УРУГВАЙ. СЕКТЫ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ ИДУТ В НАСТУ..


УРУГВАЙ. СЕКТЫ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ ИДУТ В НАСТУПЛЕНИЕ ИЗ-ЗА «ПАСТЫРСКОГО ВАКУУМА» КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ НА КОНТИНЕНТЕ
12.07.2005 19:00
Монтевидео, Уругвай, 13 июля, Zenit – Agnuz – Рост сект в Латинской Америке происходит благодаря «пастырскому вакууму», который в последние десятилетия образовался в Католической Церкви, утверждает эксперт.
Мигуэль Анхель Пасторино, директор «Asesoramiento sobre Sectas y Nuevos Grupos Religiosos», уругвайского центра исследований и консультаций по сектам и новым религиозным группам (SEAS) и член национальной комиссии по экуменизму и межрелигиозному диалогу, говорит в этом интервью об актуальном феномене сект в Латинской Америке, делая акцент также на значительном распространении сект новопятидесятников.
- В 80-х годах некоторые эксперты говорили о массовом исходе латиноамериканских католиков в секты, приводя такие цифры – около 400 верных в час. А как обстоит дело сегодня?
- Конечно, эта «миграция» католиков продолжается и в настоящее время. Сегодня мы наблюдаем не только исход в направлении различных сект и групп гностического и эзотерического толка, увлечение афро-американскими культами, парахристианскими сектами, спиритизмом и уфологией, но и молчаливый уход в религиозное равнодушие, являющегося результатом наступления секуляризации в больших городах. Самый большой рост отмечается в движении пятидесятников, причем ни о какой стабилизации этого процесса речь не идет. Создается впечатление, что это движение желает подавить собой все остальные. На сегодняшний день можно говорить о почти 150 миллионах пятидесятников, не считая харизматиков других традиционных наименований. Эксперты, не колеблясь, говорят о тотальном процессе обращения Латинской Америки в пятидесятничество. Журнал «Concilium» утверждал в 1996 году, что уже 400 миллионов христиан стали пятидесятниками (но включил в это число также и харизматиков).
Когда Франц Дамен приводил процитированную Вами цифру, то он имел в виду, прежде всего, группы пятидесятников, которые в свое время считались «фундаменталистскими сектами», но с которыми сегодня ведется экуменический диалог. Вопрос этот не простой, потому что обширный спектр пятидесятников очень сложен и состоит из многочисленных течений, от узаконенных Церквей, поддерживающих экуменизм и вплоть до опасных сект, покушающихся на целостность личности.
С другой стороны, существует также своеобразный самообман католиков в отношении цифр, поскольку так называемый самый «католический» континент в действительности уже почти не является таковым. Потому что Церковь считает количество крещеных, но не принимает во внимание, что большинство из них затем не придерживаются строго католичества, и этот процесс зашел настолько далеко, что эксперты говорят, что большинство верующих христиан в Латинской Америке составляют евангелисты. Еще в 2000 году говорилось о 26% пятидесятников в Чили, о 16% в Бразилии и о 34% в Гватемале. Полагаю, что сегодня эти цифры увеличились.
На экономическом уровне евангельский рынок в Бразилии имеет в обращении около 1.000 миллиона долларов и создает около двух миллионов рабочих мест. Согласно недавним исследованиям, с 1960 года евангелисты удвоили свое процентное присутствие в Парагвае, Венесуэле, Панаме и Гаити, утроили в Аргентине, Никарагуа и Доминиканской Республике, в четыре раза больше их стало в Бразилии и Пуэрто-Рико. В Колумбии и Эквадоре они выросли в шесть раз, а в Гватемале – в семь.
В Уругвае многие христиане являются таковыми лишь номинально, поскольку, если 54% утверждает, что являются католиками, то лишь 2,3% участвует в мессе, но и они не все следуют вере Церкви и ее миссии. С другой стороны, каждый обращенный пятидесятник является воинствующим в вере, и это наносит традиционным Церквам значительный вред. Евангелисты в Бразилии достигли 11%, в то время как афро-бразилианские секты охватывают 9% населения.
Настоящим спасением при таком положении дел являются церковные католические движения (Харизматическое Обновление, неокатехумены, фоколярии и т.д.), которые отмечают неуклонный рост своих рядов в Америке, противостоя наступлению сект, представляя собой надежду для католичества, будучи источником для призваний и для формирования хорошо подготовленного института.
- Каковы основные причины этого исхода?
- Хотя в традиционных Церквах существует множество внешних причин, большинство из которых социально-культурного порядка, полагаю, что не менее важной причиной является та, которой Иоанн Павел II дал определение «пастырского вакуума», то есть отсутствие надлежащего внимания к духовному воспитанию и солидного доктринального образования со стороны Католической Церкви и традиционных протестантских Церквей, в которых отмечается аналогичный спад призваний.
После II Ватиканского Собора пастырская деятельность на континенте была главным образом сосредоточена на проблемах личности и общества, при этом были упущены два фундаментальных аспекта религиозного опыта: духовный и доктринальный, в результате чего образовался вакуум, в который просочились «альтернативные» предложения. Это невнимание, наряду с небрежной и поверхностной евангелизацией, слишком мало опиравшейся на христианскую идентичность, привело к тому, что католическая идентичность оказалась, так сказать, размытой, и была сведена к какому-то своду моральных правил и к нескольким церковным обрядам.
Пастырская деятельность рационализировалась до такой степени, что вызывает скуку, она слишком модернизирована и бюрократизирована. Человек эпохи постмодернизма, желающий встретиться с Богом, находил лишь идеологии, собрания и планирование внутри своих Церквей, и никакого духовного опыта, что побуждало его искать другие источники «живой воды», которые он не нашел там, где они должны бить через край.
В связи с этим Иоанн Павел II сказал в 1992 году: «... может также случиться, что верные не найдут в осуществляющих пастырскую деятельность лицах того сильного чувства Бога, которое они должны передавать всей своей жизнью».
Поэтому мне кажется, что кризис веры и духовности многих секторов традиционных Церквей является одной из главных причин этого массового исхода верных в секты, или в равнодушие, но не в атеизм. 81% уругвайцев утверждают, что верят в Бога, тем не менее, в большинстве случаев речь идет о вере «по-своему», и самая распространенная форма переживания веры – это, так сказать, «à la carte», по желанию; или, словами Петера Бергера: «верить, не принадлежа». Действительно, в настоящее время лишь небольшой процент принадлежит к какой-либо традиционной религиозной конфессии.
Перевод: София Халходжаева (Agnuz).
Джерело:хhttp://www.agnuz.info/full-news/items/6153195822.html

Приложенные файлы

  • docx 22018182
    Размер файла: 18 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий