Механизмы психологических защит

Механизмы психологических защит.
Конфлюэнция (слияние).
«Когда человек совсем не чувствует границы между собой и окружением и когда ему кажется, что он и окружение есть единое целое – он слит с ним». Ф. Перлз
Конфлюэнция 1 типа

Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Это слияние с собой (границы размыты в контакте с собой): неразличение чего – то внутри организма – чувств, знаний, телесных проявлений, не слышание, не видение.
Человеку трудно «опознать» и выделить одно из своих переживаний как главное.
Части, ранее изолированные друг от друга, совмещаются и удерживаются вместе (плач и запрет на плач).
Язык: не знаю. Клиент понимает, что некоторые ощущения присутствуют, но какие именно, затрудняется сказать – они смешаны, одно принимается за другое.
Не замечает очевидно присутствующих в поле восприятия фигур, обилие расплывчатых, аморфных ответов на вопросы об актуальном состоянии.
Бессознательная «блокировка» травматических переживаний, дает человеку возможность чего-то не осознавать, во что-то не погружаться.
«Право на отдых»: не замечать соблазняющих и искушающих голосов извне и изнутри.
Помогать услышать и увидеть.
Просить описывать все, что клиент замечает в данный момент (континиуум осознавания), обращать внимание на нестыковки в рассказах.
Работа терапевта направлена на то, чтобы энергия противоположных частей, находящихся в слиянии, была разделена, например, на плач и агрессию против плача (первоначально родительскую), чтобы этот конфликт был пережит в более благоприятных условиях.
Требует длительного времени и большого терпения.

Конфлюэнция 2 типа

Это слияние с какой-то частью среды (границы размыты в контакте со средой): неосознаваемое отождествление с фигурами среды (другой, общество), интерес в другом, стремление быть похожими, поиск сходств, выбор за среду, убежденность в совпадении чувств и потребностей со средой.
Невозможно обособить себя от других людей.
Язык: мы. Частые упоминания о группе, семье, партии и т.д. Затяжки времени, трудности расставания.
Есть 2 полярности: размытие чужих границ, чтобы съесть и размытие своих, чтобы быть съеденным.
Отсутствие уважения к разнице между собой и другими. Проявления злости, когда такая разница вскрывается. Искренняя вера в то, что человек может знать мысли и чувства другого.
«Слитый человек», возможно, когда-то получил интроективное послание о том, что отделение от главных заботящихся о нем людей не будет принято. Столкнувшись с задачей отделения или индивидуализации, он мог пережить то, что сейчас называется «страхом покинутости».
Искать различия. Если есть «мы», можно узнать о ком идет речь. Можно предложить говорить сперва от имени «я», а потом от имени «ты» или от «он». Важно, чтобы сходство или различие этих двух или более фигур было осознано, можно проговаривать их вслух. Эксперименты со «скульптурой» отношений пары, эксперименты с дистанцией, позой, «встречами и расставаниями», связанные со страхом утратить близость.

Полярностью к конфлюэнции является уход (изоляция). Клиенты часто ощущают себя чужаками, «пришельцами», говорят о наличии невидимой стены между ними и другими людьми. Большая часть терапии затрачивается на формирование рабочего альянса. Клиенты часто замолкают, не отвечают на вопросы. Лучшая позиция – не преследовать их, заботиться, ожидать их активности в молчании, напоминая о своем присутствии. Важно, чтобы они «присваивали» свой уход, говоря, для чего он им необходим.
Интроекция – механизм, посредством которого индивидуум принимает нормы, способы поведения или установки, которые на самом деле не являются его собственными.
Интроекция

Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Это присвоение среды (границы проницаемы снаружи во внутрь, продавленные).
При интроецировании то, что принадлежит среде (обществу, семье), мы помещаем в себя и контактная граница с обществом находится внутри нашего организма.
Интроекция – это процесс, в результате которого идущее извне ошибочно воспринимается как приходящее изнутри.
«Интроективные замки» - это система из двух и более сцепленных и взаимнопротиворечивых интроектов.
Жизнь по правилам других, это люди, которые умеют нравиться.
Запрос на совет, оценку, экспертное мнение, тенденция соглашаться без обдумывания, оправдания, отсутствие выбора, зависимая позиция, двойные послания (интроективный замок).
Язык: шуддизмы (от англ. Shoud): я должен, мне следует, необходимо, человек обязан, я не вправе, я не могу.
Поведение, противоречащее интроекту, вызывает сильный внутренний дискомфорт.
Быстро соглашается с любыми предложениями терапевта, но сам ничего не делает.
Нереалистические ожидания от себя и других. Намек на поиск хороших, ригидных поведенческих паттернов.
Один гуру сменяет другого.
Есть две полярности: стремление съесть что-то из среды (интроецирующая позиция), стремление накормить чем – то среду (интроективная позиция).
Важный момент интроекции – фиксация. Паттерны поведения при этом: привязанность к привычкам, к ожившим отношениям, клиент не начинает нового, не завершает незавершенного, не идет на риск.
Конфликт развивается, когда ребенку не позволяют пробовать, сравнивать, опровергать, изменять систему верований его главных заботящихся о нем людей.
Нередко интроекты «заглатывается» от беспомощности, страха наказания или утраты любви.
В какой-то степени все интроекты являются «незаконченными делами», которые должны быть проработаны и ассимилированы. Каждый интроект – это конфликт в прошлом, конфликт, в котором человек сдался, прежде, чем он был разрешен.
Размельчать, пережевывать интроект: спрашивать, что из интроективного материала человек считает правдой, как к этому относится, в каких ситуациях считает это правило применимым, есть ли из него исключения и т.д. Посмотреть на содержание послания под разными углами зрения, под разными ракурсами, с точки зрения разных людей и в различных обстоятельствах.
Заменить фразу «я должен..» на «Я хочу..» или «я не хочу, но..».
Важно сделать эту запрашивающую позицию очевидной для самого клиента.
Наш интерес в том, чтобы интроект был заново услышан и понят в осознанном состоянии. Вопросы: в какие моменты жизни эта мысль появляется, как она звучала бы, если бы была произнесена голосом, «как ты об узнал?», «как вы пришли к такому убеждению?». Очень ранние интроекты не звучат, а видятся в виде картинки.
Можно предложить говорить медленно – быстро, громко – тихо, менять тембр, повторить несколько раз. Можно предложить преувеличить интроект. Выделить ядро интроекта, сам терапевт повторяет эти слова. Попробовать понять с какими чувствами это сообщение передавалось, можно попросить клиента произносить послание в адрес кого – нибудь другого так, как он сам слышал, сосредоточившись на своих переживаниях; затем взять обратную связь от людей, которым он это говорил.

Противоположным интроекции поведенческим стилем является отвержение.

Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Феномен контрзависимости: отвержение всего, что предлагает среда. Речь идет все о тех же отношениях с внешними, чужеродными вещами, которые среда человеку дает, а человек берет – чтобы отвергнуть. «Своего» он также не имеет.
Клиенты игнорируют, не соглашаются или отвергают любые предложения терапевта, не отвечают на вопросы, отвергают все позитивное, что им предлагают другие люди – поддержку, любовь, внимание и т.п. Не проявляет собственной инициативы, но при этом еще и требует от терапевта чего-то.
Клиенты неплохо понимают то, с чем они не согласны и что не любят, но испытывают трудности с идентификацией того, с чем соглашаются, что любят и что хотят. Это и есть основное направление терапевтической работы.
Позиция отвержения нередко представляет собой отражение глубокого страха критики и контроля.
«Не подставляться» - свести собственную авторитарность к минимуму.
Для того, чтобы сбалансировать тревогу и интерес, терапевт может увеличить физическую дистанцию, попросить клиента говорить о том, что его интересует, избегает давления на клиента с помощью вопросов, используя игровые формы работы.
И. Польстер: «Основным инструментом борьбы с интроекцией является фокусировка на развитие чувства выбора, возможного для него, и, следовательно, утверждение его личностной силы, помогающей различать «меня» и «тебя». Это может сопровождаться выделением интроективного послания и человека, дающего это послание; отделением собственных потребностей, взглядов, верований и т.п. от взглядов, потребностей и т.п. человека, дающего послание; и, в конечном итоге, принятием решения жить собственной жизнью, т.е. решением не жить по чужим ожиданиям и, возможно, даже причинять этим боль другим».
Терапевт может выступать транслятором собственных интроектов, тогда родительский интроект, к сожалению, заменится интроектом, полученным от терапевта.

Проекция. «Противоположностью интроекции является проекция. Если интроекция – это тенденция принимать на себя ответственность за то, что в действительности является частью окружения, то проекция – это тенденция делать окружение ответственным за то, источником чего является сам человек» Ф. Перлз
Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Проекция – это механизм, когда нечто, принадлежащее моему внутреннему миру, я приписываю фигурам внешнего мира, другим людям или неживым объектам.
Это присвоение среде своего (границы проницаемы изнутри наружу, продавливающие), контактная граница оказывается в другом человеке.
Проекция – это процесс, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как происходящее
извне.
Механизм проекции:
Мы осознаем природу возникшего импульса
Прерываем агрессивное движение, направленное в среду
Исключаем его из своей собственности
Приписываем его людям в нашем окружении
Этот импульс теперь кажется нам направленным на нас извне
Решение проблемы теперь зависит от отношения другого человека – ответственность передана другому, а мы превратились в пассивный ожидающий объект
Язык: ты, вы, он, они вместо я.
Предложения начинаются с «ты», «вы», ты-высказывания: интерпретации, оценки.
Суждения о том, что другой делает (думает) и рассуждения не тему, почему это с ним происходит.
Критические и осуждающие заявления, направленные других и на мир в целом. Оправдания, обиды, обвинения, подозрительность.
Уверенность, что дела обстоят именно так, как он предположил. Многочисленные предположения о чувствах и отношениях других в свой адрес.
Перекладывание ответственности на других, множество фантазий о среде без стремления проверять.
Объяснения своих переживаний и состояний с помощью безличных обстоятельств: погоды, ситуации, социальных условий.
Говорит о себе в пассивном залоге. С ним что-то случается, мысль приходит ему в голову, его отвергают и т.д. В речи много возвратных глаголов, слов «это», безличных форм.
Предсказания событий или чьего-то поведения.
В своих благоприятных и зрелых формах проекция служит основой эмпатии.
Если для человека проекция является основным способом понимания мира и приспосабливания к жизни, можно говорить о параноидном характере.
Проекция – это «зазор» между тем, что человек думает о себе и каким он реально является. В основе проекции лежит интроекция – индивидуум не может принять свои качества и поступки, потому что не должен быть «таким», чувствовать «так» и поступать «так». В этом смысле проекция является следствием того, чего не допускают наши интроекты.
При проекции человек как бы «разбрасывает по среде» свою идентичность, и ее восстановление – основная задача терапевтического процесса.
Интеграция – когда клиент вновь возвращает себе непринятые части себя.
Главное – чтобы человек смог осознать свои проекции и их присвоить – признать, как свои собственные.
Если человек говорит о чем-то, в чем мы подозреваем проекцию, то можно выяснить как, на основании каких признаков и когда человек пришел к этому мнению. Часто, отвечая на эти вопросы, клиент не смотрит на людей, а смотрит «внутрь себя».
Другое направление работы – вопрос, как человек относится к тому, о чем говорит, например, к тому, что до него никому нет дела.
Прямое предложение сказать от первого лица то, что, по мнению человека, другой делает или испытывает в его адрес: вместо «ты не хочешь меня слушать» - «я не хочу тебя слушать», вместо «тебе, наверное, тяжело со мной» - «мне, пожалуй, тяжело с тобой».
Можно организовать монодраму, предложив участнику самому изобразить тех людей, в отношении которых он в чем-то уверен. Можно выяснить, в отношении кого он ведет, хотел бы или опасается повести себя так, как этот человек в отношении его? В каких ситуациях и к кому у него возникают похожие чувства? Что он сам испытывает к тому человеку, которого изображал?
Вариантом такой работы является техника «пустого стула» со сменой ролей.
Терапевт может «вставать под проекцию» - на место мужа или отца, при этом он старается максимально точно соответствовать тому облику и поведению, которое ему задается клиентом, и работает с очевидным: на основании каких признаков клиент делает то или иное суждение и насколько точна и нюансирована его картина мира.
Работа с проекцией может идти по типу отождествления с проекцией. Перлз был убежден, что патологичными являются частичные проекции и их необходимо превратить в тотальные для реассимиляции. Поэтому клиента просят побыть тем персонажем, на который он проецирует некие качества, «стеной между терапевтом и клиентом» или персонажем сна. Это дает возможность клиенту присвоить энергию сопротивления и некоторые качества, ранее проецируемые вовне.

Зеркальная проекция


Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины


Когда человек приписывает другим некие качества, мысли и чувства, которыми он обладает сам
Человек распространяет эти проекции на те группы и категории людей, с которыми себя идентифицирует; часто в этих отношениях имеется общая конфлюэнтная граница.



Дефицитарная проекция


Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины


Когда человек приписывает другим некие качества, мысли и чувства, которыми он хотел бы обладать.




Проекция катарсиса


Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины


Когда человек приписывает другим некие характеристики, чувства и т.д., которые он не хочет признавать в себе, от которых он отказывается.
Свою, например, злость человек не осознает, приписывает «обидчику». Склонные к проекциям катарсиса люди часто жалуются, обвиняют.
Часто проецируются интроекты, вместо «я должен» - «ты должен».
Бред преследования, бред любовного очарования.



Дополнительная проекция


Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины


Когда человек приписывает другим какие –то характеристики, установки, чувства ит.д., посредством которых он может оправдать свои собственные, особенно из числа тех, которые признавать не очень хочется.
Часто сталкиваемся с дополнительными проекциями при проявлениях переноса.
Присвоение дополнительных проекций бывает рискованно для самооценки – ведь именно ее они призваны оберегать.


Противоположностью проекции является принадлежность – принятие ответственности за все аспекты жизни на себя. Такие клиенты склонны к самоупрекам и чувству вины. Клиентов важно побудить распознавать, за что они реально ответственны, а за что нет. Для этого производится некоторая сортировка того, что принадлежит клиенту и на что он может и хочет повлиять, и того, что принадлежит другим людям и относится к сфере их ответственности. Клиентов можно попросить ответить на вопрос: «Каким образом они узнают, что некоторые вещи относятся к их ответственности?». Здесь могут обнаружиться интроекты, «подаренные» им другими людьми.
Ретрофлексия – «подчеркивает центральную человеческую силу, позволяющую разделить себя на наблюдателя и наблюдаемого – на того, над чем производится действие и того, кто это действие производит». И. Польстер
Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

При ретрофлексии то, что адресовано другим, человек поворачивает в свой собственный адрес.
Индивидуум знает, какова его потребность и кто ее адресат, но при этом действие, направленное в среду, заменяет действием, направленным на себя.
Ретрофлексия поведения – это направление на себя того, что первоначально человек делал, пытался или хотел делать другим людям или с ними. Его энергия перестает направляться наружу. Вместо этого человек подставляет себя на место среды в качестве объекта действия, не ожидая ничего от других. И тогда его личность разделяется на две – действующего и испытывающего воздействие.
Контактная граница находится внутри индивида, деля его надвое.
В сообщениях клиента о себе:
«Внутренний саботажник» - человек все собирается сделать что-то в жизни ли на сессии, но никак не может.
Рассказы о симптомах (боли, напряжения) в определенных частях тела.
Наличие ряда психосоматических болезней.
Головная боль
Невербальные сигналы:
Неловкие, неудобные позы, очевидные мышечные блоки, зажимы, напряжения, боли.
Зажатое, неровное или поверхностное дыхание.
Неспецифические повторяющиеся жесты, когда человек сам себе что-то делает (кручение волос, ломание, поглаживание рук, раскачивание и т.д.).
Гримасы, «помогающие» сдерживать, не выражать определенные чувства.
Несовпадение жестикуляции с эмоциональным значением речи.
Частые глотательные движения (попытка удержать слезы, рвоту и т.д.).
Приостановленные или оборванные действия.
В речи клиента:
Монотонный голос
Обилие возвратных грамматических форм (винюсь, стыжусь), я говорю себе, я ругаю себя, я спрашиваю себя.
«Холодные» и отстраненные рассказы об эмоционально травматичных событиях.
«Рассказы о» (эбаутизмы).
Воспроизведение вслух внутреннего диалога.
В какой-то момент растущий человек, обратившийся к среде за удовлетворением потребности, встретил непреодолимое на тот момент препятствие – среда оказалась враждебной его усилиям: ему отказали или его наказали. Вместе с тем наказание не устраняет потребность, и ребенок научается лишь сдерживать направленные в среду реакции и импульсы. Последние остаются такими же выраженными, как и раньше, но устраняются путем сдерживания, достигаемого напряжением мышц. Две части человека сходятся в борьбе, что отражается в таком высказывании, обращенном к терапевту: «Помогите мне справиться с собой». Это насилие, обращенное к себе. То, что было сначала конфликтом организма и среды становится конфликтом между частями личности.
«Раскрытие ретрофлексии», чтобы сдерживаемый и подавляемый материал был озвучен и осознан. Для этого:
Обращаем внимание клиента на те специфические вербальные и невербальные паттерны, которые вы замечаете. При этом стоит избегать интерпретаций и давления на клиента.
Если клиент замечает какие-то телесные знаки, но не осознает их значения, их стоит усиливать (амплифицировать). Важно, чтобы клиент сознавал тонкие телесные сигналы и их динамику.
Решающим в работе с ретрофлексией является ее обращение в открытом действии.
Для облегчения осознавания можно смоделировать происходящее на терапевте, на переходном объекте: «Сделай мне то, что оно тебе делает. Я хочу понять, как это у тебя происходит».
Важно перевести интраперсональный процесс в интерперсональный – во взаимодействие между людьми. Постепенно между этими частями инициируется диалог и прояснение отношений.
Иногда можно делать «челноки в жизнь»: что это действие тебе напоминает? На чьи взаимоотношения это похоже?
!!! Символическое отреагирование очень редко дает стойкие результаты.
Исследованию непонятных проявлений может помочь предложение сосредоточить на них внимание, а затем изменять нечто во внешней среде и следить, как будет реагировать «симптом». Предположим, что человек чувствует удушье, и вы подозреваете, что ему «душно» в каких-то отношениях. Поэкспериментируйте: приближаясь вплотную и удаляясь, смоделируйте это с помощью круга. Как поведет себя удушье?
С ретрофлексией часто работают, создавая искусственные проекции ретрофлексированных частей: это всякого рода озвучивание внутренних процессов, типа «дай голос твоей колющей боли» и т.д. Всякий внутренний диалог мы стремимся перевести во внешний.
Когда выражение импульса найдено, это приводит к высвобождению блокированной ранее энергии: депрессия превращается в гнев или рыдания; удерживание своих рук – к просьбе, обращению или требованию.
При встрече с фразами типа: «я говорю себе», «я ругаю себя», можно задать вопрос: «А к кому еще это может быть обращено?» - то есть установить адресата ретрофлексируемого чувства или действия.
Работа с ретрофлексией может проходить через проекцию (во мне есть кто-то, кто заставляет меня), путем принятия такой позиции. Или через интроекцию, через осознавание и пересматривание интроекта.
Практически развернуть ретрофлексию непросто. Попытка выразить свои чувства и требования к другим людям вновь вызывает страх, вину и замешательство, поскольку большинство этих импульсов агрессивны или содержат в себе долю агрессии. Осознавание этих импульсов пугает. Поэтому ситуация с ретрофлексией должна меняться шаг за шагом.

Зеркальная ретрофлексия (конфлексия)




Я делаю себе то, что хотел бы получить от других, то, что он хотел бы, чтобы сделали ему другие.
При зеркальной ретрофлексии блокируются импульсы, направленные на приближение к избранному объекту: я не жалуюсь (чтобы пожалели); не прошу поддержки, когда трудно; не ищу ласки, когда хочу ее; не добиваюсь любви того, кого люблю. Девизом является самодостаточность: «мне от вас ничего не нужно – сам управлюсь».




Ретрофлексия катарсиса




Я делаю себе то, что хотел бы сделать другим.




Другой полюс континуума по отношению к ретрофлексии – импульсивность. Это несоответствие в выражении чувств по отношению к ситуации (отсутствие «тормозов») или опасное действие, наносящее вред себе или окружающим. Такие клиенты постоянно переживают «захваченность» своими чувствами. Необходимо замедление и фокусирование на ощущениях и чувствах, чтобы помочь клиенту сориентироваться в том, какие выборы он имеет для действия.
Дефлексия.
Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Дефлексия – это перевод энергии в сторону, уклонение.
Дефлексия представляет собой отведение энергии от объекта, на который она была направлена, и ее переадресация. Действия совершаются в отношении другого, более безопасного объекта, либо подменяются «вежливыми», обходными маневрами. Импульс направлен в среду, но настоящий объект подменен суррогатом.
При дефлексии человек избегает прямого контакта с окружением и достигает цели обходным путем.
Дефлексия – это процесс ухода от прямого контакта с собой, т.е. от своих собственных глубоких переживаний.
Ретрофлексия – частный случай дефлексии, поэтому их признаки схожи.
Сама психотерапевтическая ситуация часто является дефлексией.
Характерные признаки: жалобы на скуку, вялость и «жизнь в полнакала».
Избегает прямого взгляда на собеседника.
Обилие «двойных посланий» с неконгруэнтностью вербально выражаемых чувств с невербальными реакциями.
Пускается в разговоры, уходя от эмоционально заряженных тем.
Описывает сложную ситуацию многословно и бесстрастно: топит энергию в словах или «защищается» от нее смешками, прибаутками.
Слишком часто шутит, иронизирует, меняет темы.
Задает больше вопросов, чем делает утверждений.
Говорит или за других или неизвестно кому.
«Не слышит» терапевта, «не видит» выражение его лица, «не понимает», что говорит терапевт.
Переводит прямой контакт в формальный.
Не концентрируется на одной фигуре, распыляет энергию между многими.
Дефлексия используется ради снятия накала и интенсивности актуального контакта.
Используется в ситуациях, где прямое выражение чувств кажется самому человеку недопустимым и дезадаптивным.
Задача: запустить процесс, противоположный дефлексии – фокусировка или концентрация на желанном объекте или поведении.
Вывести признаки дефлексии из зоны привычки. Для этого каждую его фразу снабжать дефокусирующими словами: «как бы», «вроде того», «можно себе представить» и почувствовать эффект. Дать обратную связь о чувствах (или их отсутствии) в ответ на очередной пассаж эбаутизма.
Локализовать в переживаниях клиента зону наибольшей представленности дефлексии. Для этого: присоединяемся к актуальной для клиента теме, делаем ряд интервенций, «суживающих контекст», наблюдаем, от каких переживаний клиент быстрее всего уходит в соскальзывания. Определив «горячую тему», признаем наличие противоположно направленных тенденций у клиента: соприкоснуться с болезненными переживаниями, избежать связанного с этим риска.
Эксперименты с «заместительным поведением», направленные на его телесное воплощение (драматизация), усиливая его или рассматривая его полярность, попробовать выяснить, какие функции это поведение имеет: что клиент таким образом делает для себя и значимых людей; от чего бережет (защищает) таким способом себя и других; чего он при этом избегает? От чего страдает?
Прояснять и конкретизировать «намеки»: какое чувство подразумевается, к кому и за что? Какое предложение или намерение скрывается за прецедентом, примером из прошлого или ходульной фразой?
Работа на прояснение проекций, на которые опираются упорные опасения клиента делать то же самое, но прямо.
Далее можно предлагать переделывать «намеки» в более прямые послания. Важна адресация чувств и выражение их конкретным людям.
Важно сохранение в беседе одной темы и совместное выстраивание гипотезы, почему это оказывается сложным.
Развитие сенсорного осознавания клиента: побуждение видеть, слышать и чувствовать. Внимание терапевта к тому, как клиент опирается, куда направлен его взгляд, кому предназначена его фраза (терапевту или в пространство) и т.п.


Другой полюс – это рецепция. Личность доступна и открыта, ей трудно игнорировать стимулы или выбрать релевантные на данный момент. Помогает клиенту находиться в «средней» зоне, идентифицировать свои реакции – называть действия, которые он хочет предпринять. Попробовать ранжировать свои переживания, отдавая предпочтение наиболее важному. Исследовать убеждения клиента, какие сигналы среды он не должен игнорировать.
Эготизм – гипертрофия эго, неспособность потерять контроль и отдаться переживанию слияния с объектом потребности.
Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Это чрезмерное контролирование процесса контакта и независимость (границы закрытые).
Действие утрачивает спонтанность; вместо контакта с другим продолжается общение самого с собой, с собственными представлениями, с которыми человек в слиянии.
При эготизме индивидуум в контакте остается вне себя, становясь наблюдателем и комментатором своих отношений с другими людьми и внешними объектами.
Ведущий механизм срыва контакта при таких особенностях как садизм, мазохизм и нарциссизм.
Страх перед утратой контроля проявляется боязнью любого нового, неожиданного, спонтанного.
Страх сближения дистанции, страх прикосновений.
В «необжитом» пространстве клиент заморожен, неловок, опасается конкуренции, в обжитом ему скучно, «ничего нового», «нет простора для творчества», «все и раньше знал».
Длительные уходы в теории по поводу собственных переживаний, заменяющие живое проживание и изменение.
Склонность «дирижировать» собственным сеансом, по существу, повторяя проторенные пути.
Преувеличенная независимость от других, с непереносимостью критики в свой адрес и нестабильной самооценкой.
Предъявляемая самодостаточность.
Чем ближе связь с ним и глубже отношения, тем холоднее он становится.
Чаще всего контролирует не себя, а какие – то процессуальные характеристики: продолжительность или интенсивность контакта, количество участников, проявления в его адрес тех или иных чувств и т.д.
Склонность к обесцениванию своего и чужого опыта.
За эготизмом стоит сильный страх провала и стыд за свое несовершенство.
Фабула страха или потребности «быть на высоте» уникальна, зависит от личного опыта и структуры ценностей.
Примеры:
Страх, что я буду несовершенна, что я не смогу вовремя остановиться, что я не смогу пережить расставание и утрату; опасение испытать глубокий стыд, как бывало в прежних отношениях.
Страх, что слившись, я окажусь в зависимости и дам другому возможность использовать меня.
Неторопливо и подробно исследовать ситуацию, не торопясь проявлять собственные чувства.
Спокойная симпатия и заинтересованность помогут клиенту двигаться в своем темпе.
Важно прояснить, что удерживает человека от финального контакта, от «мы», ради чего организовано это избегание. Знаком ли этому человеку опыт глубокой близости? Какой он для него был? Чем оборачивалось расставание? Чего он так опасается и ради каких ценностей?
В работе с эготизмом важна энергия интереса и любопытства. Для ее подключения делается много экспериментов на границе привычного и приемлемого, с провокациями на принятие риска и присвоения новизны.
Работа с эготизмом требует достаточной терпимости терапевта, невысокого темпа работы, тщательного исследования нового опыта (маленькими порциями), умения терапевта обращаться со своим стыдом, отсутствия фиксации на быстром терапевтическом успехе.
Одним из вариантов работы являются медитации.

Полярностью к эготизму является спонтанность, в патологическом варианте она может выглядеть как мания, возбудимость и антисоциальное поведение. Сверхспонтанные клиенты избегают болезненного внутреннего опыта, убегая от чувств в действие. Стратегией терапевта является замедление (паузы) и побуждение к осознаванию. Для отчета о чувствах необходимо стимулировать клиента удерживаться в паузах, обдумывать происходящее. Ажитация клиента снижается, если терапевт уделяет внимание опоре, дыханию и заземлению, акцентируется на самоподдержке и поддержке среды.
Интроектор делает то, что другие хотят, чтобы он сделал,
Проектор делает другим то, в чем их обвиняет, что они делают по отношению к нему,
Ретрофлектор делает для себя то, что он хотел бы сделать другим,
А личность в патологическом слиянии не знает кто, что кому делает.
Ф. Перлз
«Этажерка» сопротивлений. Каждое из сопротивлений редко представляет собой изолированный феномен. Скорее они являют собой некую систему, блок, где представлены в определенной последовательности, в виде пирамиды. Эта последовательность на гештальтистском жаргоне называется «этажеркой сопротивлений».
Страдание (или симптом) вызывается повторяющимся срывом цикла контакта, мешающим удовлетворить значимую потребность. Именно этот срыв (сопротивление) мы обнаруживаем первым, можно назвать его «фасадным» или «верхним». Как правило, это феномен, организующий поведение: ретрофлексия, эготизм, дефлексия, профлексия или обесценивание, десензитизация. При его исследовании нередко удается проследить, что он существует в силу определенной проекции, само присутствие которой заставляет нас подозревать наличие интроекта определенного рода. Интроект, в свою очередь, «родился» из наличия конфлуэнтной ситуации, где окружающая среда диктовала индивиду условия его существования.
Ретрофлексия, профлексия, дефлексия опираются на проекцию, т.е. я не даю себе агрессировать, потому что мне кажется, что люди этого не примут, а то, что люди этого не примут, мне кажется потому, что мне это говорила моя мама (или я на опыте понял, что так нельзя), а мама для меня значимая фигура, с которой я был слит, а когда я был слит с мамой, то я себя не слышал.
Стратегия направлена, условно, от «верхнего» звена этажерки «вниз», на исследование и осознавание тех паттернов сопротивлений, которые его поддерживают.
Профлексия – комбинированная форма проекции и ретрофлексии, понятие введено Сильвией Крокер в 1981 году.
Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Когда я делаю другому то, что хотел бы получить от него для себя.
Житейское правило: относись к людям так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе.
В отличии от ретрофлексии, где я делаю то, что хотел бы получить от других, самому себе, в данном случае я делаю это другому: причем именно тому, от которого хотел бы получить это.
В случаях профлексии просьба ретрофлексируется, а потребность проецируется в адрес другого.

Работа не отличается от работы с проекциями и ретрофлексией.

Девалидизация, или обесценивание.
Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Человек обесценивает или отчуждает результат своей деятельности, игнорируя сами события или свой вклад в них.
Обесценивание, или вытеснение, аффективное «забывание» значимых событий весьма характерно для личностей, имеющих истерические паттерны реагирования.
Обесценивающие суждения: ничего не произошло, подумаешь.
Игнорирование очевидных событий или отчуждение своего вклада в результат.
Забывание очевидно значимых переживаний в жизни и на сессии.
Вышучивание или самовышучивание (ирония).
Это происходит в тех случаях, когда человек вынужден присвоить исход тягостных, горьких ситуаций (например, горе утраты), или изменение не особенно вписывается в его «я-концепцию», в жесткую часть Personality.
Движение «мышиными шагами» - не проглатывать новизну слишком большими кусками.
Исследование, чем новизна «неугодна».
Работа на смягчение «я-концепции».

Десензитизация (выделена в 2001 году).
Что это?
Как проявляется у клиента?
Причины
Действия терапевта

Десензитизацией называется процесс уменьшения способности к перцепции (ограничение чувствования) с целью приспособления к беспокоящим ощущениям.
Десензитизация уменьшает степень дискомфорта, но цена за это - уменьшение ощущения своей жизненности.
Степень десензитизации варьируется от полной при некоторых видах психозов (деперсонализация, диссоциация) до частичной, которую мы формируем в ответ на чрезмерную или неприятную стимуляцию.
Десензитизация отчасти похожа на дефлексию. Если дефлексия достигается за счет «средней зоны» осознавания, то десензитизация – за счет уменьшения стимулов из «внутренней зоны».
Выглядит как недостаток живости и ощущения жизненности.
Клиенты говорят о скуке, притуплении ощущений, отсутствии интереса.
Контактные функции представлены узким спектром.
Склонны к интеллектуализациям, философствованию.
Есть попытки усилить чувствование через алкоголь, наркотики, экстрим.
Ощущения могут быть редуцированы по разным причинам:
Из-за физического дискомфорта: боли, голода или холода
Напряженность неудовлетворенных потребностей (потребность в контакте с людьми и болезненное чувство одиночества в связи с его отсутствием)
Конфликт между убеждениями и ощущениями (например, сексуальная потребность объявляется «грязной»).
Десензитизированный материал часто травматичен, и поэтому данный процесс может распространяться на некоторые чувства. Многим людям трудно чувствовать и переживать гнев и раздражение, другим страх или печаль, сексуальной возбуждение или зависть.
Процесс ресензитизации означает внимание терапевта и клиента к телесному существованию – дыханию и опоре, безжизненным участкам тела и мышечным напряжениям.
Для такой работы важна терапевтическая поддержка, помогающая пережить травматические чувства и приспособиться к таким переживаниям заново, обретая всю полноту существования в мире.

Другая полярность – это чувствительность, острота осознавания стимулов. Индивидуум хорошо осознает себя и имеет высокую способность к эмпатии. Однако он может страдать от обилия сенсорных стимулов, которые он не в состоянии игнорировать. Это может проявляться в виде ипохондрии или неспособности оценивать смысл и важность ощущений. Поэтому терапевт побуждает клиента к осознаванию ощущений и чувств и, главное, того, что эти ощущения и чувства означают. В тех же случаях, когда клиент гиперчувствителен к реальному или воображаемому критицизму со стороны других людей или терапевта, важно помочь ему исследовать то, что происходит в этих ситуациях, что он чувствует и как делает вывод о себе и мире (исследование убеждений).
Нэнси Мак – Вильямс «Психоаналитическая диагностика». Понимание структуры личности в клиническом процессе.
Термин «защита» во многих отношениях неудачен. То, что мы у взрослых называем защитами, не что иное как глобальные, закономерные, здоровые, адаптивные способы переживания мира.
Личность, чье поведение носит защитный характер, бессознательно стремится выполнить следующие задачи: 1) избежать или овладеть неким мощным угрожающим чувством – тревогой, горем и др.2) сохранение самоуважения.
Каждый человек предпочитает определенные защиты, которые становятся неотъемлемой частью его индивидуального стиля борьбы с трудностями. Это предпочтительное автоматическое использование определенной защиты или набора защит является результатом сложного взаимодействия по меньшей мере четырех факторов: (1) врожденного темперамента; (2) природы стрессов, пережитых в раннем детстве; (3) защит, образцами для которых (а иногда и сознательными учителями) были родители или другие значимые фигуры; (4) усвоенных опытным путем последствий использования отдельных защит (на языке теории обучения  эффект подкрепления). На языке психодинамики бессознательный выбор индивидом излюбленных способов преодоления затруднений “сверхдетерминирован”.
Как правило, к защитам, рассматриваемым как первичные, незрелые, примитивные, или защиты “низшего порядка” (Laughin, 1970) относятся те, что имеют дело с границей между собственным “я” и внешним миром. Защиты, причисляемые ко вторичным, более зрелым, более развитым или к защитам “высшего порядка”, “работают” с внутренними границами  между Эго, супер-Эго и Ид или между наблюдающей и переживающей частями Эго. Примитивные защиты действуют общим, недифференцированным образом во всем сенсорном пространстве индивида, сплавляя между собой когнитивные, аффективные и поведенческие параметры, в то время как более развитые защиты осуществляют определенные трансформации чего-то одного  мыслей, чувств, ощущений, поведения или некоторой их комбинации. Чтобы быть классифицированной как примитивная, защита должна обнаруживать наличие в себе двух качеств, связанных с довербальной стадией развития. Она должна иметь недостаточную связь с принципом реальности и недостаточный учет отделенности и константности объектов, находящихся вне собственного “Я”.
Так называемые примитивные защиты  это просто способы, с помощью которых, как мы полагаем, ребенок естественным образом постигает мир. Психоаналитическая точка зрения предполагает, что эти способы обретения опыта присутствуют в каждом из нас, независимо от того, имеем мы или нет сколько-нибудь заметную патологию. Проблемы возникают лишь в тех случаях, когда существует недостаток в более зрелых психологических навыках или когда данные защиты упорно используются для исключения возможных других.
Бюдженталь вместе с Ролло Мэйем считает, что сопротивление – форма проявления естественной защиты человеком основ своего бытия, попытка сохранить привычный способ существования. И поэтому Бюджентал считает, что сопротивление может быть не только помехой терапевту, но и его опорой, когда силы человека направлены на отстаивание себя.
Что же такое сопротивление? Молли Мерил Стерлинг:
1.Сопротивление – это способ жизни клиента, который он лучше всего знает, чтобы:
- сохранять жизнь и одновременно держаться подальше от жизни.
2.Сопротивление – это тот способ, которым до сих пор клиент использовал свои возможности, способности, знания, чтобы защитить свое право быть всецело таким, какой он есть.
3.Это его способность защищать свое право быть самим собой, чтобы вы при этом от него не хотели.
4. Его аутентичность – зажатая, раскритикованная, обманутая, но все еще осмеливающаяся.
5. Это его устоявшиеся предубеждения.
6. Его попытка убедиться, что вы его по-прежнему любите.
7. Это его предположение, что сегодня ничем не лучше, чем вчера, а значит надо устраиваться соответственно этому.
8. Это живой страх, что этот мир создан не для него, что он не безопасен. Это возможность спрятать этот свой страх.
9. Это признание клиента в том, что жизнь его больше, чем его попытки повлиять на нее.
10. Это его способ, чтобы ему не сделали больно.
Поэтому важно относиться к сопротивлению клиента с должным пониманием и осознаванием ценности его сопротивления, как явлению его внутреннего мира. В экз.терапии чаще обращается внимание на характер и модели сопротивления, чем «проламывается» в целях получения инсайта. У клиента должен быть выбор: пребывать в своем сопротивлении, но сохранять себя, или преодолевать сопротивление и изменяться.

15

Приложенные файлы

  • doc 21045412
    Размер файла: 144 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий