиях только согласно установленным правилам редакции; беспристрастное соотношение всех «за» и «против», возникающих по мере знакомства с ситуацией; особая осторожность в использовании материалов и данных, связанных с личной жизнью человека. Все это вместе взятое позволяет заключить, что участие журналиста в подготовке и выпуске журналистского произведения образует относительно самостоятельную сторону его профессиональной деятельности. Она осуществляется с помощью особых технологических процедур, регулируемых определенными производственными правилами и профессионально-нравственными ориентирами поведения. А вот вторая сторона профессиональной деятельности журналиста действительно представлена личным, индивидуальным или коллективным творчеством, направленным на создание журналистского произведения как специфического типа текстов. В массовых информационных потоках данный тип текстов занимает особое место и выполняет особую роль, образуя «стремнину» потоков, их «стержневое течение» и во многом определяя состав остальных «частей». Почему так происходит? На этот вопрос помогает ответить характеристика основных черт журналистского произведения, заключающих в себе своеобразие его семантики, прагматики и синтактики. Эту характеристику можно свести к следующим моментам.
Семантическое своеобразие журналистского текста проявляется через его тему. При всем богатстве жизни, отражаемой в журналистских произведениях, с точки зрения тематического решения они объединены общим признаком. Он заключается в том, что тема любого текста содержит в себе реальную конкретную ситуацию действительности, отмеченную новизной и восходящую какой-то из своих сторон (а то и несколькими) к более широкой ситуации проблемного характера, переживаемой обществом. В этой особенности – секрет актуальности и общезначимости журналистского текста. Скажем, если в газете появится материал о том, что на юге Восточной Сибири испытано новое средство тушения лесных пожаров, он заинтересует всех, в чей край с наступлением летней жары пришла опасность гибели лесных массивов от огня. Если телевидение будет вести передачу о концерте группы «Rolling Stones» в Лужниках, то у экранов соберутся люди самых разных поколений, давно жаждущие соприкоснуться с «живой легендой» рока.
Прагматическое своеобразие журналистского текста связано с тем, что он предназначен для ориентации в реальной действительности, т.е. по определению является практически полезным. Ценность его может быть большей или меньшей – это зависит от идеи произведения, у которой тоже есть общий для журналистских произведений признак: она имеет характер подсказки отношения к тому, о чем идет речь, или поведения, если того может потребовать от адресата информации переживаемая им ситуация. Именно благодаря такому свойству идеи, к примеру, начатая «Новой газетой» акция «Забытый полк» практически превратилась во всенародную: в спасении солдат из чеченского плена, в содействии разыскивающим их матерям, в помощи обездоленным войной чеченским детям стали участвовать многие и многие россияне. Однако надо помнить: идея в журналистском тексте – именно подсказка, не более. Она может быть свернута до минимального обозначения отношения автора к предмету отражения или развернута до программы действий, но в любом случае она почти никогда не несет в себе повелительной интонации. В то же время идея журналистского текста не является, точнее – не должна являться, и скрытым, закамуфлированным навязыванием конкретной модели поведения – в отличие от идеи манипуляторских пропагандистских текстов.
Своеобразие синтактики журналистского произведения обусловлено его предназначенностью массовой аудитории. Его язык – это язык жизни: главным средством выражения информации здесь становятся факты, с помощью которых воспроизводится ситуация. Вскрыть их смысл адресату информации помогает известный ему материал культуры, элементы которого журналист использует в тексте в виде образов и нормативов, играющих роль «семантического ключа». Подготовка материала, у которого тема, идея и структура текста отвечали бы указанным признакам, тоже оказывается делом специфическим. Оно не тождественно ни литературно-художественному, ни научному, ни даже публицистическому творчеству.
Обратим внимание на то, что публицистика – разновидность творчества, не замкнутая в профессиональные рамки. Она дана человеку, чтобы он мог выразить свое мнение по близким ему проблемам действительности и подтвердить фактами из собственного жизненного, гражданского, профессионального опыта. Журналист тоже может выступить с публицистическим текстом; более того, любой журналистский материал способен вобрать в себя личное мнение автора по той или иной проблеме, основанное на его собственном опыте, и тогда у журналистского произведения возникает свойство, названное украинским исследователем В.И. Здоровегой публицистичностью. Однако в принципе журналистский текст не тождествен публицистическому.
Задавшись целью подготовить именно журналистский материал, человек должен решить два блока задач. Первый связан с освоением действительности и разворачивается в осознанную, целенаправленную познавательную деятельность. Она образует начальную стадию творческого акта, в ходе которой, оперативно выполняя соответствующие технологические операции (зачастую построенные на общении), удается получить необходимую информацию и выработать концепцию жизненной ситуации, ставшей для журналиста предметом специального изучения. Только так он может установить правду о происходящем. Второй блок задач связан с формированием и воплощением замысла конкретного материала на основе выработанной концепции, т.е. с предъявлением информации. В разных средствах массовой информации эта стадия творческого процесса протекает по-разному (но всегда в жестких временных рамках), а в итоге приводит к появлению журналистского текста для газеты, телевидения или радио.
Решение столь разных задач требует использования и разных методов. Их состав определяется характером задач, структурой творческого акта, особенностями источников информации, а также законами познания и восприятия текста. Потому-то их так много. В соответствии со стадиями творческого акта они образуют две развернутые группы: методы познавательной деятельности и методы предъявления информации. Первая группа складывается из методов получения сведений и методов постижения сути. Вторая объединяет в себе методы предъявления фактов и методы предъявления материала культуры. Каждый из методов представляет собой совокупность научно обоснованных действий, направленных на решение определенной задачи, что принципиально отличает эти методы от аналогичных действий в обыденной жизни. Скажем, беседа как метод получения сведений в журналистике – совсем не то же самое, что беседа с другом за чашечкой кофе или бокалом вина, хотя и в том, и в другом случае могут использоваться одинаковые атрибуты (вспомним, например, «ресторанные беседы» Урмаса Отта на телеэкране). Стремясь улучшить качество информации – и той, которая «добывается», и той, которую предстоит передать аудитории, – журналист руководствуется принципом дополнительности, обязывающим его комбинировать методы.
Кроме того, при создании собственных произведений современному журналисту необходим богатый «парк» техники, которой он должен свободно владеть. Причем технические средства здесь выступают не просто как фактор, благоприятствующий течению деятельности, – они непосредственно участвуют в творческом процессе в качестве его технического элемента. Телефон, фотоаппарат, микрофон, видеокамера, компьютер, компьютерные сети... Без них сегодня работник прессы не может обойтись; они естественным образом «задействованы» в создании материалов.
Но сама по себе технология и в этом случае есть только возможность создать качественный материал, способный выполнить свое предназначение. Будет или не будет реализована такая возможность, зависит от того, каким образом журналист использует технологию, т.е. от его личностных проявлений в процессе работы. Потому и возникает нужда в профессионально-нравственных ориентирах.



Исследователи американской медиаэтики считают: этика это не то, что ты делаешь, «это то, что у тебя есть»13 . Быть этичным для журналиста гораздо важнее, чем для многих других специальностей. «Лучшая журналистика это та, которая придерживается этических норм»14 . К тому же, это помогает сделать журналистам хорошую карьеру.
Как пишет известный исследователь Д. Мэррилл, «журналисты должны хотеть быть этичными. Возможно, они не всегда знают, как лучше поступить, но они должны знать, что их цель этичные действия. Этого от них ждут читатели и за это их уважают»15 .
Нормы профессиональной морали журналиста создавались и создаются под сильным воздействием издателей, журналистских корпораций, редакций, в их разработке участвуют исследователи СМИ и ученые.
О журналистской недобросовестности и безответственности пишет английская газета «Ивнинг пост» от 6 сент. 1709 года: «Три или четыре фунта стерлингов ежедневно получают эти джентльмены, которые, не побывав на месте, преподносят факты, в основном далекие от какого-либо правдоподобия, главным образом, в виде «мы слышали» и т. п., или «знаменитый еврейский купец получил письмо», что является ничем иным, как откровенным вымыслом»16 .
Русский ученый М.В.Ломоносов всерьез заинтересовался вопросами журналисткой морали в своей статье «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенных для поддержания свободы философии». Непосредственным поводом, побудившим великого ученого выступить на эту тему, стала опубликованная лейпцигским научным журналом неправильная информация о работе Ломоносова. Международная общественность получила ответный текст в виде диссертации и письма к Л.Эйлеру, в которых М.В.Ломоносов изложил свои взгляды на деятельность журналистов и на их личные и профессиональные качества. Он четко изложил обязанности журналистов: «трезво оценивать свои силы и высказывать точные суждения, освободиться от предубежденности, не спешить с осуждением гипотез»17 . Качества, которые должны быть присущи каждому журналисту: «ученый, проницательный, справедливый и скромный»18 .
Исследователи нередко говорят об этом произведении как о начале научной разработки профессионально-этических проблем журналистики в нашей стране. Оно содержит положения, актуальные для профессиональной этики журналиста и сегодня, в частности, предостерегает от злоупотребления свободой суждений.
Подобные высказывания и теоретические работы относятся еще к так называемому «докодификационному» этапу развития этики журналиста. Однако уже на этом этапе происходит формирование этических норм журналистики по всему миру там, где она оформляется как профессиональная деятельность.
Основатель первой политической газеты Франции «Газетт» Теофраст Ренодо в обращении к читателям сознавал трудности, с которыми ему придется столкнуться при издании газеты, но обещал быть правдивым и точным в своих сообщениях. А в эпоху Второй империи, когда свобода слова во Франции была упразднена, фельетонист Риго высмеивали журналистов и их статьи: «В наши дни газеты представляют собой только бюллетени и афиши. () Они скопляют вокруг себя толпу тунеядцев, зевак, безучастно наблюдающих, как они пробираются среди рифов, наподобие спутника на морском берегу»19 .
Развитие профессиональной этики связано не только с развитием средств массовой информации, усилением их влияния на общество, политикой издателей и редакций и исследованиями ученых. Журналисты также заинтересованы в этом. Внимание их к своей профессиональной морали пусть даже в рамках общих вопросах порядочности, ответственности во многом продолжили и предопределили развитие профессиональной этики. Попытки создания и развития профессиональных журналистских организаций в связи с совершенствованием статуса журналиста, его прав и обязанностей начаты давно.
В начале 20-х годов по инициативе издательских и журналистских организаций начали проводиться международные встречи журналистов. На одной из них, проходившей в 1921 году в Гонолулу, американец Джеймс Броун предложил принять составленные им международные правила поведения журналиста, которые он назвал «Кодекс этики и норм журналистской практики». Этот вариант не был поддержан участниками встречи, но под влиянием высказанных на той конференции идей в некоторых странах появились собственные своды журналистских норм.
Настоящий расцвет деятельности международных сообществ приходится уже на середину 20-х и 30-х гг., когда Бюро Международного труда и Лига Наций создали первую международную организацию журналистов-практиков. Как раз в это время в Европе и Америке складываются мощные газетные монополии и начинается широкое использование прессы для манипуляции массовым сознанием. Попытки демократической общественности, в том числе и журналистов, противостоять этому процессу и хоть каким-то способом оградить от него читателей выразилась, в частности, в разработке кодексов профессиональной этики. Такие кодексы были приняты журналистскими корпорациями многих стран.
Однако все начинания были прерваны началом Второй мировой войны. Однако уже в военное время были приняты дальнейшие шаги по подготовке и разработке журналистских кодексов. Сразу после войны западные и восточные журналисты стали более интенсивно, нежели раньше, искать более точного определения своих прав и обязанностей в изменившихся условиях. Это привело к основанию в 1946 году Международной организации журналистов (МОЖ). МОЖ гарантировала высокий журналистский статус на Конференции ООН по вопросам свободы информации, проведенной в Женеве весной 1948 года.
Наступление «холодной войны» заморозило многообещающие постановления и резолюции. Международное движение журналистов вынуждено было прервать свою работу. В числе одной из немногих значительных инициатив, принятых ЮНЕСКО в области прав и обязанностей журналистов в этот период, была безуспешная попытка создания в 1948-1949 гг. Международного института прессы и информации.
В середине 70-х годов начался новый этап международного сотрудничества в области вопросов профессиональной этики журналиста. Основные вехи этого этапа составляют Мюнхенская Декларация 1971 года, Консультация ЮНЕСКО 1973 года на тему «Этические принципы журналистов и средств массовой информации», Венское заявление от 1 ноября 1987 года и ряд других этических кодексов профессиональных организаций.
Решающий шаг в новой разработке профессиональных этических ценностей был сделан в апреле 1980 года на второй Консультативной встрече свободной коалиции неправительственных организаций в Мехико. Главным его итогом стала «Декларация Мехико». Декларация была поддержана разными идеологическими и философскими организациями это говорит о том, что журналистской этике уделяется все больше внимания.
Особое значение в этом плане имела Международная комиссия 1980 года по изучению проблем массовой коммуникации так называется Комиссия МакБрайда. Она явилась своего рода катализатором, ускорившим процесс пересмотра и дополнения этических вопросов журналисткой деятельности со стороны ЮНЕСКО и профессиональных организаций журналистов. По их инициативе в Праге в апреле 1980 года была организована Консультативная встреча журналистов, на которой главным предметом обсуждения стала профессиональная этика и солидарность в средствах массовой информации. В дальнейшем подобные встречи получили название Консультативного клуба. Он впервые за всю историю журналистики разработал универсальную декларацию профессиональной этики, и на ее базе вновь сформулированы основные права и обязанности журналиста.
К началу 80-х годов профессиональные журналистские организации были уже на всех континентах. В Латинской Америке действовала ФЕЛАТРАП (Латиноамериканская федерация работников печати), в Африке Союз африканских журналистов, на юго-востоке Азии Союз арабских журналистов; общемировое значение имели авторитетные конфедерация журналистов АСЕАН, Международная федерация журналистов и Международная организация журналистов. Они приняли в Париже в ноябре 1983 года документ, известный как «международные принципы профессиональной журналисткой этики». Именно на этой встрече участники пришли к выводу, что согласованные ими принципы профессиональной этики должны стать международной основой и источником вдохновения при создании национальных и региональных кодексов.
Действительно, основные нормы журналисткой этики содержатся в кодексах или правилах поведения журналиста, которые принимают журналистские организации, профессиональные сообщества и сами средства массовой информации.
Этические нормы профессиональных организаций дают только общие принципы и предписания, в них не указано, как вести себя в конкретных обстоятельствах. Поэтому зачастую журналист просто не может найти в них решений для своих проблем. Практически единственное, что может ему помочь это знание того, что мы назовем этической политикой редакции. Это понятие (именно в таком виде) очень редко встречается в исследовательской литературе, хотя о том, к чему оно непосредственно относится, написано много научных статей и работ. За основу мы возьмем два понятия политика и этика и, таким образом, дадим точное определение тому, что собираемся анализировать впоследствии.
«Политика» происходит от греч. «politika» государственные и общественные дела сфера деятельности, связанная с распределением и осуществлением власти внутри государства и между государствами. Аристотелем политика мыслится как наука, которая должна исследовать вид государственного устройства, также политика это разумное государственное управление во имя всеобщего блага, направленное на обуздание политическими средствами неподвластных индивидам страстей20 .
Следовательно, этическая политика есть разумное управление вопросами нравственности и морали, которое принято в отдельном государстве или сообществе. В случае со средствами массовой информации этическая политика непосредственно касается вопросов соблюдения профессиональной этики журналиста в каком-либо издании.
Профессиональная этика журналиста складывается в основном из нравственных понятий и норм, которые приняты в журналисткой профессиональной среде, обсуждены на международных встречах, конференциях и т.д. Естественно, что без соответствующей теоретической базы написанных кодексов, выработанных норм и т.д. не может строиться этическая политика. Также, на наш взгляд, большую роль в ее формировании играет практический опыт самого издания или редакции. Следовательно, этическая политика включает в себя правила и нормы, установленные самой редакцией, а также знания в области профессионального поведения, полученные в результате каждодневной работы журналиста, руководства редакции и омбудсмена.
Этическая политика может также называться направлением, согласно которому построена работа редакции. От выбранной этической политики зависит то, как работники данного издания будут решать свои профессиональные задачи или конфликты, связанные с этическими вопросами.
Таким образом, этическую политику составляют следующие механизмы регулирования СМИ: законы и правила, установленные непосредственно работниками данного средства массовой информации; практический опыт журналистов редакции, омбудсмена и редакторов по решению этических конфликтов; случаи исключения из профессиональных норм, которые являются, в конечном итоге, бесценным материалом для формирования этической политики издания.
Следовательно, этическая политика издания сложное понятие, которое состоит и из теоретических и из практических основ деятельности журналиста. Заметное влияние на формирование этической политики оказывают судебные дела, а также ошибки в работе редакции и журналистов и казусы в журналистской деятельности.

Основные этапы становления науки о профессиональной этике в России.

Журналистская этика – молодая наука. Накопление этических знаний о профессии шло многие века, однако становление данной науки в России началось только во второй половине XX века. Как учебная дисциплина «Профессиональная этика журналиста» появилась в 90-е годы XX века. Предметом изучения журналистской этики является профессиональная мораль. Знания о ней журналиста накапливались веками, но практическое использование получили, только когда профессия стала массовой. Именно тогда следование профессиональной морали стало помогать поиску компромиссов, согласованию взаимных интересов журналиста и людей, с которыми он сталкивается в процессе работы. Опыт согласования этих интересов начал фиксироваться в профессионально-нравственных нормах поведения специалиста. По наблюдению Д. С. Авраамова «формирование профессионально-нравственной нормы начинается с частной производственной ситуации и идет от конкретного к абстрактному. Постепенно технологические операции приобретают все больший общий смысл, выходящий за пределы этой отдельной ситуации, а вместе с ним – и нравственное содержание, потому что действие журналиста одновременно выражает его отношение к обществу и к людям, с которыми он вступает в контакт в своей трудовой сфере» (1, 48). Но и задолго до превращения журналистики в массовую профессию в ее среде возникали нравственные конфликты и, соответственно, накапливался опыт их разрешения. Как мы уже говорили, одним из прямых подтверждений этому является письмо М. В. Ломоносова к Л. Эйлеру и его диссертация «Рассуждения об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенных для поддержания свободы философии», относящиеся к 1754 году. Однако, вплоть до второй половины XX века, в России так и не появилось именно научного обоснования профессиональных этических принципов журналистики. Журналистской этике повезло значительно меньше, чем медицинской этике или этике педагогической или судебной, где продолжались и развивались солидные традиции, заложенные еще в XIX веке, а в журналистской этике эта традиция резко оборвалась в 1918 году. Связанно это во многом и с тем, что после 1917 года пресса превратилась в «подручного партии» – стала составной частью административно-командной системы, и это на десятилетия фактически вывело журналистский корпус России за рамки мировой профессиональной общности журналистов. Профессиональная этика как учебная дисциплина в учебных планах отсутствовала, так как все профессиональные принципы диктовались партийной моралью. В условиях полного поглощения прессы тоталитарной системой профессиональной этике было трудно вычленить в реальной деятельности прессы свой специфический предмет, отделить собственно моральные регуляторы от институциональных. Тем не менее журналистика как наука в послевоенные годы начала развиваться достаточно быстрыми темпами: создаются факультеты и кафедры журналистики в различных университетах, увеличивается число научных разработок и исследований, журналистика функционирует как полноценная самостоятельная наука. Также значительным событием в жизни советской журналистики конца 50-х годов стал 1 Всесоюзный съезд советских журналистов, который состоялся в Москве в ноябре 1959 года. Главным итогом работы съезда стало создание Союза журналистов СССР. В 1967 году возобновляется издание «Журналиста» - профессионального журнала для журналистов. Таким образом, начинает складываться достаточно большая база для осмысления требований и закономерностей профессии. И уже в 70-х годах появлятся первые научные работы, посвященные вопросам профессиональной этики журналиста. Таким образом, мы выделяем первый «советский» этап становления журналистской этики как науки (1970-е – 1991 гг.). За этот период в российской этической науке было предпринято несколько «погружений» в глубинные слои журналистской профессии. Р.Г. Бухарцев едва ли не первым в этот период обратился к выявлению природы профессиональной этики в своей кандидатской диссертации «Вопросы профессиональной этики журналиста» (1971 г.) и книге «Творческий потенциал журналиста» (1985 г.), где говорит о неразрывной связи между уровнем профессионально-этического развития журналиста и его творческим потенциалом, указывает на теснейшую связь с проблемами этического плана и рассматривает этико-профессиональные основы труда журналиста. В.А. Казакова в кандидатской диссертации «Социальные проблемы профессиональной этики журналиста» (М., 1975.) обозначила основные виды нравственных отношений, в которые вступают журналисты в процессе работы. В.М. Теплюк в кандидатской диссертации «Журналист и источники информации: этические проблемы творческой деятельности журналиста» (М., 1977) и книгах «Этика журналистского творчества» (М., 1980) и «Социальная ответственность журналиста» (М, 1984) обстоятельно рассмотрел проблему социальной ответственности журналиста и систематизировал принятые в журналистике этические нормы сбора и использования информации. Исследователь также предложил свое определение понятия журналистской этики: «Совокупность предписаний, выраженных в принципах и нормах, регламентирующих нравственные аспекты деятельности журналиста в процессе выполнения им своей социальной роли, принято называть профессиональной этикой журналиста». В каждом конкретном случае В.М. Теплюк предлагает некоторые частные модели поведения журналиста. Категория «ответственности» занимает у автора одну из центральных позиций и очень тесно связана с нравственными и этическими законами и нормами, а также имеет совершенно определенную правовую поддержку. Немаловажное значение в работах В. М. Теплюка приобретает технология создания журналистского произведения. Это и условия общения журналиста с героями материалов, это и технологические приемы ведения беседы, обусловленные этическими требованиями к данному процессу, это и документальная система в творческой деятельности журналиста – ее принципиальные и функциональные особенности, это и техническая основа творческой деятельности журналиста, теснейшим образом связанная с этико-нравственными канонами поведения в профессии журналиста. Д.С. Аврамов в этот период начинает заниматься теоретическим обоснованием профессиональной этики журналистов. В работах «С нравственных позиций» (1981 г.) и «Профессиональная этика журналиста. Парадоксы развития, поиски перспективы» (1991 г.) он всесторонне охарактеризовал профессиональную мораль журналиста как социальный феномен, определил ее место в общественном сознании и особый характер норм, обозначил связь индивидуального сознания как носителя профессиональной морали с позицией журналиста, которая реализуется в профессионально-нравственных отношениях. Более подробно к исследованиям этого ученого мы обратимся, когда будем рассматривать следующий этап. Работы вышеназванных исследователей внесли важный вклад в становление журналистской этики как науки. Но есть у них и один существенный недостаток. Большинство данных трудов построено на изучении практики советской журналистики и отражает особенности подхода, принятого в отечественной этике в тот период. Практически все они несут на себе отпечаток представления о журналистике как части партийного дела, где главным были не профессиональные, а партийные принципы. Таким образом, на первом этапе становления журналистской этики как науки накоплены ценные этические знания в отношении профессионального творчества и правил создания журналистского произведения. Теоретические идеи и практические рекомендации названных выше авторов продолжают использоваться, доказывая продуктивность и важность данного этапа для развития профессиональной журналистской этики у нас в стране. Однако административно-командная система советского государства не позволяла данной науке развиваться должным образом. Полноценно журналистская этика в России начала развиваться только в постперестроечный период, после распада СССР и принятия 27 декабря 1991 года закона РФ «О средствах массовой информации» и провозглашения свободы слова. В следствие этого мы выделяем второй, «современный», этап становления журналистской этики как науки (1992 г. - по начало XXI века). В это время журналистская этика начинает формироваться как самостоятельная ветвь науки. Чуть позднее профессиональная этика как учебная дисциплина появляется в Государственных стандартах по направлению и специальности «журналистика» На этом этапе наблюдается достаточно большое отставание российской журналистики в вопросах профессиональной этики от западной, где уже «отстоялся» пласт профессионально-нравственных представлений, определились алгоритмы действия профессиональной морали и формы влияния профессиональной общности на своих членов, обозначился своеобразный профессионально-нравственный облик журналиста. У российских же журналистов этого еще не было к началу рыночных отношений и, к сожалению, нет до сих пор. Провозглашение свободы слова и логически вытекающей из нее свободы творческого самовыражения в 90-х гг. ХХ века явилось серьезным испытанием профессионально-нравственной зрелости отечественного журналистского корпуса, который наконец-то получил возможность перейти от внешней регуляции своей деятельности, в основном, к внутренней ее саморегуляции. К сожалению, свобода публицистического творчества в России в постперестроечный период все чаще стала оборачиваться журналистским произволом, причем на всех стадиях творческого процесса - при выборе темы, сборе и обработке материала и литературном его оформлении. Сейчас практически по всем узловым моментам профессиональной этики (отношения журналиста - с массовой аудиторией, источником информации, персонажем произведения, нештатным автором) и служебной (отношения журналиста - с редакционным коллективом, редактором, коллегами по профессии) наблюдаются серьезные отклонения от нормативных оснований. По мнению большинства исследователей, в России процесс кодификации положений профессиональной морали идет пока слабо. В странах с развитыми демократическими традициями практически каждая крупная телекомпания, каждый крупный журналистский концерн строит профессиональную жизнь, ориентируясь на специально разработанные кодексы, к тому же периодически совершенствуемые. Основные постулаты этих кодексов сходны, соотнесены с международными документами данного типа, но высокая степень конкретизации, приближенности к условиям определенных каналов или изданий придает им особый смысл. В наших редакционных коллективах подобная практика только начинает прививаться. В историю отечественных СМИ войдут и «Кодекс профессиональной этики журналиста» (1991 г.), и «Декларация» Московской хартии журналистов (1994 г.), и «Кодекс профессиональной этики российского журналиста» (1994 г.), и «Хартия телерадиовещателей» (1999 г.), и многие другие подобные документы. Однако ни один из них пока не работает. «Кодекс профессиональной этики российского журналиста», предложенный Союзом журналистов России в 1994 году, вызвал бурную реакцию в журналистской среде. Этот кодекс был хорош, как пожелание, но у него не было научной базы, поэтому он и не прижился в журналистской среде. Данный факт еще раз подтверждает необходимость научного исследования профессиональной этики журналиста. В 1990-е гг. можно выделить несколько основных работ о профессиональной этике журналиста, в которых тема разрабатывается на современном российском материале и достаточно полно. Это «Профессиональная этика журналиста» Д. С. Аврамова (1999 г.); «Профессиональная этика журналиста» Г.В. Лазутиной (1999 г) и «Репортер: профессионализм и этика» М. И. Шостак (1999 г.). Рассмотрим основные положения этих работ, потому что вклад названных ученых в развитие такой науки как журналистская этика действительно велик. Д. С. Авраамов в своей работе определяет предмет профессиональной этики журналиста, рассматривает возникновение профессиональной морали журналиста, ее сущность и основные функции. Дает определение журналистской этики: «Этика журналиста – это наука о профессиональных особенностях морали журналиста, о нравственных аспектах его труда» (1, 7). Он глубоко анализирует нравственно-сознательный уровень творческой деятельности журналиста, что включает в себя рассмотрение профессиональной морали как индивидуального сознания журналиста, выделение проблем социальной обусловленности позиции журналиста, проблем стимулирования творческого акта в журналистской деятельности и участие в этом процессе такого структурного показателя как самосознание журналиста, а также исследует профессионально-нравственные отношения по направлениям: журналист – читатель; журналист – источники информации; журналист – герои материалов; журналист – коллеги. Г.В. Лазутина в своей работе поднимает глубокий пласт теоретических материалов, рассматривает этику как раздел философии, определяет значение профессиональной морали, рассматривает как она действует в журналистике. Г.В. Лазутина анализирует категории профессионально-нравственного сознания журналиста, которые составляют первую группу профессионально-этических представлений журналиста. Ключевой из этих категорий, по мнению исследователя, является «профессиональный долг» – «выработанное содружеством журналистов представление об обязательствах перед обществом, которые содружество добровольно берет на себя, сообразуясь с местом и ролью своей профессии в общественной жизни» (6, 177). Также в эту группу входят категории «профессиональная ответственность» «профессиональная совесть», «профессиональное достоинство» и «профессиональная честь». Вторую группу профессионально-этических представлений журналиста составляют «профессионально-нравственные принципы». Они содержат в себе основные правила использования в моральном поведении журналиста законов взаимодействия профессиональной журналистской общности и каждого ее члена с обществом в целом. Третью группу профессионально-этических представлений журналиста составляют нормы. Профессионально-нравственные нормы, направляющие поведение журналиста, образуют шесть групп – соответственно тем професионально-нравственным отношениям, которые неизбежно складываются у журналиста в его профессиональной жизни: «журналист - аудитория», «журналист - источники информации», «журналист - герои публикаций», «журналист - авторы», «журналист - коллеги», «журналист – власть». В каждой из этих групп есть нормы, которые стали для журналистов стандартами поведения, но также есть и нормы, которые практически не соблюдаются. . М.И. Шостак в своей работе «Репортер: профессионализм и этика» рассматривает сугубо отраслевые принципы этики в творчестве журналиста. Также исследователь обозначает специфические проблемы репортерства (12, 3): - уровень достоверности при изложении фактов; - “искусство умолчания” (отсечение “ненужных” деталей); - косвенное комментирование, дающее простор оценкам субъективным и предвзятым; - опасности профессионального “дирижирования беседой”; - работа под “маской” и работа “скрытой камерой”. Автор называет репортерство особым родом журналистской деятельности, для которого характерны две основных черты: определение таланта репортера как “чутья на новость” и представление события (либо состоявшегося разговора, либо какого-то иного действия, вызванного инициативой журналиста) как факта, который не нуждается в дополнительных разъяснениях (12, 10). Следует отметить и вышедшую в эти годы книгу С. А. Муратова «Нравственные принципы тележурналистики (опыт этического кодекса)» (1994 г), где прописаны основные этические принципы, которыми должны руководствоваться тележурналисты в своей практической деятельности. Полноценное развитие профессиональной этики как науки было бы невозможным без изучения зарубежного опыта. Так в 1998 году Национальным институтом прессы издается книга американского исследователя Э. Б. Ламбета «Приверженность журналистскому долгу. Об этическом подходе в журналистской профессии». В ней автор говорит о применении основополагающих философских принципов на практике, предлагает методику выбора этической альтернативы в конкретной ситуации, дает советы по разрешению этических конфликтов, актуальные и для российских журналистов. В 1999 году выходит книга А.А. Короченского «Этическое регулирование журналистской деятельности (зарубежный опыт)» (Ростов-на-Дону), где впервые представлено комплексное описание и сравнительный анализ этико-профессиональных норм, выработанных зарубежными журналистскими сообществами в целях регулирования деятельности журналистов и средств массовой информации, а также содержатся тексты кодексов журналистской этики, в большинстве своём впервые переведенных на русский язык. Проблемы, тематически смежные с этической стороной творчества журналиста, рассмотрены в научных работах И.И. Засурского, Т.Л. Кичигиной, А.А. Малиновского, Г.С. Мельник, С.Ю. Тимофеевой. Важные подходы к проблеме нравственности журнализма содержат научные труды в области журналистики таких известных авторов, как С.М. Виноградова, В.М. Горохов, И.М. Дзялошинский, Г.В. Жирков, Я.Н. Засурский, В.И. Коньков, Б.Я. Мисонжников, Е.П. Прохоров, В.А. Сидоров, А.А. Тертычный, М.С. Черепахов. Новый виток в исследования журналистской этики происходит в начале XXI века. В 2000 году выходит книга С.А. Муратова «ТВ - эволюция нетерпимости: (История и конфликты этич. представлений)». В ней автор анализирует приобретения и потери российского телевидения, пишет о коммерциализации вещания, ведущей к утрате отечественных культурных ценностей, ангажированности каналов и саморазрушении профессиональных принципов, об этической культуре, способной обеспечить достоинство и репутацию тележурналиста. Так 2003 – 2004 гг. выходят новые научные работы, посвященные проблемам профессиональной этики журналиста. Это «Этика журналистского творчества» А. А. Юркова. (2003), где предлагается поэлементное изучение этических свойств и условий творческого процесса в журналистике. В 2004 г. в Саранске выходит учебник «Этика журналиста» П. Н. Киричек и О. В. Федотовой. В нем авторы подробно рассматривают нравственные принципы журналистской деятельности и современные теории прессы; этико-правовые механизмы регуляции и саморегуляции в журналистике; сущность, структуру и функции журналистской этики; социальную позицию журналиста и плюрализм общественной жизни; журналистскую этику в пореформенную эпоху; журналистскую этику и информационную культуру, анализируют местные и федеральные издания, выявляя этические нарушения. Накопление знание об этике профессии журналиста посодействовало большей специализации внутри данной области знания. Так Е.В. Письменная рассматривает более узкий аспект журналистской этики и пишет работу «Профессиональная этика в деловой прессе (2004), где анализируется роль и место деловой прессы современной России в структуре СМИ, а также рассматриваются вопросы профессионального сознания и формирования нравственного опыта работников деловой прессы и определяются механизмы профессионально-нравственной регуляции журналистского поведения. Первым практикумом по профессиональной этике стала работа «Делай, что должно» (Тольятти, 2004). Практические рекомендации даны здесь в виде анализа различных частных ситуаций, где нарушаются те или иные нормы профессиональной этики журналиста. Кроме того, начиная с 1995 года, в России проводятся международные научно-практические конференции, посвященные проблемам профессиональной этики журналиста. Например, в апреле 1995 года, в Москве, по инициативе Российско-американского информационного пресс-центра1 и фонда «Фридом форум» (США), проводилась конференция по журналистской этике. Здесь российские журналисты и их зарубежные коллеги обсуждали проблемы и перспективы развития журналистской этики в России. Были рассмотрены следующие вопросы: «В чем польза этической журналистики для профессионального сообщества и общества в целом? В какой форме должны быть представлены профессиональные стандарты? Кто будет и каким образом следить за выполнением норм? Каков прогноз на будущее в области журналистской этики в России?»(11, 13). В 1998 г., с 18 – 19 апреля, в Санкт-Петербурге была проведена международная конференция «Проблемы журналистской этики в теории и практике СМИ посткоммунистической России», где обсуждались вопросы реализации норм журналистской этики в Дании, США, Швеции, а также следующие темы: "Журналистская этика и доверие читателей" (Олсон Энн, США). "Корпоративная этика в системе социальных регуляторов" (Шароградская А. А., Санкт-Петербургский филиал Национального института прессы) "Проблемы журналистской этики в практике освещения этнических проблем" Еремин И. Ю. (Судебная палата по информационным спорам, Москва) и другие. В качестве заключительного документа конференции была разработана «Декларация доверия журналисту», а также «Проект минимальных этических норм и требований для профессионального журналиста». Кроме того, на ежегодных всероссийских научно-практических конференциях по журналистике, проводящихся в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже и других городах, обязательно затрагиваются и обсуждаются вопросы профессиональной этики. Стоит обратить внимание на исследование, проведенное Центром прикладной этики Тюменского научного центра Сибирского отделения РАН совместно с Фондом защиты гласности и Комитетом Российской Федерации по печати. Материалы исследования представлены в книге «Становление духа корпорации: правила честной игры в сообществе журналистов». Предметом этого исследования стало состояние журналистского этоса в переходный период развития России. Также в Тюмени выходят продолжающе¬еся издание «Тетради гуманитарной экспертизы», некоторые номера которых посвящены проблемам журналистской этики. Ценные работы, посвященные проблеме саморегулирования российского журналистского сообщества, содержатся в сборнике статей «Саморегулирование журналистского сообщества. Опыт, проблемы. Перспективы становления в России». Здесь представлены следующие материалы: «Большое жюри СЖР: точность – наша вежливость» М. А. Федотова; «Этическая экспертиза. Идеи саморегулирования “медиацеха”» В. И. Бакштановского; «Регулятивная роль медиакритики» А. П. Короченского; «Плавать необходимо, но плыть – трудно» (об особенностях процесса становления саморегулирования в России) Ю. В. Казакова. Следует также отметить и исследования В.И. Бакштановского и Ю.В. Согомонова, где актуализированы понятия «этос» и «медиаэтос». Книга «Моральный выбор журналиста» (Тюмень, 2002) основана на материалах медиа–семинаров по проблеме журналисткой этики, в которых принимали участие руководители и сотрудники ведущих СМИ Тюменской области. Благодаря чему работа данных исследователей носит практический характер и может оказать реальную помощь при разрешении сложных этических ситуаций. Так, Н. Э. Шишкин считает, что «выдержки из дискуссий с участием “своих” журналистов способны значительно “оживить” разговор о профессиональной этике, “опустить” его с теоретических небес на грешную землю» (13, 4). А. И. Анненков особо отмечает, что В.И. Бакштановским и Ю.В. Согомоновым в их исследованиях «предложена современная трактовка понятия «реально должное» с точки зрения проблем профессиональной журналисткой этики. Авторы трактуют реально должное как промежуточное состояние между должным и сущим, как «медиаэтос» – «некий свод неписаных правил, которые большинство журналистов добровольно для себя принимают и которым действительно стараются следовать в своей повседневной профессиональной практике» (2, 5). Тем не менее большинство трудов по профессиональной этике направлено на создание конкретного журналистского продукта. Однако, чтобы наиболее полно изучить проблемы профессиональной этики журналистов, необходимо рассматривать не только отдельный журналистский материал, но и весь «продукт», в котором он находится. Соответственно, злободневным становится и разговор о том, что может сейчас сделать для журналистской практики профессиональная этика как наука. Запрос на ее рекомендации в журналистских коллективах созрел. Сейчас действует Большое Жюри при Союзе журналистов, где разрешаются различные этические конфликты. В 2000-х годах в регионах создаются различные советы по этике, например «Совет по этике Краснодарского краевого отделения Союза журналистов РФ», «Совет по информационным спорам в Нижегородской области», «Совет по информационным спорам в Ростовской области», где также разбираются различные этические конфликты. Однако, как показывает практика, названные организации пользуются небольшим авторитетом у журналистского сообщества и пока малодейственны. Тем большую роль может сыграть наука о профессиональной этике журналиста в решении проблем практики. В чем конкретно состоят в данный момент задачи профессиональной этики как науки? 1) систематизировать и предложить вниманию журналистов весь круг выработанных мировым журналистским сообществом представлений, в которых отражаются разные стороны профессионально-нравственных отношений журналистской среды; 2) выявить и сгруппировать те стандарты поведения, которые осознаются в мировом журналистском сообществе как нормы профессиональной морали; 3) определить источники и найти пути выхода из наиболее острых конфликтных ситуаций, возникающих в профессионально-нравственных отношениях журналистской общности; 4) предложить реально действующие механизмы саморегулирования внутри журналистского корпуса. Конечно, в целом круг задач профессиональной этики намного шире. Однако перечисленные задачи ждут решения в первую очередь, поскольку они ориентированы непосредственно на практическую помощь журналистскому корпусу, и, прежде всего, на то, чтобы обеспечить его средствами, способными стимулировать ответственность журналистов. Таким образом, мы определили два основных этапа в становлении российской журналистской этики как науки: «советский» и «современный». На первом, начинается накопление научного знания о профессиональной этике журналиста, формируются ее основные понятия и категории, определяются ее задачи и предмет. На втором этапе журналистская этика начинает функционировать как самостоятельная наука, все больше увеличивается количество исследований по данному вопросу. Авторы раскрывают этические стороны творческого процесса журналистов, исследуют особенности профессиональной морали, анализируют процесс саморегулирования в современной журналистике, изучают профессиональное самосознание работников СМИ, а также профессионально-нравственные отношения, в которые включены журналисты. Однако, состояние профессиональной этики в современной российской журналистике, говорит о том, что многие вопросы и проблемы журналистской этики еще до конца изучены или вообще не рассматриваются. Остается еще достаточно большое поле для деятельности новых исследователей.
Лекция №3
Предмет, сущность, структура журналистской этики.
Если взять сущность журналистской этики в системном виде , то ее можно представить как область пересечения нескольких моральных пластов, функционально взаимодействующих друг с другом в процессе создания (журналистом), распространения (информационным каналом) и усвоения (массовым потребителем) публицистического произведения.
Во-первых, в названную выше «область пересечения» проникает мораль, имманентная (внутренне присущая) самому факту, событию, явлению окружающей действительности (или персонажу) , которые попадают в поле зрения журналиста в качестве темы (идеи, проблемы) будущей публикации. Они могут быть:
позитивно-нравственного свойства (например, геройский поступок, помощь пострадавшему, проводы в армию, улучшение жилья, повышение уровня жизни, передовик производства, честный предприниматель и др.);
негативно-нравственного свойства (например, трусливый поступок, уклонение от помощи пострадавшему, дезертирство из армии, бесперспективность жилищного вопроса, снижение уровня жизни, тунеядец, мошенник, путана и др.).
Вполне естественно, с точки зрения содействия нравственному прогрессу позитивные факты, события, явления действительности нуждаются со стороны прессы в моральном одобрении и духовно-практическом распространении, а негативные, наоборот, в моральном осуждении и духовно-практическом пресечении.
Во-вторых, в «область пересечения» привходит мораль, характерная для самого журналиста как человека , придерживающегося определенных нравственных ценностей: в силу своих убеждений и представлений он оказывается способным уже на стадии выбора темы (проблемы) либо заметить и отразить, либо проигнорировать и умолчать факты, события, явления действительности как позитивного, так и негативного свойства (например, не обратить внимания на благополучное устройство в селе семьи беженцев из Ближнего зарубежья, зато неимоверно «раздуть» слух о чудесном воскрешении в том же селе погребенной заживо старушки, заснувшей летаргическим сном).
В-третьих, в «область пересечения» проникает мораль, налагаемая на журналиста его профессиональными обязанностями , которые отражают идеологические и вербально-визуальные особенности периодического издания, телерадиокомпании, информационного или рекламного агентства, где он работает. Сотрудники традиционных средств массовой информации, как правило, выбирают для такие темы, проблемы, сюжеты, которые обычно не выходят за рамки нравственно здоровых представлений и рефлексий. И, наоборот, их коллеги из рыночно-модернистской прессы тяготеют к сенсационно-шокирующим темам, проблемам, сюжетам, которые обычно подвергают сомнению в сознании читателей, зрителей, слушателей правильность и необходимость для гармонии человеческого общежития простых нравственных истин - правды, справедливости, честности, доброты, порядочности, отзывчивости и др.
В-четвертых, в «область пересечения» привносится мораль, накладываемая на гносеологический и аксиологический «контакт» журналиста с отображаемым фактом, событием, явлением действительности уже сложившимся по этому или аналогичному поводу общественным мнением . Это мнение сотрудник прессы опять же по причине собственной нравственной зрелости или незрелости может полностью или частично учитывать или не учитывать в своих рассуждениях и аргументах, что заметно сказывается на степени эффективности будущей публикации, прибавляющей или отбавляющей «количество добра» или «количество зла» в общественной атмосфере.
В-пятых, в «область пересечения» проникает мораль, накрывающая всю журналистскую рабочую (коммуникативную) ситуацию , производная от социальных, правовых и иных регуляторов, действующих в обществе в данный период его развития, и прямо зависящая от нравственного состояния общественной среды. Например, в переходном социуме обычно происходит интенсивная мутация традиционных нравственных норм, границы между «хорошим» и «плохим» в людских представлениях становятся размытыми. По этой причине журналисты, поддаваясь общему причудливому течению общественной, групповой, индивидуальной морали, нередко прибегают к ревизии прежних этических правил, которая далеко не всегда бывает практически необходимой и приносит людям большой социальный вред.
В системной сущности журналистской этики, которая вбирает различные моральные пласты, прослеживается самая мобильная ее подсистема, которая фактически является рабочим ядром всей этой системы. Речь идет о наиболее частой эксплуатации в процессе журналистского творчества трех ведущих нравственных профилей: а) морали человека (персонажа как самостийной личности или носителя явления), о котором пишут ; б) морали человека (журналиста), который пишет ; в) морали человека (читателя, слушателя, зрителя), для которого пишут, вещают, демонстрируют .
В соответствии с тремя функционально-нравственными профилями выстраивается целостная (в этическом плане) технология журналистского творчества, состоящая из трех основных операций.
Первая технологическая операция - это публицистическая интерпретация журналистом морали персонажа , связанная с неизбежной его типизацией как носителя важного общественного явления. Названная типизация может быть полной или частичной в зависимости от нравственных или безнравственных целей и задач публицистического произведения с прямой или косвенной апелляцией к общественному мнению.
Вторая технологическая операция - это интроекция морали журналиста в общее (и персонажа, и читателя) пространство публицистического произведения , связанная с неизбежным со стороны автора нравственным выбором, где как раз и случаются с ним различные коллизии. Чаще всего они происходят в процессе сбора информации, когда журналист выбирает между своим «я-мнением» и чужим «мы-мнением» и нередко подгоняет исходный материал в прокрустово ложе собственных предубеждений, что приводит к искажению сути описываемого факта, события, явления действительности.
Третья технологическая операция - это эксплуатация журналистом морали читателя (зрителя, слушателя), связанная с обязательным присутствием в общем рефлексивном пространстве публицистического произведения «фоновых знаний» нравственного характера. Эти знания способствуют более эффективному восприятию предлагаемого массовой аудитории понятийно-образного материала, заключающего в себе жизненно важные для каждого человека суждения и выводы.
Первая и третья операции в большей степени относятся к социальным основам журналистского труда , а вторая операция - к профессиональным его основам . Как слагаемые, в итоговой сумме они дают определенный нравственный окрас любому журналистскому отображению факта, события, явления действительности, при этом моральный вердикт может проявляться в публикации как в открытой (текстуальной), так и в скрытой (подтекстуальной) форме. Отсюда следуют, как минимум, два важных социально-профессиональных вывода.
Во-первых, каждый журналист, хочет он этого или не хочет, в силу изначального тяготения публицистики к нравственным началам бытия, является моралистом, даже если он старается выдать себя за беспристрастного очевидца окружающей жизни.
Во-вторых, каждый журналист (опять же по общественному призванию) выступает в роли производителя и ретранслятора социально значимых фрагментов симбиозной морали (персонажа - читателя) с вполне естественными авторскими экзерсисами резюмирующего свойства. Интерпретируя мораль персонажа и экстраполируя ее на мораль читателя, журналист «погружает» предварительно полученный результат в собственную систему нравственных координат, производную в идеальном варианте от доминирующих в данной общественной атмосфере воззрений.
В итоге именно с этой грани, разделяющей работу с моралью персонажа и читателя, с одной стороны, и работу с «собственной» моралью, с другой стороны, начинает структурироваться сущность журналистской этики, обретая классификацию первого порядка .
Эта классификация представляет структуру журналистской этики в раздвоении единства - на профессиональный (гражданский, или надцеховой) и служебный (творческий, или цеховой) уровни .
1. Первый, более общий, уровень журналистской этики связан с выполнением журналистом конституционного долга перед обществом. И свод моральных предписаний, адресованный этой стороне его деятельности, составляет профессиональную этику журналиста - систему нравственных требований, направленных на установление оптимальных взаимоотношений между профессиональной группой и обществом с целью наиболее полного удовлетворения его интересов.
Этому императивному этическому набору подчинен труд журналиста, связанный с обслуживанием людей, нуждающихся в его специальных знаниях и профессиональных навыках, в продукте его труда - социально значимой и творчески обработанной информации. В простом определении профессиональная этика - это то, что общество требует от журналиста, а журналист, в свою очередь, требует от общества .
Связь в этом случае прослеживается прямая и обратная: каковы информационные запросы общества, такова и пресса и каковы социальные нравы, таково и публичное слово - не лучше и не хуже. И все же общество, которое желает устойчиво самосохраняться и цивилизованно развиваться даже в переходный период, меньше всего должно желать появления на информационном рынке журналистов - нарушителей правовых уложений и этических правил.
Обычно в рамках профессиональной этики журналист решает следующие проблемы: выработка именного творческого кодекса, создание собственного имиджа в среде читателей, подбор тем (идей) будущих публикаций, оценка своей осведомленности о предмете предстоящего разговора, выбор источника информации и способа знакомства, определение подходящей манеры поведения, завоевание доверия у собеседника, определение характера использования полученных фактов и сведений, выбор линии поведения на случаи возможного противодействия опубликованному материалу и др.
2. Второй, более частный, уровень журналистской этики связан с выполнением журналистом служебного долга перед трудовым коллективом (часто - учредителем). И свод моральных предписаний, адресованный этой стороне его работы, составляет служебную этику журналиста - систему нравственных требований, регламентирующих его поведение в профессиональной среде, или содержащих в себе нормы взаимоотношений между участниками совместной деятельности.
В простом определении служебная этика - это то, что трудовой коллектив (редакция, телерадиокомпания, информационное или рекламное агентство) требует от журналиста, а журналист, в свою очередь, - от трудового коллектива . Особо важным здесь становится соблюдение Устава редакции, Устава Союза журналистов РФ, следование инструкциям, приказам, постановлениям директивных органов. Сообразно этим нормам, журналист не может выйти за рамки служебных обязанностей и - тем более - проводить свою линию. Всем желающим творческой независимости законодательство разрешает открыть собственное издание или перейти в другое.
С этого момента сущность журналистской этики начинает структурироваться дальше, обретая классификацию второго порядка . Она обусловливается наличием в практической деятельности сотрудника прессы типичных, постоянно повторяющихся рабочих ситуаций, которые каждый раз требуют от него соблюдения конкретных моральных предписаний. Эти ситуации связаны с вполне определенными парами взаимоотношений, которые возникают как на профессиональном (гражданском, или надцеховом), так и на служебном (творческом, или цеховом) уровнях:
следуя канонам профессиональной этики, сотрудник прессы должен соблюдать моральные предписания в парах взаимоотношений: «журналист - аудитория», «журналист - источник информации», «журналист - персонаж произведения», «журналист - автор» , при которых нравственный вектор проецируется на журналистскую профессию извне;
следуя канонам служебной этики, сотрудник прессы должен соблюдать моральные предписания в парах взаимоотношений: «журналист - редактор», «журналист - редакционный коллектив», «журналист - коллеги по профессии» , при которых нравственный вектор проецируется на журналистскую профессию изнутри.
Нарушая профессиональную этику, журналист вступает в конфликт с обществом. Пренебрегая служебной этикой, журналист вступает в конфликт с коллегами. И первое, и второе журналистике противопоказано по самой ее социально-нравственной природе. Согласно профессиональному и служебному долгу, журналисты призваны разрешать существующие и предупреждать назревающие в обществе конфликты, а не плодить новые коллизии вследствие больших и малых нарушений общепринятой в мире техники информационной безопасности .
В качестве нравственного верификатора фактов, событий, явлений, тенденций окружающей действительности журналистика использует несколько методологических подходов, которые по-иному можно назвать функциями ее профессиональной этики. В сущности, они проистекают из целей, задач и назначения общей этики как науки, приобретая специфический характер, производный от профиля самой журналистской деятельности.
Во-первых, журналистская этика описывает качественные границы нравственности, прежде всего на уровне непосредственного созерцания, т. е. пристального наблюдения за фактами, мыслями, поступками, а затем на уровне первичного (разведывательного) минимизированного исследования - этим она помогает науке писать историю нравов и социологию морали ( познавательная функция ).
Во-вторых, журналистская этика непрерывно воспроизводит путем публицистической антитезы образы нравственного «позитива» и «негатива», соизмеряя их с практическими потребностями социального прогресса, общим состоянием морали на данном этапе развития общества ( оценочно-императивная функция ).
В-третьих, журналистская этика не просто отображает нравы, а дает их критически-ценностный, пристрастный анализ с аргументированным обоснованием отдаваемого ею предпочтения тем или иным нормам общественного, группового и индивидуального поведения ( регулятивная функция ).
В суммированном виде журналистская этика в функциональном плане описывает мораль, объясняет мораль, учит морали на основе выработанных непосредственной практикой принципов, которые определяют основные нормы творческого поведения работника прессы как на профессиональном (гражданском), так и на служебном (цеховом) уровнях.
В обобщенном виде - по схеме, предложенной Д. С. Аврамовым и М. А. Федотовым, - эти принципы сводятся к следующим целевым установкам:
а) обязанность журналиста перед обществом (и каждым индивидом) в лице его конституционных институтов за содержание своих сообщений, их достоверность и своевременность;
б) правдивость и объективность в работе, связанная с изображением действительности путем точной и исчерпывающей информации;
в) добросовестность в работе, которая предполагает скрупулезную проверку фактов, точное воспроизведение сведений, почерпнутых из документальных и иных источников и предназначенных для публикации;
г) честность, которая запрещает журналисту пользоваться преимуществами, вытекающими из его профессионального положения, в собственных интересах, а равно в интересах своих близких;
д) уважение журналистом чести и достоинства людей, которые становятся объектами его профессионального внимания;
ж) уважение журналистом общечеловеческих ценностей (борьба за гуманизм, мир, демократию, социальный прогресс, права человека);
з) профессиональная солидарность, связанная с заботой журналиста о престиже профессии, чести и достоинства своих коллег.



следуя канонам профессиональной этики, сотрудник прессы должен соблюдать моральные предписания в парах взаимоотношений: «журналист - аудитория», «журналист - источник информации», «журналист - персонаж произведения», «журналист - автор» , при которых нравственный вектор проецируется на журналистскую профессию извне.










15

Приложенные файлы

  • doc 19922032
    Размер файла: 184 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий