Штаб ЦОП (разрушен)


Софья Чацкая 28 окт 2014 в 21:25
"– Командир Смит, расскажите, что произошло на балу?"
- Что, собственно, вы хотите услышать? - лицо абсолютно безэмоциональное, голос ровный, полнейшее безразличие к происходящему, хотя и лишь снаружи.
Лишиться жизни или гнить в тюрьме лишь потому, что кому-то он отжирать свои физиономии не дает, он не собирался.
- Лейтенант Колер рассказал все, что произошло: я прибыл в замок немного раньше чем Карл Винсольт, однако когда предъявил приглашение, охрана сообщила, что меня нет в списках и меня досматривали. После досмотра я пришел в зал,где присоединился к компании господина финансиста и Алистера Колера. Не далеко от нас находилась девушка по имени Мира. Потом произошло вторжение террористов. Винсольт был ранен и нам пришлось увести его из зала. Мы позвали подкрепление и вернулись в зал, чтобы помочь остальным, однако меня оглушили и я не знаю, что было в момент, пока я находился без сознания.
Блондин откинулся на спинку стула, с сомнением глядя на нечто, даже близко не смахивающее на чай. Больше он сомнительные напитки употреблять не будет, а то мало ли: сегодня слабительное, завтра яд...
- В том, что это подстава чистой воды я даже не сомневаюсь, но ведь мое мнение в данной ситуации не играет особой роли, не так ли?
В словах командора сквозила ирония, которую было весьма сложно скрыть, да и не особо хотелось. Если будешь бояться собаку, то она несомненно почувствует себя хозяйкой положения и вам придется играть по её правилам. Становится марионеткой в чужих руках не входило в планы Эрвина, что он смело дал понять своему собеседнику.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 29 окт 2014 в 10:22
Софушка.
– Почему же не играет роли? Мы не собираемся обвинять вас без доказательств.
Кенни откинулся на спинку стула, сцепив руки, как обычно делал при допросе. Он внимательно смотрел в глаза мужчины напротив, удивляясь, как тому удается сохранять самообладание.
То, что все произошедшее на балу, было чистой воды подстава капитан Аккерман прекрасно знал. Но целью этого «шоу» было не обвинение командира с последующим судом и казнью, а общественный резонанс. Бурная реакция человечества на провокацию. Спектакль для того, чтобы люди ещё сильнее разочаровались в командире.
Кени считал, что им это удалось. Под словом «им» скрывались истинные виновники произошедшего. Но кто именно организовал всё – знать об этом Смиту было не обязательно.
– Вы утверждаете, что вас подставили. Но кто? Кто вас подставил, командир Смит? Не хотите поделиться подозрениями?
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Софья Чацкая
Софья Чацкая 29 окт 2014 в 22:05
Shingeki no Kyojin [Вторжение Гигантов Ролевая,
- Хм, удивительная доброжелательность.
Смит перевел взгляд на потолок, но не найдя там для себя ничего интересного, новь вернулся к своему, если можно так сказать, собеседнику. Чего же он добивается? Что бы Смит раскрыл свои карты? Прищелкнув языком,Эрвин сделал задумчивое лицо.
- На данный момент я не подозреваю никого конкретного, однако уверен в том, что вы хорошо знаете тех, кто устроил этот цирк. Что ж, если вы действительно хотите знать мое мнение, то я скажу вам лишь одно: люди лишь кажутся безмозглым стадом, ведущимся на чужие провокации, но когда-нибудь они поймут, что их всего-лишь водили за нос, использовали, лгали... Наверное, самое болезненное потрясение испытываешь, когда вдруг понимаешь, насколько был слеп. Однако, давайте представим, что мои размышления опираются лишь на пустые суждения. Что конкретно вы от меня хотите, господин капитан?
У него были подозрения, причем весьма конкретные, однако высказывать их он не собирался. Стоило немного отступить. Нельзя быть полностью бесстрашным. Потому что тебе не все равно. Потому что ты хочешь жить. Стоило понимать, что он, Смит, не всемогущ, сейчас он особенно слаб, учитывая малость поддержки со стороны. Стоило понимать, что все время ему просто везло, не более. Однако удача скупа: счастливый случай не повторяется два раза. И сейчас не стоит полагаться на случай, нужно разумно выбирать слова, уменьшая количество провокаций.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 30 окт 2014 в 15:31
Софушка,
Кенни пожал плечами и иронично развел руки в стороны:
– Правду. Все мы хотим услышать правду, и понять, действительно ли вы так преданы Его Величеству, каким пытаетесь казаться.
Капитан Аккерман не сводил напряженного, и в глубине, немного ироничного взгляда с Эрвина Смита. Каким же идиотом ему казался этот светловолосый болванчик! И что Леви в нем нашел? Почему ушел под его руководство, когда мог бы добиться куда большего, останься он на тех грязных улицах подземного города.
Тут в дверь комнаты постучали, а затем вошли. Один из солдат что-то шепнул Кенни на ухо. В руках у него была «утерянная» ранее куртка командира разведывательного легиона.
– Это ваша куртка командир?
Аккерман без опасней передал её в руки Смита. Бесспорно, это была она. Кто-то из солдат нашел её в кустах, когда осматривали территорию замка в поисках прятавшихся там террористов.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Софья Чацкая
Софья Чацкая 30 окт 2014 в 18:30
Shingeki no Kyojin [Вторжение Гигантов Ролевая,
- А преданность... Её нельзя измерить в словах или в каком-либо эквиваленте. Вам остается лишь верить мне на слово.
Эрвин отвечал Аккерману спокойным взглядом, будто они разговаривали о погоде, ну или, не знаю, проблеме экологии. В дверь постучали и в комнату вошел солдат, передавший капитану нечто, в последствии оказавшееся курткой.
- Да, это моя куртка. Я обронил её, когда выносил Карла Винсольта из зала.
Внутри мужчина напрягся. Тревога копалась маленьким червячком где-то под ребрами, нашептывая что-то, явно не очень хорошее. Похоже, быстро закончить этот разговор не удастся, он обещает быть долгим и изнурительным. По расчетам Смита, гонец уже должен быть на пути в штаб, но прибудет он туда не раньше чем завтра утром. Оставалось только ждать.
- В суматохе произошедших событий мне были важней человеческие жизни, нежели мой гардероб.
Поставив руки на столешницу и возгрузив на них подбородок, ервин едва заметно улыбаясь немного тише добавил:
- Не в моих интересах бить по шару, если удар бесполезен.
Высшее общество — это место, где твой собеседник говорит только то, что ему выгодно.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 30 окт 2014 в 19:30
Софушка.
– Достаточно одного удара, чтобы столкнуть шары друг с другом. Нет бесполезных ударов, командир. Есть удары, смысл которых вам откроется только в самом конце. Или не откроется вовсе.
Кенни Аккерман уловил суть последней фразы командира. Или ему так только показалось. Действительно, ударять по высшей знати на первый взгляд казалось абсолютно бесполезной затеей для революционера, коим Эрвина хотели представить перед человечеством. Никто не поверит словам террористов, даже если тех допросить, и если они смогут подтвердить это на суде.
По плану тех, кто являлся истинным виновником случившегося на балу, было взять Эрвина с поличным при всем его гардеробе. И обвинить у всех на глазах. Но когда Кенни увидел, что куртки на нем нет, а слова Миры и Алистера лишь заставили окружающих усомниться в том, что говорят бандиты, ему пришлось сделать шаг назад.
Он мог бы и дальше продолжать этот разговор; мог бы заикнуться о найденной улике в куртке Эрвина, но понимал, что ничего кроме оправдания и чувства собственной неприкосновенности в голубых глазах командира не отразилось бы. Это было бы бесполезно, и только усложнило ситуацию. Продолжать этот фарс было бы неразумно.
– Командир Смит, пока вы можете быть свободны. Вам есть у кого остановиться в столице? У нас в штабе, внизу, есть шикарные апартаменты, - Кенни злобно усмехнулся.
Уже у самой двери, прежде чем просить караульного проводить Смита, он обернулся и с напускной задумчивостью произнес:
– Ещё сутки двери города будут закрыты. А затем можете вернуться домой. Доброго вечера, сэр.
----------> переход (Эрвин): http://vk.com/topic-73869792_31090957
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Autumn Rain 7 фев 2016 в 15:27
3 января 851 г.
Обычно ЦОП проводит «экзекуции» оперативно на месте, имея при себе простейший инструментарий для развязывания языков, если уж не помогает дуло пистолета. Но на этот раз подарочек доставили в темницы штаба. Это был изрядно обмороженный и потрепанный солдатскими сапогами, но живой экземпляр прямо из округа Яркель с белым колпаком на голове, в котором были прорезаны щели для глаз. Оного заперли в темницах, надежно приковав к стулу.
– Мужайся, сейчас тобою займется Зубная Фея, – объявил узнику рядовой, ободрительно похлопав того по плечу.
Не будь тот в столь безнадежном и отчаянном положении, воспринял бы слова полицая как некую абсурдную шутку, в которой нет ни грамма смысла. Но все указывало, что с вероятностью девяноста процентов мужчине не покинуть не то, что этого здания – самой комнаты. На столе металлическим блеском отливали клещи, иглы, ножи разной заточки, воронки; чуть поодаль стояли колбы; а дальше небольшие ящички, содержимое которых узник не мог видеть со своего места. Так что, в свете данных факторов, не имело никакого значения, появится в дверном проеме фея или гоблин.
Минуты отрывались от ткани бытия и исчезали одна за другой. Ожидание само по себе становилось пыткой, и пленник, стиснул зубы, мог лишь шумно дышать – кричать было бесполезно, он в логове отнюдь не доброжелательной кодлы.
Раздался стук в дверь. Затем скрип.
– Не помешал? – на пороге возник мужчина, не самого рослого образца, которые были у военных в избытке. Но коренастый и крепко сбитый. – Капитан Макс Фейке.
Полицай прошествовал к стене по правую сторону от пленника и снял с крюка халат – выстиранный, но все же заключающий в себе разводы от несмываемых кровавых пятен. Макс не любил грязь, а кровь – подавно; она портит репутацию. ЦОП – блюстители порядка, а не мясники. Правда, сам он не мог сказать, где заканчивается одно и начинается другое – так тесно были связаны эти понятия.
– По нашим данным Вы – рядовой Маркус Шилган – служили в гарнизоне, а после были переведены в охрану имений Габсбург, – изрек Макс. Он нашарил в кармане пятимердовую монетку и положил на стол рядом с открытым на чистой странице журналом для пометок. – Скажите, что заставило Вас позабыть клятву Короне, присягу Гарнизону и примкнуть к…
Макс замолк, тщательно подбирая слова. При этом рука его пробежалась по рукояткам инструментов, занятая так же непростым выбором.
– … К мессианскому движению, – вымолвил Фейке. Оскорбления никогда не были его коньком, так что мужчина методично опустил их и в этот раз. – Что на Вас надето? Чего вы добиваетесь? Вас много? Что такое Эрмандада и почему она Святая? Что за чушь? Извините, что-то я забылся. Давайте по порядку.
Вооружившись сперва клещами – классика – Макс подошел к пленнику, что таращил на него подернутые страхом глаза. Процедура по извлечению информации началась. И чем меньше ногтей становилось на пальцах религиозного фанатика, тем охотнее он говорил. Более того, с каждым разом его слова подкреплялись большими подробностями. Всю информацию Зубная Фея исправно фиксировал в журнале. Правда, писал он как курица лапой. Ничего страшного, думал полицай, Тея потом все перепишет начисто.
– Ну вот, а Вы боялись, – ближе к концу пыток, произнес Фейке, вытирая окровавленные руки о халат.
Узник лишился шести ногтевых пластин, заимел переломы пальцев в количестве трех штук, а так же потерял в ходе последних манипуляций два зуба. Он тяжело дышал, пуская изо рта кровавую слюну. Сам капитан Фейке не долго думая поднял его голову за волосы и вложил в рот монету. Приказа устранять этого человека полицай не получал, его дело было сделано. Вымыв руки и забрав журнал, он покинул пыточную.
GIF2 MB
mel-hot-2.gif
Мне нравится2Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 7 фев 2016 в 20:15
Autumn,
3 января 851
Ньёрду было впору справлять очередной день рождения, который уже, третий по счету? Первый был, когда он пережил встречу с кредиторами, спасая от них Лиа. Второй, когда пережил битву с Бронированным титаном, оказавшись вдруг заваленным в подземелье с командором Смитом и кучей пороха, рискуя взлететь на воздух с тоннами камня, неосторожно чихнув или пёрнув от испуга. Может кому-то это покажется смешным, а вот Ньёрду тогда было не смешно, когда он буквально на себе тащил командора, трясясь от того, что каждый его шаг по рассыпавшемуся пороху мог оборвать его не такую уж долгую жизнь. Сейчас же он ушел от возможной новой угрозы своей жизни. Как только командор Смит попросил его покинуть кабинет, Ньёрд незамедлительно покинул и сам штаб. Причин тому было две, во-первых он принял такое решение еще тогда, будучи в заваленной тюрьме, что если только выживет, ноги его больше в Разведке не будет. Во-вторых, его срок службы Эрвину Смиту подходил к концу, и пора было бы уже возвращаться в столицу с докладом. Он узнал достаточно о том, что представляет из себя Эрвин Смит и вся разведка в целом. Ах, если бы только Ньёрд знал, что в буквальном смысле слова ушел от смерти, что дышала ему в затылок. Но эта новость придет еще не так скоро. Несмотря ни на что, настроение у капитана Каролинга было прескверное, мало того, что он не так-то давно вернулся в столицу в не лучшем своем состоянии - весь побитый с разукрашенной морденью после приключений в штабе разведки, так на него тут же свалилась новая работа. И не какая-то там, а прижучить мессианство, что уже стало серьезно угрожать если не сменой политической системы, то сильным давлением на нее. Как же много он пропустил за то время, что провел в качестве сиделки Эрвина Смита.
- Какого хрена вообще, - выдохнул Ньёрд, прихрамывая, пока спускался в тюрьму, где сейчас шел допрос одного из членов этого пресловутого мессианства. - Дожили, чтобы какие-то фанатики творили всякие бесчинства на земле правителей...
Не успел Ньёрд пробурчать фразу себе под нос до конца, как дверь в одну из пыточных камер открылась и из нее вышел не иначе, как Зубная Фея собственной персоной. В пору было бы воскликнуть - вот так встреча! Давненько они с Максом Фейке вот так не встречались. Помнится, еще в бурной юности они знатно любили ставить друг другу палки в колеса. Вот только Ньёрд делал это ради веселья, а Макс ради победы в их негласном соревновании, которое Фейке придумал себе сам. Впрочем, Каролингу этот мужчина всегда нравился, по крайней мере настолько, насколько ему вообще мог нравиться кто-то из людей.
- Капитан Фейке, - с легкой полуулыбкой поприветствовал старого знакомого Ньёрд. - Я опоздал, приношу извинения. Был... занят. Как обстоят дела? Что удалось узнать?
Мне нравится1Показать список оценивших
Autumn Rain 9 фев 2016 в 0:02
3 января 851 г.
– Я вижу, как ты… – иронично изогнув бровь и окинув в общем и целом внешний вид товарища, вымолвил Фейке. – Был занят. Однако, добрый день.
Голос его, сам по себе достаточно мягкий, всегда был спокоен, словно звучал на одной приглушенной ноте. Но, тем не менее, на этот раз в нем проскальзывали те самые едва уловимые колебания, означающие ощущение собственного превосходства в очередном выдуманном соперничестве. Еще бы! Фейке давно работал так «чисто», что совсем позабыл о том, что такое ранения.
– Дела? – перехватив журнал с пометками обеими руками, Макс взвесил его. – Все, что удалось узнать, тут. А отчет… положу завтра на стол.
Короткая заминка могла означать только одно – Тея все перепишет в течение вечера. Почерк Макса в широких кругах был известен не понаслышке, как совершенно неразборчивый и не поддающийсч расшифровке. И кроме подчиненной капитана эти каракули и налепленные друг на друга завитки никто не мог прочесть.
– Боюсь, что все хуже, чем мы предполагали. Ну, я пошел. Хорошего дня, – махнув рукой, Макс пошел дальше по коридору. Он не собирался вести столь важную беседу прямо в коридоре – это не по-деловому.
4 января 851 г.
Теперь Макс Фейке был готов к подведению итога на первом этапе исследования мессианского движения. В руках он держал папку с вложенным в нее рукописным отчетом, который через пару минут предстояло оставить на столе майора Скотта. Правда, безмерно удручало, что кресло командующего Отделением отныне полировал своими ягодицами никто иной, как Ньерд Каролинг.
Нет, дело было не в банальной зависти, а в более тонком чувстве – отсутствии признания. Фейке считал себя ничем не хуже вышеупомянутого товарища. Да, он на несколько лет младше, но это не помешало ему догнать показатели Ньерда. Более того, репутация Макса не хромала ни на одну конечность, и поддерживала в нем превосходный образец солдата ЦОП. Мужчина был в недоумении.
«Как так вообще получилось?» – уже в который раз подумал Зубная Фея.
Отбросив лишние мысли, он постучался костяшками пальцев в дубовую дверь. После дозволительного «войдите», полицай втащился в помещение.
– С добрым утром, Ньерд. Тут все, – изрек Фейке и плюхнулся на стул напротив товарища. Их отделяла поверхность стола. Не дожидаясь, когда исполняющий обязанности командира ознакомится с содержимым отчета, мужчина продолжил: – Значит, вот оно как есть. Это мессианство давно дремало в зародыше на землях Яркеля и Нидли. Не знаю, как мы упустили этот момент, но обнародованный командором Пиксисом указ развязал им руки… Да еще этот клоун в колпаке обмолвился о каком-то священном писании, источнике этой самой веры. Не знаю, насколько эта информация реальна, но нам надо все проверить. Кроме этого, главные цели: Вацлав Габсбург, граф; Ольга Бутурлина – губернатор Нидли; Родриго де Дамаск – губернатор Яркеля. Уберем их, и тупое стадо разойдется.
Мне нравится1Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 9 фев 2016 в 18:37
Autumn,
4 января 851
Тогда в темнице у Ньёрда не хватило ни сил, ни желания, чтобы по обыкновению съязвить в сторону Фейке, дабы понаблюдать, как быстро он вспыхивает, словно лучинка, и как забавно ведет себя, пытаясь держать себя в руках. К слову сказать, сегодня настроение Каролинга было ничуть не лучше. Голова раскалывалась уже третий день, ну конечно, не хило тогда по ней в сыплющемся подземелье разведки камушком прилетело. Да и стоило только вспомнить те события, аж передергивало. Отправляясь на секретное задания Скотта, тем не менее, на такое он явно не подписывался. Хотелось выпить, неимоверно до спазмов в горле хотелось какого-нибудь алкоголя и покрепче. Увы, сейчас он не мог себе этого позволить, ни времени, ни возможности ему просто не оставили. Скотт, будь ты неладен! Обещал же вернуться раньше самого Ньёрда, так где тебя нелегкая носит? Из всего этого безрадужья только один факт немного грел душу и теплил самолюбие, а именно представление о том, какое лицо было у Фейке, когда он узнал, что Каролинг был поставлен исполняющим обязанности командира. Эх, капитан бы многое отдал, чтобы самолично лицезреть выражение лица своего дражайшего товарища именно в тот момент. Ньёрд даже усмехнулся, в этот момент в дверь постучали, и Каролинг разрешил войти, предварительно заняв расслабленную позу в кресле и нацепив на лицо свою дежурную улыбочку. Настроение как-то даже сразу приподнялось, хоть и ненадолго.
- И тебе утра, Зубная Фея. Что, небось всю ночь бедняжка Тондра переписывала твои отчеты? – усмехнувшись, Ньёрд принял из рук Фейке бумаги, которые принялся пролистывать и тут же посерьезнел.
Подумать только, сколько известных имен и не последних личностей значилось здесь. И как только они могли подобное пропустить? Право слово, не заметили бревна в собственном глазу. Это сильно било по репутации. Что еще хуже, так это предстоящее решение о том, как поступить с троицей, значащейся в документах как предатели королевского престола. Ньёрд задумался на довольно продолжительное время, повисла тишина, нарушаемая лишь едва слышным гомоном улицы, доносившемся из-за закрытого окна.
- Знаешь, что я думаю? – изрек он наконец. – У нас, конечно, есть два варианта: казнить их прилюдно или выпилить тихо и незаметно. С целью показательности, конечно, безоговорочно стоит принять первый вариант. Вот только тогда в глазах неотесанных крестьян, успевших проникнуться идеей мессианства, они предстанут мучениками, погибшими от рук военного произвола. Учитывая, что наш дражайший регент Пиксис узаконил это их… движение. Да и в таком случае аристократия тоже будет негодовать, узнав, что военные суют нос в их дела. Если же мы выпилим их по-тихому, то можно будет сослаться, что эти трое не смогли утрясти свои разногласия и переубивали друг друга. Тогда это поселит большую смуту в душах тех, кто верил в их идеи. И, в конечном счете, мессианство уничтожит себя само вплоть до корня. Особенно если пресса какое-то время будет подогревать шумиху вокруг этого дельца. А ты как думаешь, Макс?
Отредактировал администратор, 10 фев 2016 в 20:55.
Мне нравится1Показать список оценивших
Autumn Rain 10 фев 2016 в 21:42
4 января 851 г.
– Что я об этом думаю?.. – переспросил Фейке только для того, чтобы выкроить несколько дополнительных секунд на раздумья. Правда, времени мужчине требовалось чуть больше.
Он повел плечами, расслабляя их, и сделал два глубоких вдоха с максимально сосредоточенным выражением лица – подобная процедура, придуманная им же, всегда действовала безотказно, хоть порой и казалась со стороны чудаковатой и бессмысленной. Организм насытился кислородом, столь необходимым для ускоренных процессов; голова очистилась. Каждая мысль, будь то достоверно известный факт или домысел, занимала положенное ей место в чертогах разума.
И вскоре Макс готов был дать ответ.
– Есть один момент, который не попал в отчеты, так как напрямую не имеет отношения к делу, – заявил Зубная Фея, подавшись вперед и сплетя пальцы над поверхностью стола. – У зачинщика этого движения была невеста, дочь губернатора Гермины. Недели две назад, если ты следил за прессой, она пропала прямо с праздника нашего дражайшего финансиста и обнаружилась только сейчас. Изувеченная и распятая на кресте.
Макс выдержал короткую паузу, дабы удостовериться, что исполняющий обязанности майора внимает его словам должным образом, а так же следит за ходом мыслей.
– Так вот, этот самый крест, как я понял, и есть символ мессианской веры. На данный момент наши однорогие коллеги в своих расследованиях вывели несколько версий и, соответственно, подозреваемых, и вина ни одного из них, по сути, не доказана – всюду какие-то несостыковки. Быть может, ЦОП поможет закрыть это дело? Какая нам разница, кто на самом деле распял девицу? Нужно всего лишь перед лицом общественности уличить в убийстве невесты… – на этом моменте Макс подцепил пальцами папку с отчетом и развернул ее к себе, дабы прочесть строчку – … «Его Божественное Всесвятейшество, Великого Экклезиарха, Раба рабов Божиих, Архонт-епископа всего Человечества, Хранителя знаний Пророков, Единоличного учителя» и просто хорошего парня… Хм, допустим, на почве ревности. Как мы знаем, смерти девушки предшествовало отравление ее воздыхателя в доме финансиста. Закроем глаза на мелькание Дюваля в деле и повесим все на Габсбурга. Если все грамотно обставить, то, как ни посмотри, это ваше заливное мессианство не покажется народу таким привлекательным. И люди сами будут требовать казни «душегуба в сутане». Остальных же, полагаю, лучше убрать тихо.
Мне нравится1Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 12 фев 2016 в 22:02
Autumn,
4 января 851
Ньёрд, подперев щеку рукой и не меняясь в лице, сидел и пристально смотрел за манипуляциями Фейке. То, как капитан готовился к ответу на заданный как бы невзначай вопрос, будто сдавал теорию в военном училище и пытался вспомнить билет, выглядело очень забавным и до странности умильным. Однако свою веселость Ньёрд ничем не выдал, разве что глаза сощурились чуть больше, да пару раз незаметно дрогнули уголки губ. Когда-то, в самом начале своей службы в полиции, Каролингу и Фейке частенько доставалось быть напарниками в одном деле, уже тогда Ньёрд раскусил эту черту своего сослуживца – убийственную серьезность в любой, даже шуточной ситуации. И это было настолько чертовски мило, что Каролинг никогда не мог удержать себя от стеба. Жаль, сейчас сама ситуация к шуткам не располагала, не то пара подколок Фее уже была бы обеспечена. Однако, получив новые подробности дела, Ньёрд слегка нахмурился и на минуту призадумался.
- Значит, погибла молодая аристократка. Хмм… да, это несколько меняет дело. Грустно, когда гибнут молодые люди, особенно когда это красивые девушки, загубленные ревнивыми идиотами.
Когда Фейке по листку с чувством, толком и расстановкой прочитал полное наименования титула, которое приписал себе упомянутый Габсбург, лицо Ньёрда сделалось таким, будто ему в рот пихнули незрелый лимон. Что еще за словесные пируэты? Разве человеку в здравом рассудке вообще придет в голову обзываться вот так вот.
- Все ясно. Кажется, молодой граф Габсбург несколько помутился в рассудке, - Ньёрд усмехнулся, откидываясь на спинку кресла и кривя губы в ироничной улыбке. – Действительно, какая разница, кто убил аристократку? Даже найди мы настоящего убийцу, ее это к жизни уже не вернет. На самом деле виновный никому и не нужен, нужен лишь козел отпущения, жертвенный агнец, которого разорвут на глазах у толпы. Побольше драмы, и тогда они будут счастливы, они будут довольны, и справедливость восторжествует. Забавно, не правда ли?
Ньёрд хмыкнул, он не ждал ответа на свой риторический вопрос. Вскоре ему вновь предстояло убедиться в том, как же легко обмануть людей, выдав им желаемое за действительное. Вот почему он с насмешкой относился ко всем этим народным героям – чем сильнее тебя любят сегодня, тем сильнее будут ненавидеть завтра, когда ты оступишься, совершишь ошибку. Серая безликая масса не умеет быть благодарной, она умеет лишь потреблять, а если ты больше не в силах ей дать ничего, тебя затопчут, выкинут или, что еще хуже, разорвут на клочки.
- Избавимся от графа, смерть остальных же осветим так, будто они, лишившись лидера, переубивали друг друга в борьбе за власть, - сложив бумаги, Каролинг поднялся, подхватывая плащ и направляясь на выход. – Идем, Макс, пришло время развенчать святой образ Великого Экклезиарха.
Переход —-------> Поместье Дюваля
Мне нравится1Показать список оценивших
Autumn Rain 18 мар 2016 в 23:32
----> Округ Трост. Улицы.
7 января 851 г.
Ближе к полудню две черные повозки медленно втащились во двор, что принадлежал штабу ЦОП. К этому времени снегопады прекратились, и даже потепление явилось в Трехстенье нежданно-негаданно. Улицы были захлестнуты сыростью, тонули в похрустывающей как сахар на зубах мешанине снега и грязи. Посему, экипажи передвигались очень медленно и осторожно по льду, въевшемуся в брусчатку преимущественно в часы заморозков, что наступали с заходом солнца.
Конечного пункта ЦОПовцы достигли без происшествий. Относительно. Как ни странно, заметное ухудшение состояния настигло вовсе не пленников, что имели ранения разной степени тяжести, а командующего отрядом. В ночь с пятого на шестое января полицейские остановились в придорожном трактире. Там-то все и произошло. ЦОПовцы заняли две большие комнаты – в одной расположился десяток солдат; во вторую определили бывшую аристократку и бандита с остальными, постелив им на полу. Бодрствовал Хаинс и еще двое подчиненных – в целях общей безопасности. И как раз в переломный час ночи произошло то, чего никто не мог ожидать – губернаторская дочка села и уставилась в сержанта невидящим взором, от которого кровь сворачивалась прямо в жилах, и только слышен был воображаемый стук кирпичей, падающих на пол с одинаковым интервалом раз в десять секунд. А когда девушка поднялась и зашагала прямо к двери, суеверный Роб едва не выпустил дух вместе с подступающим криком.
К счастью, один из солдат подорвался быстрее, чем паника достигла своей амплитуды. На тряску и голос девица не отзывалась и не реагировала на пассы руками прямо перед ее лицом. Так или иначе, общими усилиями ее уложили обратно на лежак от греха подальше – Хаинс уже готов был усыпить Бессу контрольным выстрелом в голову, хотя, говорят, пули дьяволиц не берут... Наутро Бесса ничего не помнила. Как ей не устроили аутодафе на ближайшем перекрестке – одному Стенодержателю известно.
Так или иначе, самая что ни на есть живая Герминская жемчужина дотянула до этого момента и соскочила с крутой ступеньки экипажа, едва не навернувшись – благо, вездесущие полицаи не скупились подставить опорное плечо или протянуть руку помощи. Хотя бы потому, что, будучи связанными по рукам, пленники были совершенно беспомощными.
– Миленько, – недовольно цокнула языком Бесса, окинув взглядом массивное строение, каменным чудовищем вырастающее впереди.
Чем ближе она к нему подбиралась, подгоняемая тычками в плечо, тем более плотным и неконтролируемым становился ее страх. Он заполнял своей вязкой субстанцией каждую частичку, каждую клеточку до тех пор, пока оцепенение не охватило Бессу, и она не остановилась прямо у входной двери. И тогда девушка перевела взгляд, наполненный животным страхом на Ганса, что ковылял рядом.
«Как же быть теперь? Просто зайти туда и позволить испачкать половицы ошметками мозга?» – мысленно вопросила Герминская жемчужина. Она полагала, что настолько привыкла бояться, что никакому испугу не под силу смутить или остановить ее. Она ошиблась. Страх – это бездонный колодец, обещающий бесконечное падение.
Мне нравится2Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 21 мар 2016 в 19:12
.,
7 января 851
Путешествие до штаба ЦОП не было таким уж длительным, однако и оно не обошлось без приключений, которые Роб, наверное, никогда в своей жизни не забудет. А все потому, что рыжие бабы приносят беду. Над суеверностью Роба могли шутить и посмеиваться сколько угодно, но в итоге большинство его так называемых предсказаний сбывались. Как и теперь, этой ночью рыжая девица словно восстала из мертвых во второй раз, во всяком случае со стороны это выглядело именно так. Еще никогда Роб не был так близок к тому, чтобы открыть огонь по невооруженному человеку, который даже не являлся бандитом или преступником, во всяком случае в его, Роба, понимании. Благо, кто-то из его людей уже сталкивался с подобными феноменами, объяснив причину сего мистическим словом лунатизм. После этого Хаинс окончательно убедился, что как только передаст Бессу фон Ридель своему руководству, в жизни с ней больше не пересечется. Кстати, той ночью Роб больше так и не сомкнул глаз.
Ближе к полудню они были уже в штабе. Раненых тут же определили в лазарет, пленных же нужно было доставить на допрос. Оба и Бесса, и Ганс вновь были связаны по рукам и доставлены к кабинету майора ЦОПа. Как оказалось, Макса Фейке на данный момент в штабе не было, он был отправлен на какое-то сверхважное задание, а взятых под арест в кабинете ожидал сам Ньёрд Каролинг, бывший с недавних пор в ЦОПе за главного. С ним Роб предпочитал пересекаться по минимуму. Такие люди как Каролинг пугали Хаинса, потому что были для него совершенно непонятны, как те самые черти, что прячутся в тихом омуте. Кроме того, только разве что слепой не заметил бы, как Фейке и Каролинг соперничают между собой за главенствующие позиции в ЦОПе, и учитывая, что накануне Макс отдал приказ в обход Каролинга, видимо дабы самоутвердиться, то исполняющий обязанности майора сейчас должен был быть весьма не в духах, а разозленный Ньёрд страшнее раза в два Ньёрда, пребывающего в добром расположении духа. Но деваться некуда, вести на ковер к начальству арестантов придется в любом случае.
А Каролинг действительно был зол. Благо уже не так, как за день до этого, когда он только узнал о том, что сделал Фейке. Нет, честное слово, игрульки в соревновашки это, конечно, хорошо и весело, но не тогда, когда дело касается уже серьезных вопросов. Здесь и сейчас Ньёрд был исполняющим обязанности майора ЦОП, да он получил эту должность только лишь потому, что Уильям Скотт пропал, оставив свое кресло, лишь потому, что в свое время втерся в доверие Скотту, заимев с ним приятельские отношения, и Уильям пожелал, чтобы временно его место занял именно Каролинг. Но не считаться с ним и не принимать его всерьез со стороны Фейке было непростительной ошибкой.
«Надеюсь тебя там раздавит титанья задница», - не самые радужные мысли в этот день крутились в голове у исполняющего обязанности майора ЦОП. Да, он сам прекрасно видел возможности Йегера, испытать их на себе ему явно хотелось бы меньше всего в этой жизни. Да и кроме того, он так же прекрасно знал, что у разведки есть еще титаны, а как иначе он провернул бы тот фокус с обвинением разведки, если бы у него не было подобных сведений. Ньёрд прекрасно понимал, что Эрен может оказаться далеко не единственным титаном в поместье Де Вито, но говорить об этом Фейке не стал. Почему? Да потому что не нужно злить исполняющего обязанности майора ЦОП. Миссия в любом случае будет успешной, если не ЦОП, то Йегера схватят другие подразделения, и он все равно окажется в руках полиции. Что насчет жертв, они были бы в любом случае – имей Фейке сведения о возможном появлении других титанов или не имей. Разведчики безумны, их действия невозможно предугадать, может потому их подразделение до сих пор было еще живо, а не переваривается в желудках гигантов полным составом. От размышлений Ньёрда оторвал скрип открывающейся двери. На пороге показался Роб Хаинс, отдав честь, он доложил, что привел арестантов.
Отредактировал администратор, 21 мар 2016 в 19:13.
Мне нравится1Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 21 мар 2016 в 19:12
.,
- Пусть их заводят сюда, а ты свободен. Хорошо поработал.
Кивнув командиру, Роб дал распоряжение своим людям завести арестованных, сам же покинул кабинет, оставив лишь пару человек для охраны перед дверями. Так же двое ЦОПовцев остались и в самом кабинете, остановившись за спинами арестованных как мрачные палачи, готовые в любой момент по первому же приказу прямо на месте обезглавить своих жертв. Ньёрд с усмешкой осмотрел Ганса, затем чуть дольше и пристальнее Бессу, и его усмешка стала шире.
- А я-то до последнего не верил в чудесное воскрешение госпожи фон Ридель. По-моему, для Роба все девушки с одинаковым цветом волос на одно лицо. Ан нет, в этот раз он даже не ошибся. Ну что ж, добро пожаловать в штаб Центрального отделения военной полиции. Мое имя Ньёрд Каролинг, я исполняющий обязанности майора ЦОП и, возможно, последний, кого вы видите в своей жизни.
Мне нравится1Показать список оценивших
Александра Смирнова
Александра Смирнова 23 мар 2016 в 3:35
7 января
-Так пустите же кровь отцу до последней капли…
Эта часть нудной и монотонной речи Первородного, которая вновь и вновь гулко отдавалась в стенках черепной коробки вместе с болью. На этот раз достаточно громко, чтобы девушка проснулась.
Воспоминания о том вечере были очень обрывочны. Впрочем, и вспоминать было особо нечего, все произошло быстро, даже слишком. Девушка и без того смутно понимала, что вообще произошло. Разве что успела почувствовать собственную трусость и бесполезность, она не проронила ни слова, в то время как Первородный что-то делал с ее благоверной лишь одним прикосновением. Надо было разорвать контакт, ударить по руке… вот только как бы горько то ни было осознавать, но кишка тонка руку поднимать на Шульца. И за это было совестно.
Единственное, что оставалось, так это смотреть вслед удаляющемуся старцу, поддерживая Имир и обеспечивая ей мягкое приземление на холодный каменный пол. Давящую напряженную тишину взорвал звук битого стекла, падающего тут же рядом. Через окна здание стали наполнять люди, военные, много военных. Краем глаза Хистория разглядела зеленого цвета значок на плече одного из них.
Девушка почувствовала, как в спину вонзилась тоненькая иголочка. Дротики? Как зверей каких-то? Хистория чуть подала корпусом вперед, нависая над любимой и закрывая и свою, и ее грудь и лицо от попадания дротиков со снотворным. Страшно. Перед глазами помутнело, заволокло темной пеленой.
Дорога от Каранеса была очень долгой. Обычно переезд от одной стены к другой не требует столько времени, но в нынешнее время был усилен контроль. Повозку останавливали не единожды, досматривая каждого проверяющего. Через несколько дней пути Хистория услышала что-то об объявлении разведчиков врагами человечества. Ну конечно же, их схватили как разведчиков! Ведь до сих пор с нападения на штаб они не сняли своей конспиративной формы. Отсюда и всяческие досмотры, точки контроля, установленные на многих дорогах. Здесь нашли применение и солдаты Гарнизона, будто личные ищейки Военной полиции. Должно быть, кто-то из затворников Каранеса, возжелав дешевой славы, обратился прямиком в ЦОП, в надежде получить пару медных в карман за донос.
Дорога была проложена через населенные пункты, в которых всюду рыскали солдаты. Такая тактика передвижения была избрана для того, чтобы уменьшить риск нападения на открытой, незащищенной местности, а со здешней охраной помощь могла подоспеть в любую минуту. Умно. И предсказуемо для тех, кто очень заботится о своих шкурках.
Но больше всего Хистория переживала за Имир. Было не ясно, что за манипуляции Первородный провернул с ней. Гипноз? Нажал на особую точку? Не просто же так она упала, в конце концов. Имир не из тех, кто на ногах стоять не может. Все, что необъяснимо – всегда вызывает больше страха. Веснушчатая же весь путь была чересчур тиха. Впрочем, это было вполне объяснимо, перед Полицейскими лучше молчать. Но можно же было поделиться с Хисторией хотя бы своим самочувствием, вместо мягких отнекиваний мол «все хорошо».
Мне нравится2Показать список оценивших
Александра Смирнова
Александра Смирнова 23 мар 2016 в 3:35
Девушка нутром чувствовала, что это не так, но не докучала.
Условия были очень суровы. Руки связаны за спиной, затвердевшие на морозе веревки неприятно сдавливали запястья и натирали. Зимняя дорога была неприветлива, несмотря на заметное потепление и приятное солнышко. Лед плотной коркой по прежнему покрывал все дороги, чистить их было не кому, кроме как простым жителям, у которых и без того было много дел. Единственное, чем подсобили сопровождающие, так это тулупом под мягкое место, прыжки на промерзшем деревянном дне не предвещали ничего хорошего, кроме застуженных почек и отбитых полупопий.
Лошади уставали нестись по сугробам, везя за спиной столько людей. Полицейские не поскупились на охрану, видать, дел больше нет. В конечном счете, дорога заняла немногим-немалым, а целых 2 дня. Полицейские – люди нежные. Им и поспать, и брюшко набить надо. Когда только так разжиться успели?
-А сейчас бы ты хотела, чтобы я была в Военной полиции? – В шутку и без укора даже спросила Хистория у Имир на второй день пути.
И вот, 7 января, повозка с двумя разведчиками достигла пункта назначения – штаба ЦОП. Лошади ступили на каменную брусчатку двора. Кучер прокричал что-то наподобие краткого рапорта, послышался железный лязг открывающихся ворот, и повозка въехала на территорию главного охраняемого штаба столицы.
Хистории было страшно. Не в первый раз, конечно, но она всерьез чувствовала, как подрагивают руки за спиной и колени. Не каждый день целый экипаж ЦОПовцев, обстреливая дротиками снотворного, привозят в штаб. И явно не чаю потчевать.
Девушек буквально вытащили за шкирки, как маленьких котят, разве что грубо, выволокли во двор и быстро, не останавливаясь, завели в каменное здание. Что дальше? В камень носом? Разведчики тоже люди, зачем такая грубость? Да если и натворили невесть чего – зачем наказывать всех? Хистория бы и сделала парочку дружелюбных нравоучений, но прикусила язык. Полицейский смягчился, лишь стоило поднять небесного голубого цвета глаза. Хотя сейчас никакого дара убеждения девушка не применяла.
Перед ними открыли тяжелые двери, проталкивая в узкий проход в светлое помещение, в котором уже были люди. Допрос с пристрастием? Хистория нервно сглотнула комок, подступивший к горлу. Страшно. И это чувство не отпускает с того момента, как они остались наедине с Первородным.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 25 мар 2016 в 18:16
7 января
- Сэмюэл Фриц - Гейтс, купец-бакалейщик, - угрозы сурового мужика в пагона прошли мимо. Можно подумать, что он в первый раз получает в свой адрес подобные угрозы, а кланиться, лить слезки, вылизывать сапоги и в тщетной принизительной мольбе о пощаде он не собирался. Ганс, конечно, жук хитрый, но гордость не всё же не растерял и не раскурил. К тому же ему не жо конца было ясно, зачем им понадобился простой бандит? Хотят затариться, чтобы приславутый Военный Совеет или Дот Пиксис не прознал? В любом случае, раз он нужен, то в ближайшие минут пять-десять ему ничего не грозит, - безумно рад за Рода, кем бы он ни был, славный, видимо, мужичок. Но при всем моём уважении к бравой полиции, что с честью и доблестью блюдёт за порядком и законом, у меня назначено пару встреч, а корабль в Сину не будет ждать какого-то торгаша. Кто же знал, что Тадеуш окажется злостным бандитом, да ещё и главной преступной организации! Мне срочно нужно оповестить об это своих колег, прошу!
Но надеяться на счастливый исход, похоже, и не приходилось. Рожа-кирпичом у майора ясно охарактеризовывала его беспокойство по поводу опоздания Ганса на мнимую встречу. В комнате ощущался едкий запах макулаторы, опасности и крови. Двое охранников позади сопели так громко, что не давали мужчине сосредоточиться. Впрочем, это к лучшему. Сбежать из обители ЦОП прямиком из кабинета майора приравнивалось к невозможности. Только если взять майора в заложники. Как полиция относится к своим же агентам? На помощь же из вне и вовсе не стоило надеяться. Конечно, весть о гибели лидера Боевых Библиотекарей и самого могущественного синдиката в Тросте быстро разбежиться по всем стенам. Наверняка об этом узнает и Томас, братишка. Вот только что он сделает? Бросит свою разведку и кинется на помощь, хотя положение легиона было не лучше, чем тех же самых библиотекарей? Нет, приходилось уповать на скромную надежду, что майор предложит сделку, от которой будет невозможно и столь же глупо отказываться.
- Впрочем, - резко продолжил Ганс, даже не позволив кому-то из присутствующих перебить его (ведь тот дядька, что постоянно бил его по голове прикладом остался где-то позади), - если у вас есть деловое предложение, готов выслушать его и дать свой ответ в ближайшие дни, если бы только руки были развязаны, а то бумаги подписывать неудобно.
"И всё же зачем вам нужна живая Бесса Ридель? Трофей? Или нехватка женского внимания?"
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain 26 мар 2016 в 21:13
7 января 851 г.
Преимущество неутихающего страха в том, что при достижении крайнего порога – то бишь, прямой угрозы лишения жизни – оппонент перестает удивлять. Дальше тупик. Подобного Бесса наелась вдоволь – ее только пугали: словами, мельканием дула револьвера на уровне лица, насмешками, – но главное намерение так и не оказалось приведенным в действие. Значит ли это, что даже с мертвой аристократки можно поиметь выгоду? Вера в милость чуда скреблась где-то на уровне подсознания, утопая в водовороте страха.
Тем не менее, способности соображать девушка не утратила. Ганс, чертов балабол, оказал ей неоценимую услугу, обратив внимание майора – или еще исполняющего обязанности? – на себя. Кумуляция парадоксального вздора явно свидетельствовала о том, что бандита прорвало, учитывая тот факт, что за время пути он едва ли проронил и нескольких слов. Похоже, в нем накопились невысказанные мысли, а путного плана действий так и не подвернулось – ЦОПовцы не были дураками и пресекали на корню не то, чтобы какую-либо самодеятельность, но саму волю к побегу в целом. Оставалось идти на поводу блюстителей порядка. В любом случае, Ганс выиграл для аристократки несколько лишних секунд, что помогло ей не только собраться, но также изучить собеседника.
Этот Ньерд Каролинг, как он сам представился, судя по всему, был человеком такого же сорта, что и сама Бесса. Она за версту чаяла авантюристов и лицедеев, и оттого становилось приторно – играть по чужим правилам мерзко, особенно, при осознании этого факта. Даже сама угроза, что звучала вначале, была так завуалирована, что приобретала вполне себе будничный вид, словно речь шла не о вопросе жизни и смерти, а о цене фамильного и дорогого сердцу полотна из родного имения. Бесса даже осмелилась предположить, что их с Гансом тщательным образом «маринуют», доводя до нужной кому-то кондиции. Но вовсе не на этом факте Герминская жемчужина заострила свое внимание. Ее интересовала фамилия. Еще будучи ребенком, она много слышала о Каролингах, располагающих большими владениями со стороны стены Мария. Уже позже, разбирая семейные бумаги многолетней давности, это фамильное имя всплывало с поразительной частотой в сопроводительных документах по поставкам продовольствия, пока не пропало, став погребенным под другими, ныне звонкими, именами.
«А потом яркая молния разорвала небо пополам, и оно разверзлось, являя жуткий кроваво-красный лик, венчаемый оголенными мышцами без единого клочка кожи. Колоссальный титан появился словно из ниоткуда», – припомнила Бесса слова очевидца, попавшие во все газеты, так бурно тиражируемые за Синой.
– Простите мне дерзость, господин Каролинг, но позвольте узнать, все ли аристократы после смерти попадают в ЦОП? – поинтересовалась девушка голосом человека, едва ли сохраняющего баланс на грани спокойствия и отсутствия оного.
Получив за свой вопрос тычок меж лопаток, Бесса лишь сжала руки в кулаки за спиной и раздраженно повела плечом. Отрицать свое имя, разумеется, смысла не было, но плясать вокруг все еще представлялось возможным.
– В любом случае, я могу быть, кем пожелаете. С тем же успехом, как и несчастная на главной площади Гермины внезапно оказалась Бессой фон Ридель, – проговорила девушка и сдула рыжий вьющийся локон, все это время падающий на лицо. – Остальное лишь цена вопроса.
Мне нравится2Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 30 мар 2016 в 13:20
7 января 851 г.
Интересно все, однако, складывалось. Перед Ньёрдом стояли две весьма яркие и по своему харизматичные личности, каждая из которых могла превзойти другую. Первый – бандит, язык которого был подвешен настолько, что он выдавал скороговоркой уйму какой-то несусветной чуши, чем непосвященного человека явно смог бы ввести в заблуждение. Весьма полезная способность в определенных кругах, вот только в данный момент неуместная и дико раздражающая. Впрочем, Каролинг даже не думал показывать раздражение, напротив, он даже по-своему подыграл. Чуть сощурившись и повернув голову немного в бок, так, как если бы плохо расслышал слова собеседника, он, наконец, выдал:
- Как-как, говорите? Сэмюэл Гей? – улыбка Ньёрда стала шире, он медленным шагом направился к Гансу, становясь едва ли не вплотную к мужчине, и как бы невзначай наступая на простреленную ногу бандита жесткой ребристой подошвой своего сапога. – Что ж, действительно, как-то все нехорошо сложилось, мистер Гей. Поверьте, мне очень жаль, что вы не попадаете на свой корабль, что отходит… куда он там отходит, поточнее не подскажете? Обещаю, сразу направлю туда своих людей, чтобы они как следует и обо всем предупредили ваших. Так что скажете, мистер Гей?
Ньёрд перенес вес своего тела с пятки на носок, тем самым сильнее давя на пострадавшую конечность Ганса. ЦОПовец с ухмылкой смотрел в лицо бандита, явно показывая все свое отношение к его словам.
- Заодно где ваша бакалейная лавочка не подскажете, мистер Гей? Я наведаюсь и туда, а то вдруг бандиты готовят вам там засаду? А вы пока побудете в нашей тюрьме, знаете, это, пожалуй, самое безопасное место во всей Сине.
Наконец, оставив в покое Ганса, Ньёрд переключил свое внимание на Бессу фон Ридель. Итак, вторая яркая личность – аристократка, осведомленность и возможность оценить человека с первого взгляда которой поистине поражали. О том, что Бесса фон Ридель далеко не пустышка с красивым личиком, коим являлось поголовное большинство девушек ее возраста и ее положения, свидетельствовала ее меткая фраза о мертвых аристократах, попадающих в ЦОП.
«Тонко», - мелькнула в голове Каролинга мысль, он был весьма удивлен, но и ему было чем удивить. Так же медленно Ньёрд подошел к девушке, теперь становясь близко от нее.
- Госпожа Бесса фон Ридель, недавно жестоко убиенная дочь губернатора Гермины, однако же, ныне здравствующая и пойманная в компании похитителя… или же сообщника? Я бы мог поверить в чистоту ваших глаз, юная особа, особенно если бы они не были освещены интеллектом. Горе от ума – слышали такую поговорку? Я вот раньше над ее смыслом не задумывался, а теперь вдруг понял о чем она. Милая юная девочка, негласно взявшая на себя обязанности губернатора Гермины вместо своего лишившегося разума отца, сбежавшая от своего знатного жениха с не менее знатным любовником, а теперь оба они в могиле, вы же, живая и невредимая, обнаружились в компании бандитов и «бакалейщика». Прямо ли, косвенно, но ваши руки в крови, госпожа фон Ридель. Все мертвые аристократы попадают в ЦОП, но в разном статусе. Вы живы до сих пор не потому, что я жизненно в вас нуждаюсь. Просто пока вы мне интересны, и для вас же лучше будет, чтобы этот интерес не угас. Я назначил свою цену – ваши жизни. Теперь ваша очередь предложить мне то, что могло бы их окупить. Можете начинать торговаться, господин «бакалейщик».
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 30 мар 2016 в 20:31
Ни отдавленная нога, ни шуточки за чирик мердов от бога юмора в звании майора, застрявшего в пубертатном возрасте своего комедийного интеллекта не могли заставить почувствовать свою ничтожность перед ЦОП-овцем, а уж тем боллее молчать одноглазого говоруна. Жалкие попытки майора самоутвердиться перед Бессой, перед своими же дружками, или же собственным эго за счёт бандита и гомосексуалистов ушли в молоко. Да, Ганс перестал травить свою тираду , но лишь на время. Выдерживал паузу, чтобы вновь пустить своё лучшее оружие в бой - язык. Сильное не только в разговоре, между прочим.
- Фриц-Гейтс, - сперва поправил одноглазый собеседника, разминая отдавленную лапу. Сапоги точно придется менять, - знаете, мой знакомый доктор медицины утверждает, что агрессия по отношению к людям нетрадиционной сексуальной ориентации указывает, что агрессор сам является латентным гомосексуалистом. Правда, он тогда крепко подсел на кокаин во время своих исследований, может, он и ошибся.
В общем, знакомство не задалось. Возможно, что майор не выспался или у него давно не было поблядушек с упомянутыми гомосексуалистами, а ведь нормально же общались. Первые секунд пять, по крайней мере. Сейчас же с важностью индюка он выкидывает условие созвучное чем-то с "иди туды, не знаю, куды, найди то, не знаю, что". Мог бы конкретно попросить отсосать ему, может, постеснялся. В его позиции можно нести абсолютно любую чушь, а двоим пойманным придется хлебать это дерьмо, чтоб за щеками трещало. Но выбор был невелик. Жизнь и так пошла по влажному сикелю в сторону ануса, значит, любые потери будут оправданы, коль рука замахнулась над рычагом гильотины.
- Вот уж не знаю, как вам удалось выйти на убежище Библиотекарей,уважаемый, но точно знаю, что до того дня вы за десять лет толком и ниточки найти не могли. Раиса вертела вас на ментальном фаллосе, так что ментальные яички по губам шлепали. Шлеп-шлеп, шлеп-шлеп. Да и Тадеуш не дурак, хоть и мёртв. Однако вы снесли лишь голову, вот только преступный синдикат не змей, но червь. Разрежьте пополам и получите два червячка, ещё раз, и получите четыре, ну и так далее, в общем. Библиотекари и производные его не мертвы, пока в целости узлы. И я тот, кто может дать наводку на эти самые узлы. Даже сейчас, пока мы тут мило беседуем без чая, что грустно, сейчас в Сине происходит очередная поставка "вышедших" из строя УПМ, а также винтовок и первоклассных револьверов. И происходит прямо у вас под носом, в столице мира сего. Как вам подобная сделка, господин полицейский?
Мне нравится3Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 1 апр 2016 в 3:02
7 января 851 г.
Кому какое дело до разоблачения главной герминской интриги о том, что в этом городе нет никакого губернатора – только выживший из ума господин Ридель, а сосредоточение всех нитей и связей оказалось в руках молоденькой девушки? Верно, абсолютно никакого. В особенности, когда назревает щекотливая беседа, задевающая мужское достоинство, как будто над каждым из присутствующих возникла угроза мистической утраты причиндала в случае поражения. Эти создания были увлечены друг другом куда сильнее, чем предполагала Бесса, и были заняты измерением своего гонора и переводом его в словесный эквивалент. К слову, девушка поставила бы на Ганса.
«Да только кое-кому в любой момент может прилететь пуля в голову», – с негодованием подумала Бесса, когда одноглазый бандит вдруг начал отпираться.
Сама Герминская жемчужина тактично опустила неуместную «игру слов», ранее звучавшую из уст исполняющего обязанности майора, а вот Ганса это явно задело… Отчего и был спровоцирован очередной поток под напором на тему мужеложства. Что ни говори, а трущобный говорун вмиг пошел на второй, более опасный, заход. Таким образом, эффект от заявления Ньерда как-то сразу померк и обесценился. Но все же, надо отдать должное – полицаи серьезно встряхнули ее шкаф со скелетами, дорвавшись до отца и, вероятно, с особым пристрастием опросив слуг. Но вот вопрос: как много они накопали? Потянули ли за тонкие нити, вытягивая на всеобщее обозрение, а так же осуждение, интриги, махинации и смерти, обозначенные грифом «несчастный случай», всюду сопровождающие рыжую красавицу на ее коротком, но весьма насыщенном событиями жизненном пути.
Когда же Бесса покинула свои чертоги разума, приободрившись тем, что Ганс вновь перевел на себя любимого внимание милого сердцу полицая, ее ждало нешуточное замешательство. Ведь та похабщина, которую нес О’Брайен не вписывалась ни в какие рамки приличия! Да, Бесса утратила свое положение, но разве от этого перестала быть девушкой? Глаза бывшей аристократки расширились, и даже рот непроизвольно приоткрылся. Вопреки данному обстоятельству, ни один членораздельный звук так и не сорвался с уст в ближайший десяток ударов сердца – столь сильным и неконтролируемым было возмущение губернаторской дочки. И уже неважно было, что сказанное Гансом было всего лишь колоритной предысторией.
– Вы не на базаре и не в блудилище! Ох, вы только послушайте себя! – не выдержала Бесса и, резко шагнув в сторону бандюгана, наступила на его ногу. – В присутствии-то девушки такое… Такое…уф-ф.
Более того, сердитая девушка попыталась еще и плечом толкнуть Ганса, но сильная хватка ЦОПовцев быстро возвратила ее на прежнее место. Будь у нее руки свободны от пут, Каролинг бы тоже получил затрещину. Но на нет и суда нет. Позади зазвучали смешки.
– Не делайте вид, что у вас нет заготовок на случай нашего с господином Фриц-Гейтсом… – на этом моменте Бесса сделала акцент в своих словах и недобро зыркнула на Ганса, а после короткой паузы продолжила: – … сотрудничества. Но если Ваш интерес нуждается в подогреве, то так тому и быть. Незадолго до похищения я лично через подложные документы, взятки и сеть подставных лиц организовала переправу во внешний мир двух перевертышей и одного человека. К слову, один из них обязался в случае моей гибели расправиться с предполагаемыми убийцами. Насколько я знаю, это будет одиннадцать метров живой титанической плоти, которая видит своей целью исключительно разрушение. Теперь Вам тепло, господин Каролинг?
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 2 апр 2016 в 20:37
Переход Хистории и Имир -> Штаб ЦОП: Темницы
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 3 апр 2016 в 21:50
., .,
7 января 851
Красноречие оборванца из неблагополучных районов, последовавшее за маленьким издевательством Каролинга, превзошло все ожидания. Таких замысловатых, пошлых и витиеватых фразочек Ньёрд не слыхал уже давненько. Кажется, парень совсем потерял чувство собственного самосохранения, если сейчас не слышал и не ощущал, как в затылок ему буквально дышал разъяренный ЦОПовец бычьей наружности, чьи маленькие глазки все больше наливались кровью, как у заправского быка. Казалось, еще немного, и несчастному балаболу-сказочнику просто шею свернут прямо на месте. Невелика потеря, хотя Ньёрд бы предпочел, чтобы ему не портили ковер в кабинете. Но раньше ЦОПовцев среагировала леди аристократка. Лицо Бессы в этот момент могло поспорить цветом с майской розой, кажется, даже кончики ушей покраснели. Это было настолько мило, что сдерживать себя не осталось сил. И Ньёрд просто расхохотался, сразу же привлекая к себе внимание и вводя своих людей в некое замешательство. Но Каролингу действительно было весело, более того, ему давно не было настолько забавно, ну разве что только когда он издевался над Фейке.
- Браво, превосходный спектакль, рассмешили, благодарю, - Ньёрд смахнул несуществующую слезинку, все еще слегка посмеиваясь. - Весьма забавно, хотя ваши физиологические познания в данном вопросе вызывают опасения, мистер Фитц-Гей-тс. Гордость, это, конечно, прекрасно. Целиком и полностью солидарен чисто по-мужски.
Ньёрд сделал вздох поглубже, как будто призывая себя успокоиться после смехулечек, а затем махнул рукой, произнося будничным тоном.
- В темницу его, сломайте ему руки и ноги, глядишь станет посговорчивее. Уж больно интересно было бы послушать про преступные синдикаты, правда без смущающих дам выражений.
После весь интерес Каролинга к Гансу иссяк. Почти в тот же момент дверь кабинета распахнулась, в помещение ворвался ЦОПовец и, бегло отдав честь, в несколько прыжков оказался рядом с Ньёрдом. Не успел исполняющий обязанности майора возмутиться, как ворвавшийся парень уже что-то горячо зашептал ему на ухо. Сначала Каролинг хмурился, а затем лицо его разгладилось, а на губах заиграла довольная усмешка.
- Прекрасно, продолжайте, оставляю это на капитана Фейке, - отпустив подчиненного, Ньёрд обратил свое внимание на рыжую бестию, что сейчас храбрилась ничуть не меньше своего преступного товарища по несчастью. - Поразительно, вы так легко признаетесь сейчас в преступлении, за которое вас положено публично казнить с позором. И что, решили запугать меня монстрами? Хотите откровенность за откровенность. Сейчас под нами в темницах пребывает некий Эрен Йегер. Быть может, его имя вам ничего не скажет, хотя я думаю это имя уже у всех на слуху. Мальчик, которого еще совсем недавно называли надеждой человечества, сейчас закован множеством цепей и подвергается допросу с пытками. Конечно, сотрудничать с нами причин у него нет, вот только я видел его силу своими глазами, и ту однозначную реакцию, которую в нем вызывает появление себе подобных. Я могу опустить его цепи и мы полюбуемся битвой чудищ, вот только, боюсь, я не гарантирую, что вы останетесь живы. Хотите быть раздавленной огромной тушей? Не стоит мне угрожать, вы далеко не в том положении, милая леди фон Ридель. У меня есть множество вариантов, как использовать вас, а также много всяких способов, которыми я могу от вас избавиться, и поверьте, далеко не все они столь гуманны, как пущенная в лоб пуля, - говоря последние слова, Ньёрд вновь все ближе подходил к Бессе, теперь же он стоял к ней вплотную и, чуть склонившись, прошептал ей на ухо. - Вы думаете, меня остановит то, что вы женщина и аристократка? Знали бы вы, какой пытке здесь последний раз подвергался аристократ, предпочли бы откусить себе язык и умереть, чтобы только с вами не сотворили нечто подобное. Но мы же оба не хотим такого? Оба хотим договориться и прекрасно понимаем, кто кого должен слушаться.
Отредактировал администратор, 8 апр 2016 в 19:15.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 7 апр 2016 в 17:28
7 января 851
«Можешь свою солидарность себе в жопень затолкать, как и всё остальное по самые гланды, мудила», - на сей раз лишь мысленно выплюнул Ганс, воображая, как было бы неплохо использовать его болтливый рот в качестве писуара, чтобы тот хоть на секунду замолчал и перестал нести чушь. Ведь ни о каком нормальном разговоре и думать не приходилось. Майор, явно оральным путем получивший свои погоны, то и дело отшучивался как школьник, причем не самый сообразительный. Учитывая, что именно Ганс был связан и окружен головорезами с лицензиями на убийство, то ни о какой "честно" дуэли, разумеется, речи не шло. Ты ему про Фрейда, а он тебе ссылку с предварительным переломом рук и ног. Вроде и проиграл бравый командир, а в итоге пиздец одноглазому, не смотря на то, что тот сразу выбросил козыри, чтобы продлить своё существование на бренной земле, но майор то ли в уши сношается, то ли в мозг, но что полицейский хотел услышать, так и осталось загадкой. Право, не штаны же перед ним расстегивать и спиной поворачиваться, чтобы усмирить шалуна.
Приказ был отдан, но из-за замешательства в связи со срочным донесением исполнение задержалось. Ещё один шанс выторговать свою жизнь? А какой был выбор? Помимо связей с преступными группировками, было ещё больше знакомств с контрабандистами, один из которых был родной брат одноглазого. Но если бы тот и знал, куда делся Томас после разрушения штаба, слух о котором сперва, конечно же, попал в Трост, то в любом случае не выдал такой информации даже под страхом смертной казни, даже "негуманной, медленной и мучительной". Про Хильду и подавно. Она страшнее любого ЦОПовца и самой ядерной войны, разница лишь в бидонах и охмурительной внешности для её то возраста. "Мамка" потом такое устроит, что остальным только сидеть и записывать лекции и уроки от гуру боли.
- Не спешите с выводами, уважаемый. С руками я куда полезнее, а с ногами и подавно. От поломанного меня проку не больше, что от ваших погон в клетке с волками. Если бы паутина контрабандистов держалась лишь на честном слове каждого члена о конфиденциальности, нас бы давно раскрыли. Неужели это не очевидно? «Почему ты такой тупой, бл*ять». Я нужен вам живой и целехонький, если хотите продуктивного сотрудничества, иначе вы потеряете всё. Пуф, и нет. И да, пользуясь случаем, приношу извинения у госпожи Ридель за свои слова. "Шлеп-шлеп" был явно лишним.
Между прочим, тут зашел разговор о титанах, перевертышах и прочей мути. Но Ганса это не волновало с большой буквы "Е". От этого он был так же далёк, как майор от бальных танцев. Не смотря на то, что информация была весьма ценной и содержательной, одноглазый не особо вникал в суть и положение вещей. Ему бы тут свою шкуру спасти от полоумных, а не лезть, куда не просят. Может, ему это и спасет жизнь. Однажды. Ещё раз.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 9 апр 2016 в 14:55
7 января 851 г.
– У меня и мыслей о запугивании не было, господин Каролинг. У Вас есть монстр, у меня есть – правда, на выгуле – разве это не означает, что лучшим выходом будет взаимовыгодное сотрудничество? – елейным голоском прошептала Бесса у самого уха уполномоченного лицедея, что таким откровенным образом об нее терся.
«Иными словами, мы просто используем друг друга», – додумала она.
Девушке показалось, что она постепенно начала понимать правила игры, которыми руководствовался исполняющий обязанности майора ЦОП. Сведения, предоставленные не только Бессой, но и Гансом, имели бы неоспоримую ценность перед лицом тайного отдела полиции, да только истину в этих стенах не искали – ее здесь убивали, топтали ногами, разбивали вдребезги, сея по всей округе искаженные осколки, воссоздающие другую, выгодную для кого-то, «правду». Перед ней стоял человек, способный убедить все Трехстенье в том, что коровьи лепешки полезны и питательны, а по вкусу схожи со сдобными пряниками. Люди бы и жрали, не поморщившись, кивали бы в ответ, требуя добавки. Иначе, каким образом, черт возьми, общественность проглотила отборный бред об убийстве молодой аристократки, славящейся своей неприступностью и порядочностью, своим женихом за любовные шашни? Про себя Бесса проложила параллель между двумя точками: причиной, которыми являлась гибель неудавшихся любовников, и следствием – казнью Габсбурга, как виновника торжества; похоже, камнем преткновения тут было мессианство. Как красиво, однако, сложилась картина, не придраться.
Пока Каролинг стоял к ней вплотную, наглым образом игнорируя потребность в личном пространстве и, тем самым, испытывая терпение Герминской жемчужины, она только и думала о том, как прописать коленом ему в пах или же откусить ухо или, лучше, нос по самый корень. А после с гордо поднятой головой отправиться на упомянутые мужчиной пытки, недолго испытывая извращенное ликование над тем, что некогда привлекательная мордашка без-пяти-минут-майора станет поводом для недобрых шуток среди личного состава до конца его службы. К счастью, жажда жизни и страх перед физической болью были куда сильнее навязчивых мыслей, и посему, Бесса стояла перед Ньердом с выражением абсолютной покорности на бледном вымученном лице.
– Не могу не согласится с господином… С этим господином, – покосившись на Ганса, добавила Бесса. На его дополнение девушка лишь брезгливо искривила губы. – Вы всегда успеете избавиться от нас, если посчитаете необходимым. Я приношу извинения за неоднозначное и непотребное поведение и смиренно прошу дать шанс принести пользу Вашему делу. Я в полном вашем распоряжении. Давайте попробуем договориться, как цивилизованные люди.
Мне нравится2Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 14 апр 2016 в 21:44
., .,
7 января 851
Что перво-наперво должен уметь ЦОПовец, не считая, конечно, навыков для устранения цели? Само собой, он должен обладать обширным арсеналом рычагов давления на свою цель, дабы добиться от нее желаемого результата. Воздействие может быть как физическим, так и психическим. Здесь учитывалось все, вплоть до мелочей, как то – лишить цель личного пространства, ввести ее в состояние раздражение или страха, или же и того, и другого. Создать иллюзию, что у нее нет самой возможности выбора. Если Ньёрд не ошибся в способностях Бессы, она уже должны была понять, что он за человек, и это тоже играло ЦОПовцу на руку. Ганс же всеми силами пытался показать, что никакое давление на него не способно подействовать, и это смотрелось весьма глупо и раздражающе, когда бандит делал вид, будто действительно верит в свою неоспоримую ценность. Ньёрд закатил глаза и, наконец-то, отступил от Бессы на шаг, будто давая ей сделать глоток чистого воздуха.
- Большинство мужчин твердо уверены, что они умнее женщин, мол женщины думают не головой, а сердцем или чем-нибудь еще. Рад, что мне попалось такое чудесное исключение из правил, госпожа фон Ридель, ибо, как я вижу, в вашем необыкновенном дуэте ум - это как раз ваша отличительная черта.
Переведя взгляд на Ганса, Ньёрд скривил губы в усмешке, смотря на бандита, что цеплялся за какую-то одному ему известную гордость с легким презрением. Он, безусловно, видел в Гансе пользу с самого начала, но раздражающее поведение этого субъекта едва ли не заставляло отступиться от первоначальных замыслов.
- Да, безусловно, господин бандит, сведения, которыми вы обладаете, весьма интересны и важны. И со сломанными руками и ногами, я думаю, вы охотнее ими поделитесь, а главное честнее и без вашего кривляния, которое, конечно, забавно, но неуместно.
При этих словах Ньёрда пара ЦОПовцев, что стояли за спиной Ганса, довольно хмыкнули, потирая кулаки и похрустывая суставчиками пальцев.
- Тем не менее, сломать ваши конечности я всегда успею, - продолжил Ньёрд, развернувшись спиной и к Гансу, и к Бессе, словно потеряв к ним интерес, и отправился обратно за свой стол. – Пока лишь посмотрю, настолько ли вы полезны, насколько пытаетесь казаться. И, со своей стороны, не стану больше кривить душой, у меня есть одно задание, которое я подумывал опробовать на вас двоих.
Усевшись за стол, Ньёрд оперся на него локтями, складывая руки перед собой в замок и устраивая на них свой подбородок.
- Но для начала скажу иное. Госпожа Бесса фон Ридель, увы, вам придется отказаться от своего имени, а также всего того, что к нему прилагается. Вы мертвы, так или иначе, и воскрешению не подлежите. Сами понимаете, смерть мнимая всегда легко может превратиться в настоящую, так что отпираться для вас смысла нет. Взамен, мы действительно можем предложить друг другу взаимовыгодное сотрудничество. И начать предлагаю прямо сейчас. Вам известна фамилия Рейсс? В любом случае, сколько бы вы о ней ни слышали, сегодня вам предстоит познакомиться с ее представителями куда ближе. Скажу даже более того, отныне на ваши плечи падет обязанность заботы о юной наследнице Рейсса, и ее защита само собой.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 18 апр 2016 в 23:24
7 января 851 г.
- А-а-а, Рейссы! Да, знаю - знаю, я им как-то гжельские фалосы оптом по скидке толкнул. Странные они, хотя и не мне осуждать, - Ганс утонул в свои же воспоминания, разглядывая их где-то на потолке, словно там было окно, через которое всё-всё-всё было видно: и прошлое, и будущее, и даже настоящее альтернативное, - стоп, нет. Это были Хейссы. И я должен был им привезти бочку с мариванной... - тут-то контрабандиста и осенило - Так вот, почему они на следующий же день встретили меня свинцовыми пулями! Ха, теперь жеж ясно. Да, последний заход "дегустации товара" был лишним. Как и предыдущие четыре.
Лишь после этого он посмотрел на Ньёрда с его мордой кирпичом, а затем и на Бессу, которая, собственно, тоже юмора не заценила. Может, это опять было связано с "плохими словами", а, может, с пресловутой "неуместностью" от господина напротив, что всяко лучше об этом знает. В любом случае в их глазах читалось куда более презренное, чем "ты наркоман что ли?", но факт был в том, что от ломки человека пучит не слабее, чем при принятии оной продукции. Ганс же уже который день даже пассивно не вдыхал аромат свободы и нирваны.
- Кхм, Рейссы. Это ведь обычные аристократишки, хоть и Синские. Про них слухов и мрачных историй не больше, чем у покойной королевы любовников. Настолько скучно и тихо, прям как охранять двери кабинета. Даже слишком тихо. Теперь же ни с того, ни с сего мы станем няньками? В дочки-матери играться? Будем играть роли счастливой семейной идиллии? Чур я папка!
Дела же на самом деле начали принимать крутые обороты. Семья Рейссов. Тёмные лошадочки, пешочки в игре? Или серые кардиналы ЦОП-а? Согласие на это "поручение" означает разрыв с прошлой жизнью. Впрочем, ведь для Ганса это случилось уже несколько дней назад, когда пистолет некого сержанта был наставлен аккурат в его переносицу.
- И... от кого придётся её защищать?
Отредактировал администратор, 19 апр 2016 в 21:39.
Мне нравится3Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 20 апр 2016 в 16:45
7 января 851 г.
Только самоконтроль, непостижимый для земного разума, как раскрытие тайн мироздания, уберег Бессу от экстренного самовозгорания в момент, когда О’Брайен вновь решился, что называется, толкнуть речь в тяжелом весе. На первый взгляд, слов много, а смысла – кот наплакал. Бесса даже ощутила нечто, по вкусу напоминающее разочарование, ведь Ганс теперь казался другим человеком – не тем, который заявился в ее камеру с отнюдь не враждебными намерениями; не тем, кого она спустя несколько дней обвела вокруг пальца, ответив вооруженным сопротивлением на добро, хоть и имеющее под собой корыстные мотивы. Однако теперь произошедшие события не имели ни конкретного цвета, ни формы – перемешались, как картинки в калейдоскопе, и, в некоторой степени, утратили свое значение, ибо беда обернулась благом. Такой вот кульбит кармы. Иначе, где сейчас был бы Ганс, не возьми Бесса его в заложники? Да и сама она стояла бы здесь, продолжая упрямо цепляться за жизнь?
Так или иначе, первое впечатление о Гансе у молодой аристократки было диаметрально противоположным нынешнему. Тогда из-за неволи она совсем ослабла, позабыла такие понятия, как время, свобода передвижения, солнечный свет, сытость. Единственным мерилом, разграничивающим полотно реальности, была открывающаяся дверь и общество безумца. Когда же истощение стало преобладающим настолько, что простая оловянная ложка казалась неподъемной, именно Гансу удалось исправить ситуацию – он говорил правильные, умные вещи, которые из-за своей злости и обиды на Грефа, Бесса не хотела принимать в расчет. Сейчас же он совершал ошибку за ошибкой.
«Что за мельтешение? Неужели отчаяние? Самое пекло позади, Рапунцель», – задумалась Бесса, глядя на бандита с прищуром, после перевела взгляд на капитана Каролинга, что успел и продефилировать к столу, и разместить ягодицы на майорском кресле. Он уже подал пищу для размышлений, приплетя к игре новое действующее лицо.
– Я мало знаю о Рейссах. Сколько себя помню, они держались обособленно, как отшельники. Только с деньгами, – ответила Бесса. – Значит, наследница…
Ее осторожную речь прервали действия ЦОПовцев, что среагировали на кивок исполняющего обязанности майора. За считанные мгновения путы упали на пол, и аристократка повела затекшими плечами, ощущая болезненную резь в месте, где прошлась пуля. Незачем показывать свою осведомленность, думала Бесса. Она знала о маленькой дочери Виктории Праудмур по имени Лили, но солгала, потому что ценность сведений была неведома ей. Ведь именно это имя произносила сквозь слезы первая в Трех стенах красавица, невольно выдавая секрет собственному мучителю. «Просто верь мне, и будь сильной, не смотря ни на что», – шептала Виктория, держа в своих ладонях ее лицо, а Бесса в тот миг только и думала, как бы не расхохотаться и, тем самым, не порушить хороший спектакль. И убийца, и похититель, и спонсор мятежной организации в одном флаконе, но для общественности – невинная жертва подковерных интриг.
– В любом случае, я отказалась от своего имени еще в момент, когда ваш человек подтвердил, что Бесса фон Ридель была убита. Да и не нравилось оно мне никогда, – девушка подошла к столу, потирая запястья с посиневшими следами от бечевки. – Кто же я теперь? И что конкретно мы должны для вас сделать? Не считая той несусветной чуши, в которую даже ребенок не поверит. Однако, получается интересно – мистический отдел полиции со своими ресурсами, внезапно всплывшая фамилия Рейсс, наследницу которой необходимо опекать и защищать. О да, здесь явно есть какая-то тайна. А вы…
Бесса оперлась руками о поверхность стола и, подавшись чуть вперед, спросила шепотом, чтобы разобрать мог только Ньерд:
– Вы на двух стульях сидите, господин Каролинг? Или вам собственные подчиненные удавку вяжут?
Мне нравится2Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 23 апр 2016 в 23:23
., .,
7 января 851
Речь длинноволосого бандита, наверняка, могла бы позабавить многих, на такие шуточки в подворотнях уж точно нашлось бы много ценителей. Жаль, что здесь в кабинете майора подходящих зрителей не оказалось. Ньёрд уже понял, что для этого человека бессмысленная болтовня, которую невозможно прекратить, своего рода защитная реакция на все происходящее. Потому Ньёрд не обращал на нее особого внимания, увы, он был единственным, кто спустил все то Гансу с рук. Прочие находящиеся в кабинете люди уже явно теряли остатки своего терпения - Бесса выглядела разочарованной, а подчиненные Каролинга, кажется, с минуты на минуту были готовы кинуться на горе-бандита, как стая озлобленных псов. А вот слова Бессы, как и ее действия, стоило только бывшей аристократке оказаться развязанной, раззадорили куда больше. Ньёрд усмехнулся, так же подаваясь вперед, пока его лицо не оказалось в неприличной близости от лица Бессы.
- У нас с вами не такие отношения, чтобы я посвящал вас в свои дела, госпожа... - Каролинг замолк, словно бы пытаясь что-то вспомнить, а потом его ухмылка стала еще шире. - Ах да, кто вы теперь? Без роду, без племени, без крыши над головой и даже без имени. Ваше положение сейчас ничуть не лучше, чем у бродяг в трущобах. Жалость какая.
Поднявшись вновь из-за стола, чтобы видеть не только Бессу, но и Ганса, Ньёрд махнул рукой своим людям, давая им команду выйти за дверь. Для того, что он собирался сказать, лишние уши уж точно были ни к чему. Раньше бы Каролинг ни за что в жизни не сделал бы того, что собирался сделать сейчас. Когда-то он свято верил в силу и непобедимость Рейссов, в их избранность, если угодно. Однако пребывание в разведке многое изменило в его миропонимании. Сейчас Ньёрд далеко не был так уверен в том, что план Рейссов сработает, пусть и не знал его до конца. А даже если и сработает, правильно ли это будет? Какие гарантии оно даст? О безопасности уж точно можно даже не мечтать, Рейссу было срать на то, что они потеряли Марию, как и теперь ему было на все и всех плевать, если он решил главную силу трех стен - разведку, объявить вне закона, и пошел ради этого на все. Нет, Каролинг определенно совершенно не понимал Рейсса, а доверять тому, кого он не понимал, причин у него не было вовсе.
- Я расскажу вам правду о Рейссах, - произнес Ньёрд, как только дверь в кабинет закрылась за последним из его людей. - Однако знание этой информации опасно для жизни, так что все, что вы услышите сейчас, должно остаться в этом кабинете, если, конечно, вы хотите жить. Рейссы - древнейший род, который только существует в Трех Стенах, а еще именно они - истинные правители Трехстенья. Можете не верить мне, однако выдумывать всякие небылицы для вас мне никакой выгоды точно не несет. Рейссы - страшные и могущественные люди, и даже теперь, лишившись большей части своего влияния, они все еще способны стереть в порошк таких как вы или я. Тем не менее, сейчас они находятся под не меньшей угрозой, ведь если Военный Совет узнает правду о них, скорее всего это кончится плачевно. Теперь непосредственно к вашему заданию. Вы отправитесь в дом Рейссов под видом гувернантки и охранника, будете присматривать за младшей наследницей Рейссов. Однако, помимо этого вашей задачей будет собирать информацию. Естественно, глава Рейсс не должен понять, что вы шпионите, в противном случае, боюсь, вы можете попрощаться со своими жизнями. Объяснять сейчас причину того, почему я даю вам такое странное задание, я тоже не стану, увы, время поджимает. Могу сказать лишь только, что сейчас Трехстенье, и в первую очередь мы с вами, находимся на грани катастрофы. А посему, добытая вами информация будет крайне важна. Сейчас вас проводят туда, где вы получите одежду, а также свою легенду, которую должны выучить на зубок. И без выкрутасов, если хотите жить, то будете делать все, как вам говорят. Вечером мы отправляемся в дом семейства Рейсс.
После речи, Ньёрд вновь вызвал в кабинет своих людей, которые увели Бессу и Ганса.
Мне нравится3Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 23 апр 2016 в 23:38
Хоуэлл, Autumn, Имир,
----> в будущее
Мне нравится1Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 27 апр 2016 в 1:40
14 января 851 г.
Сознание бесцельно плавало где-то на границе сна и яви, абсолютно не различая эти понятия. Время от времени Макса склоняло на ту или иную сторону – он ворочался в постели, бормоча под нос какую-то несусветную чушь, но очень быстро засыпал вновь, в наивности своей не подозревая, какой сюрприз ему предстоит узреть поутру.
Что ни говори, а праздник в честь повышения Ньерда Каролинга до звания майора, а так же официальное назначение его в качестве командующего ЦОП, развернулся на славу. Для Макса такой исход стал личным поражением, не смотря на то, что капитан все же питал к своему сослуживцу уважение и даже где-то в глубине души гордился им. Но разве ему майорское кресло не подошло бы больше? Вот в чем вопрос. И Фейке вознамерился искать ответ на дне стакана.
Он вливал в себя пойло безбожно и без закуси, очевидно, имея своей целью простое и всем известное «ужраться вусмерть». В последний раз Макса в таком состоянии видели лет семь назад, когда местная красавица, подавальщица из трактира, спустя полугода отношений без видимых причин отвергла молодого Макса. Как он узнал позже, выбор был совершен в пользу более перспективного офицера гарнизона. С тех пор Фейке шарахался от алкоголя, как новобранец от толчков, а работа стала ему и женой, и матерью, и сестрой в одном лице.
«Что за?» – первая четкая мысль, возникшая в голове, носила характер явного недоумения и адресована была ситуации в целом. Ведь половина застолья просто-напросто вылетела из головы Фейке, как ненужная вещь, балласт.
Начиная со второй бутылки, воспоминания уже поплыли и частично обрывались. Как известно, собутыльник из Макса никакующий, неудивительно, что «ушел» он одним из первых. Тем не менее, мужчина даже в данный момент смутно припоминал, как открывали третью бутылку… А сколько всего их было, осталось для него тайной, завесу которой, вероятно, откроют уморительные рассказы сослуживцев.
На этих мыслях Фейке скривился под напором пульсирующей в висках головной боли, при этом ощущая на языке остаточный привкус пойла, вкупе с амбре, витавшем в комнате, а после повернулся на спину… и чуть не забыл о том, как дышать.
– Тондра, – нездоровым голосом выдал Макс, приподнимаясь на локте и искоса глядя озадаченным взглядом то на безмятежное лицо девушки, то на ее смуглое плечо, выглядывающее из-под одеяла./JыPыGы/
Голова отказывалась работать, и чем настойчивее Зубная Фея пытался восстановить в памяти хронологию событий минувшего вечера, тем сильнее отбойные молотки били по вискам. Как на зло, в глотке разверзлась пустыня под названием сушняк, но Макс не спешил покинуть ложе… Хотя бы потому, что его одежда была в хаотичном порядке разбросана по всей комнате – кстати, чужой – а мозг не верил в полной мере в реальность произошедшего. Да и ломота в теле не располагала к активным действиям.
«Мы же не?..» – подумал Макс, аккуратно приподнимая край одеяла. Прогнозы были не утешительными и свидетельствовали в сторону явного нарушения уставных отношений.
Мне нравится4Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 27 апр 2016 в 19:54
14 января 851
Утро, начавшееся с "мне вчера не было так хорошо, как плохо сегодня" однозначно добрым быть не могло. Стоило к этому прибавить еще и то, что проснувшийся в ворохе нижнего белья мадемуазельки, к которой вчера завалился на ночку, Ньёрд все утро ловил на себе ее загадочный взгляд и улавливал тихие смешки, которые она и не особо скрывала. Новоиспеченный майор в обычной ситуации сразу бы разобрался, что к чему, да еще и наказал бы дерзкую чертовку разик-другой. Сейчас же перед ним перво-наперво стояла иная дилемма - то ли первым делом побеждать пустыню в глотке, то ли выпустить наружу все то, что просилось. В итоге поборов свои недуги в виде тошноты, головной боли и жгучего сушняка, Ньёрд все-таки выяснил причину странного поведения любовницы. Оказалось недалече, как сегодня рано утром, проснувшись вперед него и увидев на тумбе рядом те самые майорские лычки, которые так знатно обмывали прошедшим вечером, мадемуазель вознамерилась их рассмотреть поближе. Но стоило ей только протянуть руку, как все еще вроде как спящий Ньёрд молниеносно перехватил лычки и прижал к своей груди, бубня "нет, Макс, они мои, уходи". Надо ли говорить, что с той мадемуазелькой его встреча явно была последней, вряд ли после такого позорища он когда-нибудь к ней явится еще, только если вдруг она останется единственной женщиной в стрехстенье.
Погуляли вчера с размахом, что ни говори. Хотя, казалось бы, что совсем не время, когда в мире творится такое. Однако сам Ньёрд посчитал, что как раз время-то подходящее, потому что с тем ритмом, в котором существовали ЦОПовцы, никогда нельзя было быть уверенным, настанет ли завтрашний день, или посчастливится проснуться уже в аду. А значит, надо было все успеть, и повеселиться в том числе.
- Сучий потрох Мойше, будь неладна твоя паленая выпивка, - выдохнул Каролинг, ввалившись в двери теперь уже своего собственного кабинета.
Ну и кто теперь посмеет сказать, что он сидит на двух стульях? Вспомнив рыжую бестию, Ньёрд даже усмехнулся. Интересно, как там у них продвигаются дела. Как ни странно, за Бессу, которая ныне совсем не Бесса, Каролинг был спокоен. Его больше волновал не в меру болтливый бандит, который мог нести такую околесицу, после которой Рейсс их всех непременно вздернет. Впрочем, Ньёрд верил, что длинноволосый бандит, несмотря на то, что здесь в штабе изображал из себя идиота, на самом деле совсем не глуп, и до конца сыграет свою роль. Самого же Каролинга ждало много дел и безотлагательных вопросов, которые теперь предстояло решить. Еще его мучил вопрос, как там Макс Фейке, который нажрался вчера пуще остальных, а зная, каким дурным он становился по пьяни, можно было даже начинать волноваться.
Мне нравится5Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 6 мая 2016 в 18:24
14 января
Впервые за столько лет Тея спала, как смуглый котёнок, нежилась под тёплым плетом, пока сладостный сон не обрушился, словно карточный домик от лёгкого бриза. Девушка почувствовала, что кто-то из вне нарушал её покой после дикой ночи и празднования. Она прекрасно знала, кем был этот нарушитель, ведь, в отличии от него самого и многих других полицейских, помнила абсолютно всё, что произошло за то время, которое вояки посвятили в честь нового майора, потому Тея вовсе не спешила открывать глаза. Нет, напротив: она поддалась чуть ближе к Максу и удобно устроилась на его плече, накрывая мужчину своей рукой.
- Т-с-с-с-спать, - тихим-тихим сорваным голосом прошептала она, посапывая носиком. Любая попытка Макса вырваться из объятий заканчивались с тем же успехом, как попытка выбраться из паутины лиан и плюща - Тея лишь сильнее липла к Максу.
И в общем-то её можно было понять: не первый год девушка добивались от Фейке внимания и взаимности более интимного характера, чем переписывание его каракуль с листа на лист. И чего она только не делала: и глазки строила, и первые три пуговицы растягивала на рубашке, и как только акробатически не извивалась перед ним, демонстрируя, чем боги наградили. Но катализатором оказался самый простой и банальный алкоголь, который принимался раз в пятилетку. Так что Тея вовсе была не против такого не уставного отношения.
Постепенно сладостный сон стал отступать, а суровая реальность вместе с дразнящими лучами света и ноющими частями тела после бурной - от слова очень - ночи. Тея вновь зашевелилась, открывая глаза, и не без улыбки посмотрела на удивленную физию Макса. Крайне приятная метаморфоза от Макса-нытика, что не умолкал под шафе весь вечер, пихая "Ньерда" через слово, к Максу молчаливому и весьма талантливому в постели, несмотря на крепкий градус.
- М-м-м-Макс, - чуть ли не замурлыкала Тея, поправляя плед, - ты, оказывается, тот ещё зверрррь, - девушка провела пальчиками по заметным царапинам на груди, оставленной ею самой (и лучше бы ему не знать, что произошло со спиной), - но и я не отставала, - нащупав другой рукой хлыст, она отбросила его в сторону, а тот свалился на пол к остальным примочкам ночных утех, что были разбросаны. И лучше даже не вдаваться, откуда, а главное кто ими пользовался этой ночью. Зато можно было наблюдать разруху комнаты, будто здесь медведь голодный пришелся к мясным запасам. Расшатанный стол, сломанная табуретка, кровать скрипела и обещала отвалиться,. А вот предохранение - это последнее, о чём думала Тея, затаскивая пьяного в стельку капитана, ведь последующие за этим события как-то закрутились сами. Ага.
- Знала бы раньше, накачала алкоголем сразу после вступления в ЦОП, и не бегала бы за девочками и мальчиками-сокурсниками-сослуживцами.
Отредактировал администратор, 8 мая 2016 в 10:55.
Мне нравится4Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 8 мая 2016 в 13:57
14 января 851 г.
Макс, все еще молчаливый, главным образом, от безжалостного сушняка, лишь засопел в ответ и медленно повернул голову на одеревеневшей шее, попутно приподнимаясь на локте, дабы вновь окинуть взглядом форменный бедлам, разверзшийся в комнате Теи. Тут-то Фейке и почувствовал в полной мере ноющие вдоль позвоночника полосы, как будто немыслимым образом умудрился провести ночь в объятиях пантеры. Впрочем, судя по общему состоянию его торса, плеч и спины – так оно и было. От игрушек для ночных развлечений Фейке спешно отвел взгляд – он бы не хотел в ближайшее время узнать, все ли из них были использованы по назначению, кем именно, и, уж тем более, – сколько раз.
– Кхм-хм-м-м, – насупился Макс, столь же медленно опускаясь на постель и обнимая одной рукой Тею осторожно и без резких телодвижений. Мало ли. Не дай Стенодержатель, набросится и повторит ночную программу, но без «анестезии».
А к подобному повороту Фейке не был готов. Ему необходимо было время подумать. Хотя бы годик-полтора, а то и два. Он прикрыл глаза, медленно и мерно дыша через диафрагму, насыщая организм кислородом, пускай и изрядно пропитанным алкогольными парами, и приводя ноющие мышцы в тонус. Тонкие пальцы Теи под ее мурлыкающие смешки плясали по торсу молодого капитана, приводя, так сказать, плоть и кровь в волнение, не давая сосредоточиться, ведь ничто мужское Фейке не было чуждо. А ведь его напарница и подчиненная в одном лице была дамой со всех сторон привлекательной, способной вскружить голову какому угодно мужчине. И не только мужчине, судя по ее нездоровым поползновениям и в сторону лиц женского пола.
– А твоя соседка где? – приоткрыв глаза, поинтересовался Фейке. Он вновь прикинул в уме все те непотребства, что здесь творились, и какие, должно быть, их сопровождали звуки; оттого очень быстро отошел от первоначального вопроса. Скорее всего, решил капитан, со скоростью распространения информации в штабе все уже и так в курсе. – Ладно, не важно… Пора вставать.
Макс осторожно отнял от себя руку темнокожей девицы, и в попытке перелезть через нее чуть было не нырнул щучкой в половицы, одновременно запутавшись в бечевке, овившейся вокруг одной ноги, а другой же неудачно наступил на рукоять плети. К счастью равновесие было восстановлено до предполагаемого падения, и Макс быстро отыскал у кровати свои портки. Нагота, как собственная, так и Теи, нисколько не смущала мужчину – его, в общем-то, женским телом не удивить, только если это не мутант из клоаки Митры с тройным зубастым сикелем; да и сам он, в общем-то, на стыдливого подростка не походил.
«Только как теперь работать, зная, что меня оседлала собственная подчиненная?» – проблема нарушения уставных отношений теперь не выходила из головы Фейке и сверлила похлеще рези в висках. Он обернулся, ведомый чувством, которое принято называть шестым, и столкнулся с бессовестнейшим горящим взглядом Тондра, следившей за каждым его движением и, по всей видимости, любующейся художествами на обнаженной спине.
– Отставить, – несколько растерянно заявил Макс, не зная, как теперь воспринимать это ненасытное создание. В любом случае, размышления он оставил на потом. Быстро застегнул штаны и надел ботинки, после чего склонился над лейтенантом, что подобно капризному ребенку, судя по всему, не желала покидать постель. – Подъем, Тондра.
Видя, что толку с приказов как с козла молока, Фейке схватил девушку за талию и, завернув в плед, закинул на плечо. Под переливистый хохот из-под ткани и неясные шутки, которые он бы понял, если бы хоть немного помнил ночные игрища, капитан направился со своей ношей в душевые, что располагались на этом же уровне штаба.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 10 мая 2016 в 17:16
14 января
Устав уставом, а обед по расписанию. Тея же решила начать сразу с десерта, с белого шоколада и сдобных булок капитана Фейке, фигурально, конечно. Попытки заставить девушку уйти в женскую часть душевых потерпели последнее фиаско, так что пришлось капитану делить одну душевую кабину на две персоны. Там же, под плеск еле теплой воды, Тондра освежила память Макса Фейке о прошедшей ночи самым конкретным образом и далеко не одним способом. Купание сильно затянулось, учитывая, что большую часть времени место было использовано не по назначению, зато после улыбка хитрющая с лица Теи так и не спадала, даже когда те двое успели и душевую покинуть, и срам прикрыть военной формой ЦОП-а.
- Надеюсь, что тебя не сильно это напрягает, - от чего-то хотелось спросить ТЕЕ своего капитана. Не смотря на то, что ей было хорошо, она всё же понимала, что такого рода отношения могут вредить работе, а Тея и Макс славились в ЦОПе именно полной отдачей своему делу. До недавних пор Макс рвался на место майора, яростно соперничая с Ньердом. Тея же шла позади, но рвалась по лестнице даже с большей прытью, чем те двое, - ещё тебя искал Ньерд. Не знаю, насколько это актуально со вчерашнего вечера, но лучше бы тебе не испытывать судьбу перед нашим новым майором. А если его кабинет пуст - зови, что-нибудь придумаем~~~
Тея быстро сократила дистанцию и чмокнула Фейке в щеку, после чего поспешила в противоположную сторону вдоль коридора. Всё же праздник праздником, а о работа ждать не будет, как и враги государства, и истинного короля, коих ещё там много бродит по тёмным углам мира сего. К счастью, ряды ЦОП-а по-прежнему были сильны и даже пополнялись новыми талантами и дарованиями. Так Тондре сообщили, что вскоре в штаб должен прибыть новый потенциальный ЦОП-овец. К новичкам и подобной шпане лейтенант относилась критически. Она помнила, как тяжело было ей пробиться сюда с её то прошлым. Это врезалось в память и отразилось на характере. Многие знали, что пройти проверку у Теи сложнее, чем попасть в яблоко с завязанными глазами из винтовки с кривым дулом на дистанции 300 метров. Но если кто и проходил, тот мог быть полностью уверенным, что его сил, навыков и умений даже более чем достаточно, чтобы гордо называться полицейским центрального отдала.
Мне нравится2Показать список оценивших
Lonely People
Lonely People 11 мая 2016 в 17:59
14 января 851 года
Прибыв по прямому приказу со своей миссии, Винсент гулял по Митре, примерно, с часа два-три. Виды вечно-зелёных парков; прекрасных, исполненных то в вычурно-помпезном, то в гротескно-готическом стилях домов радовали глаз Фейке-младшего, в отличие от тех трущоб, кои были долгое время "домом" и местом работы для него. Все такие нарядные, красивые, радостные, что даже, поначалу его тошнило от этой приторной сладости жизни богатеев. В этом плане, пожалуй, трущобы более приятны взору, ибо там нет никаких масок, кроме твоей собственной, и там все честно признают и показывают свой страх перед каждодневной возможностью неминуемой гибели от рук гигантов и титанов, а то и вовсе орудий убийства людских.
И вот, добравшись до своего родного штаба, Эксперт предъявил документ, удостоверяющий его личность, как Винсента Фейке - ефрейтора. Он даже не удивился, увидев военных, держащихся за головы, или же вышагивающих со стаканами воды в руках по коридорам. Сей факт был просто-напросто списан на очередную попойку. Да, ЦОП куда серьёзнее относится к делу, чем полиция, но и эти ребята не прочь выпить, да побольше. Особенно, если такой повод есть, а он, судя по разговорам сослуживцев ефрейтора, есть. Тем самым поводом было повышение Ньёрда в звании до майора. В честь чего ещё предстоит узнать, но на заметочку принять надо точно, ведь ещё отчёт ему устный сейчас предоставлять. В общем, недолго думая, юноша направился прямиком к кабинету Каролинга, попутно выслушивая так же и некие ехидные слушки, смешивающиеся со смехом, мол Зубная Фея переспал со своей подчинённой, имя которой Фейке-младший не расслышал просто потому, что ему этого не надо было. "Макс с переспал с кем-то из сослуживцев? Вот так новость... Надо будет потом лично удостовериться." - Такая мысль посетила неугомонную голову Винсента, покуда он продумывал свой отчёт перед руководством, лишь бы только не представлять, как старший брат чудил тут, пока пил с горя, так как Винсент догадывался, что Фейке-старший, хоть и был рад повышению сослуживца, сам был бы не против того, чтоб ему дали эти самые лычки, это самое звание, и этот самый кабинет, к которому младший уверенно шагал.
Подойдя к кабинету майора, где ещё не было написано, кто же именно тот самый счастливчик, шпион постучал в дверь, чеканя при этом каждое слово:
- Ефрейтор Фейке прибыл по вашему приказу, майор. Можно войти? - Тем временем он думал про себя: "Итак... скажу следующее: "Синдикат разваливается изнутри. Внутренний разрыв только увеличивается в связи с моими последними действиями. Все приказы выполнены и были предоставлены в ранних отчётах, что можно найти в архиве." Да, так и скажу. А там уже буду отвечать по мере поступления вопросов. Если он их вообще в состоянии сейчас задавать-то." При последней фразе, прозвучавшей внутренним голосом в голове Эксперта, тот лишь слегка усмехнулся, представляя внешний вид Ньёрда после этой попойки. А уж о его состоянии и говорить нечего. Виновники торжеств подобного рода, обычно, отрываются больше всех. Особенно такие люди, как агенты ЦОП'а, чьи жизни всегда висят на волоске, а так же всегда в тени, что значит лишь одно - умрёшь, и никто по тебе не всплакнёт. Так что, если уж отрываться, то по полной. Но такой точки зрения Винс не придерживается уже года, этак, два-три. В общем. как начал работать под прикрытием.
Мне нравится2Показать список оценивших
Виктория Молис
Виктория Молис 13 мая 2016 в 14:43
16 января 851 года.
Пятнадцатое число выходит напряжённым. Штаб, гудящий из-за поисков разведчиков в округе, теперь пополняется ещё одним громким делом: патруль обнаружил тело куртизанки в районе жилых домов. Убийство в Тросте — явление нечастое, так что быстро всколыхнуло маленький пожар. Одетт мельком упомянула: видела капрала Джиневру Рикман, личность агрессивную, психически неуравновешенную и примерно равную сержанту по физическим характеристикам. Этого замечания оказалось достаточно для того, чтобы поставить крылатую в подозреваемые. За стену Розу Корде выезжает, полностью довольная проделанной работой. Уже в Сине оказывается: начальство рекомендует полицейскую в Центральное Отделение военной Полиции, отчего у неё ноги подкашиваются. «Вот уж действительно головокружительный карьерный рост, и даже без выдающихся внешних данных», — ехидно подмечает материнский голос в голове. Призраки погибших женщин за спиной оглушительно хохочут и норовят холодными негнущимися пальцами взъерошить неровные пряди.
Утром шестнадцатого января Одетт отправляется в штаб ЦОП. В облике явственно проступает волнение: обычно бледные щёки заливаются румянцем, взгляд каждые несколько минут останавливается на выстиранной едва не до дыр рубашке, ладони влажные от пота. Хочется, чтобы всё-таки утвердили в полумифическое отделение фракции, тогда она сможет, хотя бы попытается оставить там, в другой жизни все комплексы и проблемы. Она станет сильной. Мама подавиться собственной желчью, узнав о достижениях дочери. Только почему-то сержант слышит усиливающиеся по тяжести шаги за спиной и навязчивое девичье хихиканье. Даже мёртвые в неё не верят.
Вчера майор тщательным образом проинструктировал, постоянно вытирая проплешину платочком и поражая частотой одышки. В здании должен встретить проверяющий, и половина дела — ему понравится, а затем уже пройдёт официальная часть, смотр у офицеров, может, пытки какие будут… О ЦОП слагают легенды и байки, мало кто знает о том, существует ли оно на самом-то деле, или это городские выдумки, поэтому ожидать от них можно чего угодно.
В целом, суммируя общие впечатления, понятно, отчего рыбьи глаза Одетт близки к выпадению из глазниц, а левое веко перманентно дёргается, выдавая нервозность обладательницы. Она задумчиво обводит взглядом помещение, сглатывает, тут же переключая мысли на идеальную белизну воротника.
Впечатление на проверяющего. Легче лёгкого.
Знать бы, кто это.
Мне нравится1Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 14 мая 2016 в 12:02
14 января 851 г.
Макс Фейке не любитель – профессионал. Всегда и во всем, за что бы ни брался. Да, на третьей бутылке минувшим вечером он «ушел», но зато как. Не смотря на режим автопилота, громче всех кричал поздравления Ньерду, пока его не накрыло и позже не случилось то… что случилось. Разве все это не признак профессионализма? Подобное качество и на более щекотливой стезе проявило себя в полном объеме, о чем свидетельствовал весьма довольный вид Теи в момент, когда они покинули душевую.
«Надеюсь, что тебя не сильно это напрягает», – крутились слова в голове Фейке, но он не знал, что на них ответить, угрюмо плетясь по коридору и еще чувствуя поцелуй на своей щеке.
По сути, ничего страшного и противоестественного не произошло. Да и, в конечном итоге, Макс сам был не против отвлечься, наконец, от работы, которая занимала практически все его время, ощутив, насколько за семь лет изголодался по женскому обществу в известном ключе. Так или иначе, но пожинать плоды своих маленьких бытовых слабостей придется. Капитан Зубная Фея, будучи человеком консервативных взглядов, не хотел, чтобы на Тею ложилась хоть малейшая тень и вредила ее имени, а чтобы она и вину свою ощущала – тем более. Так что, какими бы ни были удары, Макс решил взять их на себя.
… Только вот никаких зловредных порицаний не последовало. По пути в другое крыло штаба, Фейке если и встречал кого из сослуживцев, то в ответ получал ухмылки, подначки в духе «давно пора», «наконец-то дорвалась» и «капитан, который смог». Несколько рассеянных фраз пролили свет на ситуацию – близость между капитаном Зубной Феей и его лейтенантом была очевидна всем в штабе ЦОП, но только не ему самому, а ходящие за спиной слухи спровоцировали тотализатор длинною в несколько лет.
В состоянии еще большей растерянности Макс доплелся до кабинета майора, где его ждал очередной – сколько можно? – сюрприз. Под гнетом неутихающей головной боли, капитан с прищуром посмотрел на знакомый профиль, выплевывающий в дверь слова.
– Винси? – почему-то на ум пришло детское прозвище, изрядно бесившее Фейке-младшего.
После того, как Винсент получил рекомендательное письмо в полицию, ставшее основанием перевода того в ЦОП, братья некоторое время пересекались в коридорах штаба. Потом Эксперта сослали на долгоиграющее дело, и больше о нем не было ни слуха, ни духа.
– Хоть живой, – произнес Макс, машинально пожимая протянутую руку, а после приобнял братца, похлопав ладонью по спине. При этом Зубная Фея дыхнул на того алкогольным амбре, к счастью, после купаний ставшим менее насыщенным. – Идем, уважишь новоиспеченного майора, будь он неладен.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 15 мая 2016 в 21:58
16 января
Тем же вопросом задвалась и Тея. "Принять новичка. Легче лёгкого. Знать бы, кто это?". Ответ же стоял прямо у входа. Там же и завис, словно та спускалась в погреб за вкусняшками, но как только открыла дверь, забыла, чего хотела, вот и хлопает теперь зенками рыбы. В общем, первое впечатление о новенькой уже стало медленно ползти вниз. Впрочем, Тея понимала, что внешность вовсе не показатель, а мозги не в сиськах греются. Женщина подошла к новенькой и встала прямо перед ней, сложив руки на груди, и потратила почти полминуты безмолвного молчания на изучение будущего (возможно) агента ЦОП. Физические данные, телосложение, лицо-мордашка, глаза - каждая мелочь и немелочь были важны, хоть и в разной степени.
- Одетт Корде, я так понимаю. Лейтенант Тея Тондра. Смотрю, тебе тут нравится, но не обольщайся. Своей бумажкой с направлением в ЦОП можешь подтереться. Пока я не решу, голубь ли высрал чернилами твоё имя, или ты действительно столь выдающийся полицейский, как считает твоё корумпированное начальство, ты останешься висеть на тонкой нити, милашка. Скажу танцевать - кидаешься в пляс, скажу убить - исполняешь. Будь умницей, и мы подружимся, а сейчас дуй со мной, у меня как раз для тебя интересное занятие нашлось.
Легким движением руки она поманила рекрута, не дав даже слова сказать. Её мнение и слова её не интересовали, женщина прекрасно понимала, что речи далеко не всегда согласуются с мыслями, поступки тоже. Но когда челочек остаётся один на один со своей жертвой, которой суждено умереть и забрать все тайны с собой в могилу, тогда и является истинная сущность. Её то и хотела увидеть Тея, помимо бесполезных бумажек о заслугах Одетт и её краткая характеристика с не очень краткой биографией от специального архива ЦОП. Минуя коридоры, не задерживаясь нигде, две особы прекрасного пола спустились вниз к темницам, пройдя через несколько контрольных точек, которые отнимали куда больше времени из-за новенькой.
GIF2 MB
file.gif
Мне нравится2Показать список оценивших
Виктория Молис
Виктория Молис 16 мая 2016 в 12:23
16 января 851 года.
Долго стоять в ожидании куратора не приходится: девушка, которую Одетт ранее лишь мельком зацепила взглядом, подходит к ней, окидывая холодным, острым взглядом и скрещивая руки на груди. Корде, не растерявшись, отточенным движением отдаёт честь, незаметно сглатывая, и решает поддержать процедуру взаимного осмотра.
Она высокая, сурово возвышается над сержантом на целую голову. Напоминает больше хищника, чем человека. Того и глядишь, выпустит кривые когти, будто дикая кошка, угрожающе сверкнёт длинные клыками да раздерёт добычу в клочья. И внешность не самая обычная: смуглянок в пределах Трёхстенья можно увидеть крайне редко; скулы такие, что о них, кажется, можно порезаться так же, как и о лезвие из сверхпрочной стали, какой режут затылки гигантам.
В целом, полицейская бы сказала, что не такой уж и выделяющийся на фоне других солдат, вот только женщин в Центральном Отделении она видела всего двух. Значит, способностей лейтенанта (кругом одни лейтенанты, сверкают своими погонами, как аристократы холеной задницей!) вполне достаточно для того, чтобы умертвить прямо в эту секунду штук десять таких же, как сама Одетт. Впечатляет. Даже уважения прибавляется.
Направления у внушительной дамочки соответствующие. Где-то на подсознательном уровне Корде понимает: самооценка, итак болтавшаяся примерно на уровне плинтуса, окончательно падает в сточные воды. Но не показывать же уязвлённость непосредственной начальству! Видимо, за проявления слабости здесь жестоко имеют морально и физически, а после вышвыривают бесполезную тушку, ставшую овощем, за пределы Розы. Она только и успевает произнести отрывистое: «Есть!», прежде чем отправится вслед за сопровождающей. Быть умницей, не плевать на субординацию и показывать себя исключительно с положительной (для образцового служащего) стороны. Пф-ф, в девятнадцать заслужить звание сержанта без насоса было легче.
Штаб выглядит под стать обитателям: мрачный, внушающий внутренний трепет, гнетущий. Похож на больницы. Тондра ведёт её, наверное, к темницам. Ну, явно не в подвалы винишко бухать. Значит, будут пытать. Она или её? Второй вариант, конечно, возможен, но маловероятен, поэтому придётся мысленно готовиться к встрече с просто гротескным неудачником. Но жестокость нужно поумерить. Неконтролируемых садистов с полным отсутствием инстинкта самосохранения и чувства меры в ЦОП не возьмут.
Мне нравится1Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 17 мая 2016 в 18:39
., .,
14 января 851
Новый день, однако же, встретил новоиспеченного майора не только остатками похмелья, но и всякого рода новостями. Одна из которых была в разряде – свершилось! Именно, свершилось то, чего скучающие в повседневной житухе ЦОПовцы ждали уже давно и на что не первый год делали тайные ставки. Теперь победители собирали деньги, с коими расставались проигравшие, а посему новость была у всех на устах. Капитан, который смог и лейтенант, чей звездный час настал. Сам Ньёрд, несмотря на всю свою любовь к интригам и интрижную сучность, был против того, чтобы его подчиненный шептали сплетни друг о друге на каждом углу, как базарные бабы, но выигрыш свой все же втихую получил. Кстати, вся эта суета отвлекла от дурного после попойки самочувствия, а спрятанная в столе фляга с коньяком и вовсе вернула к жизни после пары глотков, правда от помятой рожи не спасла. Впрочем, в этот день помятость было никого не удивить, все ЦОПовцы смотрелись друг в друга, как в зеркало, узнавая знакомые черты.
Не успел Ньёрд втянуться в рутину, разгребая кучу бумаг, что осталась еще со времен Уильяма и совсем не радовала размером стопы на столе, как в дверь постучали. На пороге показалось новое лицо, точнее свежее, которое накануне явно не бухало. Ньерд даже не сразу узнал в нем Фейке-младшенького, если бы следом в кабинет не шагнул старшенький, что нынче стал звездой похлеще самого майора.
- Вольно, ефрейтор, капитан, - скользнувший с лица Винсента на помятую мордень Макса взгляд стал хитрым и загадошным. – Располагайтесь, вижу, вам обоим есть, что мне сказать. Я вас внимательно слушаю.
Ньёрд дождался, когда его подчиненные займут свои места. Вот уж поистине забавная ситуация, сейчас майор Каролинг находился в одном помещении со своим главным оппонентом и его братом, который, разумеется, поддерживал его во всем. У кого-то подобное могло вызвать чувство неловкости, но Ньёрд, напротив, чувствовал себя более, чем вольготно, и ожидал скорее увидеть неловкость на лице Макса Фейке. И все же не удержался от вопроса.
- Как там лейтенант Тондра? Работоспособна сегодня?
Мне нравится2Показать список оценивших
Lonely People
Lonely People 17 мая 2016 в 22:25
14 января 851 года
Не успел Винсент даже обернуться, чтобы поприветствовать очередного, болеющего похмельем, сотрудника, как услышал древнее, как его жизнь, прозвище, кое говорил только один человек - его брат. "Винси, Винси, Винси. Похоже, что никогда от меня не уйдет это имечко." - Подумалось ему, когда Фейке-младший обернулся в сторону своего братца и обнял того в ответ. Ароматы перегара были, как минимум... Сногсшибательными. И Эксперт лишь колко ответил Фее:
- И тебе привет, капитан, который смог. - Похлопав того по спине в ответ, братец посмотрел на Макса и, улыбаясь так, словно увидел воскресшего, добавил: - Конечно же я жив. Кто же тебя тут будет поддерживать, и при этом не ляжет в твою койку? - Хохотнув, ефрейтор зашел следом за капитаном и поприветствовал новоиспечённого майора.
Устроившись поудобнее, как и было приказано, Фейке-младший откашлялся, глянул на того, кого считал всегда эталоном патриотизма и преданности своей родине, а по совместительству, являющегося его братом, начал свой отчёт:
- Миссия по внедрению в ряды синдиката Майлзов прошла успешно. В ходе миссии были убиты четыре высокопоставленных головореза, двое доверенных главы синдиката, а так же проведены ряд саботажей и пыток, о чём вы можете прочитать в рапортах, которые, - Свист, Эксперт почесал свою щетину, от коей ещё не успел избавиться после вызова из штаба, да добавил: - Которые вы прочтёте в скором времени, судя по всему, майор.
И почему так? Кто-то пашет, как вол, во имя родины, процветания страны и своего карьерного роста, и так и остаётся в низших чинах, а кто-то получает все лавры и почести? Фейке-младший всегда поражался тому, как "справедлива" бывает судьба и сам мир к людям. Закон подлости? Это вряд ли. Просто, даже среди ЦОП'овцев есть те, кто в тени, те кого никто не заметит, покуда эти самые "тени" не выйдут на свет, дабы потребовать заслуженное. А пока этого не произошло, Винс молча осматривал кабинет, иногда переводя взор на две больные "рожи", кои старались то скрыть, но всё же тяжко переносили последствия вчерашней попойки. А вот шуточка про Тейю со стороны Ньёрда была крайне удачной, тут Фейке-младший поспортить явно не может, что и было понятно по прыску в кулак. Уж не смеяться же над батцем в честь этой его... Геройской вылазки в стан врага. Даже если он этого и не помнит.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 19 мая 2016 в 17:59
14 января 851 г.
Фейке чувствовал себя слишком «так себе», чтобы реагировать на остроты, ожидаемо полившиеся как со стороны братца, так и уважаемого соперника, которому он имел несчастье уступить в гонке за повышением. На лице молодого капитана была написана не неловкость, а самое настоящее страдание. Сощурившись от головной боли, что неустанно пульсировала в висках, Макс шатающейся походкой втащился в кабинет майора и чуть ранее, чем поступил жест, приглашающий занять места, направился к одному из кресел напротив стола.
На его счастье, Винсент приступил к изъяснению сути своего появления быстрее, чем Макс сгенерировал в своей голове хоть одну членораздельную мысль. На слова Ньерда мужчина лишь едва слышно засопел, вальяжно разваливаясь в кресле. В какой-то миг Фейке показалось, что он как-то неудачно моргнул, ибо голоса за пределами черепной коробки через некоторое время стихли, а чувство покоя сменилось мнимым парением. Совершив над собой просто фантастическое усилие, Макс разлепил веки, чуть всхрапнув напоследок.
Как раз в этот миг Фейке-старший был встречен настолько издевающимся взглядом, вкупе с ироничной улыбочкой, отчего спазм в голове забился с новой силой. Хоть физиономия Ньерда была не многим лучше, будто тот всю ночь напролет полировал ею стол, он был хозяином положения. При нем и лычки, и звание, и старое привилегированное кресло с вмятиной от постоянного сидения бывших «главнюков».
«Так что, твое долгоиграющее дело закрыто?» – мысленно вопросил Фейке, поворачивая голову по направлению к своему младшему братцу. К своему стыду, Макс все прослушал. Он не мог воспринимать информационные потоки – они попросту отторгались его страдающим от похмелья организмом. Но молодой капитан мысленно пообещал, что обязательно расспросит младшего обо всем подробнее. Особенно о том, что в отчеты не попадет.
– Гхм, – сменив положение на более удобное, Зубная фея кашлянул в кулак. Невпопад он вспомнил вопрос Ньерда, который тот, возможно, уже и позабыл. – Лейтенант Тондра всяко лучше, чем я. Она и сказала, чтоб зашел к тебе… Дело есть?
Мне нравится1Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 27 мая 2016 в 19:40
14 января 851,
Как забавно было наблюдать за лицами двух братьев Фейке. Младший, только что вернувшийся с миссии, в которой пропал ни на один месяц, выглядел несколько обросшим и сбросившим пару кило, но, тем не менее, свежим и бодрым, имел такой вид, как будто на собственной спине возил Рейсса до Троста. Этот вид родил в душе Ньёрда даже некое подобие сострадания. Конечно, сам майор тоже выглядел мягко говоря так себе, но у него по крайней мере не было этих красных опухших глаз, создающих впечатление, что Макс проревел всю ночь в подушку, а не развлекался в постели горячей дивы. Не отвлекаясь от короткого отчета Винсента Фейке, Ньёрд легким движением руки приоткрыл заветный ящичек своего стола и вновь выудил оттуда флягу. Конечно, гордый Макс мог и отказаться от предложенного ему спасения, но на него в самом деле было больно смотреть, настолько, что, кажется, у Каролинга самого отдавало этой болью в голове. Тихо поставив флягу на стол, Ньёрд подвинул ее в направлении старшего Фейке.
- Лекарство, - коротко пояснил майор, а затем вернул свое внимание младшему Фейке. – Что ж, хорошо, поздравляю с успешной миссией. Жду отчеты в письменном виде, впрочем, пока можешь об этом не беспокоиться, есть дело поважнее. Но для начала…
Ньёрд переключил свое внимание на Макса. На самом деле, за первую половину этого дня ему принесли довольно много интересных и важных сведений. И кое-какие из них касались некоего Карла Винсольта, еще одного перевертыша разведки, с которым Ньёрду посчастливилось познакомиться лично. К слову сказать, сведения эти выложил дражайший старший братец, которого все еще держали в подземельях. Насчет того, каким образом Гриф Каролинг согласился поделиться информацией, Ньёрд не проявил ни капли заинтересованности. Хоть раз в жизни его никчемный брат оказался полезен.
- У меня появилась информация о Карле Винсольте. Он – перевертыш и довольно сильный. Один из наших заключенных работал на него и любезно предоставил сведения о его предполагаемом местонахождении.
Подцепив пальцами один из исписанных листов бумаги, что лежал под рукой, Ньёрд протянул его Максу.
- Здесь все подробности. Возьми людей, нужную технику и отправляйтесь туда. Карла нужно схватить, желательно живым, так как у него могут быть сведения о титане, что напал на вас при захвате Йегера. К слову, пленных скоро отсюда увезут. Капрал Фейке, мы будем сопровождать их до места назначения, советую тебе отдохнуть и подготовиться.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 30 мая 2016 в 22:44
14 января 851 г.
Гордый Макс – это трезвый и здоровый Макс, а не жертва грандиозной со всех сторон попойки. Посему, капитан Фейке лишь похлопал зенками, да потянулся к фляжке без лишних колебаний. Не обладая экстрасенсорными способностями, он сразу предположил, что в «лекарстве» градусов этак сорок, не меньше, ибо, как говорится, клин клином вышибают.
– Благодарствую, – от души произнес мужчина, раскручивая огрубевшими пальцами крышку.
Как только фляжка оказалась открытой, а над горлышком воспарил характерный алкогольный душок, Макс залпом влил в себя треть содержимого. Дальнейшую тираду Каролинга полицейский слушал в пол уха, но практически сразу ощутил, как способность к восприятию поступающей извне информации и осознанию оной возвращается.
– Постой, – скривившись, перебил он новоиспеченного майора, после чего кашлянул. Ядреное пойло оставило в пищеводе «огненный» след, грозя в любой миг извержением, к примеру, на стол из мореного дуба или баснословно дорогой ковер. К счастью, Макс держал свои чувства при себе, и не спешил демонстрировать Ньерду отношение к его повышению. Мужчина глубоко вздохнул и возвратил фляжку обратно на стол. – Карл Винсольт. Брат Шиллера Винсольта. Наши буквоеды накопали в архиве связь… кха.. Еще со времен, когда финансист Де Вито оброс двумя спиногрызами.
Меж тем мужчина покосился на своего братца. Родственные узы никто не отменял, но все же некоторой информации не следует западать в посторонние уши, не связанные с делом. Винсент еще слишком молод и званием невысок, но раз уж Ньерд позволяет себе разглагольствовать при нем, стало быть, имеет виды. После коротких раздумий, Макс сгреб со стола бумагу с материалами дела и сунул в нагрудный карман. Догадки капитана подтвердились, когда Каролинг обратился к Фейке-младшему с очередным заданием.
– Сделаю все, что в моих силах. Будь Карл один или со своим бесноватым братом – я все же склоняюсь к тому, что Шиллер Винсольт в документах и Шиллер Каин это одно лицо – то действовать надо, как и с Йегером, то есть, усыпить его и повязать максимально быстро. Я видел, во что этот черт превратил гарпунные установки, ими его не остановить. Так что, либо пан, либо пропал. Нельзя позволить им обратиться посреди столицы, – Макс нахмурился, вспоминая последствия минувшей миссии. Цена победы оказалась слишком высока – он потерял две трети людей. – У меня к тебе будет одна просьба, Ньерд. Отстрани лейтенанта Тондра от работы со мной. Не люблю отвлекаться. К тому же, это может быть опасно.
17 января 851 г.
Материалы дела, которые постепенно пополнялись с того дня, как оно было вверено в руки капитана Зубной Феи, складывались в прелюбопытнейшую картину. Те же косвенные сведения очевидцев, передаваемые сборщиками информации, что промышляли на данной стезе, так и не смогли прояснить целей перевертышей, или одного перевертыша; равно как и разоблачить места их пребывания. Тем не менее, когда военная полиция получила сведения, более-менее прямо указывающие на часть города, где человека, подпадающего под описание Карла Винсольта, удалось засечь, дело сразу же было передано в центральное отделение.
Макс собрал группу людей, которую возглавил сам, имея в подчинении лейтенанта Перссона, сержанта Лайне, и девятерых рядовых. Каждый получил усовершеноствованный привод ЦОП и в довесок к обычным разрывным патронам – по четыре дротика, начиненных отравой, что способна свалить перевертыша меньше, чем за минуту после прямого попадания в кровь. Ко всему прочему, Макс для себя вооружился обрезом и несколькими взрывными шашками. Мало ли.
---> ЦОП воевате.
Мне нравится2Показать список оценивших
Lonely People
Lonely People 4 июн 2016 в 23:57
14 января 851 года
Внешний вид старшего брата и майора Каролинга никак не располагал Винсента к столь скорому обсуждению серьёзных тем, как раздача заданий и.... Некоего подобия брифинга. Признаться, Эксперт даже не предполагал, что ему скажут готовиться к чему-то столь скоро, помимо как написание письменного отчёта. Но судьба ЦОП'овца не располагает к большому отдыху, если ты показываешь себя, как активный агент и твой брат - это местная звезда и эталон верной и беспрестанной службы на благо родного города.
Слушая и впитывая всю информацию, хоть и расплывчатую, как губка, уже рефлекторно, Фейке-младший сделал выводы, что речь идёт о поимке нового перевёртыша, о котором он просто не знал, покуда был на своём долгоиграбщем задании. Жизнь в теневом мире Трёхстенья течёт немного иначе, чем у всех остальных. Они не переживают за судьбу города, как такового, их не волнует, что где-то рядом может просто-напросто бродить титан - проклятый нелюдь, что мешает порядку и мирной жизни гражданских и города в целом. Они просто грабят, убивают, делят между собой территорию и ищут иные методы получения выгоды по максимуму, при этом, не особо натирая ручки мозолями трудовыми. Ну а задание шефа нового о грядущей перевозке уже имеющихся пленных дало понять одно - шпионажем позаниматься ещё не скоро удастся. Так что, получив самую основную информацию, имевшую вид "приди-сделай" без каких-либо деталей, Винсент встал и, отдав честь, отчеканил:
- Так точно, майор Каролинг. Письменный отчёт будет предоставлен завтра. Могу я идти? - Получив ответ в виде кивка, капрал покинул кабинет и направился в комнату, кою когда-то давно, пару-тройку лет назад он получил, да там принялся составлять отчёт, имевший, в общих чертах, такую суть: "...ХХ дня N месяца Z года было совершено убийство такого-то человека, после чего события пошли n-ым путём..." и так далее. В перерывах же между составлением отчёта Винс периодически выходил поесть, ну и, естественно, отправился бриться в начале одного из таких периодов.
17 января 851 года
Отдав отчёт майору уже 16 января, Винсент начал активно готовиться к грядущему заданию: тренировки, сбор информации общей о том, что это за пленники такие, куда их везти, что они натворили, да и с чем их "есть" в случае чего, да и элементарный сбор нужных вещей для грядущего перевоза. А это: модернизированный УПМ, набор первой помощи, револьвер в придачу. Последнее же было неким.... Трофеем от былой миссии.
Мне нравится3Показать список оценивших
Norman Bellefleur
Norman Bellefleur 13 июн 2016 в 18:52
20 января.
После всего того, что ему довелось вытерпеть, небытие, и в правду, казалось Норману самым лучшим подарком.
Во Дворце памяти почти никогда не бывает больно. Здесь тихо, спокойно… Конечно, если не заглядывать в комнаты, посвященные плохим воспоминаниям. В таких комнатах в темноте роются, дерутся между собой и, извиваясь, вздымаются вверх сотни и тысячи ядовитых змей, а теперь вперемешку с ними еще и сколопендр. Но сейчас Бельфлер был в другой комнате. Защитная реакция не позволяла ему, если он сам того не желал, посещать комнаты со всякими мерзкими тварями, отведенные под его страх, ненависть и боль. Ему повезло, сознание отвело его к воспоминаниям о Ремарке, как он того и желал во время пыток. От его голоса, мимики, лица и всего его в целом, Норману было так хорошо и спокойно… Вот бы никогда не покидать эту комнату…
Норман проснулся от какого-то толчка. С первой же секунды возвращения в этот мир, молодой человек понял, что находился он уже не там, где помнил себя в последний раз. С приходом сознания пришла и боль. Бельфлера все еще знобило от яда сколопендры и у него был сильный жар. Чуть приоткрыв глаза, молодой человек сквозь ресницы посмотрел вперед себя. Он был в повозке. Теперь, понятно, что это был за толчок – колеса встретили камень или рытвину.
Патологоанатом попытался пошевелить ногой или рукой, но те, впрочем, как и следовало ожидать, были намертво онемевшими из-за стягивающих их до посинения веревок. Пальцы были вправлены и перебинтованы. Странно…
Норман поморщился и тихонько замычал от боли, слегка приподнявшись на локтях. Перед глазами все плыло и кружилось, но он вполне трезво оценивал обстановку. Увидев свою недавнюю мучительницу, Бельфлер едва заметно изменился в лице, вернув своему взгляду привычный холодок и некое презрение.
- Куда меня везут? – спросил он у нее, после чего пару раз сдавленно кашлянул.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 16 июн 2016 в 15:51
20 января
Тея тут же повернулась, будто только и ждала, чтобы пленник наконец-то очнется после смачного пинка в лицо. Жаль, что всё пришлось смыть, Кенни бы взыгрался душой, увидев, работу , проделанную Тондрой. Эрик бы тоже заценил, а потом надбавил пару штрихов лично от себя. Но тогда бы в штаб Тея привезла холодный труп, а не целехонькую жертву аутизма и спонтанного героизма, сидящего, как шило в жопе.
- Оп, проснулась красавица, - девушка передала поводья Вонючке и резво перелезла место ямщика прямо в телегу, где, собственно, и валялся Норман, - а не всё ли тебе равно? Скоро ты встретишься с одним человеком. Его вообще мало кто видел, так что это большая честь. Впрочем, те, кто его видят, вскоре умирают. Кка думаешь, сколько проживешь ты, учитывая срыв операции? Я бы сказала минут пять. Эй, Вонючка?! Как думаешь?!
- Не больше минуты, - хмыкнул Вонючка и смачно харкнул в сторону, - чо с ним церемониться. Много чести.
- И то верно, а жаль, - Норман мог заметить, как девушка потянулась в сторону сумок и поклажи, откуда спустя пять секунд полицейская достала уже знакомую баночку со знакомой членистоногой тварью, - Тинки-Винки будет та-а-ак скучать по тебе. Скажи, Норман, давно ты записался в народные мстители? И где твой черный плащ и маска? Зато нашла странный альбом. Как художник, ты говно. И картинки говно. Ты передергиваешь на такое? Патологоанатомы все такие. Больные ублюдки.
За коротким разговором Тея даже не заметила, как экипаж добрался до штаба ЦОП. Лирой тут же выскочил и побежал внутрь, чтобы сообщить благую весть тому самому человеку, Вонючке же в это время готовил загнать лошадей побыстрее в теплые конюшни, пока те не окоченели и не подохли от сучиго холода.
Уже спустя минут пять к экипажу подходил высокий человек в тяжелом черном пальто и в шляпе ковбоя. Суровая морда лица уже могла дать подсказку, что ничего доброго он не замышлял. Эту догадку легко можно было подтвердить, стоило заметить у него в руке нож, который пустился в зловещий пляс, сверкая лезвием.
- Так, так, так. Что тут у нас? - мужчиной оказался тот самый Кенни Аккерман, соизволивший лично спустится вниз, чтобы увидеть грозу ЦОП-а в лице пленника. Уж очень он хотел посмотреть на того, кто осмелился пойти против полиции центрального отделения и против него лично.
Мне нравится3Показать список оценивших
Norman Bellefleur
Norman Bellefleur 17 июн 2016 в 0:28
Имир,
20 января.
Спрашивая это, Норман ожидал получить в ответ лишь название улицы, города, или даже стены, куда они держат путь. Но, увы, любовь к словоблудию всегда была неотъемлемой частью любого человека. Впрочем, не ему осуждать это, Бельфлер и сам тот еще любитель почесать языком.
Всю оставшуюся дорогу молодой человек молчал. Ему было слишком плохо, чтобы продолжать дальнейшие расспросы о том, что это за человек, встреча с которым ему предстоит, чем эта встреча может закончиться, исключая, конечно, вариант смерти, и так далее и тому подобное.
Голова, да и вообще все тело, болели просто нещадно. От боли тошнит, от нее слезятся глаза, хочется заснуть и не просыпаться дот тех пор, пока она не исчезнет. Слышать одним ухом противно от того, что это неестественно. Видеть одним глазом… Патологоанатом еще не знал, что ослеп на один глаз, за тем, что он, всего лишь на всего, еще ни разу так и не открыл его, виной чему была сильная боль и, кажется, спекшаяся кровь между веком и самим глазом, которая буквально слепила их друг с другом.
Несмотря на заверения двух полицейских о его скорой смерти, спокойствие Нормана оставалось непоколебимым. Единственное, что побеспокоило его, так это баночка с уже знакомой ему тварью… Бельфлер поморщился и отодвинулся чуть назад, настолько, насколько ему позволяли онемевшие конечности, отбитые внутренности, переломанные ребра и пробитое легкое. Прежде он и подумать не мог, что какое-то насекомое способно вселять столь сильные страх и отвращение.
Вскоре повозка остановилась. Пара полицейских тотчас же разбежались, кто за кем, кто за чем. Остались только Норман и счастливая обладательница сколопендры в баночке. Молодой человек устало вздохнул и прикрыл глаза.
Через какое-то время около повозки показался тот, о ком, судя по всему, ему и рассказывали по пути сюда. Вполне себе грозный и мрачный, неплохо, даже хорошо, нет, отлично обращается с ножом, но подобные выкрутасы патологоанатом всегда считал не более чем банальным позерством, или, грубо говоря, понтами.
После его слов, Бельфлер приподнял голову, встретился с ним глазами, и приветливо улыбнулся.
- Здравствуйте. ~
Похоже, такая беззаботность пленного разгневала мужчину. Холодно сузив глаза, он приказал ввести Нормана внутрь. Только вот куда «внутрь», последний не имел ни малейшего представления.
Когда его чуть ли не за шкирятник вытащили наружу, он быстро окинул взглядом окружение. Вокруг лишь лес.
Молодой человек не мог идти сам не только из-за онемевших ног, но и из-за ранения, так что, двое рослых полицейских, взяв его под руки, втащили его в здание, словно безвольный мешок с картошкой. Все это время Норман периодически морщился и поджимал губы от боли.
К счастью или к сожалению, мешком картошки он пробыл не долго. Его притащили в какой-то кабинет и грубо брякнули то ли на некрасивое кресло, то ли на красивый стул, черт его знает. В этот момент Бельфлер в последний раз проявил свою боль, тихонько зашипев сквозь зубы, после чего, отойдя от нее, вздохнул и принял спокойное выражение. Скоро к нему пришел уже известный ему мужчина в пальто и шляпе. Что там они говорили? Пять минут? Одна? Ну-с, посмотрим.
Отредактировал администратор, 17 июн 2016 в 0:42.
Мне нравится1Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 20 июн 2016 в 19:14
20 января
Кенни сел на свое кресло, напротив Нормана , но даже и не думал смотреть в его сторону, уделяя больше внимания заточке своего любимого ножа. Он все еще был одет в пальто, края ткани которой спадали почти до пола. Ноги закинул прямо на стол, так что Норман мог даже увидеть грязные подошвы старых затертых сапог, которые чуть младше стен. Где-то можно было увидеть засохшие капли крови, и бог его знает, сколько людей участвовало при создании этой гениальной картины абстракционизма с явной экспрессией. Лишь спустя полминуты, когда точильный камень в финальном штрихе завершил скользит вдоль лезвия, Кенни устремил свой взгляд прямо на Нормана. В его глазах не читалась ни ненависть, ни презрении, ни месть, чего ожидалось. Лишь скука. Наверняка это было связано с тем, что вместо поиска своего обидчика, того, кто помешал ему заполучить желанную Микасу Аккерман, мужчине пришлось отправиться в Нидли, чтобы порешить там небольшую группу разведчиков, что засели там в наивной уверенности с собственной безопасности. Убийство жалких червей давно утратило свою изюминку, никакого удовольствия. Особенно с этим навороченным УПМ от ЦОП-ов. С этими ребятами он расправлялся и без этого. Теперь же все стало куда проще. Потому и скучнее. Так же скучно, как и убийство Нормана, избитого, безоружного, не способного постоять за себя. Скука.
- И почему ты такой спокойный? - неожиданно заговорил но, немного сощурив взгляд на Нормане. Нож Кенни танцевал в воздухе и в руке Жнеца, будто тот жил своей жизнью. Настолько плавные и отточенные движения, что всё работало на автомате. Беспечность же врача его не волновала. Он и раньше встречал людей, которые были готовы расстаться с жизнью, будто их ничто не удерживало здесь. Возможно, что так оно и было. Но лишь на первый взгляд. Стоило найти точку давления, как внезапно появляется мотив, чтобы жить, и страх, чтобы не умереть. К великому сожалению Нормана, Кенни знал, где эта точка. К удовольствию Жнеца, он собирался это использовать. - Страх там, гнев, пощада в глазах...Что? Нет? Совсем ничего? Неужто вид убийцы, известного как Жнец, тебя разочаровал? Ну уж простите, что в моем кабинете не развешаны кишки сотни моих жертв, а я не купаюсь в ванной из крови умерщвленных.
Ответа не последовало. Впрочем, Кенни сам не собирался долго беседовать. У него были и свои дела. И вновь это связанно с разведкой, будь оно не ладно. Кенни откинулся на стуле назад, балансируя всего на двух деревянных ножках, удобно расположил руки на затылке и зевнул от накопившейся скуки.
- Вот жеж срань, - внезапно оживился он, - а я кое-что придумал. Слушай сюда, педик смазливый. Я тебе сейчас кое-что скажу, а ты молча кивнешь, встанешь и съебешься из моего кабинета. Раз ты помешал мне получить азиатку, ты ее и вернешь мне. Мне совершенно похер, как ты это сделаешь, но ты это сделаешь совершенно точно, потому что иначе твоя любимая тетушка - да, я ее знаю - окажется экзотическим кормом для собак. Ты приведешь ее туда, откуда забрал, после чего сможешь пиздовать, куда глаза глядят, молясь о том, чтобы наши пути более не пересеклись. Ну так что?
Мне нравится2Показать список оценивших
Norman Bellefleur
Norman Bellefleur 21 июн 2016 в 17:17
20 января.
Во взгляде Нормана промелькнуло ничем не прикрытое отвращение, когда мужчина закинул ноги на стол, демонстрируя первому все то, что успели насобирать подошвы его сапог. Бельфлер терпеть не мог такое поведение и звал его про себя «уродливым».
Он выслушал ЦОПовца молча, как всегда внимательно, глядя ему прямо в лицо, но, когда тот закончил, молодой человек не спешил отвечать ему. Не то, чтоб он был разочарован в Жнеце… Он просто не был впечатлен. Ну убийца и убийца, Потрошитель и Потрошитель. Одного жестокого, уже не человека, трудно удивить другим таким-же как он.
Патологоанатому было интересно, что будет дальше. Если мужчина, как ему и говорили, решит убить его, то, пожалуй, в самом деле придется умереть. Как он, со сломанными пальцами, ребрами и прочим сможет сделать хоть что-то против профессионального убийцы с ножом, раза в два больше него самого? Разве что укусить, но не факт, что при своем нынешнем состоянии, он сможет точно перегрызть необходимые артерии. Да уж, Норману еще никогда не доводилось бывать в такой ситуации. Быть жертвой для него унизительно настолько, что от этого сводит скулы.
Хоть внешне Бельфлер и оставался непрошибаемо спокоен и холоден, после слов ЦОПовца, внутри он был вовсе не таков. Теперь его взгляд выражал не отвращение, но гнев, в то время, как лицо, конечно, по-прежнему оставалось неподвижным.
- Как ее зовут? – сипло, из-за ранения, вопросил он, в надежде услышать какое угодно имя кроме Агаты де Бельфлер. Но ответ был именно таков… Какое-то время молодой человек молчал. Что делать? Дать одному дорогому ему человеку умереть? Чья жизнь была ему дороже – любимой тети, или Микасы?..
Как Жнец и приказал, Норман молча кивнул ему. Он выбрал.
Перед тем, как приступить к делу, Бельфлеру было позволено немного отдохнуть, ибо даже жестоким, ничем и никем не пробиваемым ЦОПовцам, было ясно, что с такими повреждениями, он не то, что может найти и привести им Микасу, он дышать нормально не может.
Все раны и прочие повреждения, наконец-то, были обработаны должным образом. Весь торс оказался туго перебинтован несколькими слоями бинтов, прочно стягивающими и фиксирующими ребра и отбитые внутренности. Так же под бинтами и другими повязками были скрыты шея, нога, щека, лоб, глаз, ухо и нос. Одним словом, Норман был весь сломан, порезан и избит, что было просто до невозможия унизительно. Из-за всех этих перевязок, запаха йода и спирта, из-за капельницы с обезболивающим, в конце концов даже просто из-за того, что он лежал на больничной койке и мерз от того, что был в одних штанах, он чувствовал себя котенком, которого ткнули носом в собственное дерьмо. Таким людям как он, проще вытерпеть страх, боль и голод, нежели унижение. Как никак, он аристократ, некогда виконт, ныне, чисто гипотетически, граф. И хоть Норман и был простым штатским, всего лишь патологоанатомом, голубая кровь никуда не девалась.
Бельфлеру еще никогда не доводилось делать такой выбор. Да, он выбрал Агату, но это не значило, что он сможет хладнокровно выследить Микасу, каким-то образом обезвредить ее и отдать на погибель. Микаса похожа на Агату, патологоанатому она, хоть она и не рядом с ним, очень дорога. За неделю, проведенную вместе, она успела приручить его. Он спас ее от смерти, дал тепло, еду и новые одежды, а теперь он встал на место тех, кого он, казалось, совсем недавно убил, руководствуясь своим извечным принципом «убить тех, кто не должен жить, и не дать умереть тем, кто должен жить». Кто-же теперь убьет его самого?..
Вскоре, под действием лекарств, Норман провалился в сон. В глубокий, тихий, спокойный сон, какого у него не было уже очень давно. Затишье перед бурей бывает не только в природе.
Мне нравится1Показать список оценивших
Elliot Benson
Elliot Benson 25 июн 2016 в 14:07
20 января.
Цвай мужественно терпит все подколки, шутеечки и пошлые намёки, пока Эрик откровенно наслаждается ситуацией. Она, простите, знала, на что шла! Он честно предупредил ещё в борделе. Утёночек, хах, даже угрожает ему воткнуть нож между лопаток, отчего юноша заливается искренним смехом. Хрупкий совестливый Мышонок — и остриём в беззащитного человека, подло, со спины? Как же всё-таки приятно иногда иметь дело с людьми, знающими суть справедливости и доброты. Капрал пребывает в столицу к середине дня, оставляет спутницу в одной из первых попавшихся гостиниц и наказывает не высовывать милый носик за пределы комнаты. Вон, какие глазки внимательные у владельца, ещё, глядишь, узнает в постоялице разведчицу и предъявит требования. У-у-у, хитрый мудила! Сразу видно.
В здании ЦОП он прибывает сразу на ковёр к Жнецу. Тот вкратце (если опустить количество «блять» и «дерьмо» в секунду) рассказывает о новостях. Оказывается, пойман… субъект, который в начале месяца мягко и нежно опустил на затылок медлительного Миссганста долбанный ящик и зажал себе азиатку. Если в начале встречи цепной пёс Аккермана и сохраняет нечто вроде спокойствия, то к концу рассказа начальника он сидит, хмурясь и сжимая кулаки. С губ так и норовит сорваться вопрос: «Ну и где этот обмудок недоделанный?!». Но, видно, Судьба благоволит недружелюбному спасателю Микасы. С пареньком уже поработала Тондра (единорог лыбится, как объевшийся сметаны кошак), и он теперь соглашается сотрудничать со следствием. Ну, как может, конечно. Бельфлёр (фу, воняет голубой кровью!) в силу сломанного всего сможет помочь только умственно, ибо до мозгов его добрая лейтенант не добралась.
Эрик направляется в медпункт широкими шагами, открывает дверь пинком, стараясь создать как можно больше шума. На одной из коек шикарно устроен этот самый боевитый аристократишка. Бледнющий, с белёсыми волосами и смазливым лицом. «Девкой был бы краше», — рассеянно рассуждает Миссганст, подвигая к кровати табуретку.
— Здравствуй, дорогoй напарник, — скалится полицейский, складывая пальцы в «замок». — Очень рад тебя видеть. Меня зовут Эрик Миссганст. Надеюсь, я не перегрызу тебе глотку, как только с неё снимут гипс. А Вас как величать? Наладить отношения в команде — первое правило успешного сотрудничества, знаешь ли.
Мне нравится1Показать список оценивших
Norman Bellefleur
Norman Bellefleur 27 июн 2016 в 17:19
Elliot,
20 января.
Вдалеке от реальности Норману было гораздо лучше. Хоть его и подлатали, и дали лекарства, и даже позволили коснуться затылком подушки, сон все равно казался ему самой что ни на есть негой. Ему снился Ремарк, а точнее последний день, проведенный с ним. Совместное убийство, великолепный ужин… Тепло чужого тела, мягкое, приятное дыхание… Бельфлер не хотел просыпаться, но если просыпаться, то только рядом с ним, Марком. Он не понимал, почему всеми фибрами души так тянулся к де Шейлу, к этому чертовому де Шейлу, столь сильно засевшему у него в голове.
Патологоанатом проснулся от какого-то грохота, едва заметно вздрогнув и распахнув видящий глаз. Увидев полицейского, молодой человек сразу же узнал в нем того ЦОПовца, которого он, к сожалению, переоценив свои возможности, не убил, возжелав отдать его старухе с косой еще тепленьким и с бьющимся сердцем. Ему бы в пору испепелять представившегося Эрика ненавидящим холодным взглядом, но Норман мило и приветливо улыбается ему, уже привычно кривя губы чуть в сторону.
- Норман Бельфлер, - с хрипотцой отвечает он, но продолжая улыбаться, - можно еще доктор Бельфлер, Норм и «Мелкий». Хотя… нет, «Мелкого» лучше опустить, так меня называет лишь мой друг, а мы с Вами не друзья и не будем ими, - Бельфлер прервался, чтобы прокашляться. Ребра, легкое и горло болели пусть и не так сильно, как без обезболивающего, но все же достаточно ощутимо, чтобы заставить патологоанатома тихонько замычать от боли. Когда болезненные спазмы поутихли, он глубоко вздохнул и вернулся взглядом к Миссгансту, но более не натягивая на лицо кривоватую искусственную улыбку.
- И откуда и как Вы хотите, чтобы мы начинали?
Мне нравится2Показать список оценивших
Elliot Benson
Elliot Benson 28 июн 2016 в 16:54
20.01.851
Скот белобрысый ещё и улыбается, мразь. И почему Тондра не перерезала ему лицевые мышцы? Бельфлёр бесит мнимым дружелюбием и доброжелательностью, затолкать бы ему эти благодетели в глотку. У Эрика чешутся кулаки начистить голубокровое личико, но он, не иначе, как чудом, сдерживается. Ещё работать с ним, а он не настолько вспыльчивый дурак, чтобы сразу сводить возможность сотрудничества на «нет». Так, будет изредка по плечу хлопать. Знак поддержки, между прочим!
— Думаю, статусу подойдёт «доктор Бельфлёр». Но срать я хотел на звания, поэтому будешь Норм. Меня зови хоть хреновым Говнюком, я переживу, меня так полГермины кличет. — С лица Миссганста также сползает наигранно-радостное выражение. Конечно же, друзьями они вряд ли будут: мстительность полицейского деловито почёсывает за ушком и уговаривает опустить на голову Мелкого ящик. Или два. И оставить в камере ЦОП с переломанным всем. И его сестрицу (или кто она там) Агату похитить. Мечты-мечты… — Вообще, у тебя хотел поинтересоваться, герой-спаситель доморощенный. Последнее время Аккерман была у тебя, а не у меня в казармах шиковала. Могу предположить, что она находится в поисках ненаглядного Йегера. Ну, наверное, подозревает, что он у нас, и обоснуется где-то неподалеку. Аккерман не дура, но всё же баба, у них чувства на порядок важнее мозгов. Сунется в самое пекло за дорогим Эреном.
На последних словах он кривится, ощущая нечто сродни укола ревности. Не смог нормально вскружить голову двум шестнадцатилетним девчонкам, которые должны в принцев верить и краснеть при виде мужиков. Хотя, это же разведка, там бесчувственное фригидное бревно даже из дочурки Саймона сделают.
— Есть какие-то идеи или предложения? Не стесняйся, тут любят, когда у человека котелок варит.
Мне нравится1Показать список оценивших
Norman Bellefleur
Norman Bellefleur 1 июл 2016 в 17:03
Elliot,
20 января.
- Воздержусь, - чуть поморщившись, сухо проскрипел Норман. Господи, сколько же «уродливых» в одном месте, в один день и в одной фракции! Бельфлер никогда не показывал своей агрессии по отношению к кому-либо, он лишь мысленно перебирал пальцами теплые, еще пульсирующие внутренности Эрика, в то время как наяву он был если не мил и дружелюбен, то спокоен.
Вздохнув, молодой человек не без труда поднялся и сел на кровати, зажмурившись и сжав челюсти от боли. Было ясно, что время отдыха подошло к концу. Он довольно грубо, за счет сломанных пальцев, вырвал иголку из внутренней стороны своего локтя, сопроводив сие действо тихим болезненным стоном. Он встал, перед глазами все кружилось и плыло, принимая вид сюрреалистической картины, и его сильно качнуло в сторону.
- У меня? – когда мир вокруг него вновь приобрел внешний вид, искренне удивленно вопросил патологоанатом, оперевшись плечом о стену и обернувшись к Миссгансту, - Уверяю, я знаю куда меньше Вашего, - он хмыкнул и стал одеваться в новую одежду (конечно, та, в которой он был в театре вся была залита кровью). Простые пуговицы на не менее простой черной рубашке оказались для Нормана самой настоящей задачей. Руки тряслись, не слушались, пальцы то и дело сводило болезненной судорогой. Пока он с горем пополам застегивал рубашку, морщась и даже иногда шипя от боли, он слушал Эрика. Слава Богу, что брюки не пришлось переодевать.
- Ну, - наконец покончив с последней пуговицей, он облегченно вздохнул и взглянул ЦОПовцу в лицо, - Что и следовало доказать, Вы знаете больше меня. Я не знал ни о каком Эрене и ни о том, что Микаса испытывает к нему любовь. Так что, приветствуйте свой личный сорт балласта, - Бельфлер, превозмогая боль, ухмыльнулся, обувая ботинки, благо это было не так сложно, как застегивать пуговицы, ведь ни шнурков, ничего тому подобного на черной кожаной обуви не наблюдалось.
Сильно хромая и шумно дыша, Норман подошел к небольшому зеркалу и стал снимать бинты со своего лица.
- Трудно создавать стратегии и планы, когда ты ничего не знаешь, - он шикнул от боли, отдирая очередной слой бинтов от лба, что слипся с ним благодаря запекшейся крови, - Предоставлю это Вам, Вы же не против? – освободившись от всех бинтов, Бельфлер просто бросил их на пол и приблизился к зеркалу. Бледный, весь в синяках и гематомах… Вздохнув, молодой человек аккуратно, почти невесомо коснулся двумя пальцами верхнего века больного глаза, в котором все еще чувствовалось жжение и резь. Он открыл его и сразу понял, что не видит. Теперь из зеркала на него смотрел не тот привычный ему юноша с холодными небесно-голубыми глазами с кристалликами льда в них… Теперь только один глаз был таков, второй подернулся бельмом, по белку рассыпались ветви лопнувших капилляров, окрасивших его в красно-кровавый цвет по контуру нижнего века аж до самой середины.
Норману не стало плохо, его не затошнило, как любого другого, будь он на его месте. Он лишь равнодушно взглянул самому себе в новые глаза и отвернулся.
- Одно я могу предположить, - по неволе шепотом начал он, после чего прокашлялся и продолжил более или менее слышимо, - Сейчас Микаса вряд ли может находиться вне Сины.
Мне нравится1Показать список оценивших
Elliot Benson
Elliot Benson 4 июл 2016 в 9:51
20.01.851
— Э, травмированный, ты куда намылился, позволь уточнить? Выглядишь так, будто тебя титан пожевал и выплюнул, может, обойдёшься без лишних телодвижений? — недоумевает Эрик, наблюдая за потугами Бельфлёра. Не сказать, что он против или не рад страданиям Нормана, но искренне не понимает, зачем этот белобрысый исследователь трупов лишний раз напрягает организм. Да и следствию нужен более-менее нормально функционирующий человек, а не великомученик. «Мазохист херов», — неодобрительно подмечает про себя полицейский. Не помогает: мог спокойно лежать, а тут понесло куда-то эту тощую задницу на встречу приключениям. — Не, серьёзно, пацан, ты завязывай, мне нормальный напарник нужен, а не скрюченное нечто, которое вот-вот душу Стенодержателю отдаст.
Он даже с долей жалости смотрит, как Мелкий не может и застегнуть пуговицы нормально. Если попадут в перестрелку или ещё что похуже, этим чудом можно будет только прикрыться от града пуль. Патологоанатом сам по себе сейчас напоминает оживлённый некромантией фарш.
— Блин, ну охерительно, — бурчит возмущённый единорог. Внутри просыпается навязчивое желание натянуть ухмылку собеседника до холёной жопы. Но вряд ли он переживёт сию процедуру после пыток Теи, конечно. — Ты хоть что-нибудь о ней знаешь, а, личный сорт балласта? Не знаю, там, может, она кошек любит? Или прятаться любит в домах аристократов? Ладно, начнём с максимально простых вопросов: при ней хотя бы шарф красный был? Насколько я знаю, она его не снимает, даже когда спать ложится. Если этого заметного аксессуара при ней не было, скорее всего, наша дорогая Микаса двинулась.
После следующих реплик юноши Эрик закатывает глаза до рези в белках. Реально балласт, ни на что негодная кучка костей и гематом. Если Кенни планировал таким образом наказать похитителя, а не своего подопечного, то что-то явно пошло не так. Миссганст оборачивается к отошедшему страдальцу и чертыхается, когда в поле зрения попадает глаз Бельфлёра. К виду крови-кишков-раскроенных черепов он привык, но выглядит всё равно не самым приятным образом.
— Ты бы хоть повязку на глаз нацепил, народ распугаешь. Чужие нервы-то побереги, раз сам всрать хотел. Что ты там шепчешь? А-а-а, ну, раз, ничего не знающий уверен в этом, я, конечно же, тебе доверюсь. Микаса не уйдёт за пределы Сины из-за Йегера, пока существует вероятность того, что он у нас. Я бы предложил просто подождать, пока она не вломиться в ЦОП, но, как говорил мой дражайший братец, нужно идти навстречу женщинам. Идём, что ли, исследуем злачные места, если ты сможешь идти не вразвалочку.
Эрик встаёт со стула и направляется к двери, ведущей в коридоры. Сначала нужно навестить Цвай. Мало ли, что с этой девчонкой могло приключиться.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Norman Bellefleur
Norman Bellefleur 4 июл 2016 в 15:03
Elliot,
20 января.
- Может, тогда Вы сами будете искать Микасу? - уже с явным недовольством, сухо произнес Норман, - Я хочу быстрее покончить с этим и вернуться домой. А дома у меня кот, знаете ли, голодает без хозяина.
Последней вещью, надетой Бельфлером, был серый, под цвет брюкам, пиджак. Он не стал его застегивать, слишком большое количество пуговиц на сегодня.
- Шарф? Да, был. Она не стала его снимать, даже когда я прикупил ей новых одежд. Ах да, к слову, сейчас она вполне может быть не в военной форме, в коей она была по встрече со мной, а в шелковом платье. Думаю, и она сама понимает, что, будучи в бегах, носить штатское куда безопаснее, нежели форму. И, кстати, кошек она, как мне показалось, любит. Целыми днями на пролет только и делала, что наглаживала моего кота, - последние две реплики, молодой человек произнес с вполне себе гаденькой улыбочкой на губах.
- Ну, так откуда нач... - патологоанатом не успел договорить, за тем, что его новоиспеченный компаньон прервал его. Слова комом застряли в горле. Теперь ему есть, что скрывать. Ему, извечному эгоисту и самовлюбленному нарциссисту, теперь есть, чего стыдиться, что прятать... С несколько секунд, Норман просто ошарашенно смотрел куда-то сквозь Эрика, при этом совершенно не моргая и даже не совершая потуги на это.
- Хорошо, - через силу спокойно ответил он. Не найти в медпункте самой обыкновенной марлевой повязки, то же самое, что не найти в саду ни единой травинки, так что выходил Бельфлер отсюда уже с ней, скрывающей слепой глаз.
- Не вразвалочку? - переспросил молодой человек, идя чуть позади Миссганста, - То есть, не хромать? Извините, но что-то не получается, особенно когда у тебя пробито колено, - на выходе из штаба, они оба надели верхнюю одежду. Черное пальто и белый шарф остались неизменными, что хоть как-то порадовало патологоанатома.
- Так что... - продолжил он, - Вам остается либо купить мне трость, так как у самого меня денег при себе нет, либо постоянно ждать меня, либо, - он ехидно усмехнулся, - носить на ручках ~
Мне нравится1Показать список оценивших
Elliot Benson
Elliot Benson 13 июл 2016 в 16:56
21.01.851
Её нашли в пещере Рейсса под завалами обломков колонн. У Одетт на затылке запеклась кровяная плёнка, покрывшая жёсткие волосы и часть шеи, затылок неприятно гудел, словно некто стучал по нему маленьким молоточком. Сказали, она единственная выжившая из авангарда, и то чудом, но облегчения это как-то не прибавило, особенно, после диагноза лёгкой черепно-мозговой. В комплекте с диагнозом шли тошнота, головокружение, головная боль, навязчивое чувство жара и шум в ушах, усиленный контузией от взрыва. До штаба в Сине добрались ночью, и по пути сержанта знатно вытошнило. Хотя, если бы позволил приставленный офицер, она бы с радостью выблевала наружу внутренние органы в желудочном соке и саму себя. Поражение. Поражение от разведчиков, этих самоубийц, окрылённых идеей свободы за стенами. Она не смогла даже нанести большого физического ущерба той рыжей шмаре, пока та убивала рядового под её командованием! Как унизительно. Желание приложиться к бутылке было сильно, как никогда.
Заснуть в лазарете штаба никак не получалось, Корде выхватывала дрёму урывками и только у приближению утра смогла нормально (ну, относительно) поспать. Атмосфера больниц в сочетании с травмой действовала на неё подавляюще.
Утро встречает судорогой в левой руке, незначительным ухудшением слуха, необъяснимой апатией и известием о расформировании ЦОП. И как хочет Одетт мысленно себя утешить, мол, «бывало и хуже», но нет. Хуже не бывало. Около десяти минут сержант просто пытается как-то вдуплить в эту новость и в полной мере осознать её.
Она стремилась вступить в ряды ЦОП едва ли не с начала службы в Военной полиции. Мечта. Показать миру, показать матушке, что она чего-то стоит, что она не очередная слабачка, заслужила полное право находиться на этой земле. И сейчас ЦОП распустят, разогнав по другим фракциям, лишив их всех привилегий. Всё её стремления осыпаются песком на глазах. Интересно, она так и останется сержантом, или её звание отберут, заставив вновь горбатиться на сержантские лычки в рекордные сроки? Снова сделают никем, отправив драить толчки вместе с мелкими рядовыми? Для Одетт подобная участь страшнее смерти, и Корде неосознанно хватается за голову обеими ладонями, красочно вообразив сцену из личного кошмара.
«Радуйся, матушка. Я никто.»
От переживаний мелко дрожит рука. Полицейская до боли закусывает губу, быстро утирает выступившие слёзы и осматривает другие койки. Совсем рядом лежит грозного вида мужик, которого она ранее, кажется, видела. Прозвище у него смешное, но внушает только опасение, если не страх. Зубная Фея он явно не оттого, что детишкам под подушки кладёт монетки. Столкнувшись с ним взглядом, Одетт на пару секунд застывает, рассматривая голубые глаза, и потерянно качает головой, приговаривая: «Вот херня». Выражается она ещё очень, очень мягко.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 13 июл 2016 в 23:17
21 января 851 г.
– … – вот и весь ответ на слова девчонки с соседней койки, той самой новенькой, стало быть. Мечется, точно бабочка, угодившая прямиком в паутину. Чем сильнее метания, тем ближе незавидный финал.
Макс Фейке хранил непробиваемое спокойствие, лишь в глазах пылала решимость, граничащая с помешательством. Руки машинально разбирали ЦОПовские пушки на составные части, а после вновь собирали воедино – этакая забава, чтоб не сойти с ума, пока остальные заняты делом. Получив ранее устные отчеты обо всем произошедшем, Макс уже не мог контролировать потоки своих мыслей, что подводили его к пропасти, за которой лишь одно отчаяние. Сначала он повелся на уловку предателя Каролинга, потом вновь потерял в битве – читай: бесчестной расправе – практически всех своих людей, а это стократ больнее пары сломанных ребер да ссадин. Теперь же ЦОП стоял на грани уничтожения. Ха, расформирования? Под этим грифом одним росчерком пера весь старший и младший офицерский состав отправят на эшафот, и поминай, как звали.
– Этому не бывать, – негромко изрек Зубная Фея, не сразу осознав, что звучали слова вслух. Словно в подтверждение слов щелкнул прилаженный на законное место ствол. Лежащие рядом на матраце патроны звякнули, столкнувшись друг с другом. Вновь взглянув на Одетт, мужчина повторился, но более уверенным голосом: – Нас попросту казнят на потеху толпе. Этому не бывать.
Он отложил в сторону пушку и, кривясь от боли в поврежденных ребрах, попытался встать. Рука сжимала бок, словно силясь физическим образом удержать колкую боль, идущую из основного очага. Переваливающаяся походка, несколько шатких шагов, и Макс оказался рядом с кроватью Одетт.
– Как я понимаю, тебе посчастливилось выжить в той мясорубке, славно, такие люди нам нужны. Капитан Макс Фейке, возложивший на себя обязанности майора, – представился Зубная Фея. С другой стороны лазарета прозвучало натужное приветствие еще одного тяжелораненного – это Перссон заявил о факте своего существования, но был проигнорирован капитаном. – Сержант Одетт Корде? Отставить панику и мельтешение. Наши лазутчики сообщают, что власти готовят травлю солдат ЦОПа. Но мы будем к этому готовы. Дадим отпор и скроемся. Они опорочили имя Короля и полагают, что город теперь с концами в их руках. Ошибаются. Пока мы живы, сражение не окончится. На тебя можно рассчитывать, сержант?
Мне нравится2Показать список оценивших
Elliot Benson
Elliot Benson 14 июл 2016 в 13:24
21.01.851
Короткий механический щелчок вторит словам мужчины, и Одетт оборачивается, хмурясь. Конечно, чего ещё ожидать. Когда хочешь сокрушить организацию, начни с лидера, с силы, с фундамента, и тогда выстроенный порядок рухнет сам собой. Меняются судьбами с крылатыми, которые теперь и герои в белых плащиках, и великомученики, и вообще олицетворение добра. От вспыхнувшей злобы выражение лица у неё становится мрачнее, пальцы сжимаются в кулаки, резко обрывая дрожание рук. Избить бы их всех, всех, вместе с жалкой надеждой человечества, ещё вчера распятой на скале, и хитрецом Смитом, вновь пришедшим к власти. Избить до смерти, методично, выворачивая суставы и заставляя кости пробивать кожу. Размазать им мозги по стене метким выстрелом из пистолета.
Корде нервно дёргает плечом, когда видит подошедшего Зубную Фею. Он, видно, сильно пострадал, и у неё сердце неприятно сжимается то ли от жалости, то ли от сочувствия. Нет, такой, наверное, отвергнет любую предложенную помощь. Ещё чего, чтобы какие-то мелкие девчонки, едва достающие ему до плеча, нарывались в помощницы? Сержант и сама бы оскорбилась, если бы хиленький рядовой оказал ей услугу.
— Да, капитан, — отвечает полицейская на всё сразу и отточенным движением отдаёт честь — приноровилась, чего уж тут. Маленькая речь производит на легко внушаемую Корде сильное впечатление. Она, несмотря на пьяные бравады, служила королю. Честно выполняла свою работу, что в полиции, что в её центральной отделении, и за это разве должна попадать под травлю? Ярость из-за подобной несправедливости и лизоблюдства в пользу нынешних «героев» скользит по позвоночнику горячим импульсом. Они опорочили имя Короля. Они должны заплатить за это. Единорог поднимается с кровати, вновь отдаёт честь и проговаривает: — Готова бороться до последнего вздоха, сэр. Ожидаю указаний.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 19 июл 2016 в 0:17
21 января 851 г.
На побитом лице капитана дернулись мышцы, не то в улыбке, не то в оскале. То, что увидел он в темных, поразительно выходящих навыкат глазах, придало Фейке сил, бальзамом легло на его изрешеченную градом предательств душу. Это было единство мыслей, помыслов, целей – то самое связующее звено, которое необходимо для жизни какого бы то ни было формирования; как придаточный орган, заменяющий сердце, в данном случае, Истинного Короля. Максу не нужно было заходиться в лживых высокопарных речах, чтобы бывший ЦОП воспрянул духом.
– Вольно, – понизив голос, изрек капитан Зубная Фея. – Возьми все необходимое, и мы спускаемся в архив.
После сказанного мужчина все той же шаткой походкой добрался до своей койки и, подобрав пушки, готов был направиться в заданном ранее направлении. Лазарет не был пуст: здесь помимо нескольких пострадавших в финальной стычке ЦОПовцев фигурировал и медперсонал. Но последние то появлялись, то исчезали подобно ряби на воде. Их поспешность, так или иначе, носила конкретный характер – приказ об эвакуации был отдан капитаном Максом Фейке несколько часов тому назад, когда поступили первые тревожные звоночки от лазутчиков.
– Почти все запасы собраны и готовы к отправке, капитан, – остановила Макса немолодая медичка с ружьем за спиной.
– Возьмите тяжелораненных на носилки, остальные своим ходом. Выбирайтесь к конечному пункту через южный тоннель. Когда штаб взлетит на воздух, наших здесь не должно быть. Выполнять.
– Есть сэр!
Повернув голову немного вбок, дабы удостовериться, что Корде все это время следовала тенью, Фейке покинул медпункт. По мере того, как капитан и его случайная подчиненная пересекали коридоры и лестничные пролеты, боль в поврежденных ребрах, казалось, начала слабеть. Но то была лишь иллюзия; то, в чем Макс пытался убедить себя же в первую очередь. На деле же резь никуда не делась, попросту стала восприниматься раздражающим, но вполне терпимым фоном.
– В том бою принимал участие и мой брат, – заговорил Макс, облокотившись о стену во время одной из остановок. Еще один пролет, и до подземного архива будет рукой подать. А пока Зубной фее надо было перевести дух. – Винсент Фейке. Его тоже недавно перевели в штаб. Я бы многое отдал, чтобы узнать, жив ли он.
Мне нравится1Показать список оценивших
Elliot Benson
Elliot Benson 20 июл 2016 в 10:53
21.01.851
Получив указание, Одетт коротко кивает и оборачивается к кровати. У неё под матрасом спрятан шестизарядный револьвер с запасом патронов — так, на всякий случай (сама ведь себе никогда не признается, что редкостный параноик со стажем). Большие пушки с собой не всегда и везде протащишь, приходится довольствоваться малым.
Накатившую недавно апатию как рукой сняло. Сержанту передаётся общее оживление, царящее в штабе, в крови бурлит энергия и жажда действий. Капитан Фейке умеет, как никто, внушать уверенность — в действиях, в убеждениях, в завтрашнем дне или в том, что случится минутой позже. Корде, ощутившая в Зубной фее настоящую власть, готова следовать за ним. Неважно, до победного конца или гробовой доски. Принять смерть во имя правды, во имя осквернённого Короля — это честь. «Выжгу на веках клятву верности ЦОП», — губы на мгновение трогает усмешка.
Она следует за Фейке безмолвной тенью — успела понять, что здесь любят не болтливых. Видеть за спиной медсестры ружьё как-то непривычно, но где-то в глубине души Одетт всё же догадывалась: от этих лекарей в белых одеждах не стоит ждать чего-то хорошего. Вспомнить хотя бы её матушку, которую дети в округе величали «Ведьмой». Эта женщина могла, наверное, прирезать пациента скальпелем с той же лёгкостью, с какой она виртуозно зашивала рваные ранения. Из разговора девушка понимает, что речь идёт об эвакуации и подрыве штаба. Видимо, эти объявления она благополучно проспала, в то время, как в штабе велись активные приготовления.
После они покидают лазарет и отправляются к архиву. На одном лестничном пролёте Одетт умудряется схватить рандомное видение, сгенерированное больным мозгом, но виду не подаёт, только пару раз качает головой, силясь отогнать лёгкое головокружение. Будь проклят чёртов белобрысый смертник, из-за которого обвалились те хреновы колонны!
— Эксперт? — мимоходом уточняет полицейская, неловко почёсывая шею. Они с младшим Фейке были на одной позиции, позже разошлись по приказу Каролинга. Она выуживает из канвы воспоминаний события вчерашнего дня и повозку с мёртвецами, накрытыми безжизненным серым полотном. Примечательного лица Винсента среди свалки тел не было, среди раненных юноша тоже не числился. Бесследно исчез? Скорее, испарился в курятнике самоубийц. — Живой. Но, кажется, его забрали с собой разведчики. По крайней мере, я не видела труп. Идём дальше?
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 23 июл 2016 в 15:25
21 января 851 г.
– Идем, – отозвался Макс и нехотя отпрянул от стены. Непроизвольно на его лицо просочилась терпкая мука, но что верно было подмечено, Фейке человек такой породы, что излишне строга не только к другим, но и к себе; просьба о помощи для него постыдна. – Эксперт-эксперт. Твои слова меня приободрили. Если он все еще жив, то непременно о себе заявит… Таков уж мой братец.
Негромкую речь капитана завершил смешок такого же слабого диапазона частот – напряженный, надломленный, точно хрустнувшая под сапогом ветвь. Аккомпанементом тому звучали грузные шаги, каждый из которых, особенно во время спуска по лестнице, испытывал Макса Фейке на прочность. Но боль – это ничто, лишь доказательство существования. Люди рождаются и кричат от ужаса, видя мир, в который попали; их жизнь проистекает в муках, как физически, так и моральных; смерть же как рукой снимает любое страдание. Если при решении уравнения данные понятия отделяются знаком тождественного равенства, не есть ли это доказательство умозаключения, что жизнь – есть боль?
Вскоре лестничный пролет оказался позади, и по холодному сырому коридору Макс с Одетт направились дальше. Никаких излишеств на подземном уровне штаба ЦОПа – голые стены, затхлость, плесень. В нишах чадили факелы, дребезжащие тени плясали у ног по мере продвижения солдат. Впереди, за окованной металлом дверью, слышались звуки организованной деятельности – Зубная Фея предположил, что десяток полицаев под руководством Теи уже должен был собрать для переправы в новый лагерь оружие, чертежи и особо секретные данные. Остальное же, как то плоды трудов местных буквоедов и личные дела ЦОПовцев должно остаться здесь в окружении немалого числа бочек с порохом.
Фейке отворил дверь и ступил в архив, отчасти поражаясь той легкости, с какой удалось преодолеть непозволительно высокий порог. Однако остановился, вынуждено ухватившись рукой за косяк – вновь сломанные ребра дали о себе знать. Меж тем он сфокусировал взгляд на знакомой фигуре, вырулившей из-за ближайшего стеллажа.
– Лейтенант Тондра, – окликнул Макс свою напарницу. – Докладывай.
На теплую встречу и не рассчитывал. Довольно было того прожигающего взгляда на стыке ночи и утра, когда он с больничной койки отдавал приказы. Судя по всему, Тея быстро узнала о том, что Макс сам отстранил ее от последнего задания. А женщины, как известно, существа мстительные и крайне ранимые. Чудо, что по физиономии не прописала – пожалела, видать; и без того побит да поломан. На его счастье, Тея даже со своим крутым нравом была исполнительной. Налаживание отношений капитан все же решил отложить в долгий ящик до более спокойных времен.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 27 июл 2016 в 14:57
21 января
Лейтенант повернулась на знакомый голос, принадлежавший изувеченному побитому капитану (или уже майору?) Фейке, который так или иначе не избежал физической кары, ведь в действительности разница была лишь в том, чьими руками была бы разбита в кровь губа Макса губастенького: разведчиков, или же самой Теей. Вместе с разворот корпуса вернулся уже знакомый прожигающий взгляд, который, казалось, не сбавил жару ни на градус. Собственно, этим все и ограничилось. Тея развернулась полностью и исполнила воинское приветствие перед своим ненавистным любовником, который по-прежнему сохранял статус непосредственного начальника. И это может показаться забавным, учитывая какое нынешнее положение имеет центральное отделение полиции с того момента, как вышел указ Совета уже БЕЗ участия офицерского состава на том поприще в замке бывших королей. И если бы не своевременное послание, отправленное из столицы, исполнение сего указа было наглядно продемонстрировано цепочкой виселиц с качающими на ветру бывших служителей истинного закона и порядка и хором работающих гильотин.
Но даже будучи расформированной организацией, ЦОП сохранил свою честь и достоинство, а вместе с ней твердую дисциплину и субординацию. Пускай они вне закона, но дело их живет – наследие истинных королей Трех Стен. Жаль, что не все это понимали, а стоило лишь взглянуть на списки членов ЦОП и перечень имен тех, что были убиты при исполнении, можно было убедиться, что жалкая часть рядовых, подобно крысам тонущего корабля, разбежались на все четыре стороны. Но среди недостающих были и офицеры.
– Снаряжение, документы, припасы и раненые готовы к отправке. Конечно же все и всех погрузили на специальные телеги, так что нам необязательно ехать по трактам и дорогам, на которых, судя по отчетам нашей разведки, уже преграждаются и патрулируются силами Военной Полиции и даже Гарнизона. Порох и динамитные шашки установлены, дополненные зажигательными смесями. Скоро здесь камня на камне не останется. Саперы с минуты на минуту сообщат о готовности, – отчеканила Тея Тондра, выдерживая солдатскую стойку. Ее голос звучал четко и уверенно, в девушке не было и грамма сомнений. Она целиком и полностью доверяла Максу, даже не смотря на прошлое предательство, как бы она назвала сама тот факт, что вместо того, чтобы отправиться с остальными на карательную миссию против того титана из поместья де Вито, она ехала через всю Сину ради какого-то патологоанатома недоделанного по приказу Кенни Аккермана, который так же бесследно пропал сразу после объявления новостей из столицы.
– Сержант Корде? – обратила она внимание на подоспевшую девушку, что ютилась где-то позади. Тея действительно была удивлена увидеть новенькую здесь, в штабе, не смотря на слух о том, что рядовых как раз таки милуют и жалуют в другие рода войск с распростертыми объятиями и объявлением амнистии за редким исключением. Каков мотив был у столь юного сержанта оставаться среди врагов народа? Вопрос был крайне любопытный и интересный, но, учитывая обстоятельства, имел право на отлагательство на неопределенный срок. В конце концов, даже лейтенант не знала, куда отправится полиция под предводительством Макса Фейке – Приятно видеть знакомое лицо новичка в добром здравии. Все же предчувствия на твой счет меня не обманули.
Отредактировал администратор, 30 июл 2016 в 9:37.
Мне нравится3Показать список оценивших
Elliot Benson
Elliot Benson 28 июл 2016 в 18:46
21.01.851
Одетт неприятно смотреть на мучения капитана, ей клинком в голову вгрызается желание помочь. Ему ведь по-настоящему больно, гораздо сильнее, чем сейчас ей, с каким-то пустячковым сотрясением. Но обучение под крылом Шадиса только окончательно стёрло инициативу, которую с завидным упорством и упоением выбивала из дочери матушка. Солдат Корде заточена под безоговорочное выполнение приказов, с закрытым ртом и убранным в дальний ящик собственным мнением. Если Фейке не просит о помощи, значит, нельзя лезть, куда не надо, со своим сочувствием. Даже, если начальник больше похож на стойкого оловяного солдатика, обгоревшего с одной стороны.
В коридорах подземелья она украдкой с интересом осматривает стены — холодные, тёмные, покрытые плесенью, будто твердящие: «Людям здесь не место». В этой области полицейской бывать не приходилось, поэтому сержант пытается предложить, куда они направляются. Это явно не те лазейки, через которые выносят раненных ЦОПовцев; не темницы тоже, их расположение отпечаталось в памяти очень хорошо. Что может быть на нижних этажах? Если приложить фантазию, то много: тайные пыточные, полигоны для испытаний, закрытые лаборатории... архивы. Ну, если из адекватного. Вскоре догадки подтверждаются, за тяжёлой, внушающей прямо-таки опасение дверью оказываются тучи стеллажей и прочей мебели, предназначенной для хранения всякой важной бумаги. Фейке пошатывается, проходя в проём, и Одетт хочет было поддержать, но в последний момент одёргивает руки. Нельзя, приказа не было, ситуация не исключительная, чтобы распускать руки и лапать старших по званию.
При виде лейтенанта Корде вытягивается в струнку (хотя, казалось бы, куда дальше, но возможности человеческие полны сюрпризов). Она растягивает уголки губ в слабой улыбке и кивает:
— Служу королю, мэм. — Слышать похвалу от Тондра, безусловно, лестно. Одетт ещё раз уверяется в том, что делает всё правильно. Она нерешительно спрашивает, нервно дёрнув плечом: — Куда мы затем отправимся, сэр?
По трактам и прочим обходным путям, минуя патрули, — это понятно. А куда, в самом деле? Будь прятаться за Розой, прозябая в близости от штаба крылатых?
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 1 авг 2016 в 22:49
21 января 851 г.
– Из соображений безопасности я не раскрывал местоположение нового штаба до последнего. Таким образом, группа, сопровождающая раненных, должна вскоре отправиться в нужном направлении. Их скоординирует мобильный отряд, но уже на местности, – сцепив руки в замок за спиной, Макс прошел вглубь архива, оценивая незамыленным глазом труды лейтенанта.
Сейчас, как никогда, ему следовало держать лицо. Ибо отныне каждое действие будет сопровождаться внимательными взорами подчиненных; они будут ждать, когда капитан, взваливший на себя наследие истинных королей, оступится. Его приказы безостановочно будут проходить через решето критики и сомнений, ходы – осуждаться. В свою очередь шепотки не оставят Макса Фейке ни на минуту, будут следовать за спиной подобно тени, подвергая капитана всякого рода испытаниям . В некотором смысле, они звучали уже сейчас, и громче всех был его собственный внутренний голос, что гнусаво твердил одно и то же: «выше головы не прыгнешь».
И Макс осознанно приближался к пропасти, делая шаг за шагом, что причинял боль не хуже тех же внутренних увечий. Не физическую, но моральную. Однако разверзшаяся впереди бездна, пророчившая вечное сражение, не страшил капитана – ведь этим он и занимался всю свою сознательную жизнь. На остальное же его профригодность была отрицательной. Мысль об отмщении, но никак не о восстановлении прав ЦОП, опухолью разрасталась в голове Фейке. Но он понимал, что ошметкам тайного подразделения такая правда не придется по вкусу. Людей нужно привязать и скрепить меж собой, подобно звеньям цепи, потому как далеко не все бывшие солдаты ЦОП столь исполнительные, как Тея Тондра, и легковнушаемы, как Одетт Корде. Солдаты ДОЛЖНЫ верить в идеалы, хоть сам Макс отчасти и утратил подобную веру.
«Не по нраву мне твой костюм, Ньерд Каролинг», – отчего-то подумалось Фейке, покуда он осматривал помещение. Неосознанно капитан нервным жестом пригладил топорщащийся на виске седой вихор. Задумался. Да так крепко, что утратил связь с происходящим, но вскоре архив вновь наполнился голосами, шорохами, шагами и случайным грохотом.
– Раз все готово, уносим ноги. Детали объясню по пути, – изрек капитан, поворачиваясь к своим подчиненным. Удосужившись сухого «есть, сэр», он спешно направил свои стопы прочь из архива, насколько позволяло его состояние.
Путь солдат ЦОПа лежал через южные тоннели. Как выяснилось позже, остатки формирования условно были разделены на несколько групп, дабы минимизировать риск облавы – как-никак, маленькие и мобильные группы гораздо сложнее выследить, нежели неорганизованную толпу. Все то добро, что складировали слуги истинного Короля в своих архивах, замаскировали под продовольствие и контрабандой провезли за пределы стены Сина. На руку солдатам ЦОП играл тот факт, что внимание полицаев было сосредоточено на исполнении крайнего приказа действующего ныне Совета.
-----> тыгдык Лагерь повстанцев (заброшен) ➤ http://vk.com/topic-73869792_30829325
Когда несколько отрядов военной полиции оцепили территорию предполагаемой операции, взрыв чудовищной силы сотряс землю. Штаб буквально взлетел на воздух, попутно руша и близлежащие строения. Шестеро человек погибли на месте и еще десяток в тяжелом состоянии. Чертежи, оружие, сведения о ЦОП – все было уничтожено с чьей-то продуманной подачи. Для кого-то этот день стал трагедией, для кого-то – просто громким слухом, поводом пропустить стакан-другой пива. Но для Совета это был тревожный звоночек, означающий одно – война не закончилась. А, возможно, только началась.

Приложенные файлы

  • docx 22624366
    Размер файла: 145 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий