Евсеева Кристина, Киритенко Елена — Мысль семей..


Тема семьи в русской литературе - одна из ведущих. Благодаря ей раскрываются и взаимоотношения поколений вообще, и отношения в семье. Сам подход к этой вечной теме у писателей разный, но все авторы едины в главном – в семье происходит утверждение нравственных устоев, общечеловеческих ценностей, переходящих из поколения в поколение. По мнению Н. Бердяева, “семья - источник жизни и прибежище для ее членов”. Это “мир с определенными законами, иерархией, который для кого-то может обернуться тяжким бременем, но вместе с тем обеспечивает всеобщее благополучие”. На протяжении веков семья была самым прочным звеном общества, средством, с помощью которого сохранялись, традиции и передавался опыт поколений. Наверное, поэтому во многих произведениях русской литературы “мысль семейная” - ведущая. Это “Анна Каренина” Льва Толстого, “Отцы и дети” И. С. Тургенева, некоторые драмы А. Островского, рассказы и пьесы А. П. Чехова. Редкий писатель обходит тему семьи стороной.
Cемья и семейные отношения являются предметом изучения психологии, философии, социологии, демографии, истории и других гуманитарных дисциплин. Но именно языком художественной литературы можно доступно и интересно рассказать о семье. 
Тема семьи нашла свое отражение на страницах многих художественных произведений русских и зарубежных авторов. Практически в творчестве каждого писателя рассматриваются проблемы семейных взаимоотношений. Вот и творчество Владимира Мефодьевича не исключение.
Тема семейная в творчестве этого писателя чрезвычайно интересная и поэтому заслуживает отдельного рассмотрения.
Написанию теплых слов о семье способствовала Владимиру Мефодьевичу его собственная семейная история.
Как писала в своей статье Ольга ПОЛЬЩИКОВА (Польщикова, О. Охранная грамота Башуновых // Алтайская правда. - 2001. - 17 февр.: фото. О семье В. Башунова. ) : «Не много встретишь в жизни людей, для которых семья была бы святыней и надежным тылом. Неуловимо, но отличаются такие семьянины - особой уверенностью, ощущением силы и житейской надежности.»И, действительно, семья для Башунова была всем. Со своей женой ,Анной Дмитриевной, Владимир Мефодьевич прожил более 30-ти лет ,у них родилось два ребенка : сын и дочь. Сам Владимир Мефодьевич говорил : «Я всегда мечтал о "трехслойной" семье, соединяющей людей нескольких поколений, чтоб были не только родители и дети, но и деды и внуки. Мудрость стариков проявляется в том, что они не тратят себя на суету. Они уже знают тайну жизни и через нее воспринимают мир. И еще я хотел, чтобы мои дети полюбили Турочак, где живут мои родители. К счастью, это случилось. И Наташа, и Игорь с удовольствием проводят там лето. Последние годы уже и без меня туда ездят, когда позволяет время. Я рад этому. А мама Ани живет с нами. И это всем нам только на пользу.» [Польщикова О. 2001]
«Башуновы жили, как говорится, по возможностям, которые, как и у большинства, всегда были очень скромными. Но благоразумные дети "не нагружали" родителей, а те, в свою очередь, тоже старались не доводить ситуацию до конфликта. Пусть даже и дорого, но если что-то необходимо, то покупали. Вообще-то значительные расходы семьи обсуждаются коллективно. Хотя бывают случаи, когда понимаешь, что деньги - не самое главное. Есть в жизни нечто, что важнее их.» [Польщикова О. 2001]
О любви к своим детям Башунов отзывается особенно тепло: «Мы их очень любили. Это, наверное, самое главное. Хотя, кроме того, что восхищались и любовались, старались и доверять им с раннего детства. У меня, например, где-то осталось в стихах того времени, что "сын бежит в середине мира..." То есть уже тогда было ощущение, что дети пойдут дальше нас. Доверие шло отсюда. И разговор с ними был если не на равных, то на серьезе. А они это очень хорошо воспринимали. Как-то в детстве сын приходит с синяком. Что такое? Подрался с мальчишками: "Зачем они муравьиную кучу разорили". Или другой пример. Однажды на железнодорожной станции остановился состав с лесом. "Это что?" - "Бревнышки". - "Лес жил бы да жил. Зачем его срубили?"» [Польщикова О. 2001]
 Таким образом, «мысль семейная» - одна из ведущих тем отечественной литературы. Русские писатели всегда рассматривали семью как основу общества и основу личности, формирующей характер, мировоззрение, жизнь и судьбу страны.
По-настоящему, глубоко тема матери зазвучала в поэзии Башунова.
И вот я вышел на крыльцо,Доверчив,Весел,Молод.Дохнуло холодом в лицо,И я пошел сквозь холод.
Привстал на цыпочки мой дом —Я дольше видеть могОкно,потом карниз,потом над крышею дымок.
Я шел, и холод мне сводилОткрытое лицоКогда терпеть не стало сил,Мне вспомнилось крыльцо.
И обернулся я тогдаВ надежде и тоскеТуда, где дом,туда, туда,Где дом мой вдалеке.
И обернувшися назад,Увидел в дымке лет:Крыльцо мое, как верный брат,Идет за мною вслед.
Хоть нелегко ему, видать,Идет за мной, скрипя.Я мог от счастья зарыдать,Но я сдержал себя.
И посреди большой землиВдыхал я теплотуСтупенек в трещинах,В пыли,в смоле,в слезах,в поту.
(“Крыльцо”)
Однако малая родина не только грела поэта воспоминаниями. Она печалила его своей сегодняшней судьбой. Драматичен в лирике Башунова образ неприбранной, оставленной на произвол судьбы земли, где изведены леса, изуродованы реки, заглохли родники, где в деревнях брошены дома, у изб покосились трубы, сорваны ставни (“Окошко забито и плесенью поросло”). А то еще страшнее: “никакого нет селенья — в поле кладбище стоит”. И уже немногие из старожилов “Еще вспоминают: когда-то стояли, да, знать, не судьба, вот здесь — Чепурнаевых хата, а там — Башунова изба”. Забыты даже названия покинутых деревень, и значатся только в паспортах когда-то родившихся там.
Самые больные из вопросов, мучащих поэта, — вопросы о судьбе односельчан, когда-то крепких хозяев, талантливых мастеровых, редкостных умельцев, каждый из которых обладал своим характером и даром и которые в поисках лучшей доли разбрелись по свету:
Где и что Кузьма строгает?Где и как Андрей кует?И кого Иван ругает?И кому Илья поет?
Теперь уж здесь, на родной земле, идет не “простая жизнь любви” (формула Лорки, которого В.Башунов полюбил в студенческие годы), а жизнь, теряющая связь с ритмами природы, жизнь, в которой человек утратил былое единомыслие с нею. Слыша, как дыхание родной земли становится все более затрудненным, поэт в боли за нее, в признательном порыве поднимался до высокого и не свойственного ему обычно, но уместного и искреннего в стихах на эту тему пафоса:
О, Родина,я не оставлютвоих корней,не позабуду отцовских строк,простых и ясных,слез материнских и забот.Когда отставлю, что я буду?Когда забуду, образ мирапойдет и вкривь и вкось — согласныхне станет красок, звуков, мыслей.Дух дикой ягоды умрет.
В. Башунов не усомнился в святынях, вынесенных из детства. Слово “семья” в его стихотворениях словно обнажает свой первоначальный смысл: семь-я. Особое место в мире семьи естественно отведено матери. Ее образ ткется из бытовых реалий, но он одновременно и фольклорен. Вот она укрывает платком притомившихся за сбором ягод детей, уснувших на лесной полянке. Вот она не спит ночью, тревожась о сыне: “Где летаешь? Как живешь? Что письма, сынок, не шлешь?” И в своей городской квартире поэт просыпается, внутренним слухом уловив, как звякнула дужкой ведра в сенцах их деревенской избы начавшая свой трудовой день мать. А вот, как в сказке, она расставляет приметы, по которым сын найдет дорогу к дому: “Подсолнух…рябина…колодезный сруб”. Мать становится воплощением светлой оберегающей силы:
Немилая птица — недоляударит наотмашь крылом. С лицом, искаженном от боли, войду я родительский дом.
— Сынок, уж не кровь ли сочится? — Да, мама.— Откуда, сынок?
— Я встретил немилую птицу,я бился с той птицей, как мог.
…Разгневанно выбежит в поле,(ах, мама, ведь я не малыш!),Подступит и крикнет недоле— Проклятая, я тебя, кыш!
В стихах Башунова, обращенных к сыну и дочери, всегда есть доля дидактичности, которая, признаться, мне, порой, мешает в его других стихах и даже, на мой взгляд, снижает их эстетическое качество. Но здесь она неназойлива. Она идет от некоторой “нравственной оседлости”, от усвоенных еще в детстве неких этических заповедей, воспринятых как безусловные. Они проверены опытом собственной жизни, и поэтому он хочет передать их своим детям как надежную опору на их жизненном пути. Чтобы оберечь. Чтобы помочь жить в согласии с миром и собственной совестью.
С большим теплом рисует поэт образ женщины-жены. Сквозной сюжет башуновской лирики о любви — сюжет сбереженного и пронесенного через всю жизнь чувства. Ослепительно белая в пору цветения калина (дерево, особенно любимое поэтом), калина с завязью будущих плодов на ее тоненьких кистях; калина, тихо и бережно качающая созревшие грозди — это и “хронология” истории любви. И такая аналогия, определившая композицию стихотворения “Калина”, органична для поэта, ощущающего с природой “совпадение наших радостей и мук”. Стихотворение завершает светло и непритязательно высказанное благодарение любимой женщине — жене — за подаренное счастье отцовства:
Выведу я сына,Только подрастет.Вот, скажу, калина —Видишь, как цветет…Сядем-ка на камень,Просто посидимИ за лепесткамиПросто последим.Вот они над намиУ ветвей в плену.Отломи-ка мамеВеточку одну.
 
Быть, а не казаться
Пожалуй, самыми отличительными чертами Владимира Мефодьевича были естественность и надежность. Ему была чужда всякая поза, желание сыграть роль повыше, всякая имитация значительности. Ему важно было быть, а не казаться. Да и он наверняка не задумывался на эту тему. Он просто был. И он мог быть только почтительным и внимательным сыном, нежным и любящим мужем и отцом, благодарным учеником, сердечным и понимающим другом. В своих оценках он был всегда деликатен и одновременно бескомпромиссен. Определение интеллигентности как “порядочности разума”, данное Лихачевым, в самой высокой мере могло быть отнесено к нему. Он был глубинно, внутренне порядочен. Было в нем что-то от шукшинского героя, который, будучи сам не способен на нравственное вероломство и предательство, не мог предположить подобные качества и в других. Он был благожелателен и доверчив.

Приложенные файлы

  • docx 22448098
    Размер файла: 26 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий