История агрономии Антон де Бари Г. Гельригель

Работы Анри де Барии.
Решающее значение в становлении научной фитопатологии (Фитопатология - наука о болезнях растений, средствах и методах их профилактики и ликвидации. Подразделяется на общую и частную. Общая Ф. изучает возбудителей болезней, причины и условия их возникновения, закономерности развития и распространения) имеют открытия, сделанные выдающимся немецким микологом и фитопатологом А. Де-Бари и работавшим вместе с ним в многолетнем творческом содружестве русским микологом и фитопатологом М. С. Ворониным, а также их многочисленными учениками и последователями. Антон Де-Бари (18311888) по первоначальному образованию был доктором медицины Берлинского университета, но уже во время студенчества сосредоточился на ботанике и особенно микологии и фитопатологии. Был последовательно профессором ботаники в университетах в Оренбурге с 1855 г., в Галлее 1867г., в Страсбургес 1872 г. Его многочисленные работы имеют большое значение в развитии микологии и фитопатологии. Вот некоторые из них. Работа, выполненная еще студентом и опубликованная отдельной книгой в 1853 г., посвящена истории развития головневых, ржавчинных и нероноспоровых грибов, в которой он установил происхождение головневых спор из мицелия. Это было первым доказательством грибной природы головни и того нового положения, что паразитические грибы являются не следствием, а причиной инфекционных болезней. Эго сформулировано им так: паразитические грибы не следствие, а причина болезней растений. Очень большое значение для фитопатологии имеет исследование А. Де-Бари болезни картофеля, результаты которого опубликованы в 1861 г. Эга работа была проделана под влиянием запросов производства, которое несло большие потери урожая от болезни, сравнительно незадолго до того появившейся в Европе. Де-Бари установил возбудителя болезни, дал ему наименование Phytophthora infestans DB., изучил его строение и историю развития. Это был первый случай непосредственного установления инфекции растений паразитическим грибом. В этой работе Де-Бари дал по существу первое научное фитопатологическое исследование, применив метод искусственного заражения растений. Его исследования легли в основу наших современных знаний об этой важнейшей болезни картофеля и имели большое значение для дальнейшего развития микологии и фитопатологии. Исследуя ржавчинные грибы, Де-Бари на примере возбудителя ржавчины фасоли (Urortvjces appendiculatus Lev.) установил (1863) наличие пяти закономерно сменяющих друг друга различных спороношений у ржавчинников: спермогонии со спермациями, эцидии с эцидиоспорами, уредо и телейтоспоры, базидии с базидиоспорами. В этом случае прослежен цикл развития однохозяйного ржавчинного гриба. Несколько позднее (1865) он установил у Puccinia gramitiis Pers. явление разнохозяйности, т. е. последовательное паразитирование одного и того же гриба в различных стадиях развития на двух далеких в систематическом отношении видах растений-хозяев. Возбудитель стеблевой ржавчины злаков спермогонии и эцидии развивает на барбарисе, уредо и телейтоспоры на стеблях злаков.
Источник: [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] © Зооинженерный факультет МСХА
Большую роль в А. сыграл немецкий учёный Г. Гельригель, опытным путём доказавший симбиоз бобовых культур с клубеньковыми бактериями (1886).

Открытие немецким ученым Г. Гельригелем в 1886 г. симбиоза бобовых культур с клубеньковыми бактериями стало еще одним шагом вперед в развитии агрономии. В это же время достигнуты значительные успехи в агрофизике. Бурное развитие агрономии в XIX в. явилось следствием трех великих открытий: закона сохранения и превращения энергии, теории клеточного строения живых организмов и учения об эволюции органического мира.
Закон минимума, оптимума и максимума. Уже в XIX в. было уделено много внимания изучению реакции растений на отдельна взятые условия жизни при поддержании на определенном уровне всех других условий. Особую известность в этом направлении получили работы немецких ученых Ю. Либиха, Г. Гельригеля и Э. Вольни. На основании анализа результатов ряда точных опытов был сформулирован закон минимума, которым устанавливалась зависимость урожая растений от фактора, находящегося в относительном минимуме. По мере восполнения этого фактора урожай растений повышался до тех пор, пока он не был соответственно ограничен каким-либо другим фактором.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
К. А. Тимирязев, обращая пристальное внимание на этот закон, прибегал к его наглядной иллюстрации с помощью кадки (рис. 3). Он писал: «Это кадка, на отдельных звеньях которой надписаны различные составные части пищи растений и общие условия его существования. Звенья спилены на различной высоте, и понятно, что количество воды, которое может вместить эта кадка, зависит от уровня, соответствующего самому короткому звену. Так и в поле, очевидно, урожай зависит от того вещества или вообще условия, которого всего менее; напрасно стали бы мы увеличивать количество других, высоту других звеньев, большего урожая в нашу кадку поле мы не вместим. Определить, какое это вещество, конечно, самый важный вопрос в каждом данном случае» (Тимирязев, 1937).
Г. Гельригель поставил серию вегетационных опытов по сравнительному изучению влияния различной влажности почвы на урожай наземной массы ячменя при прочих равных условиях. Графически результаты опытов изображены на рис. 4. Как видно, наивысший урожай был получен при влажности почвы, равной 60% от полной ее влагоемкости. При сухом состоянии почвы, а также при полном ее насыщении водой урожая не было. На основании опыта Гельригель пришел к выводу, что наибольший урожай отмечается при некотором оптимальном значении каждого фактора. Как уменьшение, так и увеличение фактора жизни от оптимального приводит к уменьшению получаемого урожая, а в исключительных случаях и к его отсутствию. На основании подобных опытов Саксом был сформулирован закон минимума, оптимума и максимума.
В действии этого закона можно убедиться и на примере такого фактора, как температура. Любой жизненный процесс в растении начинается при каком-то минимальном значениии температуры, протекает наилучшим образом при оптимальной температуре, замедляется, а затем совсем прекращается по мере дальнейшего повышения температуры (рис. 5). Рис. 5 построен по данным классического опыта Легенбауэра с водной культурой кукурузы. Количественная оценка скорости роста ее дана по этим данным в форме термофизиологических индексов, представляющих частное от деления часового прироста кукурузы на ее прирост при температуре 4,5°.

15

Приложенные файлы

  • doc 22391113
    Размер файла: 66 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий