Одежда и ткацкое дело XVIII-XIX


XVIII.
ОДЕЖДА
Судя по описанию Иречека1), Бендерские гагаузы уже успели несколько изменить свой костюм сравнительно с тем, который носили предки их в прежнем отечестве, на западном берегу Черного моря. В особенности это можно сказать о женщинах. К этим изменениям я еще вернусь ниже, а теперь перейду к описанию современного костюма.
\ Женская сорочка («гёльмекь») делается длинною, без воротника, но с рукавами. Она шьется исключительно из «бези», очень тонкой бумажной материи домашнего тканья. На сорочку надевается белая юбка («фуста») из той же ткани, а сверх нее так называемый «фистан», т.е. платье, у которого лиф с рукавами и юбка сшиты вместе или сделаны из одного куска материи. Такой «фистан» у молодых женщин и девушек шьется иногда и из покупного ситцу, а у старых и пожилых всегда только из домотканой шерстяной материи. У молодых цвет его всегда яркий: красный, голубой и лиловый, а у пожилых - темный.
Эта, самая главная, часть костюма у Бендерских гагаузок значительно отличается от того, что носят их соплеменницы за Дунаем. По описанию Иречека, «женская одежда (задунайских гагаузов) состоит из короткой безрукавной куртки и широких турецких шальвар пестрых материй». И действительно, у Бендерских гагаузов сохранилось предание, что их бабки, когда переселились из-за Дуная, носили не юбки, а шальвары. Чтоже касается безрукавной куртки, то она еще сохранилась под именем «колсуз фистан» (безрукавный фистан), но надевается поверх фистана и уже выходит из моды, заменяясь кофтой с рукавами городского фасона, называемой «баска», всегда черного цвета. Летом надевают старинную безрукавку прямо на сорочку.
Безрукавка или кофта у девушек, даже самых маленьких, подпоясывается кушаком («колан») из золотой или серебряной галунной ткани с посеребренной пряжкой («пахта»), украшенной выпуклыми узорами] Этот кушак, покупаемый в городе вытеснил собою старинный, который еще сохраняется у некоторых пожилых женщин и, по словам их, обязательно должен наде-
397
ваться невестой на свадьбе, для чего, если его нет в доме, берется на подержание у соседей. Он называется «гюмюш кушак» ( т.е. серебряный), но делается из меди (посеребренной) и состоит из ряда медных колец, надетых на кожаный ремень. В том экземпляре, который мне показывали, кольца и пряжки были очень грубой отливки и потому в общем кушак был тяжел и массивен.
Сверх «фистана» женщины и девушки носят передник («фута») всегда черного цвета.
У задунайских гагаузов, по словам г. Иречека, «женщины носят на голове платок, но рассказывают, что еще лет 40 тому назад, на памяти живущих, девушки, в отличие от женщин, носили красные фески».У бендерских гагаузов таких рассказов мне не приходилось слышать, но у них принято, чтобы на свадьбу девушка надевала красный платок («ал дуак»), и в песнях ее называют - «алдуаклы», т.е. красиоплаточная. Может быть, красным платком была заменена феска, которая в Турции составляет предмет особой фабрикации, а у нас в Бессарабии в продаже не имеется.
В настоящее время у бессарабских гагаузов женщины и девушки по головному убору вовсе не различаются. Все они надевают на голову «барис», шелковый платок, который складывается по диагонали и повязывается на лоб, так что узел находится на затылке, а свободный угол накрывает затылок. «Барис» у девушек бывает ярких и светлых цветов, ярко-голубой или красный, а у замужних—темно-синий («мор барис») или вообще темный. Поверх «бариса» и женщины и девушки надевают большой, всегда черный, платок («чембер»), покупной, из тонкой шерстяной материи, который тоже складывается по диагонали. Концы платка перекрещиваются под подбородком и завязываются на затылке. Па лбу из под «чембсра» всегда виднеется край «бариса».
Такой способ подвязывания платка называется «дартылы» в отличие от другого, когда «чембер», так же как и «барис», повязывается на затылке. Последний способ называется «мода» или «намода» и только что начинает входить в употребление у девушек. Но, впрочем, они еще стыдятся показываться в таком уборе на общественных собраниях и носят его только изредка и
398
то дома, на посиделках. «Намода» заимствуется от соседей, молдаван, и потому называется также «влашка».
( На «чеммбер» девушки летом прицепляют себе в виде украшения натуральные садовые цветы, а злимой «китки» (кисточки из гаруса красного, зеленого, синего, черного и белого цветов, с заплетенной в них ниткой канители («тель»). Эти кисточки они дарят и парням в знак расположения к ним, а парни, осчастливленные таким подарком, прикалывают их себе на шапку с правого боку.
Зимой, вместо «чембера», употребляются теплые тоже черные платки («шал»). Впрочем старые старухи носят такие платки круглый год.
На ногах женщины и девушки носят вязанные на спицах, бумажные чулки («чорап») и кожаные башмаки («емени»), В последнее время девушки и молодые женщины стали носить модные полусапожки («чепич»). Кроме длинных чулков до колена, маленькие дети и старые старики носят еще теплые носки из грубой шерсти, которые обхватывают только одну ступню и называются «томак». В песнях сохраняется воспоминание, что- женпшны носили когда-то красные сапожки2).
Зимой, как верхнее платье, женщины носят овчинный по- лушубок]цлиною до колен с карманами («кацавска») или коротенький безрукавный полушубок («куртка»). В отличие от мужских шуб такого рода, которые имеют на бортах и рукавах меховую выпушку («прим»), женские обшиваются по бортам и отверстиям для рукавов только черной тесьмой.
Богатые женщины, кроме полушубка, надевают в праздничные дни длинную лисью шубу с широкими рукавами, крытую черным сукном («джянынкер») или короткую лисью же шубу, также с широкими рукавами - «салтамарка». Эти шубы делаются также и на черном барашке.
На руках зимой носят вязаные из овечьей шерсти рукавицы («еццивень») с одним пальцем.
Волосы женщины носят заколотыми на голове под платком и никогда но открывают их, а девушки заплетают в две косы и распускают по спине, вплетая в концы кос узенькие шелковые ленточки («ширит») красные, синие и зеленью!
399
На ушах все женщины носят серьги («юопя») медные или оловянные, покупаемые на базаре, с дешевенькими камешками.
В праздники девушки надевают на шею ожерелье из тонких золотых кружков, о которых мы писали выше в главе о свадьбе. Такие кружки приготовляются нарочно для гагаузов и болгар особыми мастерами «куюмджю»; на них оттискиваются разные выпуклые узоры, которые должны придавать кружкам подобие монеты. Такого рода ожерелья вешаются на шею в три ряда один над другим, ^амые большие («лефть») вешаются выше всех, под шеей. Во втором ряду, пониже, вешаются кружки среднего размера («махмудя»)3). Наконец, в самом нижнем ряду - самые мелкие («алтын»). Несомненно, что названия этих кружков произошли от названий старинных турецких монет4).
Кроме золотых кружков, девушки носят на шее кораллы и ожерелья из стеклянных бус всевозможных видов и цветов. В общем, всех этих украшений вешается так много, что они закрывают всю грудь до самого пояса. На некоторых ожерельях бывают крестики из кости (привезенные из Киева) или стеклянные.
На руках девушки и молодые женщины носят недорогие браслеты металлические и стеклянные^
Украшать лица белилами и румянами не принято и даже считается грехом. Если некоторые девушки иногда и нарушаю! это правило, то не иначе, как под строгим секретом.
Что касается мужского костюма, то в нем еще меньше разницы между бессарабскими и задунайскими гагаузами, чем в женском.
(Мужчины носят короткую сорочку, так же как и женщины, из «бези» домашнего приготовления или же из покупною пестрого ситцу («чить»)1 Воротник рубашек - стоячий, застеги вающийся на пуговке. Разрез ворота очень длинный, прямой и идет по середине груди почти до пояса. Грудь мужской сорочки делается иногда плоеной («борушуклу гёльмекь»).
1}а ногах носят кальсоны из такой же «бези», как и сороч ки, или из пеньковой домотканой парусины,.!
\£верх сорочки надевается короткая фуфайка («фашмш») из шерстяной материи - домашнего приготовления, клетчатом или полосатой. Цветов она бывает большею частью зеленою или красного с черным. Узкие в обтяжку рукава «фанслы» о(>
400
шиваются обыкновенно нешироким черным бархатным обшла гом («ень»). Вырез для шеи и небольшой разрез, идущий вши не по середине груди, также обшивается черным бархатом. Из гою же материала на груди «фанелы» делаются вышивки.
«Фанела» надевается так же, как сорочка или как обыкновенная фуфайка, через голову. Так же как и сорочка, она заправляется в шаровары. Верхний край этих последних всегда заматывается длинным шерстяным вязанным кушаком, с которым гагаузская молодежь никогда не расстается, даже во время самых сильных летних жаров. Кушак у стариков делается гораздо шире, чем у молодых. У молодых он бывает только красного цвета, а у пожилых синего. В отношении кушака между бессарабскими и задунайскими гагаузами нет никакой разницы. Про этих последних Иречек пишет, что они также носят «красный кушак».
Что касается шаровар («чаашыр»), то молодежь носит их более узкими, а старики - такими же как, по описанию Иречека, задунайские гагаузы, т.е. очень широкими. Цвет их всегда черный. В некоторых селах, как в Хайдаре и Джялтае, молодежь подшивает под шаровары красную подкладку, которую, подсучивая низ шаровар во время танцев, выставляют наружу5). |
Сверх «фанелы» надевают короткую безрукавку вроде жилета («минтан»)6). Она имеет стоячий невысокий воротник и застегивается на петли и застежки из толстого шнурка («гайтан») на один борт. Край воротника и борт у «минтана» обшиты тем же гайтаном черного цвета. «Минтан» делается настолько коротким, что едва только закрывает кушак, в шаровары он не заправляется. Нужно думать, что эта часть костюма принадлежит к числу старинных, потому что такие же куртки-безрукавки, по описанию Иречека, носят и задунайские гагаузы.
Даже цвет «минтана» у тех и других сходен:i y задунайских он голубой, и бессарабская молодежь также носит «минтан» ярко-голубой, но, кроме того, он бывает здесь ярко- красного и зеленого цветов. Впрочем, такой «минтан» парни надевают только по праздникам в церковь, он делается тогда даже атласный или из черного бархата. Но дома и в будни но- оггся более простые, из ситца или из тонкого домашнего сукна («литу») черного или темного цвета. Зимой носится теплый «минтан» из толстого тоже домашнего сукна («дими»)Г\
401
Г. Иречек не упоминает о другой верхней одежде у задунайских гагаузов, кроме «минтана», и надо думать, что минтаном прежде и кончался костюм, потому что в одном «минтане» ходят и в церковь и дома в теплое время года, тогда как в одной рубашке и «фанеле» не ходят ни в церковь, ни на общественные собрания: это считается неприличным. Но теперь сверх «минтана» носят еще «антыре» 7), тоже короткую, однобортную куртку со стоячим воротником и узкими рукавами. (Такая же куртка в Бессарабии есть у болгар и молдаван и носит такое же название). Она делается из черного или темно-синего сукна и обшивается гайтаном. Молодежь надевает ее сравнительно реже, чем старики. (У болгар, на сколько мне приходилось их наблюдать, всяких украшений на груди и по бортам «антыре» из гайтана и даже из кусков красного сукна несравненно больше, чем у гагаузов).
Длина «антыре» совершенно равняется длине минтана, т.е. закрывает только кушак. Летом ее носят в накидку.
В дорогу надевают длинный армяк из толстого серого или белого домашнего или покупного сукна («аба») с широкими рукавами и с остроконечным капюшоном вроде башлыка («гуг- ла»). Армяк этот надевается на случай дождя, как это видно из его названия «яамурлук» (от слова «яамур»—дождь).
В холодное время года и зимой носятся нагольные овчинные полушубки («кюркь») различных видов. Есть полушубок, соответствующий минтану, т.е. в виде короткой безрукавки («минтан кюркь»), есть в виде антыре короткая и с узкими рукавами («кыса кюркь»). Далее есть короткая шуба-безрукавка («кептар»), заимствованная гагаузами от мокан (трансильванских молдаван-горцев), отличающаяся от «минтан кюркь» только тем, что она застегивается не на груди, а на боках и надевается, как фанела, через голову. Наконец, есть еще полушубки длинные с тальей и с рукавами вроде русских («белли кюркь»), которые считаются старинными и теперь носятся довольно редко. Такие же самые полушубки, но без тальи («тулуп») носят только старики. Все эти сорта полушубков остаются белыми, никогда не красятся ни в какой цвет и не покрываются сукном. Но на груди они почти всегда украшаются, как и у наших крестьян, различными узорами, вышитыми черной ниткой. Овчина для полушубков выделывается домашним способом в бочках без одного дна, кото
402
рые называются «сепи фычи». Для этого приготовляется крепкий раствор соли и насыпается в него кукурузная мука, которая должна закиснуть. Продержанная в таком растворе кожа делается мягкой и очень белой. Позже, когда полушубок загрязнится, и белизна кожи утратится, его подновляют, натирая мелом.
Кроме обыкновенных суконных шаровар, старики носят зимою еще шаровары из овчины, мехом во внутрь, которые называются «мешин»8). В с. Бешалма они еще есть, но в Конгазе их уже оставили и смеются над теми, кто их носит, называя их «коч» (т.е. баран).
На ногах носят лапти («чарык») из воловьей или свиной шкуры. Кожа для этого берется не выделанная, шерсть счищается ножом. Вырезывается продолговатый четырехугольник, задняя сторона которого, приходящаяся на пятку, закруглена. Углы четырехугольника, приходящиеся впереди, завертываются вверх, образуя острый носок, и сшиваются по линии их прикосновения, а задняя часть лаптя нанизывается на узенький ремешок, на котором стягивается вокруг пятки. Под эти лапти на ногу наматывается портянка («саргы») из белой шерстяной материи, в которую завертывается и нижняя часть панталон. Привязываются лапти к ноге толстым шнурком («кара баа»), сплетенным из черного конского волоса; им же заматывается и портянка, поднимающаяся до колен.
Зимою эта обувь заменяется у стариков сапогами с высокими голенищами («чизьмя»), а молодые франты заменяют её в последнее время модными штиблетами («чепичь»), причем шаровары носят тогда на выпуск.
По словам Иречка, задунайские гагаузы «носят на голове красные фески, которые заменяются в последнее время болгарскими барашковыми шапками». У бессарабских не сохранилось даже и воспоминания о том, что они когда-то носили фески. Летом носят круглые войлочные городского типа шляпы с полями, которые называются «паралия», а зимой и в холодное время - невысокие, круглые, барашковые белые и черные шапки с плоским верхом («калпак») или же высокие с острым верхом («сиври калпак»). Кроме того, существуют еще зимние шапки с пришитыми к ним меховыми наушниками, которые сохраняются кое-где у стариков как редкость («кулаклы калпак» - ушатая шапка).
403
Ha шее мужчины носят покупной шарф («гарус»), вязан-з шерсти ярких цветов. Но молодежь такой шарф носит
только зимой, а летом надевает на праздник и в церковь чернуюшелковую повязку, вроде галстука («батист»). Концы шарфаили галстука завязывают узлом спереди и прячут под минтан.
Шейных крестов не носят и дают по поводу этого очень странное объяснение: «Ходить с таким крестом за нуждой было бы большим грехом, а снимать его всякий раз было бы чрезвычайно неудобно».
Волосы на голове у мужчин подстригаются довольно коротко, но старики помнят, что прежде носили длинные волосы до плеч, а на висках висели длинные пряди волос, вроде еврейских пейсов, которые назывались «сия перчан» (белые виски). Кроме того, сохранилось предание, что когда предки нынешних гагаузов пришли в Бессарабию из Добруджи, то их старики носили еще косу.
Усов никогда не бреют и безусого человека считают до некоторой степени уродом, но бороду бреют все, как старые, так и молодые, и над бородатыми смеются. Этот последний обычай старики объясняют следующим образом: «Бог и святые, говорят они, всегда изображаются на иконах с бородой, но мы ее не носим потому, что считаем себя грешными и недостойными походить на Бога даже по внешности».
Употребительная у нашего русского народа серьга, носимая в одном ухе, встречается иногда и между гагаузами, но очень редко, потому что у большинства подвергается осмеянию.
Палки, носимые в руках, составляют, как и везде, принадлежность старости и власти, их начинают носить с 35 - 40 лет, но лица, выбранные «касиром» (сборщиком податей), носят их и раньше этого возраста, как признак своей власти.
Исключение из этого правила составляют палочки с железным топориком на конце («кюлюнкь»), с которым все парни ходят зимою на посиделки. В другое время носить их не принято9).
404
Примечания
') БЪ. с. 142.
Хотя ношение обуви из красного или желтого сафмшн вовсе не представляет редкости, но нельзя сказать, чтобы оно было принято у всех народов, а потому не мешает перечислить народы, о которых удалось собрать сведения положительные. У арабов XVI стол, носили обувь из красного сафьяну, а женщины египетских арабов и до настоящего времени носят род подбаш- мачков («мэзд») из желтого сафьяна. Такого же сафьяна носят туфли современные турчанки. У персов времен сасанидов носили красные сапоги. Такие же сапоги носят до сих пор богатые монголы и калмыки. У мордвы Саратовской губернии невесты надевают на свадьбу красные чевяки. У нас в России князья XI стол, изображаются на древних картинах в красных сапогах. Женщины малороссиянки носят красные и желтые сапоги в Киевской губ. (Сквирский, Каневский и Васильковский уез.) и в восточной Волыни (Новоград-Волынский уез.); в этой же последней носят и сапоги желтого цвета. Наконец гуцулки в Галиции в с. Доры Коломыйского уезда носят красные и желтые сапоги, а в с. Ермаковке Чортковского уезда - только желтые.
А. VII с. 430; БЬ. с. 122; Щ. I с. 8 и 15; Г. 1892 № 4 с. 149; АЛ. с. 431; И. VIII с. 117; Ъ. 1895 в. I с. 34; АЫ. (Турки) с. 50; БЭ. с. 148; АР. II с. 742.
По объяснению г. Ястребова, у турецких сербов «мах- мудииа» - золотая монета времен султана Махмуда.
БС. с. 482.
Обычай у женщин носить на шее золотые или серебряные деньги известен: у болгар, эстов, вотяков и черемис, но он вовсе не принадлежит к числу редких. О гуцулках пишут, что они любят украшать шею огромным количеством бус, из которых предпочитают подражающие цветом и блеском золоту. У малороссов украинских девушки в старину носили на шее «дукаты»: В Галиции в г. Печенежине горожанки носят на шее «ду- качи» вверху меньшие, внизу - большие. Иная богатая повесит 8-12 дукачей.
Д. с. 47; Г. 1892 № 1 с. 162; И. XIII с. 28; Е. XXXI с. 49; Ж. VII с. 502.
405
По словам Кайндля, у гуцулов штаны также делаются длиною до пят и также подкручиваются кверху, но только такой костюм носится постоянно.
БД. с. 50.
Не одного ли происхождения название гагаузского «минтана» с названием лисьей шубы, которая носится галицийскими лемками и называется «мента»?
Щ. 1 с. 6.
У турецких сербов «антерша» - длинная поддевка с перехватом в талье; одежда вроде поповского подрясника.
БС. с. 468.
Обычай носить кожаные шаровары известен у следующих народов: в древности их носили Фракийцы, сарматы и скифы; в настоящее время у немцев (в Каринтии, в Игдяу, в Богемии, в Баварии и в Бомервальде), у поляков (в Познани, на Куявах, в Петроковской губ. и в Келецкой), у киргизов и у турок.
А. II с. 61, 63; БЯ. с. 32; БЮ. с. 203, 220, 222, 223, 224; Г. 1893 № 2 с. 228. АЕ. 1896 в. 3 с. 276; BA. I с. 66; Ibid. II с. 156; ВБ. с. 37; АЫ. (Германия) с. 163; ВВ. 1846 № 1 с. 35.
Такие же палочки с молотком на конце носят и гуцулы. Они называются там «келев».
БД. (рисунок костюма); Ж. VII с. 560.
406

Гагаузское семейство с. Бешалма Комратской волости Бендерского уезда. (Два старших брата с их женами, один из них музыкант на «кавале», с интсру- ментом в руках; впереди - младший брат, холостой, и девочка-подросток).
407
XIX.
ТКАЦКОЕ ДЕЛО.
Описав одежду гагаузов, необходимо остановиться и на состоянии у них ткацкого дела, во первых, потому, что оно играет важную роль в жизни народа и в его хозяйстве, а во вторых, потому, что гагаузские женщины большие мастерицы в тканье.
Пишущему настоящие строки пришлось составлять коллекцию образчиков домотканых материй из царства Польского и из некоторых малорусских и белорусских губерний (коллекция эта в настоящее время находится в этнографическом музее Императорской С.-Петербургской Академии Наук). И вот из сравнения всех сказанных образчиков с гагаузскими невольно убеждаешься, что гагаузы в ткацком деле ушли не только дальше белорусов Минской губ. и малороссов Волынской, но даже и поляков. Их можно поставить на, один уровень разве только с латышами Витебской губернии, которые, как кажется, переняли свое искусство от немцев2).
Правда, что гагаузы отстали от этих последних в разнообразии рисунков, но зато они ткут не только в 4 или 5 ничельниц, что для ручной работы считается очень трудным делом, но еще, кроме того, работают по способу, который они называют «кыр- ма», составляющему соединение тканья с вязаньем, между тем как малороссы, белорусы и поляки не ушли далее тканья в 3 ни- чельницы, а ткущие на 4 ничельницы считаются даже и у польских крестьян большой редкостью.
В последнее время у нас в больших городах, как например в Варшаве, вошли в моду так называемые, «болгарские» ткани. Но известно, что гагаузы не только в центральной России, айв самой Бессарабии причисляются к болгарам. А потому возможно, что некоторая доля в работе болгарских тканей принадлежит и гагаузам.
Материалами для ткацкого дела служат больше всего: хлопчатая бумага, шерсть и отчасти конопля. Лен же и шелк входят в ткани редко или только в самом ограниченном количестве^
Немецкие прялки с колесом, употребляющиеся повсюду в Польше, гагаузам еще неизвестны, у них есть только старинного
408
устройства прялка («роке»), состоящая из точеной ножки («роке»), вставленной в небольшую горизонтальную доску («стал- ка»), На верхний конец ножки кладется волокнистый материал, притягивается к палке ремнем («харты») и покрывается сверху точеной деревянной шапкой («башлык»). Прядут этой прялкой, сидя на полу, при помощи веретена («in») обыкновенным способом. Кроме этой прялки, есть еще маленькая ручная прялка («фурка»), которая затыкается за пояс и с которой можно прясть даже на ходу. С такими прялками в руках женщины ходят одна к другой в гости.
С веретена пряжа перематывается на «аршин» для ее измерения. Эта мера не соответствует в точности нашему аршину, но выходит длиною около локтя, т.е. расстояния от локтя до конца пальцев вытянутой кисти, 60 оборотов нитки на таком аршине составляет меру «чиля», а 6, 8, 10, 12 «чиля» называется «келеб».
С «аршина» моток ниток перекладывается на «илемня», с которого при помощи «чикрыка» пряжа навивается на тростниковые трубочки («калем»), с которых на рамке «чёзгю» снуется в основу («ериш») и навивается на вал («кросна») ткацкого станка («дюзень»). При навивании основы на «кросна», чтобы она не путалась, нити ее время от времени перекладываются кусками камыша. Если же нужно приготовить уток («аргач»), то нитки навиваются «чакрыком» на тростниковую трубочку («ма- сур»), которая надевается на ось («гёбекь») челнока («мекикь»).
Ткацкий станок может разбираться весь по частям и собирается только тогда, когда в нем есть необходимость. Стойки и продольные перекладины, из которых состоят боковые рамы станка, называются «харапка», ничельницы - «гюджю», бердо - «тарак», а деревянная дощечка с отверстиями, которой натягивается туго вал с готовой материей, почему-то называется по- русски - «запрягалка».
При работе ткацкий станок ставится на кухне, той стороной, где сидит ткачиха, против окна, на долме (глиняной скамейке, идущей вдоль передней стены), а другой его конец на деревянную скамейку, поставленную на полу хаты.
Количество сотканного полотна измеряется «натрами», а «натра» - это расстояние вдоль по станку от вала, на который намотана основа, до того, на который навивается готовая ткань.
409
Все ткани, приготовляемые женщинами на ткацком станке, нужно прежде всего различать по числу ничельниц, на которых они сотканы.
При работе двумя ничельницами («ики гюджюя») получается ткань самая простая и обыкновенная. Рисунки на ней могут быть только полосы или клетки, смотря по тому, из какого цвета ниток составлена основа и уток. Если основа взята полосатая, а уток одноцветный, то ткань получается с полосами вдоль, если наоборот, т.е. основа одноцветная, а в утке цвета меняются, то получаются поперечные полосы. Если же наконец и основа и уток разноцветные, то получается ткань клетками. Других рисунков при двух ничельницах получить нельзя, а ее лицо и изнанка совершенно одинаковы («бирь узлю» - одноличная ткань).
Только с тремя ничельницами (учь гюджюя») можно получить ткань, у которой лицо и изнанка различны, двуличную ткань («ики узлю»).
Далее при работе в 4 ничельницы («дёрть гюджюя») можно получить рисунки на тканях, но число таких рисунков все- таки еще весьма ограничено.
С каждой следующей прибавкой числа ничельниц число и разнообразие рисунков все увеличивается. Но свыше, однако, 5 ничельниц («бешь гюджюя») работа уже недоступна или очень трудна для ручного ткацкого станка и возможна только при механических.
Так что в ткацкой работе гагаузы достигают того высшего предела, до которого может дойти домашний ткач, тогда как польское простонародье в пять ничельниц вовсе не умеют работать, а в четыре весьма редко.
Ткани домашнего приготовления получают названия, как и везде, от тех частей костюма, для которых они приготовляются. Перечислю главнейшие из них:
«Безь» - белое с легкой желтизной полотно на рубашки из тончайших бумажных ниток, ткется всегда в ничельницы 2). Так же, как безь, ткутся и полотенца («пешкирь»), но только в них для украшения по утку делаются узкие полосы из шелку, из беленой бумаги, из красной и из синейД
Есть у гагаузов и другой сорт бумажного полотна, которое называется «безь сакыз памуундан». Эта ткань делается в 4 ни-
410
чельницы с основой из тонкой бумаги, а с утком из толстой. Ома получается без всякой желтизны и чрезвычайно красива, потому что имеет вид как бы тисненой с выпуклым простеньким рисунком. Из нее приготовляются скатерти для столов («маса бези») и легкие летние фанелы.
«Безью» же называют и такое полотно, у которого основа делается бумажная, а уток - пеньковый. Это бывает тогда, когда у хозяина посеяна своя конопля, а на бумагу не хватает средств.
Наконец «безью» же называют и грубую пеньковую парусину, идущую главным образом для приготовления мешков.
«Чукман» - полушерстяная или чисто шерстяная материя на женские платья. Она работается в 2, 3 и 4 ничельницы. Между «чукманами» различают: 1) полосатые («ёллу» т.е. дорожками), 2) клетчатые («корафлы» 3), девические - красные или других ярких цветов с тоненькими черными полосочками и 4) чук- маны замужних женщин - или черные с тоненькими красными полосочками или из густой смеси (через одну - две нитки) черной и зеленой или синей шерсти, или же, наконец, без всяких клеток и полосок из шерсти, окрашенной в темные цвета: темно- красный, темно-синий темно-зеленый и т. д.
«Фанела» или «бабчина» - полубумажная или шерстяная материя для приготовления мужских фуфаек («фанел»). Ткут ее только в 3 или в 4 ничельницы, т.е. более замысловато, чем чукман. «Фанела», также как и чукман, различается по своим рисункам на: 1) полосатую («ёллу») 2), клетчатую («корафлы») 3), глазками (гёзлю) и 4) мраморную («мармородно»). Приготовляется она из смеси трех цветов: черного, зеленого и красного в различных комбинациях, а также и чисто лиловаял
«Кундак» - полубумажная или чисто шерстяная материя на детские пеленки, чаще всего красного цвета в 2 или 3 ничельницы.
'«Фута» - материя шерстяная на женские передники всегда в 2 ничельницы. Ткется из белой шерсти с полосками или клетками из синей, а потом в совершенно готовом виде красится в черный цвет, при чем синяя шерсть полосок своего цвета не меняет.
«Саргы» - белая чисто шерстяная материя в 3 ничельницы для мужских портянок.
411
«Йорган астары» - полушерстяная белая материя в 3 ни- чельницы для подкладки под одеяла.
<Дёшемя» или «дёшекь» - шерстяная или полубумажная материя в 2 или 3 ничельницы на тюфяки или для застилания «долмы». Она делается или черною с тоненькими полосками другого цвета или вся темных цветов:темно-синего,
темно-зеленого.
«Пала» или «Кадрель» - шерстяная материя из темной крученой шерсти в 2, 3 или 4 ничельницы. Ткется крупными полосами или клетками из различных комбинаций цветов: красного, зеленого, желтого, голубого и черного. Употребляется в качестве ковра для вешанья на стену, для накрывания скамеек в доме или в бричке. У богатых «палой» покрывают полы, а бедные шьют из нее подушки для сидения. Гагаузы Измаильского уезда ткут «палы», кроме того, (из полосок цветных тряпок, перемежаемых по утку полосками из толстой цветной шерсти. Такая «пала» ткется всегда в две ничельницы и называется «пар- чадан» (т.е. из кусочков).
«Улама» - полушерстяная материя для подушек и одеял с замысловатыми рисунками красного, голубого, светло-зеленого, розового, лилового и ярко-желтого цветов. Двумя ничельницами работается фон из белой бумажной нитки, а тремя - ткутся рисунки из толстой шерсти^
«Кырма» - материя из толстой шерсти в 2 ничельницы, в уток которой вводятся уже не ничельницами, а иглой от руки гарус ярких цветов, из которого образуются рисунки. Из этой материи приготовляются ковры («килим») и лицевая сторона подушек для сидения, другая сторона которых делается из какой-нибудь более простой материи.
Последние два рода материй ткутся почти исключительно девочками-подростками. Каждая из них годами заготовляет их себе для будущего приданого. Они хранятся в сундуках.
Сукон ткут три сорта: 1) «литу» - самое тонкое, 2) «дики» - среднее и 3) «аба» - толстое солдатское. Первые два из черной шерсти в 2 или 3 ничельницы, а последнее в 2 ничельницы, из серой или белой.
Валяются все эти сукна домашним способом. Операцию производят четыре человека. На стол кладется большая корзин
412
ка, нарочно для того плетеная из вербы с очень низкими краями Два человека становятся с одной стороны стола, а два — с другой. Сукно наматывается на длинную круглую палку и катается по корзине то в ту, то в другую сторону, причем его от времени до времени поливают горячей водой.
В заключение нужно заметить, что на гагаузских женщинах, кроме тканья материй, лежит также обязанность шить платья как на себя, так и на мужчин.
Гайтаны, которыми обшивается верхний мужской костюм, приготовляются также домашним способом. Они крутятся на особом веретене - «прястук».
Примечания.
') В этом отношении гагаузы, как кажется, имеют сходство с гуцулами, о которых пишут, что у них «не только перерабатывается в ткань весь запас домашних рун, но иная деревня прикупает для того же несколько сот пудов волны. Замечательно, что это искусство вовсе не перенято от немцев, ни от запада, а все у них своедельно... от самых, может быть, доисторических времен».
Щ. I с. 705.
2) Слово «безь» - общетюркское: так, например, в Зарав- шане (в средней Азии) полотно называется «бязь», у саларов - «бозь» - материя.
Ж. VI с. 43; Г. XVI с. 33.
413

Приложенные файлы

  • docx 20714623
    Размер файла: 98 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий