Боевые действия 30 армии в 1942 года в районе Ножкино-Кокошкино


Отдел гражданско-патриотических программ
Государственное бюджетное учреждение
«Мордовский Республиканский Молодёжный Центр»
Государственное бюджетное учреждение
Мордовское Республиканское Поисковое Объединение «Поиск»
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
«Такушевская средняя общеобразовательная школа»
Теньгушевского муниципального района
Республики Мордовия
Открытый республиканский конкурс
«Лучший поисковик года Мордовии – 2016»
Поисково-исследовательская работа
по теме
«Боевые действия 30 Армии в 1942 году в районе Ножкино – Кокошкино (ныне Ржевского района Тверской области»)
Выполнил: поисковый отряд «Звезда»
МБОУ «Такушевская СОШ»
Теньгушевского района
Республики Мордовия
Содержание работы.
Пояснительная записка …………………………………………………………..3
І. Содержательная часть …………………………………………………………4
1.1.Часть первая: Вражеский плацдарм на подступах к столице ……4
1.2.Часть вторая: Битва за плацдарм …………………………………..5
1.3.Начало: первый этап ……………………………..…………...…..5 Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция 8 января – 20 апреля 1942
1.4.Вермахт «зачищает» тылы ………………………………………...9 Боевые действия сторон в мае – июле 1942 г.
1.5.Второй этап:  «…к исходу 2-го дня овладеть гор. Ржев» …….12 1-я Ржевско-Сычевская (Гжатская) наступательная операция 30 июля – 30 сентября 1942 г.
1.6.Попытка третья: удар по 9-й армии ……………………………….22 2-я Ржевско-Сычевская наступательная операция («Марс»)  25 ноября – 20 декабря 1942 г.
1.7.Завершение: Освобождение Ржева  ……………………………….27
Ржевско-Вяземская наступательная операция 
2—31 марта 1943 г.
ІІ. Практическая часть…………………………………………………………..33
2.1. Потери ……………………………………………………………...33
2.2. Подвиги …………………………………………………………….38
2.3. Места захоронений ………………………………………………...42
ІІІ. Заключение………………………………………………………………..….48
ІV. Интернет – ресурсы ……………………………………………………..…..49
V. Список литературы ………………………………………………………….50
VІ. Приложение……………………………………………………….…………51
Пояснительная записка
Затоплены все ржевские поля, С останков армии река слезу смывает, Лишь ветер вольный истину ту знает, 
Как без наркоза мучилась земля
Архивы тайны Ржева сохранят, И гриф секретности на памяти застынет,А те, кто смерть нашел, там, на немецкой мине, Быть может нас с тобой….. когда-нибудь простят. (Памяти всех, отдавших жизнь за Ржев… )
GerasimoFF 

Знаем, что в жизни человека, особенно в детском возрасте, имеет значение всё: деревце у родимого дома, птичье гнездовье на раскидистой ветле, родник под горой. Всё это, несомненно, влияло на формирование духовных устоев человека, воспитание его любви к малой Родине, а значит, и в целом к Отечеству. Эту счастливую мирную жизнь оборвала начавшая 22 июня 1941 года Великая Отечественная война.
Для нас пришло время выполнить долг памяти перед десятками тысяч погибших в ржевских лесах и болотах наших соотечественников, отдавших Родине все, что они имели, требует вспомнить эти события. Военачальники распорядились их судьбами и жизнями бездарно. Политики, привыкшие рассматривать человека как статистическую единицу, списали эти чудовищные потери на войну и забыли о людях и их праве на память. Это варварский, но, к сожалению, очень часто встречающийся в нашей трагической истории подход к человеческим судьбам, к цене человеческой жизни. Он еще не изжит до конца, его отзвуки слышны и сегодня. Все дальше в прошлое уходят события Второй мировой - Великой Отечественной войны. Но не ослабевает интерес к тем трудным месяцам и годам, когда наш народ встал на защиту Отчизны и в жестоких схватках разгромил фашистских агрессоров. В последнее время увидели свет документы и материалы, позволяющие по-другому, по-новому взглянуть на суровые будни тех далеких огненных лет. Одни, вспоминая о "боях за Ржев", представляют карту боевых действий с множеством стрелок и номеров воинских соединений, большой выступ с печально знаменитым "кровавым многоугольником "Ржев - Зубцов - Сычевка - Гжатск - Вязьма - Белый – Оленино". Как же развивались события "в районе Ржева" и насколько они подходят под определение "битва"?
Актуальность. Современному молодому поколению необходимо знать о замалчиваемых ранее сражениях Великой Отечественной войны, чтобы молодёжь имела точное представление о событиях того времени и подвигах своих соотечественников. Этим и обуславливается актуальность данной работы.
Цель проекта изучение и выявление особенностей тактики ведения Ржевской битвы и причин, повлиявших на ее  исход.
Задачи проекта:
- воспитание у подрастающего поколения любви и уважения к родному Отечеству;
- приобщение подростков к изучению героической истории Отечества, краеведческой и поисково- исследовательской деятельности;
- повышение качества патриотического воспитания в школе;
- информационное обеспечение в области патриотического воспитания; - формировать работу по установлению судеб и увековечиванию памяти прошлых событий.
Гипотеза проекта: стремление сохранить и восстановить в памяти подрастающего поколения забытые сражения защитников нашего Отечества.
Методы исследования: анализ, обобщение, сравнение.
Объект исследования:  Великая Отечественная  война.
Предмет исследования: Ржевская битва.  
Оборудование: интернет – ресурсы, литература по данной теме.
Базовые знания: умение работать с учебной и научно-популярной литературой, интернет - ресурсами.
Новизна содержания проекта состоит в организации самостоятельной исследовательской деятельности подростков по изучению и увековечиванию памяти павших Защитников Родины на полях сражения в годы ВОВ.
Практическая значимость: данная работа может быть использована в качестве дополнительного материала на классных часах, в качестве практического пособия для желающих заняться поисковой деятельностью, используя интернет – ресурсы, может быть полезна учителю истории.
І. Содержательная часть.
1.1.Часть первая: Вражеский плацдарм на подступах к столице.
В начале 1942 года, после успешного контрнаступления Красной Армии под Москвой, советские войска подошли к Ржеву. В Ставке Верховного Главнокомандования было принято решение без оперативной паузы продолжать движение вперед с целью завершить разгром немецко-фашистской группы армий "Центр". 8 января началась наступательная операция, получившая название Ржевско-Вяземской.
В данной операции участвовали войска Калининского и Западного фронтов при содействии Северо-Западного и Брянского фронтов. В рамках Ржевско-Вяземской операции были проведены Сычевско-Вяземская и Торопецко-Холмская операции. Вначале успех сопутствовал Красной Армии. В начале 1942 года советской армии удалось отбросить силы вермахта от Москвы. Но контрнаступление, которое стало одним из поворотных событий войны, продолжалось. Ставка требовала, как можно, большего результата. В этом регионе располагалась немецкая армия группы «Центр». Советские силы на Западном и Калининском фронте должны были расчленить, окружить и уничтожить эту силу. В первые январские дни контрнаступления, начиная с 8 числа, все шло по плану. Удалось освободить Верею, Киров, Можайск, Медынь, Сухиничи и Людиново. Появились предпосылки для того, чтобы рассечь «Центр» на несколько изолированных группировок. В Великую Отечественную войну битвой называли несколько взаимосвязанных крупных стратегических операций..." Из этих определений (при всех отличиях) общее представление получить можно. В то же время обращает на себя внимание расплывчатость формулировок, что открывает дорогу к субъективным оценкам. Как же развивались события "в районе Ржева" и насколько они подходят под определение "битва"?

1.2.Часть вторая: Битва за плацдарм.
Сражение за Ржевско-Вяземский плацдарм было самым кровопролитным не только в последней мировой войне, но и вообще в истории человечества. Это сражение в истории Великой Отечественной войны занимает особое место по многим причинам.
Неоднократные наступательные операции, проводимые группами фронтов; и чудовищные потери в живой силе и технике, понесенные обеими сторонами. В этом же ряду - огромное количество советских армий, принимавших участие в боевых действиях: встречаются сведения о почти двадцати армиях, включая ударные и воздушные. Одной из особенностей этой баталии является и то, что она продолжалась 14 месяцев. Конечно, в ходе стратегических наступательных операций ожесточенность и масштабы сражения возрастали, но и в перерывах между массовыми наступлениями бои здесь не затихали ни на один день. Ржевско-Вяземский плацдарм стал местом крупнейших танковых сражений 1942 года. В течение длительного времени, 15 месяцев, советскими войсками одна за другой были проведены четыре крупные наступательные операции, общей продолжительностью 8 месяцев. Немецкая сторона всё это время пыталась удержать стратегически выгодный плацдарм в центре Восточного фронта. К началу января 1942 года в ходе контрнаступления Красной Армии враг был отброшен от столицы на 100-250 километров. Именно район в 20-30 километрах западнее Ржева, куда в начале января 1942 года выходили армии Калининского фронта, и находился в двухстах пятидесяти километрах от Москвы. 5 января 1942 года в Ставке Верховного Главнокомандования обсуждался проект плана общего наступления Красной Армии зимой 1942 года.
Сталин считал, что наступил самый подходящий момент для перехода в общее наступление на всех основных направлениях - от Ладожского озера до Черного моря.
1.3. Начало: первый этап
8 января 1942 года Калининский фронт начал Ржевско-Вяземскую операцию, являвшуюся частью общего наступления Красной Армии и продолжавшуюся до апреля 1942 года. Главная роль в этой операции отводилась Западному фронту, наступавшему силами девяти армий и двух кавалерийских корпусов и наносившему основной удар в районе Вязьмы.
Главный удар по врагу западнее Ржева наносила 39-я армия под командованием генерал-майора И. И. Масленникова. Прибывший на командный пункт армии командующий Калининским фронтом Конев познакомил штаб армии с общим замыслом предстоящей операции, на местности уточнил участок прорыва. Сосредоточившись на узком участке фронта, танки после кратковременной артиллерийской подготовки прорвали немецко-фашистскую оборону в 15-20 километрах западнее Ржева, в районе деревень Ножкино и Кокошкино, расположенных на левом и правом берегах Волги, которая в пределах Ржевского района быстро несет свои воды с запада на восток. Полковник А. В. Егоров, в те дни командир танкового полка, входившего в состав 8-й танковой бригады под командованием П. А. Ротмистрова, так рассказывал о преодолении скованной льдом Волги в районе деревни Ножкино: "До Волги недалеко, но продвигаемся к ней все время под вражеским огнем. Выбравшись из снежных заносов, замечаем очертания деревни. Это Ножкино. За ней берег Волги. Ускоряем ход. Вперед вырвался КВ старшего лейтенанта Ляшенко. Он маневрирует и мчится прямо на огневую позицию противотанковой батареи. Немецкая пехота, рассыпавшись по лесу, отступает. По КВ почти в упор дважды ударила пушка. Каким-то чудом танк Ляшенко увернулся от этих снарядов и подмял под себя бившее по нему орудие. Подоспевшие за Ляшенко КВ завершили разгром гитлеровцев и ворвались в деревню....
Вот он, наконец-то, берег Волги, великой русской реки! Мы снова вернулись к ней. Одно сознание этого прибавляет нам сил... В тот день мы форсировали Волгу, но дальше продвигались медленно. Немцы ежедневно, по нескольку раз переходили в яростные контратаки, стремясь закрыть образовавшуюся брешь в своей обороне и не допустить прорыва наших танков в обход Ржева с северо-запада", но враг не смог сдержать натиска наших частей. Подвоз боеприпасов, продовольствия и медикаментов со складов, находившихся в десятках километров севернее, не обеспечивал нужд армии. Между ослабленными в боях дивизиями и даже полками образовались разрывы, сплошной линии фронта не было, боевые действия велись вдоль дорог и вокруг деревень. В середине января установились ясные морозные дни и ночи, и вражеская авиация почти беспрерывно бомбила и обстреливала наши части. Не удавалось расширить коридор прорыва. Эту горловину в районе деревень Ножкино и Кокошкино окрестили "огненным коридором".22 января 1942 года гитлеровцы начали осуществление разработанного главнокомандующим 9-й армией генерал-полковником Вальтером Моделем плана по окружению прорвавшихся западнее Ржева частей Красной Армии. Вдоль обоих берегов Волги навстречу друг другу - с запада, со стороны Молодого Туда, и с востока, от Ржева, - перешли в наступление мощные немецкие группировки. От Ржева наступали части VI-го корпуса: группа генерала Линдига и группа "Центр тяжести" генерала Рекке. Навстречу им пробивались 206-я пехотная дивизия и кавалерийская бригада СС "Фегеляйн". Наступление немцев поддерживалось танками, самоходными орудиями, дальнобойной и противотанковой артиллерией, а также авиацией VIII-го летного корпуса. Наше командование недооценило силы противника и переоценило свои. Немцы прорвались на участке обороны 246-й дивизии, стрелковые подразделения которой после передачи из 29-й армии в состав 39-й армии 252-й дивизии оказались растянутыми по обеим берегам Волги.
Немецкая группа "Центр тяжести", заняв в ходе ожесточенных, часто рукопашных, боев деревни Клушино, Бургово, Рязанцево, Жуково, Ножкино, Кокошкино и другие, уже к вечеру 22 января вышла к высоте при впадении реки Сишка в Волгу. 23 января восточная и западная группы немцев продолжали теснить наши части и в 12 часов 45 минут добились своей цели - встретились у деревни Соломино, севернее дороги Ржев-Молодой Туд. Значительные силы Калининского фронта - 29-я, 39-я армии и 11-й кавалерийский корпус - оказались в полуокружении к западу и юго-западу от Ржева и Сычевки.
Командующему ВВС Калининского фронта генералу Руденко было поручено организовать доставку по воздуху окруженным армиям оружия, боеприпасов, медикаментов и продовольствия. Полеты осуществлялись с аэродрома Мигалово из-под Калинина. Но фронт ощущал нехватку самолетов: к концу января 1942 года на всем Калининском фронте насчитывалось только 96 исправных самолетов семи различных типов. Очень часто продукты и боеприпасы, сбрасываемые нашими самолетами, попадали на территорию, занятую фашистами, и наоборот.
Однажды целый отряд транспортных самолетов, который сбрасывал провиант, промахнулся, и весь груз сбросил немцам. Генерал Масленников, видя это, дал отчаянную радиотелеграмму: "Мы подыхаем с голоду, а вы кормите немцев!" Радиограмма попала к Сталину. Сталин вызвал начальника Генерального штаба Василевского и командующего авиацией Жигарева и был во время разговора настолько вне себя, что Василевский боялся, что он своими руками расстреляет Жигарева тут же, у себя в кабинете.
В первых числах февраля расход боеприпасов сократился в 29-й армии до одного-двух снарядов в день на орудие, до двух-трех мин на миномет. Для деблокации окруженных командующий фронтом И. С. Конев приказал перебросить в район Ржева 30-ю армию под командованием генерал-майора Д. Д. Лелюшенко. Наступление перебрасываемых из района армии Погорелое Городище ослабленных предыдущими боями дивизий 30-й армии, начатое 26 января, проходило в тяжелейших условиях. Мало было танков, почти отсутствовало авиационное прикрытие наземных войск. В ходе ожесточенных боев десятки деревень по обоим берегам Волги: Клепенино, Соломино, Лебзино, Усово, Петелино, Нелюбино, Ножкино, Кокошкино и другие были стерты с лица земли. Наступление наших стрелковых частей проводилось, главным образом, ночами, так как днем немецкая авиация усиленно бомбила и обстреливала передний край.
Каждый метр продвижения вперед достигался дорогой ценой. В ряде мест дивизиям 30-й армии до окруженных оставалось преодолеть каких-нибудь четыре-пять километров. Разведчикам 359-й стрелковой дивизии, наступавшей в районе деревень Соломино и Лебзино, удалось проникнуть в расположение 29-й армии и ночью вывезти на подводах более тысячи раненых бойцов и командиров. Но пробиться через узкий вражеский коридор на соединение с 29-й армией дивизии 30-й армии так и не смогли.
В феврале 1942 года переводчица 30-й армии Е. М. Коган (в будущем - писательница Елена Ржевская) переводила захваченный у фашистов приказ Гитлера; "Штаб дивизии. 2.02.1942 г. Секретно. Немедленно сообщить в части. Приказ фюрера. Солдаты 9-й армии! Брешь на вашем участке фронта северо-западнее Ржева закрыта. В связи с этим прорвавшийся в этом направлении противник отрезан от своих тыловых коммуникаций. Если вы в последующие дни будете так же выполнять свой долг, то будет уничтожено много русских дивизий... Адольф Гитлер".
Немецко-фашистские войска постепенно сжимали кольцо окружения. Кавалерийская бригада СС "Фегеляйн" и группа фон Ресфельда наступали на Чертолино, группа Линдига - на Мончалово, 246-я пехотная дивизия наступала с запада, а 46-й танковый корпус - с востока. Измотанные непрерывными боями, понесшие невосполнимые потери, окруженные части создавали круговую оборону в Мончаловских лесах.
Все командиры штабов, специальных и тыловых подразделений, кто не был там крайне необходим, были переведены в пехоту. Необходимо было беречь боеприпасы, не было горючего для машин и тягачей. Воины голодали. Если в конце января бойцы получали раз в сутки горячую пищу, то с начала февраля все довольствовались только горячим хвойным отваром и конским мясом.
5 февраля пехота, кавалерия и танки врага при поддержке авиации прошли тараном через деревни Ботвилово, Миронове, Корытово, Ступино и другие. У Чертолина встретились 1-я танковая дивизия и шедшая ей навстречу кавалерийская бригада СС "Фегеляйн" и этим отрезали 29-ю армию от южного соседа - 39-й армии. 29-я армия оказалась в полном окружении западнее Ржева в Мончаловских лесах на территории, примерно, 20 на 10 километров. Завершив окружение 29-й армии, противник немедленно приступил к ее расчленению и уничтожению по частям. Днем и ночью со всех направлений фашисты обстреливали, бомбили, атаковали нашу оборону. 9 февраля наши окруженные дивизии вынуждены были отступить к востоку перед превосходящими силами врага. 26-го февраля беспримерный подвиг совершила группа из 19 бойцов 2-го батальона 940-го полка 262-й стрелковой дивизии 39-й армии. Все 19 бойцов во главе с политруком Григорием Яковлевичем Моисеенко погибли, но до вечера задержали врага у небольшой деревни Корытце-Полуденное. Немцы ходили в атаку и редкой цепью, и в психическую, обстреливали эту горстку бойцов из орудий, четырежды сбрасывали на храбрецов бомбы. Герой Советского Союза Г. Я. Моисеенко и его боевые друзья похоронены в братской могиле в деревне Пятницкое.
Фронт обороны каждой окруженной дивизии с каждым днем продолжал сужаться. Велики были потери от постоянных бомбежек. Массированные валеты вражеской авиации вынудили перевести из деревень в леса штабы и раненых. Обороняться становилось труднее с каждым часом.
В марте-апреле 1942 года войска Калининского и Западного фронтов, пытаясь выполнить директивы Ставки Верховного Главнокомандования, продолжали наступательные бои. Войска 30-й, 31-й и 39-й армий должны были разгромить ржевскую группировку немцев и не позднее 5 апреля освободить город Ржев. О трудных боях в начале 1942 года под Ржевом писатель Константин Симонов рассказывал: "После переломившего ход войны декабрьско-январского разгрома немцев под Москвой, вторая половина зимы и начало весны оказались нечеловечески трудными для нашего дальнейшего наступления на Западном и Калининском фронтах. Многократные неудачные попытки взять Ржев стали в нашей памяти чуть ли не символом всех пережитых тогда драматических событий". В результате наступления советских войск в первую военную зиму в 170-250 километрах к западу от Москвы образовался так называемый Ржевско-Вяземский выступ, удержанию которого немецко-фашистское командование придавало особое значение, рассматривая его как плацдарм для нового наступления на Москву. Именно зимой 1942 года на переднем крае под Ржевом среди солдат противника распространялось в качестве воззвания высказывание одного немецкого генерала: "Мы должны удержать Ржев любой ценой. Какие бы мы потери не несли, Ржев должен быть нашим. Ржев - это трамплин. Придет время и мы совершим отсюда прыжок на Москву". Это время для гитлеровцев не пришло. Ржев не стал трамплином для их нового прыжка на Москву, хотя ликвидация "ржевской занозы" дорого стоила нашим войскам. Белый обелиск возвышается на холме при впадении реки Сишки в Волгу, у его подножья - могила генерал-майора К. В. Комиссарова.
Можно было бы выделить с 20 марта еще один этап операции по разгрому ржевско-гжатско-вяземской группировки немецких войск, но здесь налицо лишь попытки активизации наступательных действий советских войск. Армии, начав наступление в конце марта – начале апреля, ни на одном из направлений успехов не достигли. Объяснялось это общим истощением войск в ходе длительного наступления. Так, например, 22-я армия с начала наступления в январе дважды теряла свой состав. Маршевое пополнение в январе – апреле 1942 г. во фронтах Западного направления, хотя по численности было большим, чем в декабре в 5,6 раза, было неподготовленным и сразу «сгорало» в боях.
Днем завершения Ржевско-Вяземской наступательной операции считается 20 апреля 1942 г., когда Ставка приказала войскам фронтов перейти к обороне на достигнутых рубежах. Это была крупнейшая наступательная операция зимней кампании 1941/42 гг. и всего первого периода войны. Разгром группировки противника на московско-смоленском направлении в замыслах Ставки занимал центральное место. В ходе операции советскими войсками были полностью освобождены Московская, Тульская области, часть Калининской области, но ее главная цель – уничтожение немецкой группы армий «Центр» – не была достигнута.
1.4. Вермахт «зачищает» тылы
Боевые действия сторон в мае – июле 1942 г.
Весной 1942 г. в обеих Ставках спорили о планах летних кампаний. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин больше всего опасался за московское направление, где немцы вполне могли развернуть свои стратегические наступательные операции, так как у них здесь находилось более 70 дивизий. По словам С. М. Штеменко, «при оценке значения участков стратегического фронта бросался в глаза прежде всего ржевско-вяземский выступ, он близко подходил к Москве и был занят войсками самой мощной группы армий противника – «Центр». Сталин был убежден, что рано или поздно враг снова обрушит удар на Москву. Считалось, что судьба летней кампании 1942 г. будет решаться под Москвой…» По мнению А. Василевского, это «предвзятое, ошибочное мнение… довлело над Верховным Главнокомандующим вплоть до июля». Другие члены Ставки, Генштаб и большинство командующих фронтами разделяли мнение, что целью немецких войск и общим направлением будет Москва. Известно, что И. В. Сталин в это время выступал за активную стратегическую оборону и одновременное проведение крупных наступательных операций на многих участках советско-германского фронта, Б. М. Шапошников – лишь за активную стратегическую оборону, с тем чтобы, накопив резервы, перейти летом к широким наступательным действиям. Г. К. Жуков, в целом поддерживая Б. М. Шапошникова, считал, что в начале лета нужно было в первую очередь нанести мощные удары на западном стратегическом направлении с целью ликвидации опасного ржевского выступа. Для проведения операции Западному фронту из резервов Ставки выделялось семь стрелковых дивизий, два артполка БМ, четыре-пять артполков РГК, два артполка ПТО. Предполагалось также выделение танковых бригад и авиаполка. 20 мая приказом фронта была создана «Особая группа генерала Белова», в которую вошли 1-й гвардейский кав. корпус, 329-й стрелковая дивизия, части 4-го воздушно-десантного корпуса, 1-я и 2-я партизанские дивизии и 1-й отдельный партизанский отряд, действовавшие в районах юго-западнее Вязьмы. 10–25 мая было приказано осуществить воздушно-транспортную операцию с целью усиления группы генерала Белова. Намечалось перебросить по воздуху «личный состав в количестве 9000 бойцов и командиров», а также вооружение, горючее и продовольствие.
В последующем, судя по «Карте-решению 20-й и 43-й армий по овладению гор. Вязьма» от 17 июня 1942 г., предполагался удар этих армий на Гжатск, потом на Вязьму. В первом эшелоне этого удара должны были участвовать 12 стрелковых дивизий, 3 стрелковые бригады, 41 танковая бригада, 10 артиллерийских полков, 13 гвардейских минометных дивизионов. Во фронтовом резерве для операции были гвардейские стрелковый и кавалерийский и танковый корпуса. Наступление войск Западного фронта должны были поддерживать и войска Калининского фронта. В боевом приказе командующего фронтом от 24 мая 1942 г. говорится: «Войска левого крыла КФ в тесном взаимодействии 30, 29, и 31 армий имеют ближайшей задачей овладеть районом Ржев, Зубцов. В последующем совместно с 22 и 39 армиями уничтожить Ржевско-Оленинскую группировку противника». К операции привлекались соединения 1-й, 3-й воздушных армий и авиация дальнего действия. Ф. Гальдер 24 и 26 мая записал в дневнике о сосредоточении сил русских в районе Белого и возможной подготовке наступления. То есть готовилась крупномасштабная наступательная операция войск двух фронтов. Цели готовящегося наступления в основном повторяли цели «незавершенной» предыдущей четырехмесячной Ржевско-Вяземской операции. Но майско-июньская операция по ряду причин осуществлена не была, в частности и потому, что противник начал наступление первым. В приказе Западного фронта от 21 мая отмечалась плохая организация воздушно-десантной операции по переброске грузов группе генерала Белова. Так, с 10 по 31 мая было доставлено всего лишь 1663 человека личного состава, минометов 82-мм – 21 шт. (по плану 200), минометов 50-мм – 33 шт. (по плану 200), ПТР – 162 шт. (по плану 600) и т. д. Известно, что при планировании летней кампании 1942 г. советское руководство допустило просчет: германское верховное командование решило нанести главный удар на южном направлении. Планы вермахта на лето определяла директива ОКВ № 41 от 5 апреля 1942 г. Хотя конкретных планов нового наступления на Москву у немецкого командования не было, при разработке летней кампании 1942 г. оно рассчитывало создать благоприятные условия для завершающего удара по центральной группировке советских войск. Захватив Сталинград, предполагалось отрезать центр страны от юга, а захватив Мурманскую железную дорогу, – от севера. Сохранению плацдарма в центре советско-германского фронта придавалось очень большое значение для дальнейших действий: «Следует учитывать возможность быстрого перебазирования авиации на центральный и северный участки фронта; для этого по возможности сохранить существующие аэродромы». Летом же планировалось очистить тылы группы армий «Центр», а затем осуществить две наступательные операции: ударами 9-й от Ржева и 16-й армий с демянского плацдарма на Осташков окружить войска Калининского фронта, а силами 4-й и 2-й танковых армий срезать выступ между Юхновом и Болховом. Позднее в директиве № 45 ОКВ от 23 июля 1942 г. говорилось, что операции «на участках фронта групп армий «Центр» и «Север» должны быть проведены быстро, одна за другой. Таким путем в значительной мере будет обеспечено расчленение сил противника и падение морального состояния его командного состава и войск». Именно стремлением удержать исходный удобный плацдарм и объясняется тот факт, что весь 1942 г. немецкое командование и держало здесь самую крупную группировку своих войск – около 1/3 соединений, действовавших на советско-германском фронте. Таким образом, в летнем 1942 г. наступлении вермахта группе армий «Центр» отводилась вспомогательная роль. В целях дезинформации была издана директива о проведении ложной подготовки наступления на Москву. Детально разработанная штабом группы армий «Центр» маскировочная операция «Кремль» должна была создать впечатление, что главный удар наносится здесь: «Разгромить вражеские войска… западнее и южнее столицы противника, прочно овладеть территорией вокруг Москвы, окружив город…». Операция якобы должна была начаться за несколько дней до операции «Блау». Когда началось наступление на юге, сводки вермахта по радио и в газетах сообщали о переходе в наступление немецких войск «на южном и центральном участках Восточного фронта», при том что под Москвой, якобы, никаких атак не было. На самом деле в мае – июле 1942 г. войска немецкой центральной группировки сделали то, что намечали еще весной: провели в районе ржевско-вяземского выступа ряд наступательных операций с целью очищения тылов 9-й, 4-й полевых и 3-й танковой армий от частей группы Белова и партизанских отрядов южнее и юго-западнее Вязьмы и частей 39-й армии и 11-го кав. корпуса северо-западнее Вязьмы, действовавших там еще с зимы. Вторым этапом «зачистки» тылов группы армий «Центр» была операция войск 9-й полевой армии «Зейдлиц» против частей 39-й армии и 11-го кав. корпуса Калининского фронта, действовавших между Белым и Сычевкой и занимавших холм-жирковский выступ. В сообщении вермахта от 13 июля говорилось о «широком наступлении немецких частей», Ф. Гальдер делал в дневнике записи о ходе ее проведения почти ежедневно, а генерал Гроссман назвал ее сражением. Эти факты вместе с немалым числом немецких войск, задействованных в операции, свидетельствуют о значимости операции для вермахта. В ней принимали участие войска не менее двенадцати дивизий, кавалерийская команда 9-й армии и другие части. Планирование операции началось еще в мае. При ее подготовке выстрелом из леса был ранен командующий 9-й армией генерал-полковник В. Модель, когда он пролетал на самолете над территорией, занятой советскими войсками. План операции состоял в том, чтобы ударить по советским частям, находившимся в выступе, с четырех сторон: вначале против частей 22-й и 41-й армий по «коридору» или «мосту», как называли его немцы, через два дня – удары с севера и востока против частей 39-й армии, через три дня – с юга и, наконец, уничтожение частей 11-го кавалерийского корпуса. По мнению Х. Гроссмана, в тылах 9-й армии к началу июля находилось 60 тысяч советских воинов. По материалам ЦАМО, на 1 июля 1942 г. в 39-ю армию (генерал-лейтенант И. И. Масленников) входили 8 стрелковых дивизий, один артиллерийский полк, три минометных дивизиона, один танковый и два инженерных батальона. В состав 11-го кав. корпуса (полковник С. В. Соколов) на 14 мая входили четыре кавалерийские дивизии, в том числе 18-я туркменская, минометный полк, конно-артиллерийский дивизион и дивизион связи. Эти войска, сражаясь в полуокружении, имели связь с фронтом и получали необходимое через «нелидовский коридор» между городами Белый и Нелидово, который в самом узком месте не достигал 30 км и который обороняли части 41-й и 22-й армий. Причем линия обороны 17-й гвардейской дивизии 41-й армии еще с зимы проходила по улицам Белого. В то же время в целом в итоге операций «Ганновер» и «Зейдлиц» в мае – июле 1942 г. оперативное положение войск группы армий «Центр» значительно улучшилось: в тылах немецкой группировки регулярных войск Красной Армии уже не было. Это помогло немецким соединениям устоять перед следующим наступлением армий Калининского и Западного фронтов во время 1-й Ржевско-Сычевской операции в июле – сентябре 1942 г.
1.5. Второй этап : «…к исходу 2-го дня овладеть гор. Ржев»
1-я Ржевско-Сычевская (Гжатская) наступательная операция 30 июля – 30 сентября 1942 г.
Ржевско-Сычевская стратегическая наступательная операция (также известна как «Ржевская мясорубка»,2-е сражение за Ржев) — боевые действия Калининского (генерал-полковник И. С. Конев) и Западного (он же руководил всей операцией — генерал армии Г. К. Жуков) фронтов с целью разгрома немецкой 9-й армии (генерал-полковник В. Модель, штаб — Сычёвка) группы армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге), оборонявшейся в Ржевско-Вяземском выступе
История 1-й Ржевско-Сычевской наступательной операции 1942 г. до настоящего времени освещается, как правило, по версии, изложенной в таких, можно сказать, «установочных», многотомных исследованиях и справочных военно-исторических изданиях советского периода, как «История Великой Отечественной войны Советского Союза», «История Второй мировой войны 1939–1945», Советская военная энциклопедия и других. В четырехтомнике «Великая Отечественная война 1941–1945. Военно-исторические очерки», вышедшем в 1988 г. в издательстве «Наука», операция не упоминается даже в хронике событий 1942 г. В названных работах главной целью Ржевско-Сычевской операции называлось сковывание сил противника на западном направлении, лишение его возможности перебрасывать соединения на юг, где разворачивались Сталинградская битва и сражения за Кавказ. В большинстве работ говорится, что операция осуществлялась силами 30-й и 29-й общевойсковых, 3-й воздушной армий Калининского фронта, 31-й и 20-й общевойсковых, 1-й воздушной армий Западного фронта. Иногда упоминается о введении в операцию войск 5-й и 33-й армий этого фронта. Начавший наступление 30 июля Калининский фронт из-за проливных дождей увяз в боях севернее Ржева. Вступивший в операцию 4 июля Западный фронт действовал успешнее: оборона противника была прорвана в районе Погорелого Городища, и 23 августа были освобождены от оккупантов г. Зубцов Калининской области и п. Карманово Смоленской области. Этот день называется концом операции. Операция считается успешной, так как противник вынужден был не только оставить здесь, на центральном участке фронта, части, подготовленные к переброске на юг, но и направить сюда резервы с других участков фронта. В то же время операция считается незавершенной, так как ни Ржев, ни Сычевка не были освобождены. В качестве причин незавершенности операции называются климатические условия – дожди, а также недостаток сил и средств. Почти всегда приводятся слова Г. К. Жукова о нехватке «одной-двух армий», что не позволило разгромить «всю ржевско-вяземскую группировку немецких войск». В рамках этой операции упоминается мощное встречное сражение, когда обеими сторонами в бой были введены все войска, предназначенные для действий на зубцовском, сычевском и кармановском направлениях. Общие потери фронтов в операции, по официальным данным, составили 193 683 человека.
Изучение документов фронтов и армий, участвовавших в операции, не позволяет согласиться с некоторыми основными положениями в освещении операции. Это, прежде всего, утверждение, что 23 августа «наступательный потенциал советских войск был исчерпан, и они перешли к обороне», а также называемый территориальный размах операции – Ржев – Сычевка. Мы можем рассмотреть версию этой операции, основанную на документах Западного, Калининского фронтов, 30-й, 29-й, 31-й, 20-й, 5-й, 33-й армий. Вспомним, что намечавшаяся на начало июня 1942 г. наступательная операция Западного и Калининского фронтов из-за переброски части сил на юг, где для Красной Армии сложилась трагическая ситуация, а также из-за того, что группа армий «Центр» очищала свои тылы, не была осуществлена. Но «Карта-решение командармов 5, 33, 49 армий по овладению г. Вязьма», «Карта-решение 20 и 43 армий по овладению гор. Вязьма» от 17 июня 1942 г., «Карта-план наступательной операции 20 армии в районе гор. Гжатск» от 21 июня 1942 г. позволяют утверждать, что разработка наступательных операций на Западном фронте продолжалась и, прежде всего, на «любимом» командующим гжатско-вяземском направлении. По воспоминаниям Г. К. Жукова, в начале июля ему позвонил Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин и спросил, «могу ли я организовать наступление войск фронта с тем, чтобы отвлечь внимание противника от юго-западного направления, где у нас сложилась тяжелая обстановка. Я ответил, что такое наступление будет полезным и его можно скоро подготовить. Одно – на левом крыле фронта из района Киров – Болхов, другое – на правом фланге в районе Погорелого Городища, которое желательно провести во взаимодействии с Калининским фронтом». После разговора с Верховным появился план наступательной операции 20-й армии «Свердловск» по разгрому сычевской группировки противника. Ее подготовительный период был определен с 19 по 31 июля. 20-я армия должна была действовать во взаимодействии с другими армиями фронта. Подтверждает это, в частности, «Карта-план наступательной операции 5, 20 и 31 армий с 4 по 7 августа» 1942 г. и другие материалы. Но называя новые направления возможных наступлений, Георгий Константинович не оставил намерений наступать и на гжатском направлении. В директиве Ставки ВГК от 16 июля о проведении наступательной операции в районе Ржева ставилась задача с 28 июля по 5 августа 1942 г. общими усилиями левого крыла Калининского фронта и правого крыла Западного фронта «очистить от противника территорию к северу от р. Волга в районе Ржева, Зубцов и территорию к востоку от р. Вазуза в районе Зубцова, Карамзино, Погорелого Городища, овладеть городами Ржев и Зубцов, выйти и прочно закрепиться на реках Волга и Вазуза, обеспечив за собой тет-де-поны в районе Ржева и Зубцова». К операции привлекались 30-я (генерал-майор Д. Д. Лелюшенко), 29-я (генерал-майор В. И. Швецов), 3-я воздушная армии (генерал-майор авиации М. М. Громов) Калининского фронта (генерал-полковник И. С. Конев) и 31-я (генерал-майор В. С. Поленов), 20-я (генерал-лейтенант М. А. Рейтер), 1-я воздушная армии (генерал-лейтенант авиации С. А. Худяков) Западного (генерал армии Г. К. Жуков) фронта. Нам неизвестны директивы Ставки о привлечении других армий, но документы фронта и армий, в частности названная выше карта, а также «Карта-предварительный план наступательной операции 33-й армии в районе г. Гжатск 9—10 августа 1942 г.», «Карта-план наступательной операции 33-й армии в районе западнее гор. Медынь на 11 августа» позволяют утверждать, что командующий Западным фронтом изначально планировал участие 5-й (генерал-лейтенант И. И. Федюнинский) и 33-й (генерал-лейтенант М. С. Хозин) армий, причем 33-й армии отводилась большая роль. Она должна была прорвать вражескую оборону и, «развивая успех в направлении Остролучье, Силенки, Гжатск, во взаимодействии с частями 5-й армии уничтожить Гжатскую группировку противника». 5-я армия в операции Западного фронта должна была наносить вспомогательный удар, выйти на «фронт Городок, Карманово, Самуйлово, где во взаимодействии с 20-й Армией. Уничтожить группировку противника севернее рр. Титовка, Яуза, после чего, свертывая фронт армии на юг, главными силами выходить в район Гжатск и западнее его». Для поддержки 5-й и 33-й армий планировалось большую часть фронтовой артиллерии перегруппировать из 31-й и 20-й армий на заранее подготовленные позиции сначала в полосу 5-й, а затем 33-й армий. На обеспечение действий этих армий намечалось перенацелить значительные силы авиации фронта. Следует уточнить, что наступали эти армии лишь частью сил. На прямом направлении на Москву 5-й армии было приказано держать прочную оборону, так как здесь было «наикратчайшее» расстояние от фронта до столицы. Позднее, после завершения войсками 20-й армии Погорело-Городищенской операции, был подготовлен план действий подвижной группы армии под командованием генерал-лейтенанта Тюрина (2-й гвардейский кавалерийский и 8-й танковый корпуса) по уничтожению противника северо-западнее Гжатска с последующим соединением этой группы с войсками 33-й армии. В приказе по армии от 31 августа после прорыва обороны противника и выхода группы западнее и северо-западнее Гжатска предусматривался поворот этой группы на восток «для захвата Гжатска с запада и уничтожение Гжатской группировки противника» во взаимодействии с частями 5-й и 33-й армий. Позднее в документах фронта действия 5-й и 33-й армий будут названы на «гжатско-вяземском направлении». Таким образом, еще одной целью операции было освобождение Гжатска. Поэтому далее операцию будем именовать Ржевско-Сычевской (Гжатской). Операция планировалась, как уже говорилось выше, скоротечной – 10 дней: 30-я армия должна была «к исходу 2-го дня операции овладеть гор. Ржев», 29-я – на 3-й день выйти к Зубцову, 20-я армия – на 2-й день наступления выйти на рубежи рек Вазуза и Гжать, для 5-й армии операция планировалась на 3 дня. Начало операции намечалось для Калининского фронта на 28 июля, для Западного – на 31 июля. Основания для надежды на быстроту операции были: в конце июля 1942 г. в центре советско-германского фронта на московском направлении была создана мощная группировка советских войск. Перед наступлением армии, которые должны были участвовать в операции, были усилены. На Западном фронте, в 20-й и 31-й армиях были созданы подвижные группы из танковых бригад, 6-го, 8-го танкового, 2-го гвардейского кавалерийского корпусов. В наступлении участвовали также соединения и части 8-го гвардейского (в полосе 20-й армии) и 7-го гвардейского (в полосе 33-й армии) стрелковых корпусов, а возможно, и других. В результате к началу августа 1942 г. на подступах к Москве была создана группировка из шести общевойсковых и двух воздушных армий Калининского и Западного фронтов, в которую входили (без частей и соединений корпусов) 43 стрелковые дивизии, до 72 стрелковых бригад, не менее 21 танковой бригады, 67 артиллерийских частей, 37 дивизионов гвардейских минометов и другие части. Эта группировка насчитывала более 486 тысяч человек (без корпусов). Причем эти цифры не окончательные, так как в документах фронтов и армий они разные, что при подсчете вызывает трудности. Бронетанковые войска на Сычевском направлении (31-я, 20-я армии, 6-й, 8-й танковые корпуса) имели 949 танков всех видов. На гжатском направлении 5-я армия имела 120, 33-я армия – 256 танков, всего 376 танков. На ржевском направлении только 30-я армия имела 390 танков. То есть к началу наступления группировка советских войск (без 29-й армии) имела 1715 танков. «Артиллерийская плотность» на направлениях главных ударов в 33-й армии была 40–45 орудий на 1 км, в 20-й армии – 122 орудия, на Калининском фронте – 115–140 стволов. В полосах наступления ударных группировок фронтов было достигнуто значительное превосходство в людях, артиллерии, танках.
К 10 сентября численный и боевой состав шести армий еще более уменьшился и составил 184 265 человек, 3440 орудий, 306 танков, но соотношение сил продолжало оставаться в пользу советских войск: по людям – 1,9:1, по орудиям – 2,7:1. По танкам в целом по фронту также было минимальное превосходство. 30-й, 29-й, 31-й, 20-й армиям в начале операции противостояли 5 пехотных и 2 моторизованных дивизии немецкой 9-й армии. Перед фронтами 5-й и 33-й армий стояли 9 пехотных дивизий 3-й танковой армии, «на направлении главного удара» и «в первой линии» соответственно – 2 и 6 пехотных полков. В ходе операции группировка врага значительно увеличилась.
Ржевско-Сычевской операция, в некоторых документах, отмечается успешный комплекс мероприятий по достижению внезапности наступления. Но это было не совсем так. В дневнике Ф. Гальдера уже 10 июня было записано: «…На фронте 9-й армии, очевидно, происходит рассредоточение противника перед северным участком фронта. По-видимому, русские стягивают новые силы», 11 июня: «…Перед северным участком 9-й армии положение неясное (движение по железным дорогам: по-видимому, скопление танков). Перед ее северо-восточным участком фронта положение неясно (усиление группировки артиллерии)», 26 июля: «Перегруппировка противника, в том числе перед фронтом 9-й армии, позволяет предположить, что готовятся новые удары». Советские и немецкие ветераны боев, вспоминая лето 1942 г., рассказывали о том, что накануне наступления с советской стороны через радиовещательные установки делались сообщения о готовящемся наступлении с указанием даты его начала. Факт, который трудно объяснить с позиций здравого смысла, но эти сообщения заставляли местное население перед наступлением уезжать, в частности из Ржева. Таким образом, советское наступление на центральном участке фронта не стало неожиданностью для немецких войск.
30 июля с мощной артиллерийской подготовки начали наступление войска Калининского фронта. Командующий артиллерией фронта генерал-полковник Н. М. Хлебников вспоминал: «Мощь огневого удара была столь велика, что немецкая артиллерия после некоторых неуверенных попыток ответить огнем замолчала. Две первые позиции главной полосы обороны противника были разрушены, войска, их занимавшие, – почти полностью уничтожены». К концу дня немецкая оборона была прорвана частями 30-й армии на фронте 9 км и на глубину 6–7 км. С утра 30 июля начались проливные дожди, которые лили несколько недель. Дороги развезло, маленькие речушки, которых много в этих местах, превратились в широкие и бурные реки. Впечатления тех дней передал Н. М. Хлебников: «Кто наступал тогда в низинах и болотах под Ржевом, вряд ли забудет эти дни. Вода льется потоками сверху, моментально заполняя свежевырытые окопы… Ноги вязнут в черном жидком месиве так прочно, что кирзовые сапоги перехватывает, как клещами… Грязь была нашим главным врагом…» В этих условиях части 30-й армии втянулись в жестокие бои в районе д. Полунино севернее Ржева, и наступление приостановилось.
Отдавая дань героизму и самоотверженности советских воинов, стоит вспомнить здесь и о мероприятиях по выполнению знаменитого приказа № 227 от 28 июля 1942 г. В этот же день командование Западного фронта приказало приступить к формированию заградительных отрядов и штрафных рот. Позднее в докладе об операции Г. К. Жуков писал: «Для предупреждения отставания отдельных подразделений и для борьбы с трусами и паникерами за каждым отдельным атакующим батальоном первого эшелона на танке следовали особо назначенные Военными советами армий командиры. В итоге всех предпринятых мер войска 31-й и 20-й армий успешно прорвали оборону противника». 5 августа «в связи с общностью задач, проводимых в районе Ржева войсками Западного и Калининского фронтов, и для направления их в дальнейшем к единой, общей цели» Ставка ВГК возложила на генерала армии Г. К. Жукова руководство всеми операциями в районе Ржева. Последний предложил освободить Ржев силами 31-й армии Западного и 30-й армии Калининского фронтов уже 9 августа, 20-я армия рассчитывала освободить Сычевку 7 августа, а перешедшие в наступление 7 августа части 5-й армии должны были 9 августа соединиться с частями левого фланга 20-й армии. В эти дни в дневнике Ф. Гальдера появляется тревога об «участке большого прорыва» и намечаются меры для его закрытия. К. Типпельскирх писал: «Прорыв удалось предотвратить только тем, что три танковые и несколько пехотных дивизий, которые уже готовились к переброске на южный фронт, были задержаны и введены сначала для локализации прорыва, а затем и для контрудара». Контрудар немецкие войска осуществили от Сычевки и из района Карманово. Развернулось мощное встречное сражение, когда обеими сторонами в бой были введены все войска, предназначенные для действий на зубцовском, сычевском и кармановском направлениях. Во второй половине 9 и в течение 10 августа сражение достигло кульминационной точки. По данным начальника штаба 20-й армии генерал-майора Л. М. Сандалова, Западный фронт ввел в бой 800 танков, а с немецкой стороны в сражении участвовало 700 танков. Активно действовала в этом сражении и авиация обеих сторон.
По всему фронту наступления советских войск шли ожесточенные кровопролитные бои, осложненные погодными условиями. Так, например, штурмовая группа 243-й стрелковой дивизии 30-й армии, овладев деревней Копытиха, отразила 14 контратак противника, сама 8 раз переходила в атаки. По воспоминаниям бывшего начальника оперативного отдела штаба 139-й стрелковой дивизии, воевавшей в августе в составе 30-й армии, подполковника А. Копина, «бои велись за каждую высотку, перелесок, отдельный дом, сарай, складку местности. Все это гитлеровцами было приспособлено к длительной обороне, к сопротивлению… Наблюдались случаи, когда при захвате вражеских дзотов были обнаружены прикованные к пулеметам немецкие солдаты – штрафники-смертники».
Лишь в 20-х числах августа удалось добиться некоторых успехов: соединения 30-й армии Калининского фронта 21 августа, наконец, освободили злополучную д. Полунино и подошли к окраинам Ржева, части 29-й армии вышли к Волге между Ржевом и Зубцовом. 23 августа дивизии 31-й армии Западного фронта совместно с частями 29-й армии освободили Зубцов, а части 20-й и 5-й армий уничтожили кармановскую группировку врага и освободили д. Карманово. Как уже говорилось выше, 23 августа – день зримых успехов – считается днем завершения Ржевско-Сычевской операции. В материалах фронтов и армий, кроме 5-й, приказов о переходе к обороне в это время нет. Армии, которые участвовали в операции, датируют ее августом – сентябрем 1942 г. С 25 августа к обороне перешли лишь наступавшие соединения и части 5-й армии, хотя она и потом вела частные наступательные операции. Утверждение, что после 23 августа «противостоящие стороны активных боевых действий не вели», не соответствует действительности. Наступление продолжалось с не меньшей, чем до 23 августа, силой. До середины сентября западнее Зубцова, а вокруг Ржева до начала октября продолжались жесточайшие бои при активных наступательных действиях советских войск. Немецкие источники окончание летнего сражения за Ржев относят к середине октября.
В журнале боевых действий Калининского фронта за 23 августа 1942 г. записано: «Командарм 30-ой решил перейти в наступление… с задачей во взаимодействии с 29 армией уничтожить Ржевскую группировку противника и овладеть Ржев». После некоторой перегруппировки в 5.30 утра 24 августа после артиллерийской подготовки и удара с воздуха возобновили наступление севернее и восточнее Ржева части 30-й, а южнее – части 29-й армий. Генерал Х. Гроссман, командир 6-й пехотной дивизии, в те дни оборонявшей Ржев, писал: «В то время как на юге Восточный фронт достиг Кавказа и на Эльбрусе развевался германский военный флаг, у Ржева 24 августа было днем большого сражения».
Б. С. Горбачевский, участник боёв под г.Ржевом, шел в этот день в атаку на Ржев в частях 215-й стрелковой дивизии 30-й армии. Описание боя, которое он сделал, позволяет понять, почему в памяти советских солдат бои под Ржевом остались «ржевской мясорубкой»: «Атакуем в лоб, эшелонами, рота продвигается не в первой цепи – перед нами, за нами спешат другие; кому удается, стараются следовать за танками – все-таки защита… До высоты осталось метров триста, мы уже одолели больше половины пути!.. И тут подают голос немецкие траншеи. Усиливающийся с каждой минутой губительный огонь враз оглушает всех атакующих пулеметным шквалом. Вслед за пулеметами хрипло затявкали минометы. Загрохотала артиллерия. Высоко взметнулись огромные фонтаны земли с живыми и мертвыми. Тысячи осколков, как ядовитые скорпионы, впиваются в людей, рвут тела и землю. Как же так?! Выходит, наши артиллеристы не разведали расположение огневых точек… Ничего! Танки идут впереди… они сейчас все поправят, вот-вот подберутся к немецким траншеям… станут утюжить окопы… Внезапно со стороны Ржева над полем появились бомбардировщики. Уверенно и нахально они принялись за танки. Один танк… другой… третий… – от прямых попаданий машины вспыхивали, превращаясь в огромные черно-багровые костры; но оставшиеся, быстро рассредоточившись, продолжают двигаться к цели. Бомбардировщики летят звеньями. Головной, включив сирену, легко входит в пике и, сбросив бомбу на цель, взмывает вверх. За ним, по цепочке, пикирует второй, третий, четвертый… десятый… Кровавое пиршество стервятников, происходящее на глазах рвущихся вперед солдат, вносит смятение – где же наши истребители, почему не прилетели защищать танкистов, пехоту?.. Пехота так же, несмотря на плотный пулеметный огонь с фронта и флангов, продолжает наступление, наши цепи приближаются к первой линии окопов противника. Однако добраться до нее с ходу не удается, и бойцы, залегая за кусты, бугорки… ведут прицельный огонь… Сражение разгоралось, росли горы трупов. Мы приближались к вражеским траншеям. Это самая трудная минута боя. Ночью минеры проделали проходы в минных полях, сейчас по ним устремились остатки наступающих, я видел, как первые уже достигли траншей, ворвались в них, шла сумасшедшая рукопашно-штыковая схватка». Другой ветеран 30-й армии из 52-й стрелковой дивизии П. Михин вспоминал бой, когда он успел добежать до вражеской траншеи: «В траншее чуть ли не по колено в воде, под водой наши и немецкие трупы, что-то мягкое и скользкое еще шевелится под ногами, а ты, балансируя на этом неровном дне окопа, увертываешься от смертельных ударов и изо всех сил наносишь их сам. Кто кого. На этот раз наша взяла. Немцы перебиты. Но и нас осталось мало. Не успели отдышаться, как свежими силами теперь уже немцы атакуют и выбивают нас из траншеи. Мы снова ползем через трупное поле назад в свои окопы. Немцы стреляют в спины, и трупное поле пополняется. В отличие от старых трупов тела убитых лежат, как живые, как будто заснули мальчики…». 25–26 августа части 30-й армии вышли к Волге в 5–6 км западнее Ржева, 29 августа форсировали Волгу и создали плацдарм на ее правом берегу. Все эти дни артиллерия Калининского фронта обстреливала, а авиация бомбила Ржев. Х. Гроссман писал: «День за днем борьба за Ржев… В боевых приказах 30-й армии за конец августа – начало сентября постоянно идут фразы «30 А продолжает развивать успех по овладению г. Ржев». Но успеха нет: город взять не удается. Директивой Ставки ВГК от 29 августа 1942 г. «в целях быстрейшего разгрома ржевской группировки противника, захвата города Ржева и удобства управления войсками» 29-я и 30-я армии Калининского фронта передаются в Западный фронт.
В докладе нового командующего войсками фронта Верховному Главнокомандующему 5 сентября говорилось о том, что в ходе наступления «истощилась пехота, мало снарядов… Целесообразно временно приостановить операцию, накопить снаряды, привести войска в порядок, отремонтировать танки и самолеты и организовать заново удар 29-й и 31-й армиями с юго-востока и 30-й армией с северо-запада. Сомкнуть кольцо южнее Ржева». Командующий фронтом просил усилить фронт «к началу Ржевской операции» авиацией, выделить для 30-й и 31-й армий РС М-30 и М-20 и пополнение, Гжатскую операцию предлагал приостановить. Гжатская операция действительно вскоре была прекращена. Как уже говорилось, части ударной группировки 5-й армии перешли к обороне еще с 25 августа, но части «северной группировки войск армии во взаимодействии с левофланговыми частями 20-й армии» вели наступление против самуйловской группировки противника. Попытка возобновить наступление 5-й и 33-й армий была в начале сентября. Г. Ф. Денисенко, воевавший в составе 5-й армии, в «Записках пожилого солдата», опубликованных в 2005 г. в «Военно-историческом архиве», записал 4 сентября 1942 г.: «Сегодня, несколько раньше 6 часов, началась артподготовка к наступлению. Работы к нему велись уже дней десять. Начали бить артиллерия и минометы. Противник начал отвечать. Сплошной гром. Свист бичей, длинные очереди пулеметов. Сотрясается земля, заметно колеблются стены землянки… В короткие перерывы жуткой тишины слышен далекий гул орудий и гудение аэропланов. Наша пехота, атакуя, окопалась, но далеко не продвинулась. Как всегда в этих случаях говорят про ужасы: у противника 7 рядов окопов. Огромная сила артиллерии… Бои 4 и 5 сентября были очень жестокими…». Отдельные наступательные действия 5-й армии продолжались до конца сентября, 33-я армия прекратила наступательные действия 7 сентября. 20-я армия после неудачных попыток прорвать фронт противника и нанести удар на Гжатск с запада также с 8 сентября перешла к обороне. Возможно уточнение дней перехода армий к обороне. Но на правом фланге Западного фронта в сентябре продолжались ожесточенные бои. Как делом престижа для вермахта было захватить Сталинград, так делом престижа для Красной Армии стало освобождение Ржева. Бившаяся непосредственно за город 30-я армия генерала Лелюшенко, потерявшая в августовских боях более 80 тысяч человек (почти весь боевой состав к началу операции), на 30 августа 1942 г. вновь имела в своем составе 12 стрелковых дивизий, одну стрелковую, 6 танковых бригад (100 танков), 13 артиллерийских и минометных полков, другие части. Боевой состав – 70 494 человека.
9 сентября соединения и части 30-й армии вновь после полуторачасовой артиллерийской подготовки в 7.00 «перешли на штурм Ржев». 29-я армия «с рассветом 8.9.42. во взаимодействии с 31 А переходит в решительное наступление… с задачей овладеть южной частью г. Ржев». 31-я армия в эти же дни вела решительные атаки, чтобы в последующем совместно с 30-й армией окружить Ржев с юга. Немецкий военный врач из 161-й пехотной дивизии, воевавшей на зубцовском направлении, в нескольких письмах домой с ужасом вспоминал 9 сентября, когда русские войска 31-й армии вели наступление весь день – с раннего утра до позднего вечера.
14 сентября вновь «после артналета части 30-й армии перешли в наступление… К 16.30, ворвавшись в кирпичный завод, овладели первой линией траншеи… что северо-восточнее Ржева». По словам ветерана 215-й стрелковой дивизии И. Масленникова, «утром 14 сентября началось. Гул стоял такой, что рядом стоишь с человеком, разговариваешь, вернее, кричишь, и ничего не слышно… Дымовая завеса позволила хорошо подойти к противнику, но огневая стена не позволила атакующим достигнуть крайних домов и завязать уличный бой… 14 и 15 сентября полк несколько раз поднимался в атаку, но так и не достиг первых домов».
16 сентября к обороне перешла 31-я армия, но 21–23 сентября тремя дивизиями правого фланга армия вновь пыталась вести наступление.
Дольше других билась за Ржев 30-я армия. Ее десять стрелковых дивизий при поддержке нескольких танковых бригад 21 сентября после артподготовки в 10.00 начали новый штурм Ржева. Успеха достигли соединения и части левого фланга: с ходу были заняты десять кварталов на северо-восточной окраине города. Разгорелись ожесточенные уличные бои. Они шли за каждую улицу, за каждый дом. 24–25 сентября немецкие войска попытались контратаками выбить советские дивизии из городских кварталов. Участники боев с обеих сторон вспоминали ожесточенность и накал боев этих дней. «24 сентября затяжная борьба на северо-восточной окраине Ржева достигла новой критической точки… Из всех дней борьбы за Ржев этот был жесточайший. Он потребовал огромных потерь людей, особенно офицеров и унтер-офицеров и оружия. Но вражеские потери были еще больше… Поразительным был в этот день боевой порыв врага… Воинские подразделения, действовавшие в месте прорыва… были так обескровлены, что дивизию приказано было сменить…» – вспоминал ветеран немецкой 6-й пехотной дивизии. М. К. Сушков из 215-й стрелковой дивизии писал: «25 сентября немцы перешли в контрнаступление… В этот день развернулось исключительно ожесточенное сражение с обеих сторон, подобных сражений до окончания войны я не видел даже на таких направлениях, как Орша, Смоленск, Минск и Восточная Пруссия». Наступление 31-й армии поддерживала и 29-я.
Взятие Ржева ожидалось со дня на день. Сюда, в 30-ю армию, разрешили выехать высокому иностранному гостю, одному из руководителей Республиканской партии У. Уилки, личному представителю президента США. 23 сентября он встречался со Сталиным, а 24 сентября был в районе Ржева, где беседовал с командующим 30-й армией генерал-лейтенантом Д. Д. Лелюшенко. О его приезде под Ржев сообщалось довольно широко: даже в газете Старицкого района Калининской области была большая статья о его приезде.
По накалу, ожесточенности, по потерям августовско-сентябрьские бои в районе Ржева газеты обеих сторон в те дни сравнивали с боями в Сталинграде. И. Эренбург, бывший в Ржеве в сентябре, писал позднее в своих воспоминаниях, используя фронтовые репортажи: «Мне не удалось побывать у Сталинграда… Но Ржева я не забуду. Может быть, были наступления, стоившие больше человеческих жизней, но не было, кажется, другого, столь печального – неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома да крохотный бугорок… Наши заняли аэродром, а военный городок был в руках немцев… В штабах лежали карты с квадратами города, но порой от улиц не было следа… Несколько раз я слышал немецкие песни, отдельные слова – враги копошились в таких же окопах…» Немецкий военный журналист Ю. Шуддекопф в октябре 1942 г. в статье «Засов Ржев» писал: «В двух местах достигло Волги немецкое наступление на Востоке: у стен Сталинграда и у Ржева… То, что разворачивается у Сталинграда… происходит в меньших масштабах у Ржева уже почти год. Почти день в день год назад немецкие войска в первый раз достигли Волги… С тех пор три больших сражения развернулись за кусок земли в верхнем течении Волги – и идет четвертое, самое ожесточенное, не прекращающееся уже больше двух месяцев».
Для поддержки действий 30-й армии в ночь на 23 и на 24 сентября на «пути подвоза противника в районы Ржев, Белый, Ярцево, Вязьма, Гжатск, Сычевка…» были выброшены «парашютным десантом три партизанских отряда и шесть диверсионных групп общей численностью 240 человек» с целью «оказания помощи частям Красной Армии, действующим против ржевской группировки противника». Ф. Гальдер записал 24 сентября о высадке русского десанта в составе 300–400 парашютистов в районе юго-западнее Сычевки для организации крупной диверсии против железной дороги Вязьма – Сычевка.
Кроме того, 19 сентября Ставка ВГК утвердила план операции 39-й армии Калининского фронта, правый сосед 30-я армия, по уничтожению западнее Ржева 87-й пехотной дивизии противника. Операцию было предложено именовать в переписке «Венерой». Период увлечения Ставки названиями планет! 26–27 сентября соединения и части 39-й армии очистили полностью северный берег р. Волги от частей немецкой дивизии.
В конце сентября – начале октября немецкое командование повторило контратаки, но вернуть северо-восточные кварталы Ржева немцам не удалось. К началу октября бои затухают, советские армии и в районе Ржева переходят к обороне: 29-я – 25 сентября, 30-я – 1 октября. В журнале боевых действий Западного фронта за сентябрь 1942 г. при подведении итогов месяца записано, что главные силы фронта вели «упорные и затяжные бои в течение месяца» за Ржев и «на ряде участков (20, 5, 33, 16, 61 армии, 3 танковая армия) бои местного значения», а также что все армии фронта перешли к обороне. Вступив в операцию в разное время, армии и выходили из нее разновременно. Следуя логике, если начало операции датируется по началу наступления армий, первыми вступившими в операцию, то ее конец следует датировать днем перехода к обороне последней армии, участвовавшей в операции. Таким образом, завершением Ржевско-Сычевской (Гжатской) операции следует считать 30 сентября 1942 г. Итак, 30 сентября очередная «незавершенная» наступательная операция советских войск в районе ржевско-вяземского выступа закончилась. Разворачивалась она параллельно со Сталинградской оборонительной операцией. Но если на южном участке советско-германского фронта летом 1942 г. войска вермахта активно наступали, то в центре немецкие войска, за исключением операций по очистке своих тылов и операций на флангах своей центральной группировки, вынуждены были в основном вести активную оборону. Такая стратегия навязывалась им действиями советских войск. Можно сказать, что на центральном участке советско-германского фронта, несмотря на неудачи в целом, стратегическая инициатива оставалась у Красной Армии. Действия советских войск сковали здесь значительные силы противника, выключив их из активных наступательных действий. Для удержания позиций в центре Восточного фронта немецкое командование неоднократно перебрасывало сюда резервы и войска с других участков фронта, в том числе из Европы. Тем самым армии Западного и Калининского фронтов помогали обороне Сталинграда, Кавказа, действиям наших войск на других фронтах Великой Отечественной войны. Кроме того, по словам Г. К. Жукова, «активные действия наших войск летом и осенью 1942 г. на западном направлении против немецкой группы армий «Центр», по расчетам Ставки, должны были дезориентировать противника, создать впечатление, что именно здесь, а не где-либо в другом месте мы готовим зимнюю операцию». Уже в сентябре советское командование разрабатывало новую наступательную операцию в районе ржевско-вяземского выступа под кодовым названием «Марс».
1.6. Третий этап : удар по 9-й армии
2-я Ржевско-Сычевская наступательная операция «Марс»
25 ноября – 20 декабря 1942 г. Ржевско-Сычёвская стратегическая наступательная операция (операция «Марс») — боевые действия Калининского (генерал-полковник М. А. Пуркаев) и Западного (генерал-полковник И. С. Конев) фронтов с целью разгрома немецкой 9-й армии (генерал-полковник В. Модель, штаб — Сычёвка) группы армий «Центр», оборонявшейся в Ржевско-Вяземском выступе. Руководил операцией генерал армии Г. К. Жуков.
Поскольку летом и осенью 1942 г. ржевско-вяземский выступ так и не был ликвидирован, он все еще, по словам К. Типпельскирха, «представлял особенно благоприятные возможности для охвата немецких войск и глубокого продвижения на запад» для русских войск. Это и планировало осуществить командование Красной Армии в операции «Марс». Разрабатывалась и осуществлялась она параллельно с операцией «Уран» – наступлением советских войск под Сталинградом. Спрятанная в тени триумфа победы на юге, история операции «Марс» замалчивалась долгие десятилетия.
По утверждениям официальной историографии, операция «Марс» – это наступательная операция войск Северо-Западного в районе Демянска, Калининского и Западного фронтов в районах Великих Лук и ржевско-вяземского выступа с целью сковать силы противника и привлечь на эти направления его резервы. Основной частью операции была Ржевско-Сычевская наступательная операция 25 ноября – 20 декабря 1942 г.. А. И. Радзиевский дал свою версию замысла операции, не включив в нее действия войск Северо-Западного фронта в районе Демянска.
Представители советского высшего командования писали об операции «Марс» как об отвлекающей силы вермахта от южного участка фронта, называя Сталинградскую наступательную операцию главной, что повторяет сегодня и официальная историография. Для подтверждения этой версии можно привести слова И. Сталина, прозвучавшие в его переписке с У. Черчиллем и Ф. Рузвельтом. 27 и 28 ноября 1942 г. соответственно премьер Сталин написал им почти одинаково: «…Мы решили предпринять также операции на Центральном фронте, чтобы помешать противнику перебрасывать свои силы на юг…». Д. Гланц утверждает, что операция «Марс» по уровню подготовки, по количеству сил, в ней участвующих, была не менее, а может быть, и более значительной, чем операция «Уран». Он называет эти операции «близнецами»: под Сталинградом планировалось окружить и уничтожить немецкую 6-ю армию Паулюса, под Ржевом – 9-ю армию Моделя.
Архивные документы свидетельствуют также и о планировании участия и участии в операции 29-й армии Западного фронта. В частности, имеется приказ штаба фронта от 28 ноября командарму 29: «Начало Самуйловской операции с утра четвертого декабря; операцию именовать «Марс».
В операции «Марс» войскам Калининского и Западного фронтов противостояли основные силы немецкой группы армий «Центр», которая к ноябрю 1942 г. имела в своем составе 79 дивизий. Все соединения в группе армий были немецкие, что составляло 41 % всех дивизий вермахта на советско-германском фронте. Это свидетельствует о значимости для командования вермахта выгодного ржевско-вяземского плацдарма. Непосредственно на территории ржевского выступа наступление советских войск отражала немецкая 9-я армия (генерал-полковник В. Модель). На первом этапе операции «Марс» предполагалось встречными ударами войск правого крыла Западного фронта с рубежей на реках Вазуза и Осуга, где они находились после летне-осенних боев, и войск левого крыла Калининского фронта, охватывающих ржевский выступ, с северо-запада и из района Белого в общем направлении на Холм-Жирковский окружить немецкую 9-ю армию и уничтожить ее по частям. Одновременно 3-я ударная армия Калининского фронта при участии сил авиации дальнего действия должна была начать Великолукскую наступательную операцию с целью окружения и разгрома противника на левом крыле группы армий «Центр».
По словам Г. К. Жукова, он стоял у истоков операции «Марс». В своих воспоминаниях он писал, что, чтобы не допустить в период наступления советских войск под Сталинградом переброски на юг немецких сил с других участков фронта, в частности из района Вязьмы, нужно было в «первую очередь разгромить немцев в районе ржевского выступа».
2-я Ржевско-Сычевская наступательная операция началась 25 ноября: после артиллерийской подготовки советские войска перешли в наступление на восточной, северной и западной сторонах ржевского выступа. Начало операции, как и летом, опять было осложнено погодными условиями: «с утра пошел снег, переходящий в метель», что лишило артиллерию и танки возможности вести прицельный огонь, мешало действиям авиации, «нарушилось взаимодействие и управление войсками». К началу декабря наступление на Калининском фронте замедлилось на всех направлениях, а резервы отсутствовали, так как фронт одновременно осуществлял Великолукскую операцию.
Немецкое командование, знавшее о готовящемся наступлении, все-таки в какой-то момент испытало чувство растерянности. Об этом свидетельствует факт из истории немецкого 18-го гренадерского полка 6-й пехотной дивизии, когда один из батальонов 29 ноября получил подряд шесть противоречащих друг другу приказов. Объяснялось это «вражескими прорывами на различных участках фронта». В тексте одного из сообщений радио «Эй-би-си-Сидней», перехваченного немецкой разведкой, говорилось: «По накалу ржевское сражение превосходит все предыдущие. Какое бы значение ни приписывали этой битве в Германии, известно, что Гитлер лично отправил телеграмму командующему ржевской армией, генерал-полковнику Моделю, требуя удержаться любой ценой». Гитлер понимал, что «прорыв русских откроет им дорогу на Берлин».
8 декабря Калининскому и Западному фронтам директивой Ставки ВГК опять была поставлена задача к 1 января 1943 г. разгромить ржевско-сычевско-оленино-белыйскую группировку противника. Более того, в директиве предлагалось в дальнейшем, после перегруппировки войск фронтов к концу января 1943 г. разгромить всю гжатско-вяземско-холм-жирковскую группировку противника и выйти на старый оборонительный рубеж. После этого, а также после взятия Вязьмы предлагалось считать операцию законченной. Такое впечатление, что высшее командование совершенно неадекватно оценивало ситуацию!
20-я армия Западного фронта была усилена, в том числе за счет группы войск «по гжатской операции», которую опять было приказано отложить. Ей, в частности, был передан 5-й танковый корпус (генерал-майор К. А. Семенченко) из 5-й армии. Недовольный действиями войск в ходе 1-го этапа операции ее куратор в качестве представителя Ставки и, в общем-то, непосредственный руководитель Г. К. Жуков заменил некоторых командующих армиями и командиров соединений. 8 декабря вместо генерал-майора Н. И. Кирюхина (20-я армия) был назначен генерал-лейтенант М. С. Хозин, генерал-лейтенант В. А. Юшкевич (22-я армия) 15 декабря был заменен генерал-майором Д. М. Селезневым, 11 декабря командира 6-го танкового корпуса полковника П. М. Армана заменил полковник И. И. Ющук. 14 декабря, по утверждению Д. Гланца, Г. К. Жуков лично принял командование 41-й армией после отставки генерал-майора Г. Ф. Тарасова, хотя официально отставка Тарасова была только в 20-х числах декабря.
Операция прорыва началась в 23 часа. За 20 минут до начала ночной атаки части 41-й армии провели артиллерийскую подготовку, а затем дали отсечный огонь на флангах выхода. В деревне Клемятино, в направлении которой прорывались окруженные, были разведены три больших костра, чтобы выходящие могли правильно ориентироваться. В ночь на 16 декабря М. Д. Соломатин осуществил прорыв и вывел оставшиеся части из окружения. К середине декабря операция «Марс», превратившаяся, по словам Д. Гланца, в кровавую бойню, окончательно выдохлась, что сознавали и Сталин, и Ставка, а возможно, и сам Жуков. Об упорном нежелании представителя Ставки видеть реальность говорит следующий факт: побывав в 39-й армии, он прислал ее командующему генерал-лейтенанту А. И. Зыгину и члену Военного совета В. Р. Бойко именные часы: «Награждаю Вас часами за взятие города Оленино и желаю дальнейших успехов. Генерал армии Г. К. Жуков. 13.12.42». Поселок Оленино был освобожден только 4 марта 1943 г.
Датой завершения операции «Марс» считается 20 декабря. Последним ее аккордом был выход в январе 1943 г. из вражеского тыла на другой стороне ржевского выступа в расположение войск Калининского фронта частей 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Западного фронта. Скрывшись после неудачной попытки прорыва к своим войскам в конце ноября 1942 г. в лесах, там, где в июле, также в окружении, действовали кавалеристы 11-го кав. корпуса, они вначале вели диверсионную работу, нападали на немецкие гарнизоны в населенных пунктах. Но положение их ухудшалось. Немцы стягивали кольцо окружения. 24 декабря остатки 20-й кавалерийской дивизии и других частей двинулись к фронту на соединение с регулярными частями. «Изнуренные многодневными боями, изможденные, голодные, промерзшие бойцы были уверены, что командиры найдут выход из создавшегося положения. А командиры и сами подчас не знали, куда вести людей: посланные вперед разведчики не всегда возвращались в подразделение… Двигались преимущественно ночью, ориентируясь только по компасу, обходя населенные пункты… Часто попадали под вражеский огонь. Они входили вглубь леса и вновь блуждали без отдыха, без пищи, почти без боеприпасов. Люди понимали, что нужно во что бы то ни стало вырваться из окружения…» – писал автор книги о 20-й кавалерийской дивизии Н. П. Кудинов. В январе 1943 г. встретились с разведгруппой одной из дивизий Калининского фронта, посланной им навстречу. Одна часть окруженных прорвалась сама, навстречу второй были посланы танкисты из 3-го мехкорпуса. О выходе из вражеского тыла кавалерийской группы полковника Курсакова даже сообщило Совинформбюро 3 февраля 1943 г.
Очередная наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов на ржевском выступе – 2-я Ржевско-Сычевская – опять не принесла успехов. Главная цель операции – ликвидация немецкой 9-й армии и самого выступа – достигнута не была. В сообщении о зимнем сражении командование 9-й армии писало: «…Блок 9-й армии с бастионами Сычевка, Ржев, Оленино и Белый прочно остается в немецких руках…». Территориальные успехи советских войск были минимальны: на Калининском фронте – до 50 км, на Западном еще меньше: в ходе ожесточеннейших боев 20-я армия смогла прорвать оборону противника лишь на фронте в 11 км на глубину 6 км. В качестве общей оценки операции можно привести слова Д. А. Драгунского, впоследствии генерал-полковника танковых войск, дважды Героя Советского Союза, воевавшего в те дни в составе 3-го мехкорпуса, хотя они были сказаны только об «успехах» одного фронта: «Наши успехи на Калининском фронте по сравнению с блестящими победами, одержанными Красной Армией на Волге, выглядели весьма скромно. За две недели наступления мы прошли не более пятидесяти километров. Это было убийственно мало». Операция «Марс» провалилась. Это утверждает не только Д. Гланц, мнение которого опровергается за его критику Г. К. Жукова. Таково мнение и авторов 4-томных очерков по истории Великой Отечественной войны, вышедших в 1998 г. в издательстве «Наука». Но официальная историография операции большее внимание акцентирует на ее положительных результатах: войска Калининского и Западного фронтов сковали здесь до 30 вражеских дивизий, оттянули на себя те резервы противника, которые могли быть направлены на юг. Добавим, и не только под Сталинград. В свое время английский историк Б. Лиддел Гарт писал о том, что намеченный на октябрь 1942 г. десант на Батуми Гитлер вынужден был отменить из-за того, что «в это время началось контрнаступление русских под Сталинградом, за ним последовало новое наступление русских под Ржевом… Гитлер был настолько встревожен этой двойной угрозой, что отменил свое решение наступать на Батуми и приказал срочно перебросить парашютно-десантные войска по железной дороге на север, под Смоленск». Кстати, Лиддел Гарт, говоря о «двойной угрозе», уравнивает наступления советских войск под Сталинградом и под Ржевом.
Для немецкой 9-й армии бои в ноябре – декабре не прошли бесследно: ее войска, стоявшие на ржевско-вяземском выступе, были измотаны до крайней степени. Д. Гланц приводит свидетельство одного из немцев, который писал, что «все введенные в бой войска были совершенно измучены, командиры часто засыпали рядом с солдатами. Они держались с трудом. По ночам они укрепляли позиции, окапывались, чтобы снизить потери, и не покидали укреплений продолжительное темное время суток (с 15.00 до 6.00 часов) – все это отнимало у солдат последние силы. А днем продолжался бой под непрерывным огнем противника». По словам того же Гланца, войска Моделя в этих боях «терпели немыслимые лишения и несли огромные потери, по крайней мере, по немецким меркам».
А. В. Исаев приводит цифры боевой численности дивизий 9-й армии, которые свидетельствуют, что это «истощение» так и не было восполнено к лету 1943 г. По его мнению, как и мнению Д. Гланца, «Марс» оказал косвенное, но вполне осязаемое влияние на летнюю кампанию 1943 г. Прошедшая мясорубку под Ржевом 9-я армия не смогла восполнить понесенные потери. Ни к маю 1943 г., что заставило Гитлера отложить «Цитадель», ни к июлю того же года отражавшие наступление под Ржевом немецкие дивизии не достигли приемлемого уровня боеспособности. Это стало одной из причин, по которым наступление на северной стороне Курской дуги быстро выдохлось.
Причины неудачи операции советских войск анализировались и в ходе войны, и после нее. Как ни парадоксально, называются те же самые просчеты, ошибки, недостатки, что и в предыдущих наступательных действиях на выступе. К объективным опять относят погодные условия. Но в данном случае на первое место выходят субъективные причины: при мужестве, героизме и самопожертвовании бойцов и командиров непосредственно на передовой – неумение, ошибки, просчеты командования фронтов и высшего руководства. Другой причиной неудачи операции, по мнению представителя Ставки, «был недостаток танковых, артиллерийских, минометных и авиационных средств для обеспечения прорыва обороны противника», с чем невозможно согласиться, если вспомнить количество сил и средств, задействованных в операции. На взгляд военных специалистов, здесь налицо неумелое использование этих сил и средств, а это вина прежде всего разработчиков операции. Так, А. И. Радзиевский пишет о том, что создание 13 ударных группировок небольшого состава привело к множественности ударов и распылению огневых средств». Штабная разведка 9-й армии также объясняла неудачи советских войск ошибками командования: «Командование противника, которое продемонстрировало опыт и гибкость на стадии подготовки и начала проведения наступления… по мере развития операции вновь проявило прежнюю слабость. Противник многому научился, но вновь доказал свою неспособность пользоваться стратегически благоприятными ситуациями. Та же картина повторяется, когда операции, начавшиеся с местных побед, превращаются в бессмысленное, беспорядочное осыпание ударами позиций фиксированной линии фронта там же, где были понесены тяжелые потери… Этот необъяснимый феномен возникает неоднократно…».
2-я Ржевско-Сычевская наступательная операция войск Западного и Калининского фронтов осуществлялась параллельно со Сталинградской наступательной операцией. Но если под Сталинградом 6-я немецкая армия Паулюса была окружена, перестала существовать, а Красная Армия добилась стратегического успеха, то под Ржевом 9-я армия генерала Моделя выстояла, а операция по ее уничтожению закончилась провалом. Прочно занимала свои позиции и группа армий «Центр». Нанести ей поражение в 1942 г. не удалось. Обеим сторонам было ясно, что битва за ржевско-вяземский выступ не завершена и будет продолжена. Уже в декабре, еще во время 2-й Ржевско-Сычевской операции в Ставке ВГК шла «разработка операции Западного, Калининского, Северо-Западного, Волховского и Ленинградского фронтов на декабрь 1942 – февраль 1943 г».
С конца декабря 1942 г. по всему периметру ржевско-вяземского выступа начались позиционные бои.
1.7. Завершение: Освобождение Ржева
Ржевско-Вяземская наступательная операция
«2 –31 марта 1943 г.
Ржевско-Вяземская операция — стратегическая военная операция вооружённых сил СССР против немецких войск в ходе Великой Отечественной войны, заключительная часть Ржевской битвы.
Зимой 1943 года немецкая 9-я армия В. Моделя оставила ржевско-вяземский выступ. Операция по отводу войск на заранее подготовленные позиции была названа «Буйвол» (Buffel). Тактически грамотные действия немецкого командования позволили сохранить немецкие войска и вывести их из под угрозы окружений (операция «Buffel» и по сей день изучается в военных учебных заведениях многих стран как пример грамотно проведенной отступательной операции). Перейдя в наступление, войска Красной Армии обнаружили пустой город, в котором оставался лишь арьергард 9-ой армии, который создавал видимость присутствия немецких войск. Вскоре штаб 9-й армии возглавил войска на северном фасе Курского выступа. Советские войска Калининского (А. М. Пуркаев) и Западного (В. Д. Соколовский) фронтов начали преследование противника; это преследование получило название Ржевско-Вяземская операция 1943 года (2 — 31 марта). В результате советские войска отодвинули линию фронта от Москвы ещё на 130—160 км. К началу нового, 1943 г. на центральном участке советcко-германского фронта все еще продолжала стоять мощная группировка немецких войск – группа армий «Центр» – в составе 77 дивизий и бригад, более половины которых располагались на ржевско-вяземском выступе в 150–220 км от столицы советского государства. В январе – феврале 1943 г. по всему периметру ржевско-вяземского выступа шли бои без значительных успехов. На ряде участков фронта проводились небольшие частные операции. Так, например, 25 января части 215-й стрелковой дивизии 30-й армии пытались полностью освободить городской лес и левобережную часть Ржева, но успеха не имели.
После освобождения 17 января Великих Лук советские войска оказались западнее Ржева на 240 км. Это значительно ухудшило положение всех немецких частей, находившихся на ржевско-вяземском выступе. По словам Б. Лиддела Гарта, «теперь стала очевидной опасность, нависшая не только над Ржевом, но и над всем немецким клином». Эту опасность ясно видело командование обеих армий. По словам пленного из немецкой 87-й пехотной дивизии, «офицеры нам всегда говорили, что со стороны Великих Лук постоянно грозит опасность окружения». Да и общая ситуация на Восточном фронте после завершения 2 февраля 1943 г. Сталинградской битвы была уже не в пользу германских войск.
Решение о ликвидации ржевско-вяземского плацдарма обе стороны приняли практически одновременно.
26 января 1943 г. командующий группой армий «Центр» генерал фон Клюге рекомендовал Гитлеру оставить ржевский выступ для выравнивания линии фронта и предотвращения возможного окружения обескровленной 9-й и 4-й армий. На этом же неоднократно настаивал и начальник Генштаба генерал-полковник Цейтцлер. Как и ожидалось, Гитлер вначале категорически воспротивился этому, но тяжелейшая обстановка на фронте после Сталинградской катастрофы заставила его согласиться с предложениями генералов. 6 февраля он, наконец, разрешил отвести 9-ю и часть 4-й армий на линию Духовщина – Дорогобуж – Спас-Деменск. По словам Б. Лиддела Гарта, «фюрер обычно отвергал всякую мысль об отступлении, особенно когда речь шла об отходе с позиций на московском направлении, однако теперь он был вынужден согласиться с необходимостью выровнять линию фронта на этом участке, чтобы избежать поражения и высвободить резервы».
Операция по отводу войск с выступа получила кодовое название «Бюффель» («Буйвол»; иногда – «Бюффельбевегунг» – «Движение буйвола» и «Бюффельштеллюнг»– «Позиция буйвола»). Для 9-й армии эта операция заключалась в том, чтобы до распутицы выстроить новую линию обороны, установить для отхода промежуточные оборонительные рубежи, произвести «очистку армейского района более 100 км в глубину», построить новую 200-километровую дорогу для автомобилей и 600-километровую – для саней и гужевого транспорта, вывезти «хозяйственное добро» и боевую технику, отправить на запад «по их желанию» 60 000 гражданских русских, свернуть 1000 км железнодорожной колеи и 1300 км проволочных проводов, проложить вновь 450 км кабеля, разработать план передвижения отдельных корпусов. После 6 февраля в армиях шла подготовка наступательной операции. Первоначально готовность к наступлению определялась боевыми приказами по армиям 30-й – на 20, 21, 22 февраля, 31-й – на 20, 21 февраля, 5-й – на 22 февраля, 33-й – на 21 февраля, 50-й и 10-й директивой Ставки – к 25 февраля. Армии Калининского фронта также должны были начать наступление в конце февраля. В описании операции 30-й армии говорится: «Командующий фронтом дает указание о переходе силами армии в решительное наступление». В соответствии с этой директивой 19 февраля, потом 20, потом 21 соединениям и частям армии отдаются боевые приказы на наступление: «Задача армии – вскрыть своевременно начало отхода противника или частичное снятие войск с фронта армии… С обнаружением отхода главных сил, сильными отрядами прорвать оставленное противником прикрытие и решительно преследовать его…». По замыслу, соединения армии должны нанести главный удар на Мончалово и окружить Ржев. Подчеркнуто: «Фронтальный удар на Ржев – наименее выгодный». Все-таки чему-то научились!
В боевом приказе штарма 31-й армии от 18 февраля записано: «Разрешая ту же задачу (уничтожение ржевской группировки противника), которая определяла боевые действия войск армии на протяжении всего 1942 г., командующий 31 А решил прорвать оборону противника… во взаимодействии и с частями 30 А уничтожить ржевскую группировку противника…». В документах обеих армий говорится о том, что для противника наступление должно быть внезапным. Планируя атаку на 20 февраля, штарм 30 –й А приказывает: «Атаку произвести внезапно (без артподготовки), используя артиллерию для поддержки атаки и обеспечения боя в глубине. По овладении передовыми траншеями и опорными пунктами продолжать стремительное наступление вперед… Упорно обороняющиеся опорные пункты обходить, блокируя и уничтожая их отдельными группами».
Во всех армиях были намечены мероприятия: активная разведка и наблюдение для своевременного обнаружения отхода противника, создание отрядов преследования из автоматчиков, лыжных групп с пулеметами и орудиями, установленными на лыжах или санях, подготовка средств подвижной связи, саперных групп, дорожно-строительных рот, материалов для переправы через реки и т. д. Задача армий двух фронтов – не допустить отхода противника.
Уже с 10–15 февраля на отдельных участках советских армий фиксируется движение групп противника, автотранспорта в западном направлении. На участке 5-й армии 13 февраля замечено движение в западном направлении обоза и гурта крупного рогатого скота (предположительно дивизионного). С середины февраля в донесениях разведки говорится, что противником расчищаются дороги, отдельные группы отводятся в западном направлении, часть артиллерии подтягивается ближе к дорогам, а часть блиндажей, мостов, зданий и железнодорожное полотно готовятся к взрыву. Отход противника подтверждают пленные и перебежчики. 16 февраля пленные, захваченные на участке 5-й армии, говорят об отходе на новый рубеж обороны, утверждают, что 35-я пехотная дивизия уже отведена в район Вязьмы. Пленный, захваченный 17 февраля на участке 30-й армии: «В феврале дано распоряжение об отправке в глубокий тыл обозов, лишних боеприпасов и ненужного военного имущества, а также эвакуации всех больных и раненых». Взятые в плен 24–25 февраля на участке 31-й армии заявили, что «подготовка к отводу войск началась еще с 15.2.43 (всем заменена валяная обувь, выдано на 4 дня продовольствие, много боеприпасов)…». Причины отвода один из пленных объяснил так: «Среди солдат идут разговоры о том, что в Сталинграде погибло так много немецких солдат, что на этот участок фронта пополнения не хватает и выдержать натиск русских они не могут; поэтому, боясь окружения, немецкое командование отводит свои части с целью сократить линию фронта».
Отвод войск противника стал «окончательно ясен» 23–24 февраля. Казалось бы, надо наступать, но в армиях активизируется разведка, в том числе боем, и наблюдение с целью выяснения намерений противника. Удивительно! Но попытка наступления советских соединений в районе выступа в феврале 1943 г. все-таки была. На одном из участков 5-й армии ударная группа из 29-й гвардейской стрелковой дивизии, 35-й стрелковой бригады 22 февраля попыталась прорвать вражескую оборону. Нескольким подразделениям удалось ворваться в первую и вторую траншеи врага. В бой были введены 153-я танковая бригада и лыжный батальон. Танкисты успеха не имели, а лыжники, проскочив через вражеские позиции и захватив небольшой населенный пункт, оказались в окружении и погибли. В начале основного наступления 4 марта на месте обороны лыжников нашли одного едва живого человека из этой группы. Этот лыжник, «пожилой солдат», из 352-й стрелковой дивизии Г. Ф. Денисенко оставил рассказ об этом наступлении: «Утром 22-го… часов около десяти началась артподготовка нашего наступления. Грохот артиллерии… шум и шорох летящих в вышине снарядов, дым, туман. К фронту пошли танки. Десятки танков американского образца. Мощные машины проносились по снежной дороге. Потом я узнал, что почти все они были подбиты и сожжены. А танкисты? Как часто потом я видел злую участь танкистов!.. Утром 23-го редкая стрельба. Потом она усилилась. Снова начались атаки. Жестокий обстрел. Такая же картина 24-го. В этот последний день в бой двинуты все резервы, в том числе и рота ПТР, хотя с самого первого дня выявилась безуспешность атак… Многие красноармейцы роты, видя малочисленность атакующих, слабость артподготовки, фактически приказа атаковать не выполнили. Тяжелое впечатление. Стрелковые роты почти начисто погибли в бою. Мы потом (4 марта) при общем переходе в наступление видели кучи трупов расстрелянных и замерзших перед немецкими окопами. Наверно, их немцы поставили вместе: в таком положении они не могли погибнуть во время атаки… Вся дивизия в боях 22–24 февраля понесла колоссальные потери. Уже потом старшина роты Морозов говорил, что от одной роты в живых остался один человек, да и к тому придрались – как он остался жив – и расстреляли. Об этом случае я потом говорил с уполномоченным особого отдела. Он подтвердил, что этот человек был действительно расстрелян, так как неоднократно уходил с поля боя… Сменено все руководство дивизии. В нашем полку сменен командир полка…».
27 февраля был освобожден от должности и командующий войсками 5-й армии генерал-полковник Я. Т. Черевиченко, «как не справившийся с выполнением боевых задач». В этот же день другим приказом Ставки ВГК был снят с поста командующего войсками Западного фронта генерал-полковник И. С. Конев с такой же жесткой формулировкой: «как не справившийся с задачами руководства фронтом». Новым командующим был назначен генерал-полковник В. Д. Соколовский, бывший до этого начальником фронтового штаба. Сняли за то, что не начинал наступление армий фронта и позволил немцам уйти. 28 февраля немецкое командование приняло окончательное решение очистить ржевско-вяземский выступ. Х. Гроссман пишет, что в войска поступил приказ: отход основной части войск начать 1 марта в 19 часов. Сделано это было очень незаметно. Арьергардные отряды оставались в Ржеве до вечера 2 марта. Перед отходом они взорвали мост через Волгу в Ржеве.
Судя по документам, первыми начали преследование противника части 31-й армии, потом – 39-я, 22-я, 30-я армии. На участке 31-й армии Западного фронта отход главных сил врага начался 2 марта в 3.00. Части двух дивизий в 3.50 перешли в наступление и овладели первой линией траншей. Затем наступление начали другие соединения армии, которые столкнулись с серьезным сопротивлением противника. Первоначальная задача армии: ударной группой на правом фланге прорвать оборону врага и с юга войти в Ржев. В 8.30 утра 2 марта войска левого фланга Калининского фронта силами 39-й армии и частью сил 22-й армии перешли в наступление. В 14.30 2 марта западнее Ржева перешли в наступление дивизии 30-й армии Западного фронта.
Бывшая переводчица штаба армии, потом писательница, Е. Ржевская вспоминала, что командующий 30-й армией генерал-лейтенант В. Я. Колпакчи, даже получив разведданные об отходе немецких войск, долго не решался отдать приказ о переходе армии в наступление. Все разрешилось ночным звонком Сталина. Он позвонил и спросил у командарма, скоро ли тот возьмет Ржев… И командарм ответил: «Товарищ командующий, завтра же буду докладывать Вам из Ржева» – и двинул войска». В самом городе, западнее и южнее его нашим частям пришлось вести бои с немецкими арьергардными отрядами, о чем свидетельствуют многочисленные документы и воспоминания. В официальном сообщении Совинформбюро «В последний час» от 3 марта 1943 г. было сказано: «Несколько дней назад наши войска начали решительный штурм города… Сегодня, 3 марта, после длительного и ожесточенного боя наши войска овладели Ржевом».
8 марта наши войска, после упорных двухдневных боёв, сломили сопротивление противника и овладели городом и железодорожной станцией Сычевка.
Продвижение советских войск было медленным. Наступательная операция превратилась в преследование отступающего врага. Причинами этого была основательная продуманность, подготовленность противником вывода войск с выступа и организованность при отходе. Большие затруднения создавали минные поля. Немцы взорвали все мосты в полосе отхода и заминировали все дороги. Местность западнее Днепра была превращена в зону «пустыни». На автомагистрали Москва – Минск были взорваны все мосты и путепроводы, а во многих местах и высокая насыпь дороги, проходившей по заболоченной местности. Железная дорога была разрушена полностью.
С середины марта вмешалась весенняя распутица: таяние снега, раннее половодье, пересеченная местность – многочисленные ручьи и овраги. Все это вместе создавало неблагоприятную обстановку для наступающих войск. «Пожилой солдат» Г. Ф. Денисенко пишет в своем дневнике: «Еще с 10 марта солнце пригревает после полудня. Дорога портится… 13 марта крестный путь через Вязьму. Уже перед городом грязь. Подводы забили дорогу. Долго стоим. Мост взорван… В валенках промокли и не просыхают ноги… В ночь на 14 ночуем на дороге у костра. Непрерывный поток людей и техники… Оживление, как на улицах Москвы».
Ставка требовала от командования фронтов более энергичных действий, с тем чтобы не выталкивать противника, а применять отходы и отрезать ему пути отступления. Командирам частей приказывали «шире применять обход и охват, категорически запрещая лобовой удар и атаки», требовали «максимально сохранять живую силу за счет искусного маневра и огня». Но наступавшие войска продвигались медленно, по 6–7 км в сутки.
Во второй половине марта командованием Западного фронта была предпринята попытка переломить ход событий. 5-й танковый корпус пытался нанести удар в направлении Ельни, 1-й танковый – в обход Спас-Деменска с запада, в тыл врага, пытаясь отсечь отходившие немецкие части от орловско-брянской группировки и вырваться на оперативный простор. Но оба корпуса не справились со своими задачами. Их многократные атаки привели лишь к большим потерям. За несколько дней безрезультатных боев танковые корпуса потеряли 132 машины. Советские войска были вынуждены прекратить наступление. С 24 марта перешли к обороне армии Калининского фронта. Армии Западного фронта пытались еще до конца месяца, проведя перегруппировку сил, вести наступление, прорвать вражескую оборону, но успехов не было, и с 1–2 апреля и они стали закрепляться на занимаемых рубежах. Днем завершения Ржевско-Вяземской операции 1943 г. считается 31 марта. Фронт на этом направлении стабилизировался вплоть до августа 1943 г., когда началась Смоленская наступательная операция.
Главным результатом Ржевско-Вяземской наступательной операции в конце марта 1943 г. была ликвидация немецкого ржевско-вяземского плацдарма у столицы советского государства, линия фронта отодвинулась от Москвы еще на 130–160 км, ее протяженность на этом участке фронта сократилась на 350 км. Длительная угроза столице со стороны немецкой группы армий «Центр» была окончательно ликвидирована, был достигнут стратегический успех. Советское командование вывело в резерв Ставки две войсковые армии и механизированный корпус. Но Ржевско-Вяземская операция 1943 г. не была успешной. Ее конечная цель, как и других наступательных операций на этом участке фронта – уничтожение основных сил немецкой центральной группировки, – не была достигнута. Группа армий «Центр» хотя и была основательно потрепана, но не уничтожена.
В исследовательской литературе неудачи операции объясняются грубыми просчетами в принимавшихся решениях, в управлении войсками на высшем уровне. В подтверждение авторы военно-исторических очерков 1998 г. приводят слова И. Х. Баграмяна, который в своих воспоминаниях писал, что «почти все наступательные действия на западном направлении весной 1943 г. носили отпечаток торопливости, спешки. Тогда у всех нас были еще свежи достигнутые под Сталинградом блестящие победы Красной Армии… Казалось, что моральный дух врага надломлен и если не дать ему опомниться, непрерывно наносить удары на все новых и новых направлениях, то он вскоре будет окончательно сокрушен… Даже у некоторых командующих фронтами появилось ошибочное убеждение и настойчивое желание поскорее добиться успехов, подобных сталинградскому триумфу».
Единственным крупным стратегическим результатом наступления советских фронтов на западном направлении в феврале – марте 1943 г. была ликвидация непосредственной опасности для Москвы. Ржевско-Вяземская наступательная операция 1943 г. подвела итог всех наступательных операций 1942 г. на центральном – московском – направлении советско-германского фронта: ржевско-вяземский выступ в линии фронта и вражеский плацдарм на нем были ликвидированы, с идеей нового наступления на этом направлении, с этого плацдарма командование вермахта было вынуждено распрощаться. Были, наконец-то, освобождены многострадальные русские города, бывшие более года немецкими опорными пунктами на плацдарме, – Белый, Оленино, Ржев, Сычевка, Гжатск, Вязьма. Планировавшееся еще в начале 1942 г. их освобождение удалось осуществить только в марте 1943 г. В разрушенные почти до основания не только врагом, но и собственной армией города стала возвращаться жизнь. Битва за ликвидацию вражеского плацдарма вблизи столицы завершилась.
По официальным данным, потери советских войск в операции составили 38 862 человек.
 ІІ. Практическая часть
2.1. Потери.
Общие потери Красной Армии превысили 1 млн. человек.
Ржевско-Вяземская операция (8 января -20 апреля 1942 года):
безвозвратные потери Красной Армии - 272320 человек,
санитарные - 504569 человек,
всего - 776889 человек.
Ржевско-Сычевская операция (30 июля - 23 августа 1942 года):
безвозвратные потери 51482 человека,
санитарные - 142201 человек,
всего -193383 человека.
Ржевско-Вяземская операция (2-31 марта 1943 года):
безвозвратные потери - 38862 человека,
санитарные - 99715 человек,
всего - 138577 человек.
Во всех трех операциях:
безвозвратные потери - 362664 человека,
санитарные - 746485 человек,
всего - 1109149 человек.
Ржевско – Вяземская операция 1943г., наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов, проведена с 2 по 31 марта с целью уничтожить группировку противника на Ржевско-Вяземском плацдарме. В результате операции был ликвидирован Ржевско-Вяземский выступ, линия фронта отодвинулась от Москвы еще на 130-160 км. И ходе операции был освобожден Ржев (3.03), ряд городов Калининской и Смоленской Областей. В этой операции безвозвратные потери Советской Армии составили 38 862 человека, санитарные - 99 715 человек, всего 138 577 человек. Общие потери Красной Армии в четырех наступательных операциях составили 1 325 823 человека (в Сталинградской битве – 1 129 619 человек). Немцы о потерях вермахта на Ржевской дуге молчат до сих пор. Михаил Ножкин образно и точно сказал об этом: «Под Ржевом от крови трава навеки порыжела…». Значение Ржевской битвы в том, что войска немецкой группы армии «Центр» не смогли с плацдарма совершить новый поход на Москву, что летом и осенью 1942 года бойцы Красной Армии здесь помогали Сталинграду.
Потери войск Западного фронта на ржевском направлении в
январе - марте 1942 г.*
  Убито пропало без вести Всего
Январь 9581 3391 40557
Февраль 5642 813 24405
Март 6717 656 29194
Апрель 2399 363 10865
Всего 24339 5223 105021
* — подсчитано по ЦАМО РФ, ф.208, оп. 2579, д.16, лл.71-99.
К исходу 15 февраля войска 29-й армии уже не имели ни снарядов, ни пищи. Попытки деблокирования окруженных успеха не имели, они лишь изматывали 39-ю и 30-ю армии. 17 февраля немцы усилили нажим на части 29-й армии и последовательно захватывали одну позицию за другой. Вследствие невозможности дальнейшей обороны было принято решение прорываться из окружения. К этому времени в составе армии насчитывалось всего 6000 человек. Орудия, которые не имели снарядов, и автотранспорт, не имевший горючего, еще 11 февраля были приведены в негодность, а наиболее ценное имущество зарыто в землю. В ночь на 18 февраля остатки 29-й армии прорвались в расположение 39-й армии. Эти драматические события обусловили достаточно высокие потери войск И. С. Конева.
Итак, вычленив из потерь Западного фронта потери армий на ржевском направлении, мы получаем следующие цифры по зимним боям за ржевский выступ. 
Фронт Потери Безвозвратные Общие
Калининский фронт 123380 341227
Западный фронт 29562 105021
Итого 152942 446248
В итоге вместо бездумно называемой величины, в почти что 300 тыс. человек безвозвратных потерь в боях первых месяцев 1942 г., мы получаем примерно вдвое меньшую цифру. Следует также отметить, что эти достаточно высокие потери были понесены в течение нескольких месяцев.
Потери армий, участвовавших в наступлении в районе Ржева в августе 1942 г.
Армия Убито Пропало без вести Всего безвозвратных потерь Общие
29 А (КалФ)* 2465 281 2746 10800
30 А(КалФ)* 19096 683 19779 82441
20 А (ЗФ)** 10173 2953 13126 49362
31 А (ЗФ)** 10206 3684 13890 51080
29 А (ЗФ)*** 2430 1004 3434 11171
30 А (ЗФ)*** 4445 278 4723 19113
Итого 48815 8883 57698 223967
* — согласно данным в приложении к ЖБД Калининского фронта
** — подсчитано по ЦАМО РФ, ф.208, оп.2579, д.16, лл.150-158
** — после передачи в состав Западного фронта (за период 21-31 августа 1942 г.)
Мы видим, уже августовские потери существенно превысили заявленные в книге «Потери СССР и России в войнах XX века» 193 тыс. человек. 26 августа 1942 года командовавший Калининским фронтом И. С. Конев был назначен командующим Западным фронтом, сменив Г. К. Жукова. Командующим Калининским фронтом был назначен наш земляк генерал-лейтенант М. А. Пуркаев. С отъездом Жукова под Сталинград интенсивность боев в конце августа не снизилась. Конев не остановил сражение за Ржев. Напротив, бои перешли в новую фазу, ожесточенных боев за сам город Ржев. Конев также забрал с собой на Западный фронт две армии, действовавшие на ржевском направлении. Директивой Ставки ВГК от 29 августа 1942 г. «в целях быстрейшего разгрома ржевской группировки противника, захвата города Ржева и удобства управления войсками» 29-я и 30-я армии переходят в состав Западного фронта.
9 сентября 1942 г. 30-я армия после полуторачасовой артподготовки начинает очередной штурм города. На следующий день к ней присоединяется 29-я армия. Весомого результата удалось добиться 21 сентября, когда штурмовые группы 215, 369-й и 375-й стрелковых дивизий, преодолев проволочное заграждение и две линии окопов, ворвались в северную часть города. Достигнутый тактический успех немедленно попытались развить. В стык 215-й и 369-й дивизий была введена в бой 2-я гвардейская дивизия. Целый день шел ожесточенный бой в северо-восточных кварталах Ржева. Хорошо вооруженные штурмовые группы, ликвидируя очаги сопротивления немцев и очищая дом за домом, медленно продвигались вперед. Штурмовые группы сопровождали 76-мм пушки, выводимые на прямую наводку. Каждый дом был превращен немцами в крепость, приспособленную к круговой обороне. Улицы были перегорожены различными препятствиями — надолбами, проволочными заграждениями. Ржев стал своего рода «Сталинградом» в верховьях Волги. Только здесь противники поменялись ролями. К исходу 21 сентября 369-я дивизия овладела 17-м и 18-м кварталами, 2-я гвардейская — 24-м кварталом и очищала 23-й и 25-й кварталы, 125-я дивизия вела бои в 22-м и 23-м кварталах города. Но немцам все же удалось сохранить контроль над Ржевом. Немалую роль в этом сыграло элитное соединение — танко-гренадерская дивизия «Великая Германия». Модель без колебаний бросал ее в контратаки, дробил на части для затыкания местных прорывов. Постепенно силы наступающих сокращаются и битва затихает. 31-я перешла к обороне 16 сентября 1942 г., 29-я армия — 25 сентября, 30-я армии — 1 октября.
В ходе сентябрьских боев за Ржев армиями двух фронтов были понесены чувствительные потери (см. таблицу):
Потери армий, принимавших участие в боях за Ржев в сентябре 1942 г.*
 Армия
Потери Убито Пропало без вести Всего безвозвратных потерь Общие потери
39 А (КалФ) 683 50 733 2593
20 А (ЗФ) 1865 1217 3082 9753
29 А (ЗФ) 1877 260 2137 6945
30 А (ЗФ) 7114 663 7777 27815
31 А (ЗФ) 5402 2090 7492 28493
Всего 16941 4280 21221 75599
* — По 39-й армии данные взяты из приложения к ЖБД Калининского фронта за сентябрь 1942 г., по армиям Западного фронта потери подсчитаны по декадным сводкам ЦАМО РФ ф.208, оп.2579, д.16, лл.163-166
Следует отметить, что потери в сентябре 1942 г. заметно ниже потерь тех же армий в августе 1942 г. В сентябрьских штурмах Ржева армии потеряли в 2-2,5 раза меньше, чем в августовских боях. Тем не менее, общие потери советских войск в боях за Ржев в августе-сентябре 1942 г. вплотную приближаются к цифре 300 тыс. человек. Вклад августовских и сентябрьских боев в безвозвратные потери составляет 78919 человек.
Несомненный интерес представляет также сравнение потерь двух фронтов под Ржевом с потерями противостоявшей им 9-й армии Вермахта. По ней имеются данные по потерям до 10 сентября 1942 г. Общие потери армии составляют 52392 человека (NARA T312 R307F7874212). Армия генерала Моделя занимала более широкий фронт, нежели окрестности Ржева. Соответственно к общим августовским потерям (223967 человек) вычисленным выше нужно прибавить августовские потери 5-й армии (25424 человек) Западного фронта и 39, 22 и 41-й армий Калининского фронта (14298 человек). Общие потери 5, 20, 29, 30 и 31-й армий Западного фронта с 1 по 10 сентября 1942 г. составили 42984 человек. К сожалению, никто не располагает точными данными о потерях Калининского фронта с 1 по 10 сентября, имеется только цифра потерь 39, 22 и 41-й армий за весь месяц — 6865 человек. Это дает нам оценку потерь советских войск, противостоявших 9-й немецкой армии в 313538 человек. Соответственно соотношение потерь сторон в указанный период примерно один к шести.
Следует отметить, что «Марс» не был единственным операционным направлением Калининского фронта в ноябре-декабре 1942 г. Достаточно тяжелые бои, завершившиеся победой советских войск, шли под Великими Луками. Наступавшая здесь 3-я ударная армия потеряла почти 45 тыс. человек.
Потери войск Западного фронта на ржевском направлении с 21 по 30 ноября 1942 г.*
 Армия
Потери Убито Пропало без вести Общие
20-я армия 4704 1219 23212
30-я армия 453 23 1695
31-я армия 1583 44 6857
2 гв. кавкорпус 1153 2 6406
Всего 7893 1288 38170
* — подсчитано по ЦАМО РФ, ф.208, оп.2579, д.16, лл.190–200.
Ржев также был не единственным участком Западного фронта, где велись боевые действия. Однако в отличие от зимних боев начала 1942 г. большая часть потерь все же пришлась на три армии и кавкорпус, участвовавшие в «Марсе». В последнюю декаду ноября потери всех армий Западного фронта составили 43726 человек, а общие потери фронта за весь ноябрь 1942 г. — 60050 человек.
Учитывая, что общие потери всего Западного фронта в декабре 1942 г. составили около 90 тыс. человек (ЦАМО РФ, ф.208, оп.2579, д.22, л.49), эта цифра потерь в операции «Марс» представляется вполне соответствующей имеющимся документальным источникам. Из советских и немецких источников известно, что к концу декабря бои постепенно стихли. Также улучшилось соотношение потерь с противником. 9-я армия потеряла в ходе советского наступления около 53 тыс. человек, что дает нам соотношение потерь примерно 1:4.
По последнему, мартовскому 1943 г. сражению за Ржев, точнее -  эвакуации немцами ржевского выступа, «Потери СССР и России в войнах XX века» называет цифру потерь в 138577 человек (в том числе 38862 человека безвозвратные потери). Подсчитаны потери Калининского и Западного фронтов в полном составе. Однако это утверждение не стыкуется с имеющимися документами. Так общие потери всех армий Западного фронта за март 1943 г. составили 162326 человек.
Однако в ликвидации Ржевского выступа в марте 1943 г. участвовали не все армии как Калининского, так и Западного фронтов. Операцию проводили смежные фланги двух фронтов.
 Дата битвы
Потери Безвозвратные Общие
Ржевско-Вяземская операция январь-апрель 42-го 152942 446248
Окружение 39 А и 11 кк в июле 42-го 51458 60722
Август-сентябрь 42-го 78919 299566
Операция «Марс», ноябрь-декабрь 1942 г. 70373 215674
Ликвидация ржевского выступа, март 1943 г. 38862 138577
Итого 392554 1160787
Общие потери оказываются существенно ниже, чем заявленные в диссертации и книге С. Герасимовой 1325823 человек по четырем сражениям за Ржев. Заметная коррекция названных цифр в сторону увеличения вряд ли возможна. Во время оперативных пауз потери были значительно меньше, чем в ходе крупных наступлений.
Надо подчеркнуть еще раз, что подсчитывались потери не в боях за Ржев как таковой, а на широкой дуге протяженностью 200–250 км, огибавшей город. Отметим, что не всех проходящих по графе «безвозвратные потери» следует считать погибшими. Немало тех, кто числился пропавшим без вести и оказавшихся в немецком плену, впоследствии все же вернулись на родину. Одно можно утверждать совершенно определенно: ни о каком миллионе погибших под Ржевом не может быть и речи. Как, впрочем и о полутора-двух миллионах общих потерь. Всё же этот вопрос остаётся спорным…
2.2. Подвиги.
8 главных подвигов битвы за г. РжевДавайте вспоминаем о 8 подвигах в кровавых боях на Ржевско-Вяземском выступе.
Иван Иванович Мещеряков
В ходе общего наступления Красной Армии зимой 1942 г. немецкие войска были отброшены от Москвы, однако попытка советских войск сходу овладеть Ржевом, Гжатском, Вязьмой и Сычевкой не увенчалась успехом. Сложилась очень сложная конфигурация линии фронта, требовавшая от противоборствующих сторон сосредоточения огромных сил и средств. Борьба на этом направления вела к огромным потерям с обеих сторон и затянулась почти на 14 месяцев. В зимних боях 1942 г. на Калининском фронте отличился командир эскадрильи капитан И. И. Мещеряков. К февралю 1942 г. на счету Мещерякова было 11 воздушных побед, в том числе один самолет, уничтоженный в районе Ярцево при помощи тарана. 8 февраля 1942 г. И. И. Мещеряков совершил второй воздушный таран в районе Ржева — уничтожил самолет противника и погиб сам. 5 мая 1942 г. И.И.Мещерякову было присвоено звание Героя Советского Союза. В Волгограде именем героя названа улица и открыта мемориальная доска (Мещеряков был уроженцем Волгоградской обл.)
Геннадий Габайдулович Габайдулин
Еще одним Героем Советского Союза в зимних боях на Ржевском направлении стал Г. Г. Габайдулин — тогда часть наших войск, в том числе и дивизион, в котором воевал Габайдулин, попала в окружение. Группе Габайдуллина было дано задание: найти проход в позициях врага. Во время разведки произошло столкновение разведгрупп, в ходе которого получивший четыре ранения, Габайдулин в одиночку огнем из стрелкового оружия уничтожил до 10 солдат противника. За проявленное мужество и отвагу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1942 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
Арташес Александрович Гамарян В июне-июле 1942 г. ожесточенные сражения развернулись в направлении Сухиничи-Киров, где противник предпринял попытку срезать выступ образовавшийся зимой 1942г. и в дальнейшем создать угрозу Москве с юго-западного направления. В то же время и советское командование сосредоточило на данном направлении крупные силы. Развернулись тяжелые встречные бои, когда стороны в большом количестве использовали танки, нередко бросая в бой одновременно по нескольку десятков боевых машин. В результате линия фронта незначительно изменилась в пользу Красной Армии, и боевые действия были прекращены на данном участке из - за полного истощения сил обоих противников. В боях на этом направлении отличился старший лейтенант, командир танкового взвода Арташес Александрович Гамарян. О его подвиге сообщалось: » 17.8.42 года в боях за деревню Кумово Гамарян водил свою роту в ночную атаку, уничтожил много огневых точек врага. Сам Гамарян вышел из танка, воодушевлял пехоту, повел ее в атаку. Заняв деревню Кумово, рота Гамаряна, согласно приказа, продержалась на занятой позиции до четырех часов утра. Арташес Гамарян погиб в бою 27 августа 1942 г. у деревни Леоново, когда его танк был поражен немецким снарядом. Немецкая болванка брони не пробила, но вторичные осколки, танковой брони сразили советского офицера.
Иван Александрович Богданов 2 — 23 июля 1942 г. немецкое командование провело операцию «Зейдлиц» по ликвидации Холм-Жирковского выступа, образованного зимой 1942 г. Немецким войскам удалось ликвидировать выступ и окружить значительную часть сил 39-й армии. После ранения командующего армией генерала Масленикова, командование принял его заместитель генерал-лейтенант И. А. Богданов. Ему удалось организовать прорыв и вывести из окружения более 10 тыс. бойцов. Сам Богданов был тяжело ранен, эвакуирован в госпиталь на самолете, но 22 июля 1942 г. скончался от ран в г. Калинине, где и был похоронен. Посмертно генерал-лейтенант И. А. Богданов был награждён орденом Ленина, хотя среди ветеранов еще долгое время было распространено мнение о присвоении отважному командиру звания Героя Советского Союза.
Виктор Францевич Гастелло
В сентябре 1942 г. в районе Ржева продолжались тяжелые бои, когда советские войска предприняли очередную попытку освободить город и нередко бои проходили на окраине Ржева. В этих боях отличился Виктор Францевич Гастелло — брат знаменитого летчика Н. Ф. Гастелло. После гибели брата Виктор Гастелло ушел на фронт добровольцем и в течении 5 месяцев сражался на Калининском фронте. 2 октября 1942 г. батальон 673-го стрелкового полка 220-й дивизии под командованием В.Ф. Гастелло занял деревню Дыбалово, а затем ворвался на окраину Ржева. В этом бою Виктор Гастелло погиб от снайперской пули. После войны прах комбата был перенесен в район деревни Кокошкино, где на могиле героя установлен памятник.
Михаил Дмитриевич Соломатин
25 ноября 1-ый механизированный корпус под командованием генерал-майора М. Д. Соломатина сходу прорвал вражескую оборону. Советские танки продвинулись до 25 км и перерезали дорогу Белый - Владимирское, значительно осложнив снабжение немецких войск в Белом. Для ликвидации прорыва германское командование бросило крупные силы. В ходе тяжелых боев советские танкисты понесли тяжелые потери в боях в окружении, а ночью 16 декабря 1942 г. М. Д. Соматин организовал прорыв и вывел части корпуса из окружения. В память о подвиге 1-механизированного корпуса снят единственный посвященный событиям под Ржевом советский художественный фильм «Корпум генерала Шубникова», где Соломатин послужил прототипом главного героя.
Солдатов Александр Фёдорович
Летчик Александр Солдатов не вернулся с боевого задания в августе 42-го. Он пропал под Ржевом, где шли самые кровавые бои за всю историю Великой Отечественной. В базе данных "Мемориал" он так и числится пропавшим без вести. Из архивных документов известно, что дома в Казани его ждала жена Мария Федоровна. Во время войны она жила на улице Декабристов. Что случилось с ее мужем, она узнала только в сентябре 43-го, когда получила извещение. И лишь недавно стало известно, что за год до гибели Александр Солдатов был представлен к званию Героя Советского Союза. Командир 289-го бомбардировочного авиационного полка Михаил Огиенко описал подвиг казанца на двух листах. Представляя летчика к награде, командир отметил, что Александр Солдатов не боялся смерти и всегда совершал самые отчаянные поступки. Он неоднократно находился под обстрелом противника, но выходил из боя невредимым, при этом выполняя задания командования на «отлично».
Макаров Сергей Васильевич
Макаров Сергей Васильевич 180 истребительного авиационного полка 46 смешанной авиационной дивизии Калининского фронта, лейтенант. К 26 января 1942 года лейтенант Макаров Сергей Васильевич совершил 260 боевых вылетов, провёл 35 воздушных боёв, в которых сбил лично 10 вражеских самолётов – 13 в группе с товарищами. Многократно участвуя в штурмовках скоплений вражеских войск, лётчик подбил и сжёг 27 автомашин, подавил 2 зенитно-пулемётные точки и нанёс противнику большой урон в живой силе. 10 февраля 1942 года четвёрка лейтенанта Макарова, патрулируя над нашими позициями, завязала бой с 18 МЕ-110. Несмотря на большое численное превосходство противника. Наши лётчики действовали смело, напористо. Сбив двух «МЕ-110», Макаров пошёл в атаку на третьего. Точная очередь - и тот задымил. Посчитав, что стрелок «МЕ-110» выведен из строя, Макаров сблизился с вражеским истребителем до 20 метров, намереваясь добить его. Но пулемётная очередь хлестнула по кабине, и Макаров был убит, самолёт упал в районе села Воскресенское.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Макарову Сергею Васильевичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Награждён Орденом Ленина и Орденом Красного Знамени. Похоронен в братской могиле в деревне Бахмутово Ржевского района Калининской области. Там же герою воздвигнут памятник.
2.3. Места захоронений
Нас били и "гнули", но мы не роптали,И с криком "За Родину", мы умирали.Свой воинский долг до конца исполнялиИ славы не ждали, когда погибалиИ бронзовых бюстов, мы тоже не ждали.Нас не крестили и не отпевали,И безымянными в грунт зарывали.Но годы военные канули в лета,И память о нас тоже сгинула следом.Мы все же надеемся, что наши потомкиВосполнят пробел, ведь они не подонки. В. Королев, 2008г.
Всего на территории Ржевского района 42 захоронения, в которых погребено 78.721 человек.
Вот, что написано в книге «Ржевская битва в камне и металле» (Ржев, 2006) про братскую могилу в БАХМУТОВО: «Находится в 21 километре от Ржева, входит в состав сельского поселения «Победа». В 1954-1956 годах сюда в БАХМУТОВО были перенесены останки воинов Красной Армии из населенных пунктов: Бутаково, Воскресенское, Гнездово, Губино, Деньгино, Дягтери, Добрая, Дураково, Деняшино, Ерофеево, Ерши, Ивановское, Ксененино, Кокош, Коростелево, Карамлено, Коромино, Копытиха, Косачево, Колесниково, Кольцово, Малофеево, Ножкино, Нелидово, Н. Коростелево, Ново-Ивановское, Оптяхино, Полюбино, Починки, Ратово, Сувитки, Семеновское, Ст. Коростелево, Спас-Митьково, Тимонцево, Свеклино, Филькино, Харламово, Харино. На братской могиле в 1957 году установлен памятник «Воин со знаменем и женщина с венком» (автор Брапун). На памятной плите имеется надпись: «Здесь похоронены воины, погибшие в боях за город Ржев, и Герой Советского Союза Макаров Сергей Васильевич (1919-1942 гг.). Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины! ». По данным военкомата здесь сражались и погибли воины Красной Армии в составе 111, 133, 135, 194, 195, 216, 220, 243, 246, 252, 330, 348, 359, 363, 371, 372, 375, 379, 380, 410, .575, 859, 946 стрелковых дивизий, 11-ой отдельной танковой дивизии, 20-й кавалерийской дивизии, 122, 132, 443, 445 стрелковых бригад, 3, 35, 36, 58, 153, 339 танковых бригад. По сведениям Ржевского военкомата в 2005 году в списках советских воинов, похороненных в деревне БАХМУТОВО, значились 7435 человек, имена всех павших известны».
lefttop00Братская могила:http://www.postimage.org/image.php?v=aV2BcruAhttp://www.postimage.org/image.php?v=aV2BcIXAhttp://www.postimage.org/image.php?v=Pq2tge20http://www.postimage.org/image.php?v=aV2BdqR91179-й Истребительно противотанковый артиллерийский полк резерва Главного командования:http://www.postimage.org/image.php?v=Pq2tg1zihttp://www.postimage.org/image.php?v=aV2BdjmJ
Здесь похоронены солдаты, сержанты, офицеры. НА ФОТОГРАФИИ перечислены наименования соединений, участвующих в боях в этом районе.
http://www.postimage.org/image.php?v=aV2BcNWS
В 1954-1956 годах сюда в д. КОКОШКИНО были перенесены останки воинов Красной Армии из населенных пунктов: Бургово, Костарево, Крутилиха, Литвиново, Мешково, Рязанцево, Соколово, Соломино, Лебзино.  Карту можно посмотреть на главной странице портала: Карты Ржева, Карта-схема Ржевского района.
Деревня КОКОШКИНО расположена на реке Сишке при её впадении в Волгу.По данным военкомата, здесь сражались и погибли воины Красной Армии в составе 154, 158, 183, 230, 246, 250, 330, 348, 350, 354, 359, 363, 380 стрелковых дивизий, 130 стрелковой бригады, 35 танковой бригады. По сведениям Ржевского военкомата в 2005 году в списках советских воинов, похороненных в деревне КОКОШКИНО, значились 4246 человек, известны имена 3623 солдат и офицеров». В братской могиле под деревней Кокошкино. По данным Ржевского военкомата здесь сражались и погибали воины 154, 158, 183, 230, 246, 250, 330, 348, 350, 354, 359, 363 и 380-й стрелковых дивизий, 130-й стрелковой бригады и 35-й танковой бригады. В списках советских воинов, похороненных здесь, по состоянию на 2005 год значилось 4246 человек, известны имена 3623 воинов. К слову, здесь похоронены лейтенант Виктор Францевич Гастелло (1917 – 1942) и командир 183-й дивизии генерал-майор К.В. Комиссаров.http://rzev.ru/modules/myarticles/article.php?storyid=38
КОКОШКИНОhttp://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=261674564http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=261674565 http://www.obd-memorial.ru/Image2/getimage?id=261674566  – названия н.п., из которых произведены перезахоронения.
lefttopдеревня Кокошкино 258 человек (место захоронения по данным военкомата)

ОТЕЦ, И СНОВА Я В ПОЛУНИНЕ..." Наш долг перед погибшими на войне –
родными и незнакомыми - не имеет срока давности.Александр Емельяненков, Ржев - Зубцов – Москва. "Российская газета" - Федеральный выпуск № 4358 от 5 мая 2007 г.
Алла Виноградова, управляющая делами администрации Зубцовского района:
Наш город отбили у немцев в августе 42-го, а весь район удалось освободить только в марте 43-го, когда был ликвидирован Ржевский выступ. Так что ситуация у нас во многом схожая с соседями. На территории района после его освобождения было отмечено около 700 стихийно возникших братских захоронений. Впоследствии они пережили процесс укрупнения, причем в несколько этапов. Масштабные работы по переносу мелких и одиночных могил проводились в 1954-1956 годах. Как теперь понятно, не все, что тогда писали в отчетах, было реально сделано. Второй этап у нас пришелся на середину 70-х и был связан со строительством Вазузской гидротехнической системы. Многие населенные пункты попадали в зону затопления и оттуда в первую очередь переносились воинские захоронения. Именно тогда в очень красивом месте, на высоком берегу у слияния Вазузы и Волги был заложен наш главный мемориальный комплекс, куда к сегодняшнему дню перенесены останки более 14 тысяч погибших, имена 11 343 солдат и офицеров высечены на мраморных плитах. Чтобы увековечить оставшиеся 3100 имен, нужно дополнительно, сверх того, что заложено в проекте, установить не менее 30 плит. Всего у нас числится погибших более 32 тысяч человек и 41 воинское захоронение. Из наиболее крупных, после мемориала на Московской горке, выделю два - в деревне Веригине и Погорелом Городище. На братском кладбище в Веригине мы ежегодно, 23 августа, в День освобождения Зубцова, проводим торжественное захоронение останков, обнаруженных нашими поисковиками. В районе зарегистрированы и работают четыре своих отряда, и практически каждый год к нам приезжают проверенные и давно зарекомендовавшие себя команды из Москвы, Мордовии, Белгорода.
Воинские захоронения в Ржеве и Ржевском районе: Захоронений в районе 45. Забыта братская могила на территории воинской части в Мончалово. Там лежат 136 неизвестных. Списки захороненных в общих и отдельных могилах есть в электронном виде в Ржевском военкомате, см. ниже адрес и телефон.
Информация о воинских захоронениях, расположенных на территории Ржевского района Тверской области
№ п/п Наименование населенного пункта Число захороненных, чел Удаленность от города Ржева, км
Всего Из них имена установлены Сельское поселение «Есинка»
Глава администрации – Канюкова Татьяна Николаевна (тел. 8-915-709-39-76)
1 п. Мончалово в/ч 67730, братская могила 136 136 23
Сельское поселение «Имтомля»
Глава администрации – Орлов Сергей Анатольевич (тел. 8-906-715-91-96)
2 д. Мологино, братская могила 2495 1135 71
3 д. Мохначи, братская могила 1997 361 53
4 д.Байгорово, братская могила 894 242 60
5 д. Выползиха, братская могила 693 208 62
6 д. Горбыль, братская могила Перезахоронены в д. Мологино
7 д. Рудница, братская могила 292 265 65
8 д. Сытьково, братская могила 3634 3634 40
9 д. Итомля, помятник погибшим
землякам 45
10 д.Кривцово, одиночная могила 1 - 47
Сельское поселение «Медведево»
Глава администрации – Беляева Нина Александровна (тел. 8-960-713-77-23)
11 д. Кульнево, братская могила 187 - 28
12 д. Медведево, братская могила 1349 283 15
13 пос. Осуга, братская могила 798 223 25
14 ж/д мост на 168км, Осутский с/о (на выезде из Ржева) 71 25 25
15 д. Пятницкое, братская могила 1275 1060 36
Сельское поселение «Победа»
Глава администрации – Белов Алексей Николаевич (тел. 8-910-535-75-32)
16 д. Полунино, музей воинской
славы 7
17 д. Зальково, братская могила 477 477 22
18 пос. Победа, братская могила 1236 58 8
19 д. Кокошилово, братская могила 2221 1582 25
20 д. Полунино, братская могила 12538 12538 7
21 д. Бахмутово, братская могила 7435 7435 21
22 д. Ефимово, братская могила 1916 1916 37
Сельское поселение «Успенское»
Глава администрации – Шарманов Виктор Васильевич (тел. 8-910-535-03-18)
23 д. Маслово, братская могила 1532 1508 18
24 д..Массальское, братская
могила 206 206 40
25 д. Орехово, братская могила 625 583 34
26 д. Волыново, братская могила 248 248 46
27 д. Глебово, братская могила 4576 4456 17
28 д. Гнилево, братская могила 5710 3125 17
Сельское поселение «Хорошево»
Глава администрации – Белов Михаил Владимирович (тел. 8-910-848-17-35)
29 д. Хорошево, дом-музей
Сталина 5
30 д. Кокошкино, братская могила 4246 3623 24
31 д. Муравьево, братская могила 800 553 5
32 д. Петуново, братская могила 2572 1036 13
Сельское поселение «Чертолино»
Глава администрации – Иванова Нина Павловна (тел. 8-905-609-25-92)
33 д. Звягино, мемориал
сожженным жителям д.
Афанасово (66 человек) 32
34 д. Зайцево, братская могила 1938 106 44
35 д. Мончалово, братская могила 1607 893 26
36 д. Погорелки, братская могила 7491 7491 31
37 д.Бровцино, братская могила 2115 64 49
38 д. Сухуша, братская могила 4003 3289 35
39 д. Чертолино, братская могила 420 170 35
Сельское поселение «Шолохово»
Глава администрации – Рязанова Антонина Ивановна (тел. 8-909-266-37-02)
40 д. Мигуново, братская могила 162 69 57
41 д. Овчинники, братская могила 941 47 70
42 д. Голенищево, братская могила 54 54 70
43 д. Жаднево, братская могила 210 118 57
44 д. Сухая Орча, братская могила 202 91 55
45 д. Трубино братская могила 1797 1797 75
Поисковые сайты, объединения и отряды по воинам ВОВ: http://www.poiskpeople.ru/forum/viewforum.php?f=113
д.Ножкино Хвойнинский район. Всего на воинском захоронении, состоящем из 26 братских могил...
ЗАХОРОНЕНИЯ, ПАВШИХ В БОЯХ ЗА РОДИНУ, СОВЕТСКИХ ВОИНОВ: Ржевский район: 78283 – 41, в том числе: 3431 на Смоленском кладбище и 2872 на кургане в г. Ржеве, 6194 воинов в д. Бахмутово, 3765 воинов в д. Глебово, 5339 воинов в д. Гнилево, 1553 воинов в д. Ефимово, 2101 воинов в д. Кокошилово, 2385 воинов в д. Кокошкино,1405воинов в д. Маслово, 2161 воинов в д. Медведево,1161 воинов в д. Мигуново, 2487 воинов в с. Мологине, 1194 воинов в д. Мохначи, 6059 воинов в д. Погорелки, 9976 воинов в д. Полунине, 2958 воинов в д. Сытьково, 2638 воинов в д. Сухуше, 1011 воинов в д. Трубино.
ІІІ. Заключение.
Бои под Ржевом стали одним из самых кровавых эпизодов Великой Отечественной войны. Общие потери Красной Армии только по официальным данным превысили миллион человек. По последним, неофициальным подсчетам военных историков, потери составили 800—900 тыс. убитыми и около 1,5 млн — ранеными. Ржев, соседние города и деревни были почти полностью разрушены. В результате боевых действий за 17 месяцев оккупации Ржев был разрушен до основания, в основном, артиллерией и авиацией Красной армии при попытках освобождения. Из 20 тыс. человек, оказавшихся в оккупации, в день освобождения — 3 марта 1943 года — осталось 150, вместе с районом — 362. Из 5443 жилых домов Ржева уцелело лишь 297. Общий материальный ущерб, нанесённый городу и району в ходе боевых действий, по определению Чрезвычайной Государственной комиссии составил полтора миллиарда рублей.
Некоторые факты о Великой Отечественной войне становятся известными только в наши дни. В Тверской области историки и краеведы утверждают: бои за Ржев, названные в официальных документах "боями местного значения", на самом деле были одной из крупнейших операций за всю историю войны. Слово «битва» здесь очень даже уместна. Это подтверждается и результатами раскопок. Земля здесь буквально усыпана останками солдат. Участок фронта в триста километров длиной - как огромная братская могила. И 70 лет спустя поисковики почти ежедневно находят здесь десятки погибших. "Совсем рядышком, в этом лесочке, мы поднимали 84 бойца. Три цепи бойцов. То есть, в шеренгах, как шли, так и остались лежать", - рассказывает руководитель поискового отряда "Югра" Татьяна Кухаренко.
  Находки поисковиков в Тверской области могут послужить основанием для того, чтобы иначе взглянуть на историю Великой Отечественной войны. Раскопки показывают, что масштабы боев за Ржев были гораздо больше, чем это считалось раньше. Сражения, которые проходили на этих полях в 1942-м - 1943-ем годах, в архивах значатся, как "бои местного значения". А сейчас и поисковики, и историки сходятся во мнении, что, по сути, это была вторая битва за Москву. И самая кровопролитная в истории человечества. 17 месяцев советские войска непрерывно атаковали, пытаясь отбросить гитлеровцев дальше на Запад. За победу, здесь под Ржевом, заплатили жизнями почти полтора миллиона наших солдат. Это больше, чем в боях за Сталинград.
  Официальная военно-историческая наука в советское время такую версию принять не могла. Наше наступление было неудачным, а неудачи героизмом не признавались. В учебниках по истории до сих пор даже такого названия - Ржевская битва - не существует.
  Освободители Ржева, в самом городе их осталось меньше двух десятков, с этим не согласны. Медсестра Фаина Соболевская - в 1942-м ей было 17 лет - больше никогда не видела столько раненых: "Нам не приходилось спать. Когда бои идут - вообще не спать. Мы падали с ног, вплоть до потери сознания. Раненых не счесть. Нам леса не хватало. Не только палаток, но и землянок, навесов".
  О масштабах потерь ученые еще долго будут спорить. У мемориального комплекса Ржева, тем временем, ежегодно проходят захоронения тысячи солдат. "Должно прийти понимание того, что это все-таки не кости, а это люди, которых родственники ищут до сих пор", - говорит руководитель ржевской городской общественной организации "Поисковый центр" Сергей Петухов.
  Большинство погибших под Ржевом - безымянные. Но сегодня поисковики нашли медальон, надпись на котором смогли прочитать. Красноармейцу Федоту Пчёлкину в чем-то повезло больше сослуживцев - теперь в Курскую область сообщат, что в 1942-году он не пропал без вести, а погиб с оружием в руках.
   Таким образом, на местах боев продолжают работать поисковики из многих регионов нашей Родины, опровергая документальную запись: «Пропал без вести». Благоустройством братских могил занимаются трудовые коллективы города. В канун годовщины Великой Победы установлены памятники на захоронениях в деревнях Кокошилово, Гнилево, Зальково.
ІV. Интернет – ресурсы
http://rzev.ru/modules/phpBB2/viewtopic.php?t=2631 2012-13
http://voynablog.ru/2013/07/20/o-rzhevskoj-bitve/
http://fb.ru/article/208045/rjevskaya-bitva-vo-vremena-velikoy-otechestvennoy-voynyihttp://war60.my1.ru/index/rzhevskaja_bitva_19421943/0-90
http://1942.rzev.ru/rshew_history.htmlhttp://nenuda.ru/%D1%80%D0%B6%D0%B5%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%B1%D0%B8%D1%82%D0%B2%D0%B0.htmlhttp://actualhistory.ru/isaev-rzhev2http://www.universalinternetlibrary.ru/book/26072/ogl.shtmlhttp://news.boyarka.name/interesnoe/6739-7-glavnyh-podvigov-bitvy-za-rzhev.htmlhttp://csl.bas-net.by/press-nan/2015/04/30_podvig_vsei.pdfhttp://www.1942.ru/book/rzew42.htmhttp://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3864http://forum.vgd.ru/102/14443/70.htm?a=stdforum_view&o=
http://nsportal.ru/ap/library/drugoe/2011/09/12/issledovatelskiy-proekt-rzhevskaya-bitvahttp://www.wikiwand.com/ru/%D0%9F%D1%83%D1%80%D0%BA%D0%B0%D0%B5%D0%B2,_%D0%9C%D0%B0%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%BC_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87http://www.otvoyna.ru/leluchenko.htm
http://chr.mk.ru/articles/2015/03/03/knigi-pamyati-boyca-s-peredovoy-veteran-petr-mikhin-o-voyne-o-sebe-i-svoikh-knigakh.html
V. Список литературы
Использованы материалы кн.: Николай Шефов. «Битвы России.» Военно-историческая библиотека. М., 2002. 
Энциклопедия для школьников «Великая Отечественная война», - Москва, ОЛМА – ПРЕСС, 2005 г.
6.1. Приложение.
7556541656000Положение сторон на московском направлении 7–8 января 1942 г. Замысел Ставки Верховного Главнокомандования на наступление

6.2.Приложение.
Ржевско-Вяземская наступательная операция 8 января—20 апреля 1942 г.


6.3. Приложение.
2809240327025Атака советских войск , начало 1942 г
00Атака советских войск , начало 1942 г
289496532702500
013970Бой за населённый пункт. Январь 1942 г.
00Бой за населённый пункт. Январь 1942 г.
25330152642870Атака советских войск , начало 1942 г
00Атака советских войск , начало 1942 г
113665264287000
6.4. Приложение.
Бои за Ржев в январе 1942 г. Немецкая версия


6.5.Приложение.
Наступление соединений Западного фронта на Вяземском направлении в январе – конце февраля 1942 
-52705020066000
6.6. Приложение.

6.7.Приложение.
Окружение 29-й армии в феврале 1942 г. Немецкая версия.
7556523304500

6.8. Приложение.
Бои в районе деревень Ножкино и Кокошкино западнее Ржева в феврале 1942 г. Немецкая версия
-1339853175000

6.9.Приложение.
Военные действия в районе ржевско-вяземского выступа в мае-июле 1942 г.
-1225553937000
6.10. Приложение.
-12446046164500Операция «Зейдлиц». Июль 1942 г.


56515515620006.11.Приложение.
1-я Ржевско-Сычевская наступательная операция. 30 июля—23 августа 1942 г.
6.12.Приложение.
Бой за деревню. Август 1942 г.

В освобожденном п. Погорелое Городище. Август 1942 г.
-1339856413500

6.13.Приложение.
8509046037500Замысел операции «Марс»

6.14.Приложение.
Замысел 2-й Ржевско-Сычевской операции

6.15.Приложение.
Знамя освобождения над Ржевом. 3 марта 1943 г.
18034011493500
6.16.Приложение.
-7683570802500Ржевско-Вяземская наступательная операция 2-31 марта 1943 г.

6.17.Приложение.
20891532702500


6.18. Приложение
Командующий 30 армией Западного фронта дважды
Герой Советского Союза,
генерал армии Д. Д. Лелюшенко
-577854508500
Пуркаев Максим Алексеевич (мордвин)
Командующий Калининским фронтом с 26.08.1942 по 25.04.1943
109029517399000
Василий Данилович Соколовский
Начальник штаба Западного фронта генерал-лейтенант
-34607512065000
1450975137096500 Колпакчи Владимир Яковлевич - командующий 69-й армией 1-го Белорусского фронта, генерал-полковник. ... В ноябре 1942 года назначен командующим 30-й армией Западного фронта, во главе которой участвовал в операции «Марс»

4.19.Приложение
Передал Василевский 5.08.1942 г. в 21.00 ЦАМО. Ф. 96а. Оп. 1711. Д. 7а. Л. 73–77.
Сверено с телеграфной лентой.
ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 170558
КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА
О ПЛАНЕ ОПЕРАЦИИ В РАЙОНЕ РЖЕВА
6 августа 1942 г. 21 ч 00 мин
Ставка Верховного Главнокомандования утверждает ваши соображения по плану операции в районе Ржева, с захватом последнего силами 30-й армии с севера и 31-й армии с юга 9 августа.
Ставка Верховного Главнокомандования И. СТАЛИН А. ВАСИЛЕВСКИЙ
ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 126. Л. 143. Подлинник.
ДОКЛАД ПРЕДСТАВИТЕЛЯ СТАВКИ -
КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА
№ 105 ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ
ПЛАНА ОПЕРАЦИИ В РАЙОНЕ РЖЕВА
6 августа 1942 г. 13 ч 15 мин
Разобрав с Коневым обстановку на Калининском фронте, принял решение:
1. Наступательные действия на фронте 29-й армии в районе Карлово, Батюково прекратить. Из этой группировки перебросить три артполка и две сд на направление главного удара.
2. В связи с большим количеством соединений, действующих в составе 30-й армии, участок ее фронта от Кулаково до Ильино передать 39-й армии.
На 30-ю армию возложить только организацию и проведение операции по захвату гор. Ржев.
3. Операция по ликвидации противника в районе Ржева и захвату последнего будет проведена следующим образом:
30-я армия главный удар наносит на своем левом фланге, охватывая Ржев с северо-востока, южнее жел. дороги. Для обеспечения себя с востока армия разворачивает часть сил на восток и юго-восток с ближайшей задачей овладеть районом Находов, Гляденово и далее вдоль желдороги. Вспомогательный удар 30-я армия наносит на Добрую и далее на Ржев.
31-я армия Западного фронта после овладения районом Зубцова силами не менее 2–3 сд, трех тбр с артполками усиления наносит удар в северо-западном направлении вдоль шоссе Зубцов — Ржев. Остальные силы 31-й армии наступают южнее, с выходом на желдорогу Ржев — Сычевка, после захвата которой частью сил наносят удар с юго-запада, с выходом в район Ржев, Хорошево, Абрамково.
4. На время атаки привлекается авиация обоих фронтов и авиация Голованова.
5. В целях достижения одновременности удара 30-й и 31-й армий начало наступления готовится на 8 августа.
6. Группировка противника, действующая севернее Зубцова и против 29-й армии, будет уничтожена только после захвата Ржева.
7. Для обеспечения удара со стороны Зубцова 31-й армии будет поставлена задача захватить и удержать плацдарм севернее Волги в районе Зубцова.
8. На проведение операции 30-й армии требуется отпустить из ресурсов Ставки дополнительно 2 боекомплекта снарядов. Потребность в снарядах для ПА и орудий ПТО можно ограничить 1 1/2 бк. Снаряды М-30 у т. Конева имеются.
Прошу Вашего разрешения.
ЖУКОВ БУЛГАНИН
ЦАМО. Ф. 208. Оп. 2513. Д. 218. Л. 101, 102. Подлинник.
ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 170591
КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО И КАЛИНИНСКОГО ФРОНТОВ
О ПЕРЕПОДЧИНЕНИИ 29-Й И 30-Й АРМИЙ
29 августа 1942 г.
В целях быстрейшего разгрома ржевской группировки противника, захвата города Ржев и удобства управления войсками Ставка Верховного Главнокомандования приказывает передать с 24 часов 00 мин 30 августа 29-ю и 30-ю армии из состава войск Калининского фронта в состав Западного фронта.
Ставка Верховного Главнокомандования И. СТАЛИН А. ВАСИЛЕВСКИЙ
ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 124. Л. 252. Подлинник.
ДОКЛАД КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА № 12819
ВЕРХОВНОМУ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕМУ
О ПРИОСТАНОВКЕ НАСТУПЛЕНИЯ
5 сентября 1942 г. 00 ч 45 мин
Докладываю положение дел с проведением наступательных операций на Западном фронте.
1. Положение у Ржева. Истощилась пехота, мало снарядов. Постепенный подход снарядов и постепенный их расход приведет к положению, при котором будут расстреляны снаряды и задача не будет решена. Целесообразно временно приостановить операцию, накопить снаряды, привести войска в порядок, отремонтировать танки и самолеты и организовать заново удар 29-й и 31-й армиями с юго-востока и 30-й армией с северо-запада. Сомкнуть кольцо южнее Ржева. Эту операцию можно решить только серьезным артнаступлением с двухчасовой артподготовкой и сопровождением пехоты и танков огневым валом с тем, чтобы в первый же день наступления преодолеть глубину противника не менее 6–8 км. Это возможно будет достигнуть, имея боеприпасы до 4-х боекомплектов. Накопить такие запасы можно лишь за счет полного отказа подачи снарядов другим армиям фронта и не ранее 8.9. Операцию начать с утра 8.9.1942 г. Для усиления удара 31-й армии привлечь 6 тк от 20-й армии.
В течение перерыва, в период с 5 по 8 сентября, 30, 31 и 29-я армии будут проводить частные операции по улучшению своего тактического положения.
2. Гжатская операция. Гжатскую операцию до окончания операции по захвату Ржева приостановить. Для того чтобы противник не смог проводить маневра по фронту и за счет гжатского направления, усилить ржевское направление решил частными операциями, последовательно уничтожать противника по частям, поставив армиям задачи: 20-й и 5-й армиям совместными ударами уничтожить самуйловскую группу противника. Для этого 20-й армии произвести перегруппировку части сил на кармановское направление.
5-я армия проведет удар с востока на Прилепово.
3. Операция на левом фланге фронта (группа Романенко). Считаю целесообразным 16-й, 61-й и 3-й танковой армиям перейти к обороне на достигнутом рубеже. Все танковые корпуса вывести в резерв и в кратчайший срок их восстановить. Кроме того, за счет этих же армий вывести в резерв две сд.
Прошу: 1. Изложенный план утвердить.
2. Усилить фронт к началу Ржевской операции авиацией — пятью полками истребителей.
3. Выделить 20 000 пополнения для 30-й, 31-й армий.
4. Отпустить дополнительно 6000 PC М-30 и 3000 М-20 для 30-й и 31-й армий.
КОНЕВ БУЛГАНИН СОКОЛОВСКИЙ
ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3412. Д. 143. Л. 198–200.
ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 170700
КОМАНДУЮЩИМ ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО И КАЛИНИНСКОГО ФРОНТОВ
О ЗАДАЧАХ ПО РАЗГРОМУ РЖЕВСКО-СЫЧЕВСКО-ОЛЕНИНО-БЕЛЫЙСКОЙ ГРУППИРОВКИ ПРОТИВНИКА
8 декабря 1942 г. 22 ч 15 мин
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает: Совместными усилиями Калининского и Западного фронтов к 1 января 1943 года разгромить ржевско-сычевско-оленино-белыйскую группировку противника и прочно закрепиться на фронте Ярыгино, Сычевка, Андреевское, Лeнино, Нов[ое] Ажево, Дентялево, Свиты.
Западному фронту при проведении операции руководствоваться следующим:
а) в течение 10–11.12 прорвать оборону противника на участке Бол[ьшое] Кропотово, Ярыгино и не позже 15.12 овладеть Сычевкой, 20.12 вывести в р-н Андреевского не менее 2 сд для организации замыкания совместно с 41-й армией Калининского фронта окруженного противника;
б) после прорыва обороны противника и выхода главной группировки на линию железной дороги подвижную группу фронта и не менее четырех сд повернуть на север для удара в тыл ржевско-чертолинской группировки противника;
в) 30-й армии прорвать оборону на участке Кошкино, стык дорог с.-в. Бургово и не позже 15.12 выйти на ж. д. в р-не Чертолино; с выходом на железную дорогу установить боевое взаимодействие с подвижной группой фронта и ударом вдоль ж. д. наступать на Ржев с задачей взять Ржев 23.12.
Калининскому фронту при выполнении задачи руководствоваться следующим:
а) продолжать развивать удар 39-й и 22-й армий в общем направлении на Оленино с задачей разгромить оленинскую группировку противника и не позже 16.12 армиям выйти в район Оленино.
Частью сил 22-й армии нанести вспомогательный удар в направлении Егорья с целью помощи 41-й армии в разгроме белыйской группировки противника;
б) 41-й армии к 10.12 разгромить прорвавшуюся группировку противника в р-не Цыцыно и восстановить утраченное положение в районе Околицы.
Не позже 20.12 частью сил выйти в р-н Мольня, Владимирское, Ленино с задачей замкнуть с юга окруженную группировку противника совместно с частями Западного фронта.
Не позже 20.12 овладеть г. Белый.
В дальнейшем иметь в виду, после перегруппировки войск Калининского и Западного фронтов, разгромить к концу января месяца 1943 года гжатско-вяземско-холм-жирковскую группировку противника и выйти на наш старый оборонительный рубеж.
С занятием войсками Вязьмы и выходом на прошлогодний оборонительный рубеж западнее [линии] Ржев, Вязьма операцию считать законченной и войска перевести на зимние квартиры.
Получение подтвердить, исполнение донести.
Настоящий приказ довести до командиров полков включительно.
Ставка Верховного Главнокомандования И. СТАЛИН Г. ЖУКОВ
ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 126. Л. 203, 204. Копия.
6.20. Приложение.
Книги памяти бойца с передовой: ветеран Петр Михин о войне, о себе и своих книгах. Участник Ржевской битвы.
44704025082500
50419011493500293116011493500

Петр Михин, декабрь 1941 г ветеран Петр Михин с внуком Павлом.
9 мая 2015 г

Приложенные файлы

  • docx 20481557
    Размер файла: 3 MB Загрузок: 1

Добавить комментарий