Vopros 2

АРГУМЕНТЫ ЭПРОФА

Применение силы в ходе операции "Единство за демократию" было незаконно, так как нарушало основные принципы международного права.
Операция "Единство за демократию" нарушает принципов неприменения силы.
Данный принцип закреплён в п. 4 ст. 2 Устава ООН. Указанная статья, в частности, запрещает посягать на политическую независимость любого государства. Действия МОВН, между тем, были направлены на подрыв политического режима, сложившегося в Эпрофе с приходом к власти правительства Андлер. О наличии такой цели указывает, в частности, Резолюция МОВН от 22.01.11, которая призывает к "скорейшему восстановлению демократии", притом, что приход к власти Андлер назван в ней "военным заговором", а Грин признан "законным Президентом Эпрофа", а также заявление генерал-майора Бревша о намерении мобилизовать все силы для захвата Андлер.
Кроме того, следует отметить, что согласно Уставу ООН применение силы возможно лишь в некоторых исключительных случаях, и действия МОВН не подпадают под них (не имела места самооборона; не было решения Совбеза ООН в соответствии с главой 7 Устава). Совбез ООН подтвердил это своей резолюцией от 1 марта 2011 года. Он указал, что ни МОВН, ни какой-либо из членов МОВН предварительно не уведомили Совет в соответствии со ст.ст. 39 и 48 Устава ООН, и призвал государства-члены МОВН прекратить операцию "Единство за демократию", признав, таким образом, её незаконность, несоответствие главе 7 Устава ООН.
Рантания может сослаться на то, что применение силы со стороны МОВН было ответной мерой, вызванной нарушением Эпрофом прав человека. Однако в данном случае имели место контрмеры, тогда как и Проект статей об ответственности государств (ст. 50 п. 1 (а)), и Проект статей об ответственности международных организаций (ст. 53, п.1 (а)) запрещают контрмеры, нарушающие принцип неприменения силы. Таким образом, вооружённые репрессалии запрещены. Это подтверждают также: Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций (первый принцип, пункт 6), Хельсинский акт 1975 года (принцип II, абзац 2), Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3314 (ХХIХ) от 14 декабря 1974 года (ст. 3 (а) которой содержит соответствующий запрет, который не зависит от мотивов и намерений государства), а также решения судебных и иных органов.
Рантания, вероятно, будет ссылаться в отношении принципов неприменения силы и невмешательства во внутренние дела на право так называемой "гуманитарной интервенции". Однако ни Устав ООН, ни какой-либо другой международный документ не содержит в себе данное право. Не существует и соответствующего правового обычая, что убедительно показал юрист-международник W. D. Verwey. Международный Суд ООН также отверг ссылку на право гуманитарной интервенции в деле Никарагуа против США, определив, что международное право не санкционирует вмешательство без одобрения Совета Безопасности ООН. Такая же позиция преобладает в доктрине. Кроме того, так называемое право на гуманитарную интервенцию было запрещено министрами иностранных дел Группы Семидесяти Семи, представляющими интересы 132 государств путем принятия Декларации от 24 сентября 1999 года, в параграфе 69 которой подчеркивается, что данное право не имеет основании ни в Уставе ООН, ни в международном праве
Некоторые ученые помимо гуманитарной интервенции выделяют также «про-демократическую интервенцию», которая якобы вводится для достижения целей ООН. Однако, даже США и Британия не стали ссылаться на данный вид интервенции чтобы оправдать свои действия в Ираке.
While the conclusion seems to be that although humanitarian intervention can not be said to be “unambiguously illegal”, it lacks the necessary support to become part of customary international law. Consequently, interventions for humanitarian concerns should be left to the discretion of the UNSC. This was also the view shared by the High-Level Panel on Threats, Challenges and Change in 2004
Операция "Единство за демократию" нарушает принцип невмешательства во внутренние дела государств.
Согласно указанному принципу, никто не вправе вмешиваться в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства (п. 7 ст. 2 Устава ООН). Определение властвующих лиц, политического режима, а также проведение военных операций в пределах своей территории с целью поддержания мира и порядка по существу входит во внутреннюю компетенцию любого государства. Следовательно, МОВН была не вправе предпринимать действия, направленные на свержение правительства Андлер, а также препятствующие попыткам этого правительства сохранить территориальную целостность и установить мир. Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 г. разъясняет в связи с принципом невмешательства, что "вооруженное вмешательство является нарушением международного права" (третий принцип, пункт 1).
При этом следует отметить, что поскольку правительство Грина не является законной властью Эпрофа, призыв Мига Грина вмешаться во внутренние дела Эпрофа (21-22 января 2011) не имеет юридического значения. Более того, Грин потребовал от МОВН лишь принятия срочных шагов по "предотвращению неминуемого гуманитарного кризиса", что ещё не означает санкцию на применение силы, так что в любом случае применение силы было незаконным.
Рантания может указать на то, что её действия имели своей целью достижения всеобщего уважения и соблюдения прав человека, однако согласно Уставу ООН члены ООН обязаны предпринимать соответствующие действия в сотрудничестве с ООН, тогда как МОВН вообще не уведомило ООН о своих намерениях.
Операция "Единство за демократию" нарушает принцип мирного урегулирования споров, так как до начала военной операции "Единство за демократию" в отношении правительства Андлер или Эпрофа не было выдвинуто никаких требований, не последовало никаких предложений к мирному урегулированию спорных вопросов. Согласно Декларации о принципах международного права 1970 года международные споры разрешаются мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность (путем переговоров, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства и иными мирными средствами), в то время как МОВН не предприняла никаких попыток к мирному урегулированию спора.
Рантания несёт ответственность за действия МОВН в ходе операции "Единство за демократию", так как именно она инициировала и обеспечила эти действия, а также руководила ими. В данном вопросе следует обратиться к Проекту статей "Ответственность международных организаций". Данные статьи применимы, так как составлены с учётом предложений государств и международных организаций, и отражают общемировую практику, то есть имеют статус международных правовых обычаев. Согласно этому документу "проекты статей применяются также к международной ответственности государства за международно-противоправное деяние международной организации" (ст. 1 п. 2). Таким образом, есть основания говорить об ответственности Рантании за действия МОВН. На основании статей 14 и 15 Проекта статей об ответственности международных организаций можно заключить, что Рантания несет ответственность за действия МОВН, так как она помогает и содействует данной организации в совершении последней международно-противоправного деяния, руководит организацией наряду с другими государствами и осуществляет контроль над ней в совершении ею международно-противоправного деяния.
Рантания инициировала военные действия в отношении Эпрофа. Именно она 22.01.11 представила в Совет МОВН резолюцию, призывающую к ответным мерам в отношении правительства Андлер. Именно она 15.02.11 предложила Совету МОВН "Приказы о готовности" в отношении авиационных ударов по Эпрофу. Именно по предложению Рантании командующим группировкой войск был назначен рантаниец Отаз Бревш.
Рантания руководила военными действиями в отношении Эпрофа, так как принятие всех тактических решений относилось к компетенции рантанийца Бревша.
Рантания обеспечила военные действия в отношении Эпрофа, так как другие государства обладали лишь незначительными военно-воздушными силами, и не могли самостоятельно осуществить планируемую операцию, а Рантания предоставила свои вооружённые силы. То, что иные члены МОВН не могли осуществить операцию самостоятельно, подтверждается двумя фактами: 1) боевые действия проводились практически исключительно военно-воздушными силами Рантании; 2) у Рантании, к тому же, была возможность отозвать свои войска, предотвратив эскалацию вооружённого конфликта (в конечном счете, именно Президент Рантании Перего отозвала рантанийские войска, в результате чего операция была прекращена).
Рантания несёт ответственность за применение силы в ходе операции "Единство за демократию", так как в результате него нарушила свои международные обязательства.
Рантания нарушила ст. 1 Мирного договора 1965 года с Эпрофом. В этой статье предусматривается прекращение всех столкновений между Эпрофом и Рантанией. С учётом тезисов и аргументов, приведённых в пунктах А и B, операцию "Единство за демократию" можно считать вооружённым столкновением Рантании с Эпрофом.
Рантания нарушила ст. III Декларации ЮНЕСКО, касающейся преднамеренного разрушения культурного наследия (2003). Данная статья гласит: "Государствам надлежит принимать все соответствующие меры для предупреждения, предотвращения, прекращения и пресечения актов преднамеренного разрушения культурного наследия, где бы оно ни находилось". Эпроф предупреждал Рантанию о том, что он собирается разрушить храмы, и Рантания никак на это не отреагировала, продолжив военные действия. Таким образом, действия Рантании в ходе операции "Единство за демократию" можно рассматривать как непринятие необходимых мер для сохранения культурных ценностей.
Рантания нарушила предусмотренную в п. 2 ст. 42 Проекта статей об ответственности международных организаций обязанность не оказывать помощи и содействия организации в сохранении положения, при котором серьёзно нарушаются императивные нормы jus cogens. Как следует из доводов, представленных в пункте А, совершённое МОВН правонарушение нарушает нормы jus cogens. А поскольку действия МОВН были направлены на свержение законной власти Эпрофа, посягали на суверенитет Эпрофа, на жизнь и безопасность эпрофских граждан, а также привели к дестабилизации обстановки в стране и подорвали её боевую мощь, и поскольку у МОВН не было никаких законных оснований в течение нескольких дней бомбардировать столицу Эпрофа Макселюкс и убивать эпрофских солдат, преступление следует считать серьёзным. Следовательно, Рантания была обязана прекратить всяческую помощь МОВН в операции "Единство за демократию".


АРГУМЕНТЫ РАНТАНИИ

Применение силы в ходе операции "Единство за демократию" было законным, так как не нарушало основных принципов международного права.
Принцип невмешательства во внутренние дела государства не был нарушен, так как МОВН в рамках гуманитарной интервенции осуществляла помощь эпрофским гражданам, предпринимая действия с целью прекратить нарушение прав человека.
Артиллерийский обстрел двух деревень на севере Эпрофа ОБР (10.02.11) представляет собой нарушение принципа всеобщего уважения прав человека, закрепленного в преамбуле, ст.ст. 1, 55, 56 Устава ООН, а также в Заключительном акте СБСЕ 1975 года. В результате трёхдневного обстрела ОБР было убито 60 солдат и 80 гражданских лиц, то есть потерь среди мирного населения было больше, чем среди военных. Кроме того, сотни людей были ранены. Подобные жертвы явно несоизмеримы с целью и значимостью операции, поэтому действия Эпрофа следует рассматривать как грубое нарушение международного права.
Согласно Заключительному акту государства "признают всеобщее значение прав человека и основных свобод, уважение которых является существенным фактором мира, справедливости и благополучия, необходимых для обеспечения развития дружественных отношений и сотрудничества между ними, как и между всеми государствами". Таким образом, уважение каким-либо государством прав человека имеет неоспоримое значение для всех других государств, и поэтому является обязательством erga omnes (обязательством перед всем мировым сообществом). На существование таких обязательств Международный Суд указывал в решении по делу "Барселона трэкшн" (Бельгия против Испании) в 1970. Суд отметил тогда в своём решении, что любое государство имеет правовой интерес в соблюдении таких обязательств.
На основании этого МОВН посчитала правомерным применить к Эпрофу меры ответственности в виде гуманитарной интервенции с целью защиты жизней гражданского населения Эпрофа.Иными словами, намерения их были ясны, а дело – правым, как и намерения США, применивших интервенцию в Панаме с целью свержения Нориега в 1989 году. В связи с этим Рантания обращает внимание на то, что в ходе операции "Единство за демократию" вооруженные силы не применялись в отношении гражданских лиц, и не привели к потерям среди гражданского населения. Также они не применялись в отношении гражданских объектов, и лишь случайно было повреждено несколько гражданских зданий. При этом не были взяты заложники, не использовались запрещённые виды оружия, в частности не применялось оружие неизбирательного действия, не был причинён существенный вред природной среде. Таким образом, были соблюдены требования международного права, касающиеся методов и средств ведения войны, изложенные, в частности, в Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 года и дополнительных протоколах к ним 1977 года. При этом все военные действия МОВН были направлены исключительно на гуманитарные цели, о чём было заявлено Рантанией 15.02.11 при предложении "Приказов о готовности".
The evolution of international law in this regard was emphasised by the Representative of the Netherlands in his speech in the Security Council on 10 June .
We sincerely hope that the few delegations which have maintained that the
North Atlantic Treaty Organization (NATO) air strikes against the Federal Republic of Yugoslavia were a violation of the United Nations Charter will one day begin to realize that the Charter is not the only source of international law. The Charter. to be sure, is much more specific on respect for sovereignty than on respect for human rights, but since the day it was drafted the world has witnessed a. gmdual shift in that balance, making respect for human rights more mandatory and respect for sovereignty less absolute. Today, we regard it as a generally accepted rule of international law that no sovereign State has the right to teaome its own citizens. Only if that shift is a reality can we explain how on 26 March the Russian-Chinese draft resolution branding the NATO air strikes a violation of the Charter could be so decisively rejected by 12 votes to 3I
International law is not static, as the International Court recognized in its Nkaragua decision. Although the Court held that the United States action in that case was not justified, it did not reject the possibility that the practice of States could develop a right to intervene in extreme humanitarian cases.
Moreover,in 1991 the UK became the first country to openly argue that intervention without invitation can be justified “in cases of extreme humanitarian need” The Foreign and Commonwealth Office set out four limitations to its doctrine:
There should be a compelling and urgent situation of extreme humanitarian distress
The territorial State must be unable or unwilling to act
There may be no practical alternative
The intervention should be limited in time and scope
It is interesting to note that in practice there are some examples of Humanitarian Intervention when it was justified. The first example concerns with NATO bombing campaign against the Federal Republic of Yugoslavia in order to call an end to the massive human rights violations against Kosovar Albanese minority. NATO claimed to be acting “to avert a humanitarian catastrophe”
The second example unfortunately did not set a favorable precedent. It concerning with so-called prodemocratic intervention to restore democratic government in Haiti (1994) and in Sierra Leone by the Economic Community of West African States (ECOWAS). The former was expressly authorized by UNSC. In the latter case, ECOWAS relied on the prior consent of the democratically elected president of Sierra Leone as well as a partial authorization to use force from UNSC
Принцип мирного урегулирования споров не был нарушен, так как в данном случае все мирные переговоры были заведомо неэффективны, и только экстренное вооруженное вмешательство могло предотвратить угрозу жизням гражданских лиц и прекратить незаконное применение силы режимом Андлер. Данный вывод следует из трёх фактов: 1) в течение трёх дней вооружённые силы Андлер безжалостно вели обстрел двух северных деревень, убили более ста человек, причём число жертв могло расти и дальше с каждым днём; 2) законный Президент Эпрофа Миг Грин потребовал от МОВН принятия срочных мер для предотвращения гуманитарного кризиса; 2) полевые командиры ОБР уже к 13 февраля обозначили свою решимость вторгнуться в деревни.
Принцип неприменения силы не был нарушен, так как хотя Совет Безопасности ООН и осудил действия в рамках операции "Единство за демократию", но не предпринял действия в рамках главы 7 Устава ООН, поэтому можно считать, что он не усмотрел в действиях МОВН угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии. Кроме того, законно избранный Президент Эпрофа Миг Грин выразил согласие на применение силы. Согласно ст. 20 Проекта статей об ответственности международных организаций данное обстоятельство исключает противоправность.
Рантания не несёт ответственность за действия в рамках "Единство за демократию", потому что эти действия не могут быть ей присвоены. Согласно ст. 2 Проекта статей об ответственности государств одним из условий международной ответственности государства является возможность "присвоения" ему противоправного деяния. На данное условие указывали также Постоянная палата международного правосудия (в деле о фосфатах в Марокко) и Международный суд ООН (в деле о дипломатическом и консульском персонале и в деле о военной и полувоенной деятельности в Никарагуа). Между тем, операция "Единство за демократию" осуществлялась от имени МОВН, а решения принимались её главным органом – Советом МОВН. В частности, Совет МОВН единогласно принял резолюцию от 22.01.11, согласно которой предполагалось совместное (от имени МОВН, а не от имени каких-либо государств-членов) принятие мер в отношении Эпрофа по просьбе Президента Грина. Далее, Совет МОВН единогласно одобрил "Приказы о готовности" в отношении авиационных ударов по военным объектам в Эпрофе. Совет, а не Рантания, назначил Командующим группировкой войск. Несмотря на существенную активность Рантании в вопросе достижения законности и политической стабильности власти в Эпрофе, все решения принимались совместно членами МОВН, и ни одно решение не могло быть принято единолично Рантанией. Поэтому нельзя говорить о том, что Рантания сама контролировала операцию и руководила ею; действия МОВН не могут быть признаны действиями Рантании. Поскольку МОВН обладает самостоятельной международной правосубъектностью, именно она должна нести ответственность в случае признания операции "Единство за демократию" незаконной.
 Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (ХХV) от 24 октября 1970 г.
 Corfu Channel, Merits, I.C.J. Reports 1949, p.4, at p.35; Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua, I.C.J. Reports 1986, p.16, at p.127, para. 249.
 См. например, резолюцию Совета Безопасности ООН 111 (1956 год), резолюцию 171 (1962 год), резолюцию 188 (1964 год), резолюцию 316 (1972 год), резолюцию 332 (1973 год), резолюцию 573 (1985 год), резолюцию 1322 (2000 год). См. также резолюцию Генеральной Ассамблеи 41/38 (20.11.86)
 W. D. Verwey, Humanitarian Intervention under International Law, 31 Netherlands International Law Review (1985), n. 9, pp. 398418.
 Military and Paramilitary Activities in and against Nicaragua, I.C.J. Reports 1986, p.16, at para. 205.
 См.: A. Randelzhofer, Kommentar zu Art. 2 Ziff. 4, in: B. Simma (ed.), Charta der Vereinten Nationen, Kommentar, pp. 8587 (1991).
 G-77 Ministerial Declaration of 24 September 1999, § 69
 O. Corten “La resolution 940 du Conseil de Securite autorisant ine intervention militaire n Haiti: L’emergenced’un principe de ligitimitedemocratique en droit international?” 6 Eur. J. Int’l L. 1995, 116-133
 Letters from the Permanent Representatives of the United Kingdom and the USA dated 20 March 2003
 Report of the High-level Panel on Threats, Challenges and Change. A more Secure World: Our Shared Responsibility, l. c., 199-203
 Согласно рекомендациям Комиссии (Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, пятьдесят седьмая сессия, Дополнение № 10, и исправление (А/57/10 и Corr.1), пункты 464 и 488; и там же, пятьдесят восьмая сессия, Дополнение № 10 (А/58/10), пункт 52) Секретариат на ежегодной основе распространял соответствующую главу доклада Комиссии среди международных организаций наряду с просьбой представить свои замечания и любые соответствующие материалы. Замечания правительств и международных организаций, полученные в ходе первого чтения, см. в документах A/CN.4/545, A/CN.4/547, A/CN.4/556, A/CN.4/568 и Add.1, A/CN.4/582, A/CN.4/593 и Add.1 и A/CN.4/609.
 Согласно комментарию к ст. 1 п. 2, Проект статей об ответственности государств будет применяться, если речь идёт о присвоении международно-противоправного деяния самому государству. Это возможно, когда ММПО или её орган действуют в качестве органа этого государства, или когда другое государство предоставило их в распоряжение этого государства, и фактически они осуществляют власть этого государства.
 Никак не могу понять, квалифицировать действия Рантании как "помощь и содействие" или как "руководство и контроль". Комментарии к статьям не особо помогают.
 Barcelona Traction case (Belgium v Spain) (Second Phase), ICJ Reports 1970, p. 3, at paragraph 33.
 ВОЗРАЖЕНИЕ: согласно ст. 43 Проекта статей об ответственности международных организаций (ст. 41 Проекта об ответственности государств) международная организация (государство) может привлечь к ответственности государство, нарушающее обязательства erga omnes, только в определённых случаях, которых нет в рассматриваемой ситуации.
 The US National Security Strategy
 R. Goodman “Humanitarian Intervention and Pretexts for war, The American Journal of International Law 2006 p/ 107-141
 G/ Marston “United Kingdom Materials on International Law
 Press Statement of NATO Secretary-General Javier Solana of 23 March 1999
 UNSC Resolution 1132 0f 8 October 1997. The ECOWAS intervention was later welcomed in UNSC Resolutions 1156 and 1162 adopted respectively on 16 March and 17 April 1998
 Phosphates in Morocco, Preliminary Objections, 1938, P.C.I.J., Series A/B, No. 74, p. 10, at p.28
 United States Diplomatic and Consular Staff in Tehran, I.C.J. Reports 1980, p.3, at p. 29, para. 56. See also Military and Raramilitary Activities in and against Nicaragua (Nicaragua v. United States of America), Merits, I.C.J. Reports 1986, p.14, at pp. 117-118, para. 226.











Заголовок 415

Приложенные файлы

  • doc 18632511
    Размер файла: 87 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий