10 самых-самых


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
САМЫЕ УЖАСНЫЕ СОЗДАНИЯ КОТОРЫЕ ПОРОЖДАЛА ЭВОЛЮЦИЯ

10.
Такое лицо может полюбить лишь мама… Рыба
-
гадюка. Научное название
происходит от греческих слов Chaulios


открытый
рот и Odus


зуб. Рыба
-
гадюка
с
воей раскрытой пастью с устрашающими зубами давно уже
приобрела всемирную
известность, несмотря на то, что ее размер не превышает 35 см. После того как
жертва подходит близко ко рту, пасть рыбы
-
гадюки откидывается назад, что
позволяет захватить добычу, превышающую толщину самого хищника в 3 раза. Зубы
в проце
ссе охоты играют основную роль: хотя они и не предназначены для убийства
добычи, но служат для удержания хищника на теле жертвы.


9.
Если Лиоплевродон был огромным, то Мозазавр был колоссальным.

Данные, полученные из ископаемых останков, свидетельствуют о
том, что Мозазавр мог
достигать до 15 метров в длину, что делает его одним из крупнейших морских хищников
мелового периода. Голова Мозазавра была похожа на голову крокодила, она была вооружена
сотнями острых как бритва зубов, которые могли убить даже самых

хорошо защищѐнных
противников.





8.
Мало что известно о таинственных гигантских кальмаров, которые живут

глубоко в угольно
-
черных
водах
. Эти существа вырастет до 18 метров в длину и весят до 900 кг
.



7.
Систематическое положение мегалодона:

Царство:
Животные (Animalia)

Тип: Хордовые (Chordata)

Класс: Хрящевые рыбы (Chondrichthyes)

Отряд: Ламнообразные (Lamniformes)

Семейство: Сельдевые акулы (Lamnidae)

Род: Белые акулы (Carcharodon carcharias)

Вид: Мегалодон (Carcharodon megalodon)


Море покрывает поч
ти 70% поверхности земли. Именно здесь зародилась жизнь на нашей планете.
И некоторые из этих древних подводных существ были крупными хищными рыбами. Гигантские
кальмары, скаты, зубатые киты и другие опасные хищники уже давно бороздили моря. За 300
миллион
ов лет до того, как динозавр Рекс напал

на свою первую жертву, огромный
хищник
покорял водные глубины


акула. Палеонтологи нашли поразительные доказательства
существования этих хищников
-

окаменелости, датируемые более чем 400 миллионами лет назад.
Многие

из этих доисторических акул уже вымерли, однако белая акула, которая по
-
прежнему
бороздит моря, живѐт на планете уже более 10 миллионов лет. Но белая акула ничто по
сравнению с гигантским хищником, который «правил» в 7
-
ми морях и господствовал над всеми
ж
ивотными в океане, начиная от эпохи олигоцена до плейстоцена. Мегалодоны были гигантскими
ископаемыми акулами, жившими около 25 миллионов лет назад. Окончательно они вымерли около
2
-
х миллионов лет назад. Это были самые крупные акулы океана известные нам п
о
палеонтологической летописи.

Никогда прежде хищник не оказывал такого влияния на планету, оставив так мало следов о себе.
Всѐ это напоминает идеальный детектив. Учѐные не знают точно, каким был мегалодон, они могут
лишь предположить, как он выглядел и ка
к убивал своих жертв. Чтобы разгадать эту тайну,
учѐным нужны доказательства в виде окаменелостей. Но от мегалодона не осталось ни одного
скелета, поэтому его изучение стало серьѐзным испытанием. Все существа и водные и сухопутные
начинают гнить и разлагат
ься сразу же после смерти. За короткое время от позвоночных остаѐтся
лишь скелет. Но когда речь заходит о мегалодоне, возникает одна заминка


скелет этой акулы
почти весь состоит из хрящей. А он, будучи мягким и лѐгким, всѐ равно, что пробковая древесина
тела. Под воздействием морской воды, песка и в особенности бактерий мягкие ткани хрящей
попросту разложились, поэтому скелет мегалодона не сохранился. Но зубы, защищѐнные
покрытием из эмали


одна из двух частей скелета, которая может остаться нетронутой п
риродой.


Коллекции найденных гигантских

зубов мегалодона, которые могут достигать 180 миллиметров в
длину, постепенно пополняются в музеях мира, а поэтому интерес к этому хищнику в последние
века стремительно вырос. В 1909 году ихтиологи и палеонтологи из

Американского музея
естествознания в Нью
-
Йорке приложили массу усилий, дл
я создания целиковых челюстей
ме
галодона. Готовая пасть произвела фурор. В раскрытой челюсти была видна коллекция
страшных зубов с острыми краями высотой в 3 метра. Но при реконструк
ции учѐные допустили
несколько принципиальных ошибок, которые палеонтологи продолжают исправлять и уточнять в
наши дни. Как объясняют специалисты, в 20 веке учѐным было сложно закрепить зубы в пасти, к
тому же, они не знали, как правильно они должны распол
агаться. Поэтому установили их
случайным образом. При создании экспоната учѐные выбрали самые крупные зубы из залежей
окаменелостей по всему миру, и это отразилось на размерах. Пасть вышла огромной, и количество
зубов в ней казалось чрезмерным. Тщательно и
сследовав окаменелости, современные учѐные,
благодаря новым достижениям в биологии, всѐ же смогли правильно расположить все зубы. В
итоге получилась пасть высотой 2 метра и шириной более 2,5 метров. В неѐ помещается 276 очень
крепких и плотных зубов с зазу
бринами, которые располагались в 5 рядов. При таких размерах
челюстей, принято считать, что мегалодон мог достигать 17
-
20 метров в длину и весить, как бы
трудно не казалось это представить, 45 тонн.

Существует мнение, что

белая акула

является уменьшенной копией доисторического мегалодона,
поэтому эту хищницу следует включить в один род Carcharodon вместе с белой акулой. Но многие
считают иначе, а именно, что между ними нет прямой родственной связи, а представляют собой
две самостоятель
ные линии в родословной пилозубых акул, поэтому мегалодона необходимо
включить в род Carcharocles. Единственные сходства между мегалодоном и белой акулой
заключаются в треугольных зазубринах на зубах. Этот факт указывает на то, что обе эти акулы не
проглат
ывали добычу целиком, а откусывали от неѐ куски. Порой жертвы были такими же
большими, как и они сами. Спор о выборе рода мегалодона давний, и конца ему не видно


уж
слишком много пробелов в наших знаниях о древних акулах.


Вторая часть скелета мегалодона

которая частично сохранилась


это его позвонки. Изучив и
подсчитав кольца роста в позвонках этой акулы, учѐным удалось выяснить, что гигантский хищник
жил примерно 25
-
40 лет. Возможно, он жил и дольше, ведь у мегалодона не было врагов. По
подсчѐтам, так
же произведѐнным благодаря позвонкам, было выяснено, что магалодон съедал от
600 до 1200 килограммов пищи в день. Поэтому эти огромные акулы большую часть жизни
проводили в поисках еды. Океан эпохи миоцена был наполнен разнообразными морскими формами
жизни
, из которых мегалодон мог выбирать себе пищу. Киты, дельфины, дюгони, а так же
огромные морские черепахи и масса рыбы заполняли прибрежные морские воды по всему свету.
Возможно, мегалодон
питался всем вышеперечисленным
, но в эпоху миоцена чаще всего
встре
чались цетотерии
-

мелкие усатые киты, вроде современных малых полосатиков. Подобная
добыча служила серьѐзной

проверкой охотничьих навыков м
галодона. Несмотря на то, что кит был
в 5 раз короче взрослого мегалодона, он весил целых 9 тонн. При помощи своих м
ощных
хвостовых мышц 15
-
ти метровая акула атаковала с глубины. Возможно, кит уступал мегалодону в
скорости передвижения, но он был более проворным, так что акуле следует тщательно
прицелиться, прежде чем нанести смертельный удар, направленный в грудную кле
тку добычи для
повреждения жизненно важных органов. Обладая п
отрясающей силой и скоростью, ме
галодон мог
подниматься над поверхностью воды, по
-
прежнему удерживая 9
-
ти тонного кита в пасти. В
считанные минуты обед был «готов». Довольно быстро мегалодон дока
зал, что у него было
достаточно силы и ловкости, для правления мировым океаном.





6.
Современные крокодилы


живые останки динозавров, но было время, когда
крокодилы охотились и ели вышеуказанных динозавров. Дейнозух (лат. Deinosuchus)


является
вымершим видом, связанным с аллигатором и крокодилом, который жил
во времена мелового периода. Дейнозух переводится с греческого как «ужасный
крокодил».

Этот крокодил был намного больше, чем любой из современных, размером до 12
метров и весом в десять тонн
. Своим внешним видом он был похож на своих меньших
родственников, с большими надежными зубами созданными для дробления, и
спиной, покрытой бронированными пластинами из кости.

Основной добычей Дейнозуха были большие динозавры (кто может еще этим
похвастать
ся?), а вдобавок к ним морские черепахи, рыбы и другие несчастные
жертвы. Потенциальные доказательства опасности Дейнозуха происходят от
окаменелостей альбертозавра. Это образцы отверстий от зубов Дейнозуха и
Тирранозавра Рекса, а это значит, что существую
т большие шансы, что эти двое
жестоких хищника участвовали в кровавых схватках.



5.
Титанобоа

(
Titanoboa
)



громадная змея, жившая около 58 миллионов лет назад могла
съесть крокодила или бегемота, так как

имела длину 14 метров
, а мощность сжатия ее
челюстей соста
вляла более 180 кг на 6,4 кв. см!


Еще несколько лет назад ученые не подозревали о существовании этого ископаемого
животного.

«Даже в самых смелых мечтах нельзя было представить, что мы найдем 14
-
метрового удава.
Самая большая из современных змей в два раз
а меньше размером»,


говорит Карлос
Харамилло из Смитсоновского института тропических исследований и один из авторов
открытия.

Змею, получившую латинское название Titanoboa cerrejonensis (колоссальный боа из
Керрехона), называют дальним родственником
анаконды и современного удава. Она не была
ядовитой, а убивала своих жертв огромной сдавливающей силой: более 180 кг на 6,4 кв. см.
Примерно такую нагрузку получил бы человек, попавший под груз весом в полтора
Бруклинских моста.

Окаменелости гигантской зме
и были найдены во время раскопок в открытой угольной шахте в
городке Керрехон в Колумбии. В 2002 году ученые обнаружили на этом месте окаменелости
тропических джунглей эпохи палеоцена


возможно, даже самого первого такого леса на
планете.

Помимо окаменевш
их растений, было найдено множество рептилий, размер которых поражал
воображение.

«Мы обнаружили потерянный мир гигантских рептилий: черепах размером с кухонный стол и
самых больших ископаемых крокодилов в истории исследований»,


рассказывает Джонатан
Бло
х, эксперт в области эволюции позвоночных животных из Университета Флориды.

В числе находок была и гигантская змея.



«После вымирания динозавров это животное, Titanoboa, было самым большим хищником на
Земле, и это продолжалось примерно в течение 10 млн ле
т,


объясняет Блох.


Это было
очень большое животное


как на это ни смотри».


В
ПОИСК
А
Х ИСКОПАЕМЫХ ЧЕРЕПОВ


Однако чтобы составить полное представление о том, как выглядела доисторическая змея,
чем она питалась и как она соотносится с современным животн
ым миром, ученым
требовалось изучить останки черепа рептилии.

«После того, как 60 млн. лет назад вымерли динозавры, на экваторе было намного жарче, чем
в наши дни. Мы полагаем, что именно поэтому рептилии выросли до очень больших
размеров» (Джонатан Блох.)



В прошлом году для поисков черепа Titanoboa в Колумбию была направлена специальная
исследовательская группа, которая, впрочем, мало надеялась на успех. Дело в том, что кости
змеиного черепа очень хрупки, и до наших дней дошло очень небольшое количество
ископаемых черепов.

«В отличие от наших черепов, кости в черепе змеи не скреплены между собой. Они связаны
тканями»,


говорит Джейсон Хэд, серпентолог из университета американского штата
Небраска.

«Когда животное умирает, соединительные ткани разлагаются,

а отдельные кости обычно
рассеиваются,


продолжает ученый.


К тому же они очень тонкие и хрупкие и часто
разрушаются. Но поскольку Titanoboa была настолько большой и у нее были очень крупные
кости, это одна из немногих змей, которые известны нам из окам
енелостей».

К изумлению членов группы, им удалось обнаружить останки трех черепов, при помощи
которых они впервые смогли полностью реконструировать череп гигантской рептилии.



Таким образом, удалось лучше узнать о том, как жила и как выглядела Titanoboa.
Сейчас в
Смитсоновском музее естественной истории в США выставлен муляж змеи в натуральную
величину. В 2013 году экспонат отправится в турне по Америке.

Обнаружение новой разновидности огромной ископаемой змеи помогает ученым не только
узнать о древнем жив
отном мире, но и получить новые сведения об истории земного климата.
А это означает, что окаменелости могут рассказать нам о последствиях нынешнего
глобального потепления.

Змеи не в состоянии регулировать свою температуру и зависят от внешнего тепла, чтобы

выжить.

«Тропические растения и экосистемы могут справиться с высокими температурами и высоким
уровнем углекислого газа. А это


еще одна серьезная проблема, с которой связывается
нынешняя тенденция глобального потепления» (Карлос Харамильо).

«Мы считаем,

что Titanoboa стала настолько большой, поскольку, после того как 60 млн. лет
назад вымерли динозавры, на экваторе было намного жарче, чем в наши дни. Мы полагаем,
что именно поэтому рептилии выросли до очень больших размеров».

Блох отмечает, что способнос
ть животных выживать в условиях высоких температур может
снова стать актуальной в случае, если сбудутся прогнозы климатологов относительно
глобального потепления.

Способность бурно развиваться в теплом климате может сыграть важную роль, если
глобальная тем
пература возрастет, как это прогнозируют климатологи, добавил Блох.

«Это является свидетельством того, что экосистемы могут развиваться при температурах,
которые предполагаются на ближайшие сто или двести лет»,


полагает он.


В
ОЗВРАЩЕНИЕ
TITANOBOA
?

Однако климатические изменения, приведшие к возникновению Titanoboa, проходили в
течение миллионов лет. Ученые говорят с меньшей уверенностью о последствиях внезапных
изменений температур.

«Биология на удивление легко поддается адаптации. Изменения климата

и условий жизни на
континентах являются стимулом эволюции. Но то, что происходит очень быстро, может
привести к таким изменениям, которые вряд ли можно оценить положительно»,


полагает
Блох.

В период существования керрехонских

тропических лесов уровень углекислого газа в
атмосфере был выше нынешнего на 50%.

«Керрехонские окаменелости преподали нам важный урок: мы узнали, что тропические
растения и экосистемы могут справиться с высокими температурами и высоким уровнем
углекислог
о газа. А это


еще одна серьезная проблема, с которой связывается нынешняя
тенденция глобального потепления»,


говорит Карлос Харамильо.

«Возможно, растения и животные тропиков уже имеют генетическую способность справляться
с глобальным потеплением»,


п
олагает исследователь.

Означает ли это, что гигантская змея Titanoboa может вернуться?

«При повышении температуры возникает вероятность того, что они вернутся»,


говорит
Харамильо.


Для появления нового вида животных требуется геологическое время порядка

миллиона лет. Но они могут вернуться!»





4.
Акула домовой

Еще один крайне непривлекательный обитатель океанов. Во многих источниках фигурирует как
акула
-
гоблин. Все свои обидные клички получила за некрасивый нос и выдвигающуюся пасть с
тонкими кривыми зубами. Несмотря на устрашающий вид, данная акула является лиш
ь
потенциально опасной для человека: она обитает на очень большой глубине и для того, чтобы
столкнуться с ней, вам нужно будет очень сильно постараться. В том же случае, если вы
встретитесь с ней с глазу на глаз, то двухсоткилограммовая акула
-
гоблин сочтет

вас вполне себе
неплохим завтраком.






3.
Аргентавис


э
то самая большая известная науке летающая птица за всю историю Земли, размах ее
крыльев достигал 8 м. Аргентависы

обитали на территории Южной Америки и выглядели, как гигантские
грифы, но были более предрасположены к охоте. Некоторые ученые верят, что более мелкие родственники
аргентависа послужили вдохновением для легенды о птице
-
громовержце у американских индейцев.

Но
самого аргентависа люди не видели, он вымер 6 млн лет назад.







2.
Ракоскорпион Останки ракоскорпиона были найдены в Германии. Этот скорпион является одним из самых
больших членистоногих. Он был длиной 2.5 м и обитал в пресных водах озер и рек. Хотя

точные его размеры
остаются неизвестными, ученые измерили найденную клешню и исходя из этого уже предположили всю
длину ракоскорпиона. Клешня была длиной 50 см.







1.День из жизни кетцалькоатля

Ветер постепенно крепчал, но это было только во благо огромному старому кетцалькоатлю, что,
словно и не замечая своего исполинского тела, без единого взмаха скользил на теплых
воздушных потоках, раскинув двенадцатиметровые крылья и описывая медленные изящн
ые
спирали, то поднимавшие его под самые облака, то спускавшие вниз, к лесистой саванне,
которую птерозавр назвал бы своим домом


если бы, конечно, умел говорить. А пока что… он
всего лишь кружил над этим местом, внимательно осматривая землю внизу в поиск
ах гнилой
падали


своей излюбленной добычи


и, попутно, «инспектируя» небеса, дабы не пропустить
других стервятников, тоже разыскивающих, чем бы поживиться. Сейчас, когда солнце хорошо
прогрело землю, гигант забрался очень высоко, и с земли он казался вс
его лишь крохотной
мушкой, но его зоркие, как у орла, глаза без труда различали даже мельчайшие детали
местности внизу, начиная от количества рогов на «воротнике» очередного цератопса,
обкусывающего ветки прибрежного кустарника, и заканчивая числом яиц в г
незде какого
-
то
плотоядного динозавра, рядом с которым


вот незадача!


лежала на земле свирепая мамаша.
Печально, весьма печально. Такой завтрак накрылся!

Несмотря на свои чудовищные размеры, кетцалькоатль не был таким уж свирепым хищником, и,
если и охо
тился на живую добычу, то довольствовался всякой мелочью, вроде беспомощных
детенышей динозавров, которых выглядывал с воздуха. Естественно, что при этом было крайне
желательно, чтобы взрослые особи были как можно дальше от гнезда, ибо, хоть беззубый клюв
этого птерозавра и был способен разить с ужасающей мощью, на земле он все же был довольно
неуклюж, и быстрый, подвижный наземный хищник без труда смог бы вцепиться ему в крыло или
ухватить за длинную тонкую шею, что была отнюдь не так пластична, как у совр
еменных птиц


парировать удар он бы явно не сумел. Его шея была хороша в полете, когда все позвонки
вытягивались в одну линию, формируя плотный твердый киль для разрезания воздуха, и это,
вкупе со многими другими качествами, делали небесного гиганта идеал
ьным патрульным,
могущим не спускаться на землю в течение нескольких дней, а то и недель, обследуя при этом
поистине колоссальные территории


до сотен, и даже тысяч квадратных километров леса и
равнин. Иногда, если случался дождь, или воздух был слишком х
олодным, или дул слабый ветер


птерозавр не поднимался в небо, а исследовал свои владения с земли, как это делают
современные аисты марабу


ближайшие аналоги этого позднемелового гиганта. Взлет и посадка


это были слабые места кетцалькоатля, и ему немал
ых усилий стоило подняться под облака


или, наоборот, спуститься за пищей. Ничего удивительного, что он предпочитал не делать этого
зря, и всегда точно соотносил необходимость приземления с аппетитностью предложенного
обеда. Либо с возможностью поплатитьс
я за свою жадность чем
-
то большим, нежели пустым
желудком да потрепанными нервами! И, покружив
-
таки над гнездом, дабы окончательно
убедиться, что шансов на добычу никаких, он убрался прочь, продолжая свое молчаливое
наблюдение.


Стоял полдень, самое хороше
е время для всех летунов, так что то тут, то там кетцалькоатль
замечал чьи
-
то крылатые тени


впрочем, в большинстве своем это были просто птицы. К концу
меловго периода пернатые изрядно размножились, отвоевав себе заметное место в экосистеме, и
кое
-
кто из

них даже начал конкурировать с птерозаврами, вытеснив большинство из них либо в
море, либо на позицию «тяжелых бомбардировщиков», скорее соперничающих с наземными
хищниками. Некоторые из этих последних титанов неба выросли до гигантских размеров, и
парящи
й на теплых потоках воздуха кетцалькоатль был тому живым подтверждением. Однако,
решив, подобно плотоядным динозаврам, выиграть за счет увеличения габаритов, крылатые
ящеры оказались балансирующими на качающейся перекладине, с одной стороны которой стояла
их способность летать, которую их предки развивали в себе на протяжении свыше ста миллионов
лет, а с другой


возможность на равных играть с крупными хищниками, живущих в этих краях,
начиная от вездесущих троодонов и кончая всем известным тираннозавром рек
сом, чьи
тринадцать метров и восемь тонн живого веса были способны отогнать от туши даже куда более
крупное существо, нежели изящный птерозавр! Теряя свое место в воздухе, крылатые рептилии
решили опробовать план возвращения на землю, в качестве нелетающих

хищников
-
собирателей… но, увы, эта попытка была предпринята слишком поздно, чтобы всерьез повлиять
на ход истории, да и полые косточки и слабо развитые лапки птерозавра вряд ли были удачным
материалом для того, чтобы создать из них нечто стоящее внимания!
..


Высмотрев внизу что
-
то вроде брошенного гнезда, кетцалькоатль тут же, убедившись, что никого
из взрослых динозавров поблизости нет, начал кругами заходить на посадку. Дул хороший,
сильный ветер, но птерозавр не ошибся с местом посадки, и, несколько раз

хлопнув крыльями,
он, наконец, коснулся земли, неуклюже пробежав пару шагов на задних конечностях прежде,
чем остановиться и сложить крылья. Сейчас, с прижатыми к телу перепонками и отведенными
назад кончиками крыльев, кетцалькоатль, хоть и был почти три
метра ростом, не выглядел таким
уж великаном, скорее напоминая что
-
то вроде исполинского аиста, с изрядной примесью летучей
мыши. Смешно семеня и держа свою огромную голову на поднятой шее, точно жираф, птерозавр
приблизился к гнезду. На краю его шуршал ка
кой
-
то варан, видимо, решивший подкрепиться, но


удача сегодня была не на его стороне, ибо тяжелый клюв птерозавра тюкнул его аккурат в
основание черепа, раздробив позвоночник, и, подхватив тушку, кетцалькоатль отправил ее к
себе в желудок, после чего уже

вплотную занялся самим гнездом. Яйца лежали на дне, слегка
припорошенные грязью и сухой листвой, а, опустив клюв пониже, кетцалькоатль понял, что
гнездо заброшено


ведь скорлупки, которым, в норме, полагалось быть чуть более теплыми,
нежели окружающий во
здух, были мертвыми и холодными. Пустыми. Но вкусными…

Кетцалькоатль чуть стукнул клювом по ближайшему яйцу, словно проверяя его на прочность,
после чего, схватив его клювом, запрокинул голову и сжал челюсти. Довольно мягкая скорлупа
тут же лопнула, как пе
резрелое яблоко, и, буквально вытряхнув содержимое себе в глотку, он
отшвырнул пустую оболочку в сторону, нагнувшись за следующей порцией. Надо сказать, яйца
были липкими, скользкими, с какой
-
то больно уж мягкой «мясной» начинкой в виде
полусформировавшихс
я детенышей, да еще и воняли сероводородом


но, как ни странно, для
птерозавра не было еды вкуснее. Да и чего уж тут ждать от падальщика, предпочитающего не
свежее, упругое мясо, а изъеденную червями плоть, отваливающуюся от костей?.. Через
несколько мгно
вений все пять яиц исчезли в горле птерозавра, и, пригнувшись, кетцалькоатль
сорвался с места, мощно работая всеми четырьмя конечностями. Все его мускулы работали на
пределе, огромное тело словно сжалось в тугой комок, и, сделав три коротких прыжка,
одновр
еменно с четвертым он уже оторвался от земли, пару раз задев кончиками крыльев землю,
но все же сумев выправить полет и подняться в небо. Там, наверху, по крайней мере, было
гораздо прохладнее, чем на земле, и, едва поймав восходящий поток воздуха, птероза
вр тут же
заскользил прочь. Теплый ветер приятно шевелил мелкие ворсинки на перепонках крыльев,
посылая в мозг птерозавра тысячи слабейших сигналов, которые, суммируясь, формировали
общую чувствительную плоскость, информировавшую крылатого ящера обо всех и
зменениях в
давлении воздуха, силе и направлении ветра, таким образом позволяя ему использовать себе во
благо даже наималейшие особенности окружающей среды, чтобы не терять ни крупицы той
энергии, которую ему приходилось тратить на то, чтобы добыть себе пи
щу


топливо для своего
теплокровного тела.

Слабая струйка запаха достигла тяжелого клюва кетцалькоатля, и информация о нем тут же
поступила в мозг, заставив птерозавра заинтересованно втянуть воздух открытой пастью, чтобы
лучше идентифицировать этот «аром
ат». Пахло стухшим мясом, причем не просто подгнившим, а
именно стухшим, разваливающимся на отдельные волоконца… Это было редкостным лакомством,
и, едва определив нужное направление, кетцалькоатль тут же помчался на столь явно
заявленный «банкет». Из
-
за ос
обого строения клюва он с трудом мог питаться свежим мясом, а
вот мягкую падаль рвал с удовольствием… но, увы, доставалась она ему не так часто


менее
привередливые хищники успевали все сорвать до того, как мясо достигало необходимой
консистенции, поэтому

куда чаще кетцалькоатлю приходилось охотиться у какого
-
нибудь
затхлого ручья, либо обирать гнезда динозавров, либо же вовсе примерять на себя шкуру
современных афри
-
канских птиц, вроде страуса, выхватывая с земли и из норок всякую мелочь,
вроде ящериц, ме
лких млекопитающих и прочих слабых существ, которых можно было
проглотить целиком или рассечь пополам одним щелчком клюва. Естественно, что в таком случае
он немало рисковал, оказываясь в непосредственной близости от снующих поблизости
хищников… но, в тако
м случае, у него были свои козыри в несуществующих рукавах… И, едва
выглядев впереди огромный скалистый обрыв, где он, впрочем, бывал относительно редко,
птерозавр, уже чувствуя близость поживы, без раздумий рванулся вперед. Его нос вел его не
хуже компаса
, а зоркие глаза без труда разглядели и источник чарующего аромата


чью
-
то явно
несвежую тушку, что застряла, повиснув на ветвях старого засохшего дерева, умудрившегося
вырасти на небольшом скалистом утесе, который, точно зуб, торчал из земляного бока отв
есной
стены. Очень может быть, что это несчастное животное сдохло, по меньшей мере, пару недель
назад, забившись в заросли пахучего кустарника, чтобы замаскировать свой запах… Может быть,
оно было ранено, и надеялось выздороветь, но


увы, судьба распоряди
лась иначе, а недавнее
землетрясение, прокатившееся по равнине, попросту стряхнуло тушу вниз, так что теперь она
висела там, будто вывеска, распространяя вокруг себя оглушительный запах… ну, мы бы назвали
это вонью.

Но для кетцалькоатля не было запаха миле
е… Правда, обедать в одиночестве ему было не
суждено


там, внизу, уже собралась честная публика, и три молодые ричардоэстезии


хищники, весом примерно в центнер


пилили заманчивую тушу голодными взглядами, а, увидев
приближающегося крылатого соперника,
тут же зашипели и забегали, точно надеясь отогнать
пришельца от мяса… наивные. Он даже не посмотрел в их сторону. Все его внимание было
поглощено тем, как бы половчее умудриться присесть на ветки дерева, не сбив наземь тушу и не
переломав себе все крылья.
Сдохший динозавр был не из мелких


как минимум, килограммов
двести, а дерево старое… Кетцалькоатль, с его весом, рисковал, но он шел на этот риск, манимый
запахом падали, и, покружив вокруг, он начал делать пробные заходы, стараясь разобраться в
том сплет
ении воздушных потоков, что обтекали этот обрыв, чтобы, по незнанию, часом не
врезаться в него. Ричардоэстезии просто бесновались, и все пытались вскарабкаться на обрыв,
чтобы добраться до туши первыми, но


их когти просто соскальзывали с земли, заставляя

излишне ретивых ящеров сползать вниз, однако


о, эта молодость!


они тут же пытались
проделать это вновь, видимо, надеясь на удачу. Ведь туша
-
то висела всего метрах в десяти от
земли


ну как тут устоять перед соблазном?! Тем более, что осторожный кетца
лькоатль не
спешил начинать пиршество, то подлетая к самому дереву, то вновь, крутой спиралью, уходя
вверх, выверяя свои движения, пока, наконец, не решился


и, вытянув вперед задние ноги,
буквально не плюхнулся на вершину старого дерева. Хоть бы не тресн
уло, хоть бы…

Треснуло. Затрещало, что говорится, по всем швам, и, не успел наш герой опомниться, как он,
сгнившая туша, обломки ветвей


все это обрушилось вниз, в одном сумасшедшем клубке, прямо
на головы ричардоэстезиям, что, явно не ожидая подобного
нападения, с испуганными воплями
бросились в разные стороны, когда это невероятное нечто со всего размаху рухнуло на землю. К
счастью, кетцалькоатль успел взлететь до того, как это падающее нечто увлекло его за собой, но


отныне оно оказалось в «зоне ведо
мства» быстро опомнившихся ричардоэстезий, что
мгновенно сообразили, что к чему, и со всех лап бросились к столь нежданному подарку… в
самом прямом смысле


с небес. Один из них, не теряя ни мгновения, тут же схватил дохлятину
за подгнившее бедро, а второй
, оскалив зубы, бросился прямо на снижающегося птерозавра,
точно пружина, взвившись в воздух на два с половиной метра, и его челюсти захлопнулись всего
в каких
-
то сантиметрах пять от задней лапы кетцалькоатля


тот едва успел ее отдернуть. Иначе
лишился бы

пары когтей


ричардоэстезии явно не шутили, и, отогнав, как им казалось,
крылатого падальщика, они тут же набросились на остатки туши, едва ли не из пасти друг у
друга выхватывая куски пахучего мяса. За несколько мгновений хищники успели здорово
разворот
ить брюхо несчастного животного, тем более, что мясо буквально само отваливалось от
костей, оставляя голый скелет, и ричардоэстезиям оставалось только рычать, да драться из
-
за
лучших кусков… пока внезапно над ними не раздался жуткий, какой
-
то потусторонний

вопль, и
перепуганный молодняк, как мыши от орла, прыснули, кто куда, а на бок туши, разогнав воздух
ударами крыльев, опустился кетцалькоатль.


Он явно был очень зол. И когда один из ричардоэстезий бросился вперед, явно надеясь отбить
тушу, то он едва усп
ел увернуться


иначе острый, как копье клюв кетцалькоатля точно вонзился
бы ему в скулу. И еще неизвестно, с какими последствиями… Динозавр успел отпрыгнуть,
вздыбив короткие черные перья на затылке, так что клюв защелкнулся впустую, но звук от этого
само
го щелчка был… кастеты и то звучат дружелюбнее! Сгорбив плечи и вытянув вперед шею,
кетцалькоатль слегка покачивался с одного бока на другой, при этом тихо, но угрожающе шипя.


Динозавры же были отнюдь не так глупы, чтобы соваться под клюв, но


сзади к пт
ерозавру
было не подобраться, учитывая, что там находилась та самая земляная стена, с которой
низринулся предмет их нынешнего спора, а спереди птерозавр вполне успешно держал оборону,
уперевшись всеми четырьмя конечностями в землю и широко раскрыв клюв, не
сколькими
ударами которого он мог любого из своих нынешних противников отправить на тот свет. Вот
только… мясо… целая куча… хочется же! Второй ричардоэстезия, пользуясь тем, что птерозавр
занят его товарищем, попытался утянуть себе кусок, но тут же получил

чувствительный щипок в
нос, заставивший его, взвизгнув, шарахнуться прочь, и кетцалькоатль, пользуясь тем, что оба
соперника отбежали, все же успел отхватить кусочек мяса, тут же скользнувший ему в глотку


и, подняв перема
-
занный в гнилой крови клюв, с я
ростным шипением рванулся вперед, все
-
таки
достав ближайшего противника. На этот раз его удар вряд ли можно было бы назвать
ритуальным


ибо острое лезвие клюва вошло под кожу почти на три сантиметра, пустив по
чешуйчатой шкуре теплую, пульсирующую струйку
, и раненый динозавр, заверещав, дернулся
прочь, разбрызгивая красные капли.


Второй ричардоэстезия, почуяв кровь, отшатнулся, точно ошпаренный, дыбя перья и щелкая
зубами, а кетцалькоатль
, приподнявшись на задних лапах, широко расправил свои
двенадцатиметровые крылья, так, чтобы закатное солнце хорошо осветило тонкую, будто бы
замшевую перепонку, пронизанную тонкими веточками вен, вычертив яркий кофейно
-
красный
фон и эффектный рисунок свет
лых полос. Самые кончики крыльев были угольно
-
черными,
очерченными узкими белыми полосами, и по краю перепонки шла широкая темная кайма, что
зрительно увеличивала габариты, в общем
-
то, не такого уж громадного птерозавра, превращая
его из какого
-
то хиленько
го, неуклюжего урода в неведомое чудовище, огромное, страшное


и
опасное… Раненый динозавр жалобно скулил в сторонке, его ранка уже начала опухать


трупный яд начал свое черное дело. Если ричардоэстезии повезет, он отделается лишь
воспалением, если же не
т… ну что ж, тоже разновидность естественного отбора, отсеивающая
особей со слабым иммунитетом. Ничего личного, так сказать. Убедившись, что соперники пока
что не собираются нападать, кетцалькоатль, сложив крылья, принялся как ни в чем не бывало
обрывать в
куснейшее мясо с костей. Ричардоэстезии следили за ним злющими глазами… но
приближаться не рисковали. Собственно, кетцалькоатлю только это и нужно было


спокойно
поесть. В любом случае


много ему в свой желудок не уместить, и, наевшись до отвала, он
прос
то улетит, бросив остатки этим юнцам. Но пока что им следовало держаться от него
подальше. Они познали на себе лишь малую толику силы, которая заключалась в его клюве, но,
в случае чего, старый птерозавр готов был им доказать, что он еще отнюдь не такая ра
звалина,
какой кажется… Что его все еще можно


и нужно!


уважать.

И кому была какая разница, что всего через каких
-
то полмиллиона лет в небо поднимется
последний кетцалькоатль в мире, и его кровавые крылья, отражающие пламя заката, послужат
погребальным
знаменем всей эпохе гигантских рептилий? Кому какое дело было до того, что
произойдет через год, через два, через десять или даже сто лет? Мир мезозойской эры не знал
будущего времени.

Было только «здесь» и «сейчас». Вот на этом самом месте. Сегодня я наем
ся, и засну спокойно,
зная, что прожил этот день не напрасно, а завтра… а не факт, что я вообще его увижу, это
завтра. Беспокоиться только из
-
за того, что может быть? Глупо. Проблемы нужно решать по мере
их поступления. И тот старый кетцалькоатль, что этим

вечером отбил гнилую тушку у двух
молодых ричардоэстезий… Он даже и представить себе не мог, что пройдут годы


и он
превратится всего лишь в кучку разрозненных костей. В жалкие следы его былого величия…

Но в тот далекий день, шестьдесят пять миллионов ле
т назад, эта жалкая кучка, облаченная в
плоть и кожу, вырывала куски плоти из тела дохлого динозавра, под бессильными взглядами
двух молодых голодных хищников.

И чувствовала себя победителем.


Конец. Спасибо за внимание!



Приложенные файлы

  • pdf 22430498
    Размер файла: 980 kB Загрузок: 2

Добавить комментарий