Между вспышками молний я увидел нечто


Газета «На грани невозможного». № 22(250) 2000г.
«Между вспышками молний я увидел нечто…»
Вы когда-нибудь оказывались в эпицентре мощной грозы? Нет не на самолете и не на корабле. И даже не под тучей в чистом поле, а в самой ее середине и совершенно беззащитным? Уверен, что такое испытали немногие.
«Каким ветром туда может занести?» – спросите вы. Не ветром. Ногами…. Конечно же, это было в горах. Дело было в горах Памира. Наша экспедиция медленно поднималась по ущелью реки Сиамы. Садилось солнце. Мы выбились из контрольных сроков и шли из последних сил. До промежуточного лагеря оставалось около получаса хорошего ходу. За хребтом погромыхивало. Мы тревожно посматривали на небо. Из-за перевала надвигалась огромная черная туча. Она быстро набирала силу, подпитываясь за счет облаков, которые, как пар от кипятка, быстро возникали на склонах ущелья. Они появлялись буквально из скал, как будто выдавливались ими, и, оторвавшись, быстро неслись к темной массе грозы. Она же жадно поглощала рваные хлопья и заметно тучнела. Сбросив рюкзаки, мы натянули на себя штормовки и спустили на шнуре ледорубы, примуса, котелки – короче, все, что могло притянуть разряд. Прямо из-под ног поднимался пар. Мы оказались, как в молоке.
Темнело быстро, как гасят свет в кинозале. Разбившись на мелкие группы, мы закрепились, кто, как мог на неровной тропе. Прилепившись к каким-то жидким кустикам, выбирали упор для ног понадежнее. Иначе могло смыть…
Стало совсем темно. Ущелье представляло собой сплошной звук. Ревела Сиама среди валунов, ревело среди скал, ревел гром. Мы тоже ревели, пытаясь прокричать советы новичкам. Штормовой вал чуть было не сорвал нас со скал. Пыль, мелкие камни, сухая трава, все, что можно было поднять, пронеслось мимо наших лиц, царапая кожу. Некоторые поняли, что плохо закрепились и быстро искали новые возможности.
В полной темноте молнии слепили. Летая по ущелью мимо нас, они едва не задевали штормовок. Грома не было – воздух рвался в клочья с оглушающим треском. Разряды следовали один за другим через две – три секунды. Лило так, будто мы стояли под горным водопадом. Чтобы не ослепнуть от молний я надел защитные очки. Сосед сделал то же самое. Это не очень- то спасло, свет проникал со всех сторон. Но он был не только от разрядов. Между молниями в туче струилось свечение, которое оживляло внутреннее пространство особым недосягаемым духом.
Казалось, что следующая молния обязательно проколет твое тело. Оно вздрагивало от каждого разряда, но ни один из них не трогал людей. Лишь однажды, метрах в трех от нас вдруг вырос электрический еж, надулся и лопнул, поймав встречный разряд.. Тело тряхануло изнутри так, будто там сработал отбойный молоток. Любителей острых ощущений среди нас не было, но и страха не было тоже. Страх уже преодолел «критический объем» и перешел в восхищение.
От восхищения вставали волосы дыбом под шапкой. Гроза не унималась. Казалось, что она началась давным-давно. Было такое ощущение, что время в центре грозы изменилось. Но изменилось не только время. Изменились ощущения. Изменился вкус. Во рту было ощущение жидкого металла, что- то вроде ртути. Оно резко усиливалось после каждого разряда. Я бы сказал, что это был вкус молний.
На какое-то время мне показалось, что меня уже нет. Мой «биоскафандр» трепыхался где то рядом, а душа слилась с атмосферным электричеством и парила там в новом энергетическом теле. И вдруг моя душа замерла. Между вспышками молний я увидел Нечто. От этого невозможно было оторвать глаза. Толкнув локтем соседа и не отрывая взгляда от видения, я носом показал ему Это. Но он уже тоже смотрел туда.
Это были два существа с полупрозрачными светящимися телами, которые спокойно парили, как орлы, между молний. Юноша и девушка изучали сияние и держались за руки, а их лица были обращены куда-то вглубь. Иногда они синхронно поворачивали лица в разные стороны. В какой-то момент их взгляд коснулся моих изумленных глаз. Снисходительная улыбка изогнула очертания их губ. Этого момента было достаточно знакомства с ситуацией. Летящая пара была «пилотами» грозы. Они вели ее куда нужно. Они поддерживали в ней запасы энергии сколько нужно. Они поливали землю где нужно. Они били разряды во что нужно. Они знали всю электрическую схему грозы и на ходу создавали необходимые ей элементы. Они управляли грозой, как люди – самолетом. Да и гроза не была грозой для них, а средством существования. Все стало ясно в один миг. Для понимания оказалось достаточно их всепроникающего взгляда.
Пара держалась за руки и было ясно, что они неразделимы. Неразделимы, как полюса в магните. Как душа и человек. Они одушевляли природу грозного явления и медленно плыли вниз по ущелью. Они одушевляли природу, делая ее жизнеспособной. Через полминуты контуры их исчезли в сверкающем сиянии….
Мы посмотрели друг на друга и поняли, что об этом никому нельзя говорить. Как нельзя летчикам говорить об НЛО, если хочешь летать. Гроза ослабевала. Все были живы и мокры. И так с промокшими чувствами мы обрекли возможность шевелиться. Посветлело. «Кино» закончилось. Показалась луна в разрывах тучи. Все засеребрилось в ее свете. Светились и концы пальцев вытянутых рук. Огни Эльма зажглись на остриях скал. Мы были, как в сказке.
Теперь, когда я смотрю на картины древних художников, где изображены Боги и Богини, восседающие на облаках, я понимаю, что это не сказка. Это, как вкус молний, который не докажешь. Это нужно испытать самому. Так возникает вера. Точнее не вера, а уверенность в том, что жизнь не так проста, как ее себе представляем. Жизнь и душа есть во всем.
Михаил ЕЛЬЦИН.

Приложенные файлы

  • docx 20528374
    Размер файла: 16 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий