Церковь семейства Рейсс


Хоуэлл Дженкинс 12 июн 2016 в 15:39
19 января 851
Как ни странно, в сознание его привела звенящая тишина. Именно так, она отдавала по больному воспаленному мозгу с такой силой, что казалось, будто голову вот-вот разорвет на части. Когда Эрен пришел в себя, он был уже не в той темной проплесневевшей камере, что стала ему своеобразным домой на долгие дни. Это был зал, большой широкий до рези в глазах светлый зал, чьи колонны росли из каменистого пола и врастали в высокие своды потолка. Эрен помнил это место, хотя сам до этого дня никогда здесь не бывал. Зато это место хорошо сохранилось в воспоминаниях других людей, в воспоминаниях, что теперь роились в голове Йегера подобно стае пчел из разных ульев, они метались в голове, пытаясь отыскать своих, выстроиться и упорядочиться в какие-то группки, но им это никак не удавалось сделать.
Сам Эрен обнаружил себя на каменном возвышении, настолько высоком, что стоящие внизу люди казались игрушечными. Откуда-то сверху на него падал свет, но повернуть голову или просто задрать лицо Эрен не мог. Его тело удерживали цепи. Руки были разведены в стороны и настолько туго перетянуты, что не представлялось возможным даже согнуть их в локтях. Сидел Йегер на коленях, к слову, ног под собой он почти не чувствовал, они совсем затекли, что давало понять - он провел в таком состоянии довольно долгое время. Во рту был все тот же кляп, кисти рук были обернуты какой-то плотной мешковиной на манер варежек для младенцев, судя по всему для дополнительной защиты, дабы Эрен не мог себя поцарапать. Картинка перед глазами несколько плыла, неимоверно хотелось пить, во рту было так сухо, что под час возникало ощущение, будто десны сейчас треснут от этой сухости.
Что с ним собирались сделать здесь, Эрен не знал. Но что-то опять же из чужой, так милостиво предоставленной памяти, подсказывало, что это место станет его могилой. Впрочем, Эрену было все равно, что будет с ним происходить дальше. Он устал, и если сейчас исчезнет совсем, то наверное, так будет лучше для всех. В мозгу где-то отдаленно еще билось что-то прежнее, что-то очень важное, что он забыл, потерявшись в лабиринтах чужой другой памяти, что-то присущее только ему одному, что не дало бы упасть в бездонную глотку смерти, глотку гиганта, в которой он вскоре должен был очутиться. Но мальчик, что некогда был надеждой человечества, не слышал этот тревожный звоночек, он перестал быть надеждой ровно в тот момент, когда сам окунулся в отчаяние и позволил ему себя поглотить. Вздохнув, Эрен попытался пошевелиться, чисто инстинктивно стараясь принять более удобное положение тела, насколько это было возможно, а не для того, чтобы сделать попытку вырваться. Отсюда не уйти, не сбежать, здесь окончатся мучения как для него, так и для всего человечества.
Мне нравится3Показать список оценивших
Audrey Laird 14 июн 2016 в 23:45
19 января.
«Еще долго? Куда мы едем?»
Молчание.
Криста все разрывается между своей наивностью и реальным ходом дела, смотрит в глаза незнакомца напротив, хочет верить ему, ищет в нем отца, но не видит. Верить или нет? Слишком непредсказуемый поворот событий, считанные минуты от знакомства и мелькающими за окном деревьями, путь неизвестно куда, нет времени на раздумья, не у кого спросить совета. Он сказал - домой. Но верить ли ему?
Имир рядом нет, нельзя, говорят опасно. Глупости, это же ее Имир, ее веснушчатая любимая подруга, благоверная. Семья. Она семья, не он. Кто он? Названный отец, путь к спасению, единственный, что видела Хистория, чтобы избежать томительных недель в заплесневелых темницах, прекратить издевательства над Имир. День ото дня не слышать ее голоса, лишь мычания. Знать, что скоро придет новый мучитель, который будет выбивать из нее любыми методами, невесть знает что. Она ведь все сказала, почти все, да большего и не надо, по крайней мере, им. Но Хистория знала, что девушка не оставила их, та молоденькая полицейская, что отыгрывалась на Имир больше всего.
За окном сначала мелькали поля, теперь лес. Отчасти она помнила то, что раньше звалось «домом». Особняк Рейссов возвышался посреди открытого поля, выделялся обширностью территории, обнесенной невысоким деревянным забором. Знакомые служанки и иные рабочие, что призваны были хлопотать за уют и спокойствие юной Рейсс и ее матери. Комнаты с резными столами и стульями, мягкие перины, одеяла и подушки, запах чистоты и свободы… и скуки. Лишь темноволосая незнакомка своими визитами наполняла несчастливую жизнь маленькой девочки красками.
Постепенно поле сменили деревья, густой лес. Дорога пошла необъезженная, ухабистая, Хистория даже отодвинулась от окна, чтобы не удариться лбом о деревянную стенку.
-Папа…? Нам еще далеко? Куда мы едем? Объясни мне что-нибудь, ты же говорил. – Тихо и робко заговорила девушка, одной рукой перебирая между пальцами край накидушки сидения.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 16 июн 2016 в 17:13
19 января
Родерик ответил не сразу. Да что там, мужчина буквально выпал из реальности, оказавшись запертым в собственных размышлениях. Последние события в его собственном городе, словно невероятный шторм, пытались опрокинуть его маленький плот, на котором был только он и более никого. Все его родные погибли пять лет назад, всё его наследство было потеряно, его миру угрожала напасть, с которой он не мог справиться. Разведчики, титаны, даже простые люди города - все пытались столкнуть его с трона и уничтожить этот мир. Будто только Родерик на всей треклятой земле думал о будущем, остальным лишь ломать и крушить установленный порядок. Но главным врагом Родерика был он сам. Его трусость, бесхребетность. Он не смог принять Координату. Испугался. Он боялся, что потеряет себя, получив Силу и Власть. Именно поэтому погибла Фрида, погибла вся его семья. Но даже сейчас он не способен был взять всё в свои руки. Потому что он боялся.
- Мы уже совсем близко, дочь моя, - будто в пустоту сказал Рейсс и лишь после повернулся в сторону Хистории, - мы едем в церковь нашей семьи. Так надо. Это необходимо. Я должен вернуть тебе всё. Дом, фамилию и наследство, которое по праву принадлежит тебе. Ты Рейсс. И ты Королева этого мира. В церкви ты получишь всё. Прости, что всё так быстро. Время не ждёт. Ты же знаешь, в каком состоянии сейчас Город. Сейчас ему как-никогда нужен Король. Вернее Королева.
Времени действительно было в обрез. Не смотря на то, что экипаж с Эреном и Имир тут же отправился в сторону церкви, Родерику пришлось еще отправиться обратно в свое поместье, чтобы забрать один лишь чемодан. Он ворвался в собственный дом, как ураган, не обращая внимания ни на служанок, ни на кого-то ещё. Он вышел так же быстро, как вошел, действуя машинально, словно робот. Из-за этой задержки Рейссы прибыли на место на полдня позже.
Сперва в церковь вошли полицейские. Их было много и все были в полном вооружении. Мера предосторожности против внезапно ожившей разведки. Когда сигнал был подан, лейтенант сообщил, что территория чиста. Родерик покинул карету вместе с Хисторией, и те направились внутрь, а затем в подвал.
Впрочем, можно ли назвать подвалом то, что оказалось под зданием церкви? Вовсе нет. Это была гигантская система пещер с огромными колонами сталактитов и сталагмитов. Но что было самое удивительное - не нужны были факелы, чтобы освещать воистину огромное природное сооружение (природное ли?). Камень, который покрывал всю поверхность, светился и пел, словно был волшебный. Сияние немного ослепляло, особенно после долгой поездки ночью, но после глаза привыкли к свету. На некоторых колонах можно было разглядеть темные фигуры людей с УПМ.
- Вот оно. Твое наследие и наследие Рейссов. Идем же. Это лишь начало, - Родерик взял свою дочь за руку и повел ее вглубь пещер, минуя длинные коридоры, составленные из светящихся колон. В самом конце этого пути открывался так называемый зал, в центре которого был скованный Эрен Йегер, возвышающийся над ними. Таков был ритуал Рейссов и желание Первого Короля - Творца. Именно здесь и сейчас Рейссы вернут свою Силу, которая принадлежит им по праву.
Рейсс подал знак одному из офицеров, чтобы тот снял кляп с мальчишки. Полицейский долго не решался на такой поступок и уже хотел возразить, но Родерик был уверен, что Эрен не трансформируется в чудовище, особенно после того, что рассказала ему Тея Тондра. К тому же, рядом были десятки полицейских из центрального отделения, против которых даже у титана нет шансов. Родерик крепче ухватился за чемодан так, что пальцы побелели. Он не мог поверить, что спустя пять лет этот день настал. Нужно было лишь убедить обоих, что сей Ритуал - единственное спасение человечества.
- Думаю, что у тебя много вопросов Хистория. Что же, можешь задавать абсолютно любой. Я буду полностью открыт и откровенен с тобой, дочь моя.
Мне нравится3Показать список оценивших
Liza Nechaeva
Liza Nechaeva 20 июн 2016 в 13:45
17-19 января, 851г.
Как только все было законченно, как только сам Грей обрел свободу, только тогда он смог понять насколько он все таки жалкий, жалкий червяк, который не способен справиться с элементарным заданием. Что его больше расстроило тот факт, что его спасла девушка или то, что его пришлось вообще спасать, даже он не мог толком ответить. Почти все отделались пулевым ранением, в котором пуля прошла на вылет, это даже странно, но Грей не особо хотел об этом думать, Когда Леви вправлял ему плечо, он старался выдержать боль, чтобы хоть как-то доказать себе, что он мужик, молодой, мелкий, дрыщавый, но все таки у него есть... В момент вправления, он чуть не потерял сознание, от резкой боли что ударила в плечо, но в тоже время, эта резкая боль стала сменяться более слабой и затухающей, такой что становилось даже немного щекотно и покалывало. Ему наложили повязку, туго стянув руку. Во время пыток, Грей сидел в другой комнате и старался особо не слушать, он не любил пытки, сам их процесс противен, да и под болью, затухающий разум, может выдать любую информацию, правдивость которой никто не может подтвердить, кроме личной проверки, а это не всегда безопасно.
На следующий день 18 числа, они с самого утра начали медленно собираться. Но вставший вопрос, как допереть до туда Грея, который самостоятельно не мог сидеть верхом. Правда единственный почти здоровый и достаточно подходящий на эту роль, конечно был Леви. Для Бри, ноша в виде парня могла быть тяжеловатой, а в случае с Кианом, было жалко лошадь. По правде у Грея вообще не было желания ехать, но у него не было выбора, хотя на что способен шкет, который даже со здоровыми руками ничего не смог сделать, а тут он даже на лошади сам не может ехать, а его все равно тащат. Путь от места их обитания, до места назначения был достаточно долгим и без всяких там окольных путей, поэтому выехав раним утром, даже к вечеру они не смогли оказаться там. Ну им приходилось делать перерывы, дать отдохнуть лошадям, сверить маршрут. Рыжику было вдвойне неловко, да его привязали к капитану, но нужно же было куда то девать руку, положить ее ему на плечо, было немного не удобно, а вот обнимать его, так и вообще, но приходилось, несмотря на все перевязки, коротышка явно не горел желанием, чтобы очкарик на скорости слетел с лошади, это не только опасно для жизни, но и затратно по времени. Всю дорогу, бедный парень извинялся, за все на свете, перед Леви и за эту ситуации, и за то. что именно он виноват в ней, и за то что он такой хиляк, и даже за то, что уже надоел этим всем ему. Ночью было решено сделать перерыв, лошади явно устали, да и в темноте скакать на ощупь было опасно.
Но спустя пару часов, разведчики снова отправились в путь, Грей чувствовал себя немного увереннее, обнимая Леви, да и по ушам ему не ездил. Добирались они в принципе спокойно, что немного напрягало, не зря говорят затишье перед бурей, но сейчас Грей не столько волновался за себя, сколько за Эрена. Да их нельзя назвать друзьями или даже приятелями, но они всегда были рядом с Леви и было косвенно знакомы, да и Эрен, же вторая надежда человечества, по меркам рыжика. Прибыли они к месту ближе к ночи, там все затихли и стали ожидать приказа действовать, проверяя на готовность оружие.
Мне нравится2Показать список оценивших
Виктория Павлова 20 июн 2016 в 22:27
Liza,
Переход: W:Sina: Столица «Митра»: Улицы
19.01.851.
Разведчикам не привыкать пускаться в путь по первой нужде. И вот теперь они направлялись туда, где должен был быть их товарищ – Эрен Йегер. По крайней мере, это следовало из слов расколовшегося офицера элитного подразделения полиции. Крылатым не осталось ничего, кроме как поверить ему и уже на следующее утро рвануть в путь. Времени у них было катастрофически мало, а потому даже пара часов могла быть решающей, что уж говорить о целых сутках.
Бри сидела на лошади, периодически подгоняя кобылу под собой, пришпоривая её бока, и вспоминала подробности последних происшествий.
***
В тот момент, когда на её речь обратил внимание мужчина, прикрывавшийся Греем, она успела понять, что все далеко не так радужно, как хотелось бы. Паренек выглядел неважно, но не так как Киан. Который, кстати, времени не терял, а вырубил последнюю для разведчиков помеху. Теперь товарищ Бренды по службе и яркой шевелюре был свободен, и крылатые могли вваливать со складов. А это было очень нужно – времени не прибавлялось, а полицейские уже наверняка при полном параде двинулись сюда. Быстрые сборы, буквально метровые прыжки в экипаж наперевес с телами и оружием. Разведчики были вымотаны, усталы, но почти довольны. В этом самом «почти» заключалось одно несчастье – гибель Аскеллада. Страшно подумать, сколько он прослужил, сколько титанов перерезал и скольких похоронил. Но точно, что он начал службу в разведке еще до рождения Бренды. А теперь он погиб от рук человека, даже не в схватке с их основным врагом, а в битве с полицейским.
Прибыв назад, в свое нынешнее пристанище, крылатые разошлись. Грею требовалась медицинская помощь, а капрал должен был провести допрос с пристрастием. Гастман же любительницей пыток не была, хотя и сама применяла иногда жестокое отношение к людям, а потому решила отсидеться и привести себя в порядок – умыться, немного подумать. Не следя за временем, девушка не задумывалась ни о чем конкретном, но через какое-то время заметила, что допрос закончен, а Леви ходит неподалеку. Оживившись, она дождалась, пока соберутся все, после чего разведчиками был придуман план дальнейших действий.
На утро небольшой отряд двинулся в нужном им направлении, подгоняя лошадей. Бри же частенько поглядывала на раненых мужчин, в чьей компании она оставалась единственной девушкой. Жаль, конечно, что Хель они так и не отблагодарили по-хорошему. Но она, наверное, понимает.
***
Так или иначе, разведчики прибыли. Спешившись с лошадей, смелые солдаты стали готовиться к решительным действиям. На деле же они проверяли готовность оружия и ждали. Бри и Грей ждали приказов, а старшие по званию наверное набирались духу. Все-таки, не пьяных по углам растаскивать, а вытаскивать надежду человечеству из беспросветной задницы им предстоит.
Мне нравится1Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 21 июн 2016 в 1:04
., ., ., .,
19 января 851
В зале было на удивление так светло, что уже после первого часа пребывания здесь начало резать глаза и разболелась голова. Непростительно светлый для подземелья зал, непростительно белый для тех кровавых жертвоприношений, которые творили здесь семейство Рейссов вот уже сотню лет. И сегодня все должно было повторится вновь. Вот он – жертвенный агнец, уже готов, связанный и сломанный, он уже смирился со своей участью и не думает сопротивляться. Как легко можно сломить дух человека, сказав лишь половину правды. Палачи уже тоже подоспели – палачи и целый взвод зрителей, рассредоточенных по залу. Зрителей, спрятавшихся за огромными вековыми колоннами естественного происхождения, что из своих укрытий в тени наблюдали, дабы все прошло, как надо, как по маслу, без сучка и задоринки, чтобы никто и не подумал помешать. Однако вместе с Рейссом, а точнее следом за ним из королевского дома пришли другие вести, они предназначались только для ушей и глаз майора ЦОПа Ньёрда Каролинга. Его человек, внедренный в дом короля Трехстенья, сообщил, что эти прохвосты сбежали. Чего еще стоило ожидать от мелкого бандита и леди-нищенки, ныне оставшейся ни с чем, лишь при своей аристократической гордости. Это известие не обрадовало и не расстроило, оно было принято, как факт. Просто теперь нужно было внести пару корректировок в план, не более того. Кстати, слуга так же сказал, что скорее всего, эта парочка прихватила что-то с собой, но и это Ньёрда волновало мало, у него было много забот и без того. Если он действительно собирался сделать то, что задумал, ему нельзя было отвлекаться на пустяки.
- Винсент, - позвал он Фейке младшего, который все это время крутился рядом с майором. – Ты любишь азартные игры? Смог бы ты поставить на кон все, включая свою жизнь и сотни тысяч жизней Трехстенья?
Ньёрд задумчиво взглянул в лицо Винсента, потом словно очнулся и тряхнул головой.
- Возможно, к нам скоро пожалуют гости. Иди-ка еще раз сделай обход и проверь, все ли у входа спокойно.
Майор развернулся и направился куда-то к возвышению, на вершине которого маячила фигурка Эрена Йегера.
Мне нравится2Показать список оценивших
Lonely People
Lonely People 21 июн 2016 в 23:55
19 января 851 года
Тишина, покой, светлое подземелье. Всё это было крайне... Нелогично, ибо все подземелья с самого сотворения мира были устрашающими, тёмными, полными тварей ночи... А получается сейчас так: "твари ночи", служащие стране, прячутся среди колоннад светлой пещеры, а некий "жертвенный агнец", так же известный, как Эрен Йегер, если верить тому, что говорят сослуживцы, сидит, прикованный цепями к стенам пещеры. Вот майор задал какой-то вопрос на тему азарта и жизни. И Винс бы ответил ему на этот вопрос легко и лаконично словом "да", но не сейчас, ибо следом тут же был отдан приказ о повторном обходе пещер и проверки на наличие "гостей".
Эти самые "гости", разведчики, крайне назойливые ребята: везде лезут, стараются что-то уладить, что и так было в порядке. Фейке-младший всегда думал о них так: "Живите, бегайте за стену и там умирайте, получая какие-то сведения, но не мешайте Трёхстенью и полиции.", но нет же. Они прут везде и всюду, лишь бы схватить в свои руки всякий аспект жизни этого славного города, аки саранча, жаждущая съесть всю зелень вокруг.
Отдав честь, Эксперт тут же ответил своему руководителю:
- Вас понял. - Развернувшись, Винс тут же полетел сквозь колоннады, жестами подозвав к себе двух рядовых ЦОП'овцев. Пролетев же пару сотен метров, они никого и ничего подозрительного не заметили, покуда не увидели у самого входа в залы следы крови. Проблем всё больше и больше. Отдав приказ одному из рядовых мчаться к Ньёрду и предупредить о явлении гостей, а второму пройти вперёд и увидеть, что там, да как, Винс подготовил к бою револьвер и перепроверил свой УПМ на заряженность. Так же, осмотревшись, капрал увидел на полу ножичек, видимо, принадлежавший одному из парней, что сторожили вход. Взяв его, Фейке пошёл следом за рядовым, держа наготове УПМ. Тут разверзся взрыв дымовой шашки, из-за чего не было толком видно никого и ничего, но юный капрал действовал и не в таких обстоятельствах, покуда был шпионом, так что ориентироваться по звуку было... Просто. Впереди идёт бой, причём он был неравный, по бокам летят на капрала враги, а в эпицентре сего дерьма был сам Винс, тут же начавший стрелять влево и вправо, дабы, хотя бы, отпугнуть от себя незваных гостей и дым...
Мне нравится2Показать список оценивших
Elliot Benson 22 июн 2016 в 9:03
19.01.851
Если бы кто-то полгода назад сказал, что Одетт, будучи ЦОП-вцем, попадёт в церковь Рейссов и будет наблюдать за обессилевшей надеждой человечества, прикованной к скале, она бы всерьёз задумалась о психическом здоровье провидца.
Гигантские пещеры под хиленьким зданием церквушки поражают размерами. Здесь, наверное, может уместиться маленький посёлок. Белизна стен бьёт по глазам, отчего полицейская жмурится, потирает веки. Корде устраивается за одной из колон поблизости от майора Каролинга, чувствуя лёгкую неуверенность — не каждый день становишься частью такого масштабного действа. Она старается привыкнуть к новому вооружению, положенному члену центрального отделения. Устройство по принципу работы похоже на УПМ, но гораздо мощнее, и предназначено не для убийства гигантов — для хладнокровного отстрела людей. Ничего, она в воздухе, как рыба в воде, а с отдачей от стрельбы быстро свыкаешься.
Одетт, отвлёкшись, заинтересованно поглядывает на разворачивающуюся сцену. Блондиночка, прервавшая допрос Имир, выглядит до жути испуганной. Её папаша, фактически властитель Трёхстенья, преисполнен пафоса. Эрен Йегер, её бывший заключённый, совсем не выглядит олицетворением надежды. Свящённое действо, даже без приставки «почти».
Капрал Фeйке отправляется на разведку после разговора с Ньёрдом. Через несколько минут подозрительного затишья возвращается взволнованный рядовой, быстро сообщающий майору о появлении разведчиков — не таких уж и внезапных гостей. Корде экстренно подавляет желание закатить глаза (самоубийцы настойчиво рвутся в могилу) и, неловко шаркнув ногой, подходит к Каролингу.
— Сэр, мы идём?
До них долетают невнятные отголоски шума и свиста тросов.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Audrey Laird 24 июн 2016 в 0:36
19 января
Вопросы возникали отнюдь не дружелюбные. Пагубное влияние Имир? Извините, но при таких обстоятельствах так и хочется сказать пару ласковых об умственном состоянии пузастого «отца», а ведь Хистория до сих пор не была до конца уверена в том, что тот таковым является. Пусть он хоть между каждым словом будет вставлять «дочь моя», но жизнь маленькую Рейсс все-таки научила верить не только словам и тому, что перед глазами. Так неуверенный и стеснительный паренек может оказаться врагом человечества, а хамоватая и закрытая девушка – самым близким человеком.
Подвешенное за руки тело, единственной опорой для которого были собственные колени, вызвало в Хистории чуть ли не ужас. Мальчика она узнала сразу, то был Эрен Йегер, которого часами ранее видела помятым-побитым за решеткой. Она думала, что вместе с «отцом» пришло спасение, но казалось, что это не так. Хистория ахнула, инстинктивно прикрыла рот ладошкой. Вырвавшийся звук эхом пронесся по пещере.
-Что вы… ты сделал с Эреном, папа?! С него кровь капает, вы его как преступника привязали, так же нельзя! Если мое наследие – причинять боль… друзьям, то я не хочу такого. Ты говоришь, что откровенен, тогда почему мы не дома?...
Хистория рванулась вперед, но сделала только шаг, мысленно остановив саму себя. Ее пробирало сомнения, что эти «папины» охранники подпустят ее к Эрену, даже если она этого попросит. Этот мужчина с чемоданчиком преследовал какую-то цель.
-Эрен, Эрен! Как ты? Отец! – Вновь развернулась она к мужчине, но с места не сдвинулась. – Что происходит, скажи мне, как отец дочери. Тебя не было столько лет, и сейчас ты что-то от меня скрываешь.
«Мне это так не нравится, Имир, так не нравится», - подумала Хистория и посмотрела на любимую, что находилась тут же, на холодном полу.
Криста Ленц не просто маска, это и часть души самой девочки. Как бы не пыталась она жить для себя, как обещала веснушчатой, как бы не искала себя настоящую, совесть – то, чего не лишилась маленькая Рейсс даже после всех бед в ее жизни. Сейчас же она потерялась, не знала что делать, с одной стороны – Эрен, с другой – Имир.
Смирившись, что Йегеру она помочь не может, Хистория направилась к веснушчатой, по дороге снимая с себя теплый платок, что дал ей отец для тепла. Сложив его четыре раза пополам, девушка присела на корточки, бережно подложила его под голову подруги, попутно убрав с ее лица волосы.
В зале повисла тишина, пока Хистория проявляла по отношению к Имир заботу. Ее нарушил еле различимый звук, тихий хлопок, что раздался где-то снаружи, над головой или даже дальше, там, где выход. Там что-то происходило, но, похоже, «отец» об этом не знал, иначе сразу бы как на духу выдал бы всю историю, а тут на вопросы щедрствует, вовсе не торопясь.
"Имир, ты же слышишь это?" - мысленно взмолилась Рейсс, замерев на месте, - "быть может, это наш шанс на спасение и долгожданную свободу?"
Мне нравится2Показать список оценивших
Кузя Волков
Кузя Волков 25 июн 2016 в 0:04
18
Всю гребанную дорогу рыжий болтал без умолку, извиняясь за каждую мелочь. Безумно хотелось отвязать его от себя и дать поздороваться лицом с промерзшей землей, но в то же время его треп успокаивал и отвлекал от глобальной задницы настоящего.
Ночь не принесла пурги или иных осадков, так что добрались разведчики достаточно быстро, при этом никого не потеряв по дороге.
Смерти, смерти, смерти.. Предсмертные хрипы, испражнения, слюни и рыбьи глаза, что смотрят на тебя в последний момент, когда сердце уже замерло. С каждым погибшим товарищем Леви немного умирал сам, внутри. Угасали эмоции, оставалась холодная, злая ярость и ненависть, которой он не имел права распоряжаться в полную силу. Он лишь тупое орудие в руках разведки, он может что-то предпринимать, может иногда руководить, но не может перешагнуть ту черту, что сделает его не солдатом, а простым убийцей. Ему непростительно будет перерезать всю эту падаль на верхушке, непростительно развесить их прогнившие жирные туши по стенам, непростительно ослушаться приказа того, кто возможно уже давно мертв.
19
Тишина и негромкие шаги по мостовой, капитан крадется практически бесшумно, нож зажат в одной руке, вторая вытянута и змеей скользит по камню стены, словно живая. Стремительный бросок и она закрывает рот стражу, пока вторая втыкает лезвие в глотку, разрезая. Хлюпающие звуки и лицо коротышки невольно искажается в гримасе отвращения, когда алые капли пачкают и без того замызганную одежду.
Взрыв и сероглазый вновь в тени, утаскивает труп и кидает там, где его тяжелее будет найти, хоть в этом и нет смысла. На встречу вылетает юнец, что пытается ударить разведчика в корпус, но малый рост дает неплохую фору в маневрировании и коротышка уклоняется, ориентируясь в дыму, полагаясь скорее на звуки и чуйку, а не на собственные глаза. Вновь уворачиваясь от удара, но сперва сам попадает, но безрезультатно, а потом резко отскакивает дважды назад и спиной чувствует холодную стену. Резко оттолкнувшись от преграды, он бьет ногами в живот противника.
Мне нравится1Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 26 июн 2016 в 15:20
19 января
Имир прекрасно слышала звуки, что доносились из другого конца огромной залы, как и все, кто был возле жертвенного алтаря. Каждый выстрел, каждый взрыв эхом расходился вдоль колонн и стен, сотрясая место еле заметными колебаниями. Но если Хистория считала это спасением, то Имир напротив же возомнила это очередной каплей дегтя в бочку дегтя, где нет ничего, кроме треклятого дегтя. Ее руки, как и у Эрена, представляли из себя обрубки на уровне кисти, а руки и ноги связаны крепко и туго. Регенерация работала, испуская жгучий пар, но для трансформации повреждения слишком обширны. Кляпа уже не было, но Имир молчала и лишь смотрела на Хисторию, следила, прислушивалась к каждому слову Родерика и внимательно наблюдала за реакцией маленькой Рейсс. Имир уже была в подобной ситуации: беспомощный Эрен; голос, что внушал принять в себя великую силу; и время, что замерло в ожидании столь важного решения. Никто не мог этому помешать и воспрепятствовать, как это не могли Бертольд и Леви ранее, так не смогут разведчики сейчас. Все должно было случиться здесь в эту минуту. Поворотный момент всей истории, который либо приведет человечество к неминуемой гибели, либо к долгожданному спасению.
Родерик сперва растерялся, когда получил в лицо целый фонтан, цунами вопросов, что перемешивались с истерикой юной Рейсс. А ведь считал, что по пути достаточно подготовил морально свою дочь. Но ошибся. Уже который раз. Мужчина взял Хисторию за плечи и развернул ее к себе, чтобы та не видела ни Эрена, ни Имир – никого. Он смотрел ей прямо в глаза, смотрел долго.
– Никакой он тебе не друг! Он преступник. Его отец преступник. Йегеры преступники и убийцы. Они украли у нас координату, убили всех твоих сестер и братьев, а сейчас обрекают мир на уничтожение! – он грубо схватил Хисторию за запястье и повел ее к ступеням алтаря, поднимаясь к Йегеру, – Сейчас ты сама все увидишь. Стоит тебе прикоснуться к Эрену, как ты увидишь его глазами и глазами его отца, что сделали Йегеры против человечества и против нашей семьи. Может, хоть после этого ты поймешь, что я прав и что нужно тебе сделать. Придется сделать.
Родерик прислонил руку дочери к спине Эрена. Для них это было словно удар током, за вспышкой тут же полились воспоминания. Фрида, церковь, Гриша Йегер, разрезающий свою руку, чтобы обратиться в титана. Смерть Дируку, Абеля, Флориана, Улкрина. Все они погибли по вине одного человека. Йегера. Родерик видел, как изменилась в лице Хистория, как изменился в лице Эрен. Они лично пережили тот ужас, который пережил он сам пять лет назад. Они видели, как он бежал из церкви, не в силах помочь своей жене и детям, как на его глазах погибла вся его семья. Мужчина выждал паузу, позволяя детям прийти в себя, вот только времени становилось все меньше и меньше, а звуки битвы все ближе.
– Теперь ты видела все, – тихо сказал он, отпуская запястье дочери, – видела, что они сделали с нами. Что сделали с Фридой. Она всегда заботилась о тебе с раннего детства, но стирала тебе память, чтобы защитить. Она приняла Координату, чтобы защитить всех нас и все человечество. Но нас предали. Теперь ты должна занять ее место, место своей сестры. Тебе лишь нужно принять эту силу. Вместе с силой ты вернешь воспоминания о ней. Стать титаном и королевой. Сохрани воспоминания о нас и спаси человечество. Молю тебя, Хистория. Сделай это ради всех нас.
Он положил чемодан на пол и ждал. Ждал решения Хистории Рейсс.
., ., ., ., ., ..
Просмотреть все изображения
Мне нравится4Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 28 июн 2016 в 18:08
., ., .,
19 января 851
Эрен отстраненно наблюдал за тем, как какой-то человек трясущимися руками вытаскивал кляп из его рта и тут же отпрыгивал в сторону, устремляясь вниз на тросах УПМ. Он слышал голос Кристы, что звала его, и отчаяние в ее голосе был словно нож, вскрывающий воспаленную рану. Он не мог смотреть ей в глаза, не мог ничего ответить, после того, что узнал сам, что предстояло узнать ей, Эрен был уверен, Криста возненавидит его и будет абсолютно права. Две ладони, коснувшиеся оголенной спины, слишком горячие для замерзшей кожи, заставили вздрогнуть. А затем Эрен второй раз прошел через тот же ад воспоминаний, в котором побывал там в тюрьме, когда одна из ЦОПовцев заставила пробудиться его память. Лицо Эрена побледнело еще сильнее, он закрыл глаза и наверное бы заплакал, да только в теле больше не осталось влаги для слез. Он не слышал, что говорил Род Рейсс, точнее не был способен воспринять смысла сказанного, но сам голос короля, его интонации хлестали по оголенным нервам не хуже хлыста. К чему вновь и вновь повторять слова обвинений, обличать преступников, разве не видно, что он не умаляет вины ни своей, ни отца. Он готов отдать свою жизнь во благо человечества, ради его спасения, так пусть же это случится скорее!
То, что происходило там наверху, Ньёрду категорически не нравилось. Но сейчас наметились проблемы более срочные. Один из людей Винсента примчался с донесением о том, что на Церковь напали разведчики.
- Значит, началось, - произнес сам себе Каролинг, а затем повернулся в Оди. – Сержант Корде, берите с собой людей и отправляйтесь следом за Стивом. Остановите разведчиков любой ценой.
Сам Ньёрд направился к выступу, где сейчас находились оба Рейсса и Йегер. Однако прежде чем пустить в ход УПМ, он тормознул рядом с солдатами, охраняющими титаншу, пойманную вместе с Хисторией.
- Думаешь, ты будешь нужна ей после того, как она получит силу? – губы Ньёрда скривились в презрительной усмешке, он развернулся, приводя в действие свой УПМ, и лишь кинул через плечо. – Рейссам, владеющим «силой» никто не нужен.
Тросы прочно зацепились за белую каменистую поверхность, выбивая крошку, и тело Ньёрда взмыло вверх, через несколько секунд приземляясь на возвышении неподалеку от Рода и Хистории. Он неспешно обошел представителей бывшего королевского рода, останавливаясь так, чтобы в поле зрения были и они, и до Йерега было рукой подать.
- Там разведчики напали на Церковь, так что советую закругляться с проникновенными речами и эпичностью момента. Кстати об этом, во всей этой красивой истории вы как-то забыли упомянуть, ваше величество, как однажды дали приказ убить своего ублюдка Хисторию и женщину, что ее родила, а также всех тех, кто об этом рождении знал. Но в последний момент вы опомнились, и решили жизнь Хистории не забирать, оставив ее про запас, ну мало ли, что могло произойти, не так ли? А потом, когда оно случилось, наверное вы даже порадовались, что оказались таким дальновидным человеком, и принялись разыскивать доченьку, которая больше десяти лет вам не только была не нужна, но само ее существование как Хистории Рейсс было для вас неприемлемо. Вот такое вот у тебя наследие, дочь Рода Рейсса, его запасной вариант. Открывай чемодан, мне всегда было интересно посмотреть, что из себя представляет то, за что мы все рискуем своими жизнями.
Мне нравится3Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 28 июн 2016 в 20:15
ПЕРЕХОД В БОЕВЫЕ ЛОКАЦИИ:
Боевая локация 1 - Верхний ярус, над потолком (https://vk.com/topic-73869792_33459019?post=19085) —-> Грей и НПС.
Боевая локация 2 - Нижний ярус (https://vk.com/topic-73869792_33459013?offset=40) —-> Винсент, Леви.
Боевая локация 3 - Центральная линия колонн (https://vk.com/topic-73869792_33459022?offset=20) —-> Бренда, Одетт.
Боевая локация 4 - Левая стена пещеры (https://vk.com/topic-73869792_34402536) —-> Киан и НПС.
Мне нравится1Показать список оценивших
Audrey Laird 30 июн 2016 в 2:58
., .,
19 января
Хистория проглатывала каждое слово ЦОПовца, опустив глаза в пол и более не смотрев на Родерика. Злость захватывала «власть» над девочкой с каждой секундой все больше и больше, и только сдержанность девочки не позволяла накинуться с кулаками на темноволосого лжеца, что с такой убедительностью пытается воспользоваться родной дочерью и снова выбросить как бездомного щенка на улицу, ненужного, безродного. Каков контраст был между певучими и такими идеальными словами Рейсса и ЦОПовца, так хотелось верить в слова первого, но, сам того не зная, Ньерд Каролинг будто дал пощечину Хистории, которая уже была согласна со всем, что скажет ей отец.
И если Каролингу было интересно, что же хранится в чемодане, то юная Рейсс думала только о том, как бы выбраться отсюда. Уже в зале слышен шум надвигающегося боя, из слов Каролинга она знала, что там разведчики. Это только усугубляло положение, ведь и она, и Имир считаются преступницами, пособницами Колоссального и Бронированного, которые помогли бежать последнему. Навряд ли они так просто забыли это вторжение, зная, что основной целью был Эрен который был как раз таки тут. Хистория не верила в виновность во всем это Эрена, ведь это не он убил ее родственников, а Гриша. Но дети же не берут на себя ответственность своих отцов, взять даже ее и Рода. Она могла бы сейчас отопнуть ногой несчастный чемодан, оттолкнуть «отца», развязать Имир и попытаться скрыться, да вот какой в этом толк, если благоверная не может передвигаться? А ведь у нее и оружия нет. Ждать, пока плоть полностью регенерируется, но сколько для тебя нужно выиграть времени, Имир, сколько?
-Я верю тебе… папа, - дрожащим голосом вымолвила Хистория, разжав побагровевшие кулачки и подняв взгляд на отца. – Я не верю этому человеку, ты ведь любишь меня и никогда не бросишь, так ведь? Ты же сдержишь свое обещание?
-И не надо меня называть ублюдком, вы не можете так разговаривать со мной! – Девушка бы тыкнула пальцем в грудь нахалу, если бы тот не был таким большим и грозным. Большим даже не в смысле пухлоты, наоборот, тот выглядел довольно коренастым, да еще и вооруженными особыми ЦОПовскими побрекушками, в то время как Родерик стоял буквально безоружным, не считая чемоданчика в руках.
Мне нравится3Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 30 июн 2016 в 22:16
19 января
Рейсс не спускал глаз с Ньерда ни на секунду. Слушал наглую ложь предателя. Да, пожалуй, только так и можно назвать того, кто в самый ответственный момент поворачивается спиной к своему Королю, нарушая его планы. Родерик ожидал такого от Кенни. Жнец следовал лишь за его братом Ури, подчинялся ему беспрекословно. Ради него Аккерман готов был отдать жизнь, Род был уверен. Но как только семья провела очередной ритуал, и Первый Король оказался внутри Фриды, Кенни изменился. Впрочем, он никогда не скрывал своей ненависти к Родерику. Именно поэтому Кенни здесь не было. Но Ньерд оказался такой же неудачной ставкой. Рейсс наивно полагал, что сможет купить полное доверие, назначив его майором ЦОП-а.
«Предатель. Чертов предатель!» – в его глазах был гнев, неприязнь. Он смотрел на майора с таким отвращением, с такой злобой, что трудно передать. Он желал смерти полицейскому, но понимал, что ничего не сможет с ним сделать. Но Хистория сможет. Она верит своему отцу! Несмотря ни на что! Она была готова к Ритуалу.
– Все правильно, Хистория, – ответил он, не сводя глаз с Ньерда, победно ухмыляясь, – все правильно, дочь моя. Не слушай лживые языки. Даже прирученная собака может укусить. Я никогда не желал тебе смерти и не желала смерти твоей матери. Я пытался спасти вас, ты не помнишь? Да, это было давно, ты была напугана. Пять лет назад я приехал к вам, чтобы забрать вас в безопасное место, но капитан Кенни Аккерман опередил нас. Я знал, что своими действиями я шел против правил Первого Короля, это знал и Кенни. Он убил твою мать, но тебя… Мне пришлось забрать твое имя, чтобы ты могла жить, Хистория. Жить, пусть и под чужим именем. Но сейчас мы здесь, чтобы я мог вернуть тебе все! А ты, Ньерд, ты еще пожалеешь об этом! Ты предал своего Короля! – Мужчина опустился на одно колено и положил на него чемодан, замочки поддались легкому движению пальцев и раскрылись – Хочешь узнать, что в чемодане? Хочешь знать, ради чего мы ВСЕ рискуем? Здесь будущее всего человечества! Здесь наше спасение! С этим Хистория станет новой Королевой!
Он откинул половину чемодана, та с кожаным треском раскрылась, и все трое увидели самый настоящий, натуральный член из воска. Огромное хозяйство со всеми придатками накрыло письмо, на которое упало пару капель расплавленного воска. В письме красивым почерком, но впопыхах было написано: “Средство от геморроя для Его королевского жопничества. Не болейте. От Ганса О’Брайена с любовью <З . P.S. Ньерд гей”
Родерик замер, заметно вспотел, но не смог вымолвить даже слова, даже пискнуть. Лишь молча посмотрел на Ньерда с округленными, как у огромного сома, зенками и хлопал ими в сочетании с нервным тиком. Весь мир только что погиб из-за воскового члена.
......
2:24
Groove Addicts–End Game
Мне нравится4Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 1 июл 2016 в 10:39
19 января 851
В первые мгновения в огромном зале повисла гробовая тишина. Даже Йегер пришел в себя, вынырнув из закоулков своего подсознания и вернувшись в грешный мир. Правда уже через несколько секунд раздался оглушительно громкий смех. Ньёрд хохотал во весь голос, согнувшись в три погибели и обнимая руками свой живот. В уголках глаз майора выступили слезы, он уже задыхался от хохота, но все никак не мог остановиться. Вот же два стервеца! Ньёрд, конечно, ожидал от них подвоха, но это просто превзошло все его ожидания. В восковой фигурке без труда можно было угадать почерк мастера Ганса О'Брайена. Конечно, кому бы еще пришло в голову вытворить такое, тем более, что и записочка прилагалась. Жаль, конечно, что сыворотка досталась парочке этих проходимцев, с другой стороны, зато Ньёрд сам теперь был свободен от всех полномочий и ничто не грептило над ним.
- Как символично! Все, что осталось от королевского величия и власти - х*й. Как же я ждал этого момента! Ведь когда-то по твоей вине и вине твоего семейства у моей семьи осталось почти то же самое, она перестала существовать по твоей милости. Жалкие трусливые крысы, принесшие в жертву сотни тысяч жизней, чтобы спаси свои. Но теперь ты сполна ответишь, Род Рейсс. Я до конца своих дней запечатлею эту твою рожу в своей памяти, чтобы долго над ней смеяться.
Говоря все это, Ньёрд не оставался без движения. Он переместился вплотную к Йегеру, одновременно частично прикрываясь его связанной тушкой. Достав из-за пояса нож, Каролинг срезал со своей куртки майорские лычки и кинул их на пол.
- Я лгу? Жаль, что Кенни здесь нет. Хоть я его и не любил никогда, с радостью бы посмотрел, как он съездил бы по твоей холёной харе за такие слова. Впрочем, это теперь не мои заботы, сами разбирайтесь со своим дерьмом. Скажу лишь, что этот человек хотел превратить тебя в чудовище, Хистория Рейсс, хотя мог стать им сам и спасать человечества своими руками, но предпочел пожертвовать тобой. А ты, Эрен Йегер, не будь дураком больше, чем ты есть. Подумай, кому хотел принести себя в жертву, человеку, который пять лет назад не сделал ничего для того, чтобы спасти стену Мария, хотя имел в своих руках такую власть. А вот у Гриши были яйца, и даже не восковые. Он был человеком, который смог.
Усмехнувшись, Ньёрд зацепился за веревку, связывающую правую руку Эрена, и в несколько движений перерезал ее. Успел он это сделать до того, как очнувшиеся от ступора ЦОПовцы привели свои УПМ в действия и как коршуны стали взлетать на выступ. Однако никто из них не решался действовать. Кого теперь слушать, когда все командование ушло на битву с разведкой? Бывшего майора или Рейсса, которого они практически не знали? Пользуясь этим замешательством, Ньёрд отпрыгнул к краю выступа.
- Кто хочет жить, за мной! Кто готов сдохнуть - счастливо оставаться!
После этих слов Каролинг выпустил тросы УПМ и понесся прочь, больше не оборачиваясь.
Ньёрд переход —--> Верхний ярус
Просмотреть все изображения
Мне нравится4Показать список оценивших
Audrey Laird 4 июл 2016 в 3:17
19 января
Хистория зависла. Просто напрочь выпала из этого мира, глядя на восковой агрегат в руке отца выпученными глазами. Девушка скривилась, сделала неуверенный шаг назад и не знала, что вообще и сказать в этой ситуации. Лишь через минуту «оттаяв», она резко развернулась назад, чтобы глаза ее не видели этого безобразия, а то ведь неудобно как-то. Отвернувшись от Родерика, Хистория оказалась лицом к Имир и только сейчас заметила, что, в прошлом, обрубки уже практически затянулись и из-за белесого пара виднеются вполне здоровые конечности.
«Я никому ничего не обязана. Жить ради себя. Жить ради нас. Так ведь говорила Имир? Я не Криста, я Хистория…»
Несколько раз повторив эти слова в разном порядке, будто заученную мантру, Хистория развернулась лицом к «отцу», стараясь либо смотреть на него, либо вовсе отводить взгляд в сторону, лишь бы не видеть восковое недоразумение.
-Если от меня это требуется, я должна это сделать ради семьи, папа, ради Фриды, ради мамы, ради всех остальных, чтобы их смерть не была напрасной. Ведь мы – Рейссы, - продолжала невинно вторить Хистория, наконец, оказавшись рядом с Родериком.
«Забудь, что он твой отец, забудь. Это мой последний шанс, ради Имир, ради Эрена».
-Дочери ведь всегда верят своим папам, и я тебе верю. – Растягивая фразы и не сводя невинного глаза с отца, Хистория зафиксировала руку на запястье мужчины и с силой рванула его на себя, пока тот не ожидал подвоха. Тяжелая туша с трудом перекатилась через хрупкое тельце девушки и повалилось на землю буквально носом вниз. Как только кувырок был выполнен, девушка рванулась прочь от неуклюжего Рейсса, что в силу своего избыточного веса попросту не мог подскочить с тем же энтузиазмом, что и его дочь.
Наконец, веревки на руках и ногах Имир были почти развязаны. Тоненькими дрожащими пальчиками Хистория цеплялась за края и петли веревки, тянула их в разные стороны, в то же время боясь причинить веснушчатой еще больше боли.
-Имир, скажи, как ты, ты можешь встать? Я тебе помогу, держись за руку, нам нужно бежать, смотри, сколько здесь папиных служащих.
Отредактировал администратор, 4 июл 2016 в 10:43.
Мне нравится5Показать список оценивших
Autumn Rain 4 июл 2016 в 17:08
19 января 851 г.
----> Томас, Анна , Алексей, Карисса и рядовой из отряда Маккензи – из Рагако
Спешка ощущалась в каждом рывке маленького отряда, разрезающего себе путь сквозь толщу ночи в направлении обособленной церквушки, принадлежащей ныне Родерику Рейссу. И, если верить застенным картам, она была отмечена одной лишь точкой, как часть владений вышеупомянутого толстосума.
Двигались разведчики, не щадя ни себя, ни животину – только на пути попадался постоялый двор, они тотчас же меняли лошадей, перегружали свое добро и вновь пускались в путь. К слову, товарищи из Рагако снабдили «крылатых» УПМ, запасными клинками и несколькими баллонами с газом; помимо прочего сержант Маккензи, давний знакомый Томаса, удружил еще три фугасных снаряда, четыре ручные гранаты, восемь бутылок с зажигательной смесью, а так же капрала Фогеля – как-никак операция носила ключевое значение не столько в судьбе Разведкорпуса, но и Трехстенья в целом.
Сам Томас, невольно ставший лидером второй ударной группы, о поражении и не помышлял. Количество врагов? Да, его беспокоил этот фактор, но не больше, чем сучий холод, заставляющий одеревенеть пальцы и застыть лицо. В любом случае, у «крылатых» оставался на руках козырь – Анна Батхер. Если все они заблаговременно полягут, то титанша здесь и камня на камне не оставит, порвет каждого, а Йегера вытащит. Если он еще жив, конечно. По крайней мере, в это хотелось верить, наверное, каждому из присутствующих. Своими мыслями разведчики не делились – не было времени – каждая минута безвозвратно ускользала в небытие подобно песку сквозь пальцы.
– Почти на месте! – гаркнул капитан О’Брайен, силясь перекричать ветер, беспощадно хлещущий наотмашь. К счастью, помимо ветра и трескучего мороза, погодные условия были благоприятными, никаких вьюг и снегопадов. Хоть в чем-то госпожа Фортуна соизволила явить разведчикам лик, а не свой зад. Впрочем, последним Томаса не напугать – и не из таких передряг выбирались.
Заиндевевшая поросль, что следовала вместе с отрядом, оборвалась, и на снежном фоне показалась искомая Церковь. Скромное строение, лишенное роскоши, словно старающееся выглядеть неприметно, куталось в снежные шапки. О’Брайен затормозил коня и, когда до строения пролегало расстояние в пять сотен метров, спешился. Разведчики последовали его примеру, мужчина заговорил.
– Итак, внутри может быть что угодно. Поэтому мой приказ таков: действуем по обстоятельствам и, по возможности, не умираем. Это все, что я могу вам сказать, – между делом Циклоп быстрыми, отработанными за годы движениями, прилаживал и перепроверял элементы УПМ. – Полагаю, ждать нас будут друзья из ЦОП, раз уж мы пощипали парочку из их числа. Если никогда не сталкивались с этими мудаками, проинструктирую: приводы у них совершенно иного образца, созданы для максимально эффективного замешивания противника в форшмак, это вам не груши хуем околачивать. Зазевался – пошел на корм червям… Надо избавиться от них как можно быстрее. Ну, понеслась моча по трубам.
После чего О’Брайен закурил и с папиросой зубах направился к центральному и – по его мнению единственному – входу в церквушку. В руках капитан держал ручную гранату, готовый гасануть ею по первой пачке чертей-ЦОПовцев. И уж не подозревал, что под строением есть не просто нижний уровень, а самая что ни на есть настоящая пещера, которую во всем Трехстенье не дано было видеть простому смертному…
ps. ждем распределения в боевые локации
Мне нравится4Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 4 июл 2016 в 19:57
Переходы:
Томча -> Боевая локация - 3
https://vk.com/topic-73869792_33459022?post=19170
Анна -> Боевая локация - 2
https://vk.com/topic-73869792_33459013?post=19132
Алексейи НПС -> Боевая локация - 1
https://vk.com/topic-73869792_33459019?post=19085
Карисса -> Боевая локация - 4
https://vk.com/topic-73869792_34402536?post=19178
0:06
Serious Sam –Kamikadze Scream
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 8 июл 2016 в 0:57
19 января
– Нельзя, – ответила Имир, чувствуя, как сковывающие путы на руках ослабли, а затем и вовсе спали с рук, кисти которых уже стали обрастать пальцами, наращивая плоть слой за слоем, клеткой за клеткой, испуская горячие пары. Веснушчатая нашла опору, Хистория помогла ей встать, но Имир, как ребенок, что только-только учился ходить, сперва чуть не упала, но поймав равновесие, еще долго не решилась сделать первый шаг, затем второй, а после шаги стали более уверенными, но боль, которую она ощущала, была невероятной, – мы не можем уйти без него.
Она кивнула в сторону Родерика, что тюленем, выброшенным на берег, распластался на холодном полу, еле дыша и охая, как тот же самый тюлень. Его губа лопнула, а кровь окропила камень. На лбу уже выросла здоровенная шишка, он пытался встать, но безуспешно. Его взгляд был устремлен на рядом лежащий чемоданчик, где должна была быть сыворотка, обращающая хозяина в боевого и сильнейшего титана, что когда-либо видел и увидит этот мир, здесь же должны быть и другие склянки. Но ничего. Лишь восковой фаллический символ с оторванными братьями-близнецами прокатился мимо него, указывая на связанного Эрена.
«А ведь спасение было так близко, – безутешно взмолился он Первому Королю, но образом его был его собственный брат Ури– теперь все погибнет из-за меня. Прости меня, Ури. Простите, вы все. Отец, Первый Король. Я подвел вас. Я подвел этот мир».
Не без помощи Хистории, Имир взобралась по ступеням на алтарь, сопротивляясь тщетным попыткам своей любимой сменить направление на обратное, чтобы поскорее скрыться. Она что-то говорила, что-то шептала. Просила. Но стрельба и даже взрывы, что доносились из другого конца пещеры заглушали её громким эхом. Что-то обваливалось, рушилось. Не битва разведчиков и ЦОПа, а настоящая полномасштабная война с использованием тяжелого вооружения. Что было весьма некстати.
Имир упала возле Эрена и напрасно пыталась вырвать его руку из стальных цепей. Сколькие от крови пальцы не могли толком ухватиться.
– Не бзди, Эрен, не съем, – тихим голосом с еле различимыми эмоциями устало проговорила она, положив руку ему на плечо, – а следовало бы. Еще тогда. Но ты мне нужен. Нам… нужен. Против Первородного, а времени нихрена нет. Наши друзья-разведчики не успеют и не смогут помочь тебе. Зато мы с тобой успеем. Что ты так смотришь, будто понос скрутил? У меня есть план.
Она посмотрела на свою руку. Все пальцы были на месте. Ее окровавленная одежда, если ее еще можно было так назвать, уже не испускала клубы пара. Регенерация взяла свое. Эрен еще восстанавливался. Имир посмотрела на Кристу. Сказала, чтобы та держалась как можно крепче, как никогда раньше. И чтобы не сомневалась в ней. Ведь так было надо. Подобрав с пола тоненький кусок светящегося минерала, она разрезала ладонь поперек линии жизни и…
С дальнего конца пещеры послышался взрыв и треск камня, топот, крик, лязг лопнувших колец цепей, а топот лишь усиливался, приближался, затем резко прекратился и перешел в ритмичный, но мощный стук, что разносился по всей пещере. Один удар, второй, третий. Все ближе. Уродливый титан с длинными руками мощно отталкивался от колон, прыгая с места на место, вонзая черные когти в твердую породу, держа одной рукой два тела: Эрена и Родерика. Пещера осыпалась крошечным, но не менее опасным дождем из камней и булыжников в тех местах, где чудовище оставило свой след. Впереди же, в центре, среди обвалившихся от взрывов колон, на самом верху зиял новый путь на поверхность, где ночное небо со звездами танцевали меж деревьев и облаков. Титан прыгал все выше и выше, подбираясь к небольшой дыре, но достаточной для того, чтобы уместиться 7-ми метровому классу. Оружие ЦОПа дырявило тело, но это не останавливало бестию. Разведчики были впереди, но оно обходило их. Из последних сил чудище оттолкнулось от последней колоны, еле ухватилось за край ногами и руками, чтобы затем с кувырком отпрыгнуть назад и вверх, опрокинув два-три дерева на поверхности. И затем разошелся долгий и громкий, хриплый вой
2:39
Epic Score–For Our People
Мне нравится3Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 8 июл 2016 в 19:06
., ., .,
19 января 851
После обнаруженного в чемодане предмета начало твориться что-то невообразимое. Все это время Эрен сидел на своем месте и пытался вкурить, что вообще происходит. Если кратко представить себе, что промелькнуло перед глазами Йегера, то картина была следующая: вместо чего-то важного в чемоданчике короля оказался член; человек, которого Эрен помнил еще в его бытность в разведке, и который на самом деле оказался майором ЦОПа, поржал и свалил в одном ему ведомом направлении; Хистория, все это время клявшаяся в любви и преданности своему отцу, вдруг мастерски кинула его через бедро и куда-то умчалась. На фоне всей этой драматической комедии или комедийной драмы, Эрен пытался найти смысл происходящего и удержать безнадежно сползающую крышу. Из лихорадочных размышлений его вывел отдаленный гул и камни, посыпавшиеся сверху. Инстинктивно попытавшись закрыть голову от крошева, сыплющегося сверху, Эрен наконец-то осознал, что одна его рука свободна.
- Да что же это… - дав себе мысленного пинка, Эрен вгрызся зубами в мешковину, покрывающую кисть, стараясь ее сорвать. Может, еще совсем недавно он и был готов принести себя в жертву, но бездарно погибнуть под обвалом камней парень не собирался. Наконец, ткань поддалась, и Эрен содрал с руки «варежку», освобождая пальцы. Он тут же принялся дергать цепь на второй руке, вот только толку это не дало никакого. Без посторонней помощи ему точно было не освободиться. Единственной, кого Эрен мог просить об этом, была Криста, потому он недолго думая собрался с силами и крикнул:
- Криста!
И сразу за этим на возвышении появилась… совсем не Криста. Имир подскочила к Йегеру и попыталась, как и он сам недавно, выдрать из камня цепь. Эрен же ошарашенными дикими глазами смотрел на девушку, не понимая, с какой стати такая о нем забота. Догадка не успела родиться в его голове, Имир что-то выкрикнула про то, что у нее есть план, затем раздался хлопок, сопровождающий трасформацию, взметнулось облако пыли, из которого вынырнула рука гиганта и, оборвав цепь, схватила Эрена. Йегер успел только вскрикнуть от неожиданности, когда земля резко ушла из-под его ног, а затем его тело плотно сдавили гигантские пальцы, прижимая к другому телу спиной. Ощущения были убийственны, Эрену казалось, что либо сейчас его кости треснут, либо внутренности вывалятся при очередном скачке. Куда Имир их тащила, он понятия не имел, верить титанше после всех ее поступков Эрен не мог, с другой стороны, разведчики уже были на подходе. Быть переходящей из рук в руки игрушкой Йегеру надоело, как и слышать от других о том, что он должен делать. Когда Рейсс коснулся его спины, Эрену представилась возможность увидеть произошедшее 5 лет назад в Церкви его глазами, он видел лицо отца, и оно не походило на лицо безжалостного убийцы. Сейчас Эрен осознал, что это было лицо отчаявшегося человека, потерявшего все – дом, семью, все, что он имел. У Гриши Йегера просто не осталось выбора, он не мог поступить иначе. А потому, может быть, эта сила и не должна была достаться Эрену, но коли сейчас она принадлежала ему, он должен был научиться распоряжаться ей по собственному желанию – ради матери и отца, ради тех, кого он хотел спасти. Как только они оказались за пределами подземелья, и холодный воздух улицы тронул лицо, Эрен вздохнул поглубже, зажмурился и крикнул:
- Имир!! Отпусти меня! Если я сейчас перекинусь, вас всех размажет!
Это был блеф, Эрен даже не был уверен, сможет ли он сейчас перекинуться, тем более он не хотел никого убивать, во всяком случае пока. Но ничего другого придумать Йегер не мог.
Мне нравится3Показать список оценивших
Audrey Laird
Audrey Laird 9 июл 2016 в 6:35
., .,
19 января
Хистория не противилась Имир, она ей доверяла. Пусть она не понимала ее намерений, пусть в ее голове роились нехорошие мысли, но верила, что веснушчатая знает, что делает. Но, чем дальше разворачивались события, тем больше маленькая Рейсс путалась, и больше ответов теперь хотелось получить от Имир, нежели от отца. В ее голове никак не находило объяснения то, что той нужны были ее отец и Эрен. Неужели этот «ритуал» все же нужно сделать? Поэтому она забирает всех их? Или она до сих пор надеется, что Первородный за Эрена с дополнением в виде Родерика позволит им сбежать в лучшую жизнь за стены? И тот, и другой варианты развития событий вызывали у Хистории противоречия, но перечить она не стала.
Первое сомнение закралось в тот момент, когда Имир сказала фразу «наши друзья-разведчики». Не она ли убеждала Хисторию в обратном? Какие могут быть друзья, если они желают ее смерти за предательство, причем не единожды. Неужели ее благоверная обманывает Эрена, чтобы он слышал то, что хочет, чтобы поверил ей, когда однажды она его уже предала? Нет, так нельзя думать. Это Имир, ее Имир, просто у нее есть особый план, вот и все.
-Зачем ты это делаешь? – шептала девушка, пригнувшись к самой голове танцующего титана, сжимая между пальцами волосы. – Это не похоже на спасение, за Эреном побегут все разведчики, за папой – полицейские, они ведь догонят нас и снова запрут в темнице. Я не хочу, чтобы над тобой еще издевались.
Стояла почти идеальная тишина, нарушаемая лишь отдаленными выстрелами из пещеры. Толща земли скрывала эти звуки, даже несмотря на образовавшуюся дыру. Эту тишину нарушил прорезавшийся крик Эрена, что начал кричать во весь голос и вырываться.
-Эрен стой, пожалуйста, остановись! – Закричала Хистория, когда титан уже нес их через лес. – Она не причинит тебе вреда, она не такая, поверь мне! Она пытается спасти нас!
Мне нравится2Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 10 июл 2016 в 0:52
19 января
Имир не оставила без внимания ни слова Эрена, ни слова Кристы. Шутка ли, если прямо в её титанической лапе Господин Суицидник решит обратиться в пятнадцатиметровую махину. Он разорвет ей руку, отбросит танцующего титана, наверняка пострадает Хистория, а у неё нет завидной регенерации. К тому же Имир видела обращенную форму Эрена, как он с ней расправлялся с гигантами, рвал на части с крайней жестокостью. Ей не совладать с буйным мальчишкой, а позади были его союзники, может и его друзья-титаны.
– Хрр! Н… не смей, – грозно и угрожающе прорычал танцующий титан, а из пасти повалили клубы пара. Имир чувствовала сильнейшую усталость, изнеможение, долго оставаться в титанической форме она уже не могла, но ведь до свободы всего рукой подать. Стоит покинуть пределы леса, как они окажутся вне зоны боевых действий, и все опасности окажутся далеко позади. Но шея титана раскрылась и оттуда повалил густой горячий пар, а внутри можно было разглядеть размытую темную фигуру, которая лишь спустя десяток секунд стала различима. Имир частично покинула свою оболочку, чтобы передохнуть, а заодно:
– Я не могу отпустить тебя. Знаешь, почему? В прошлый раз ты сбежал! Не доверял нам? Нет, ты следовал до конца, даже научился пользоваться Координатой. Может, подумал, что лучше вернуться обратно в штаб вместе со коротышкой-любовником? Опять мимо! Или ты просто струсил? Да, именно так. С тобой был Леви, Бертольд – вместе вы бы смогли победить хоть десяток Первородных, но ты испугался! Но это в прошлом, ведь так? У нас с Первородным небольшая сделка была: Родерик Рейсс в обмен на карту, что приведет в его Город. В прошлый раз он уже успел обмануть нас с Хисторией, нас и вовсе не должно быть в штабе разведки в тот день. Но с тобой у нас будет куда больше шансов. Мы сможем победить Первородного.
«Или я просто отдам тебя ему в руки и покину этот сраный город вместе с Хисторией», – дополнила она, но утаила от лишних ушей. Быть может, в Эрене действительно проснется благоразумие, хотя на это никогда нельзя было уповать. Эрен и благоразумие – вещи не совместимые вовсе. Впрочем, перспектива сразиться с Первородным выглядела столь же радужно, как говно для собаки. Однозначная смерть, стоит только ошибиться. Но Имир решила дождаться ответа надежды человечества.
3:09
Lord Of War OST–Warlord
Мне нравится3Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 10 июл 2016 в 1:50
19 января 851,
Сквозь гул ветра в ушах от дикой скачки до слуха Эрена все-таки донесся крик Кристы. Она была напугана, что и понятно, но сейчас отступление Эрену могло слишком дорого обойтись, потому он решил гнуть свою линию до конца:
- Спасти?! Часто же мне это говорят, а в итоге я оказываюсь в дерьме! И сейчас будет не лучше! Довольно, если наши пути разойдутся все равно, то пусть это случится сейчас и здесь!
Однако стоило только это выкрикнуть, как из тела титана повалил пар, на его поверхности показалась Имир, опутанная кровавыми прожилами, вросшими в ее тело. Зрелище пугающее и вместе с тем завораживающее, ведь титан не остановился, продолжая подчиняться воле своего хозяина. Слова Имир были резкими, грубыми, они задевали чувства и вызывали гнев. Эрен уже скрипел зубами, сверля Имир, то и дело скрывающуюся в облаках пара, гневным взглядом. Ни слова правды, что она могла знать о его чувствах тогда и сейчас?! Но Имир такой была всегда, ее никто больше не волновал кроме нее самой и Кристы, которую эта эгоистичная особа с чего-то вдруг взялась опекать пуще своей жизни. И тут до Эрена дошло, он изменился в лице, сначала оно сделалось удивленным, а потом с него слетели все эмоции, оставляя лишь горящую решимость во взгляде.
- Знаешь, Имир, можешь считать как угодно, но мы с тобой похожи. Мы оба хотим во что бы то ни стало защитить людей, которые нам дороги. Ты хочешь уберечь Кристу, а я хочу спасти своих друзей. Я разделяю твои стремления, но я не дам тебе встать у меня на пути! Ты дала себя обмануть и обманываешься до сих пор! У Первородного нет причин тебе помогать и они никогда не появятся! Может быть ты не считаешь меня тем, на кого можно положиться, как и не веришь в силу разведки и в силу людей. Однако, я уже дал себе клятву, что буду сражаться до самого конца! Неважно, кто встанет у меня на пути, будь то Первородный или кто бы то ни было еще! Я не сверну и не отступлю, даже если мне суждено погибнуть! Ты хочешь найти себе новый дом, а я буду защищать тот, который у меня есть! И я использую всю имеющуюся у меня для этого силу, путь даже эта сила не должна была мне достаться, теперь она моя! Я приму бой, но больше никто не станет мне диктовать свои условия!
Глаза Эрена сейчас горели тем самым блеском, который, казалось, совсем угас в тот момент, когда его дух сломили пытки. Но в эту минуту душа Йегера воспряла, теперь чужая память, что покоилась в его сознании, обратилась в его сторону, а не против него.
- Ты хочешь одолеть Первородного, я хочу того же! Но я иду своим путем и не позволю кому-то мне помешать! У тебя есть вариант присоединиться ко мне или же уйти с моей дороги и не мешать! Отпусти меня, Имир, сейчас я смогу обратиться, и я сделаю это! Я дам тебе уйти, хотя, может, потом и пожалею об этом! Но если ты отпустишь меня, обещаю, вас не станут преследовать! Ты же знаешь, что так будет правильно! Имир!
Однако отклика от титана не было, а процесс уже начался. Боль сделала свое дело, а рожденная ежеминутно мотивация стала той искрой, что подожгла фитиль. В следующую секунду по телу Йегера прокатилась словно электрическая волна, а затем последовал испуганный вскрик Рейсса и взрыв, отхвативший Танцующему Титану лапу. Семиметрового откинуло, то, что случилось с Родериком Рейссом, лучше вообще было не видеть. На маленькой полянке, ломая сухие ветки деревьев своей громадной тушей, возвышался Титан Одиночка. Коротко рыкнув, в пару шагов он оказался рядом с тем, что осталось от Танцующего. Схватив его за голову, Эрен как следует впечатал ее в мерзлую землю, так, что кости расплющились под его ручищей, а во все стороны брызнула дымящаяся кровь. Приблизив свое лицо к Кристе, чудом удержавшейся на спине титана, и Имир, что все еще частично возвышалась над кожными покровами, Титан Одиночка издал громкий рев, обдавая девушек горячим паром. Затем он развернулся и направился обратно к Церкви. Сознание Эрена в этот момент уже почти угасало, ему нужно было успеть вернуться.
3:08
Two Steps from Hell–Mass Effect Theme
Мне нравится4Показать список оценивших
Audrey Laird
Audrey Laird 10 июл 2016 в 6:41
., .,
19 января
Закрывая одной рукой глаза от яркой вспышки, Хистория поползла вниз по голове, цепляясь за густые крепкие волосы. Имир выбралась из тела лишь наполовину, по ее измученному лицу несложно было догадаться, что восстановить титана вновь она не сможет. Скатившись вниз по шее, Рейсс бросилась к ней, хватая под руки, ведь даже они не до конца вышли из тела титана. Хистория оглянулась назад, продолжая из последних сил вытягивать веснушчатую из шеи. Позади была кровь, много крови. И девушка уже знала ответ, кому она принадлежит. Кровь оторванной руки танцующего титана сразу же стала испаряться, эта же лужей растекалась по земле. Родерик на момент превращения Эрена был слишком близко. Если рука титана Имир отлетела как пушинка, то от пухлощекого потомка Рейсса навряд ли осталось что-либо, кроме мокрого места. Так или инчае, Хистория не хотела этого видеть, все-таки то был ее отец.
Приближение Эрена сзади девушка почувствовала кожей. По позвоночнику пробежался холодок от страха, из глаз вот-вот готовы были хлынуть слезы. Неужели Эрен, этот добрый мальчик, надежда человечества, безо всяких угрызений совести убьет двух своих знакомых, некогда соратниц?
Подозревала маленькая Рейсс и то, что Йегер не тронет лично ее. Тогда, в зале, он звал ее. В минуты, когда, казалось, все было потеряно, началось обрушение, он назвал ее имя. Хистория подалась вперед, прикрывая собой Имир, вытянув руки в стороны, приняв на себя теплое дыхание титана. И все закончилось. Титан сорвался с места, вокруг все затихло, лишь звуки шагов впереди и тяжелое дыхание Имир сзади.
-Все закончилось, Имир, все будет хорошо. Надо уходить. Если Эрен скажет, где мы – нас поймают. Давай же, будь со мной, не закрывай глаза, мы должны вытащить тебя отсюда, - быстро шептала Хистория, вытягивая веснушчатую на поверхность. Все так же держа под руки, девушка аккуратно спустила ее по изгибу спины на землю.
-Почему ты до сих пор веришь ему, Первородному. Однажды он уже обманул нас, и он сделает это снова. Ему просто нужно, чтобы ты выполняла его прихоти, как это делают бедные Бертольд и Райнер. – Сейчас она вспоминала вечер у костра, что говорил ей Райнер. Хистория с грустью провела рукой по лбу Имир, убирая с глаз волосы.
– Какой горячий, у тебя будто жар, это из-за титана, да? – Через считанные секунды на лоб Имир опустился самодельный мешочек из платка со снегом. Наконец-то все закончилось, Рейсс улыбнулась, - я не знаю, как лечить титанов.
Мне нравится4Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 10 июл 2016 в 13:17
., .,
19 января 851
Грохот тяжелых шагов и маячившая меж деревьев огромная фигура знаменовала приближение к Церкви титана. Походка его была неровной и шаткой, периодически, когда Эрен терял над ним контроль, титана заносило, и он ломал деревья, едва не падая на них. Однако Йегеру хватило сил дойти до теперь уже практически руин Церквушки, расшугивая выбегающих оттуда разведчиков и ЦОПовцев. Последний шаг, и Титан Одиночка с грохотом упал на колени, а торсом подался вперед и впечатал свою голову в мерзлую землю, так, что только слышался хруст гигантских костей. Тело титана тут же задымилось и начало разлагаться, из шеи показалась фигура Йегера, как только он едва выбрался, его тело накренилось в бок и соскользнуло вниз, повисая на кровавых прожилах и ошметках мяса, оплетающих его тело, словно лианы. Босой, в одних рваных штанах, в разводах своей засохшей и еще свежей крови, Эрен выглядел жутко. Сил двигаться у него совсем не осталось, превращение отобрало остатки энергии, которые еще теплились в его теле. Упав в руки разведчика, что перерезал не дающие свалиться вниз ошметки титанического тела, Эрен только и успел, что сказать:
- Наконец-то все... закончилось...
После чего отрубился.
Мне нравится4Показать список оценивших
Кузя Волков
Кузя Волков 10 июл 2016 в 14:12
19 января 851
Он не успевает услышать ответ девушки, когда земля вдруг вздрагивает под ногами и гулкий грохот эхом разлетается по всей пещере.
Леви невольно хватается за рукоятку лезвия, но тут же отпускает, смотря на до боли знакомое создание, с трудом пробирающееся к ним. Разведчик не медлил и резко рванул вперед, прекрасно понимая, что Эрен может уже не контролировать себя и напасть на них, однако туша упала, не в силах более идти. Пар закрывает обзор и мужчина уже было собирается стрелять тросами, дабы подняться выше, когда тело мальчишки само падает вниз к нему. От быстрых рывков нога ноет и словно множество толстых игл пронзает кость и нервы, но разведчик почти не обращает на это внимания, бережно подхватывая надежду человечества на руки и обрезая канаты плоти, окончательно освобождая того от оболочки.
Эрен очень легкий и еле дышит. Бледное лицо все в крови, мальчишке нужен отдых, однако врагов тут все равно вокруг очень много, нужно спешить и коротышка направляется к выходу. Дождавшись Анну, он тихо приказывает:
-Без надобности в бой не вступать. Мы должны покинуть это место как можно быстрее.
Добавлять то, что мальчишку надо защищать и доставить живым до укрытия, нет смысла, ведь это и так очевидно.
Отредактировал администратор, 10 июл 2016 в 15:08.
Мне нравится4Показать список оценивших
Полина Голубь
Полина Голубь 10 июл 2016 в 16:15
19 января 851
- Благодарю, сильно?... - говорит Анна, показывая на раны Ривая, переводя дыхание после удачной схватки, счищая ещё свежую кровь с клинков, а потом убирая. Мелкие ссадины и царапины быстро испарялись с тела, что было подобно перерождению птицы феникса. Риваю повезло меньше... Айн собиралась вставить что-то ещё, но тёмные пещеры озарились звуками, всё вокруг затряслось и ноги сами собой. Девушка могла поклясться, где-то в глубине упали сталактиты с громким грохотом.
С земли до потолка всё заполняют клубы пара, а лёгкий жар бьёт в лицо, заставляя лоб покрываться маленькими капельками пота. Анна готовится кинуть бутылку, но тут же слышит короткое шипение, что означает, дескать, свой. Ещё не долго рыжая наблюдает сцену воссоединения, это удача, что он жив. Состояние его было ужасным, слаб и истощен... Слабый пилот - слабая оболочка, говорили в академии. Хотелось выяснить, кто именно такое сотворил с бедным мальчиком, а затем отомстить. Беда, единственный, кто мог ответить и был жертвой, Эрен сейчас не в состоянии ответить.
- Надеюсь он сможет всё рассказать, как только придёт в себя.
Сержант тихо кивнула и устремилась вперёд, в случае чего расчистить дорогу, стоит покидать это место немедленно, пока оно не похоронило всех заживо. Айн сомневалась, что сейчас ЦОП будут обеспокоенны разведчиками, они слишком трусливы и им стоит спасать свою шкуру. По дороге Анна подхватила того полицейского, который оказался под завалами. Кто знает на что можно обменять его жизнь... Разведчики удалялись скорее.
Отредактировал администратор, 10 июл 2016 в 18:01.
Мне нравится4Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 10 июл 2016 в 17:50
19 января 851 г.
Это была не даже война, не поединок, не простая стычка – сеча. Томас, человек, который славился не только своей преданностью разведлегиону, но и легким характером, а так же завидной беззлобностью, превратился в палача. Сначала одним удачным броском гранаты он избавился от противников, а после большой хищной птицей пронесся меж колонн, нанося противникам увечья, отнимая жизни. До этого момента контрабандист не грешил человекоубийством, не для того он надевал крылья свободы. Но выбора не было. По крайней мере, О’Брайен его не видел.
Казалось, выстрелам да грохоту не было конца. Капитан, ранее изучивший принцип действия улучшенных приводов ЦОП, без труда вычислил и их недостатки и, выработав тактику боя, не давал мудакам-полицаям и шанса. Опасные моменты были, но Гастман всегда оказывалась рядом, дабы прикрыть одноглазого сослуживца. Таким тандемом разведчики продвигались по центральному ряду вперед, видневшемуся алтарю, настолько далекому, что люди там казались постоянно двигающимися пятнами.
Но минус столь активного действа заключался в том, что следить за происходящим в точке «Икс» или, как назвал бы сам Циклоп, «Жо» не удавалось даже при всем желании. Что за грохот, гул неясных голосов под аккомпанемент выстрелов – и все в одном флаконе! – О’Брайен понял не сразу. А когда осознание пришло, стены и пол ушли в разнос, как пьяная шлюха, дошедшая до кондиции благотворительности. Громадная туша семиметрового класса неслась к выходу, обваливая за собой пещеру.
– Гастман, сюда! – гаркнул Томас, выруливая на УПМ к своей вынужденной напарнице.
Схватив рыжеволосую красавицу за руку, Томас откинул ее в сторону, не столь подверженную обвалу, а после дабы уберечь навалился сверху. Чертов потолок осыпался, мелкие камни били по спине и голове как град. Когда ненастье в лице танцующего миновало, а обвал приостановился, Томас сполз с разведчицы, пройдясь физиономией по ее «подушкам» в качестве своей личной компенсации за перенесенные неудобства. 💩
– Валим отседа. Жопой чую, скоро совсем по п*зде пойдет, – произнес Циклоп и помог Бренде подняться. – Я пройду вперед, живых поищу, а ты ступай к выходу.
Сказав так, Самогонщик сиганул вперед. К счастью, привод был не поврежден, что позволило ему, оправдывая уточнение «Неуловимый», добраться до цели в считанные мгновения. От алтаря мало что осталось, равно как и от какого-то расфаршмаченного бедолаги. Закрыв рукавом рот и нос, дабы не ненароком призвать ихтиандра, Томас собирался было повернуть назад и драпать незамедлительно. Однако приметил чуть поодаль некий ларец. Схватив его загребущими ручонками, Циклоп вернулся к своему первоначальному замыслу. Находящаяся на грани катастрофы пещера и так и этак грозила прихлопнуть О’Брайена, но он был удачливым засранцем.
Вырвался из пещеры мужчина последним и обвел товарищей торжествующим взглядом, заострив свое внимание на Эрене. Вид у мальчишки, конечно, не был цветущим, но даже не имея образование ветеринара, Томас с уверенностью бы сказал – жить будет. Далее внимание переключилось на ларец, и Лютый незамедлительно его открыл.
– Што? – отведя взгляд от добротного воскового члена, прифигел контрабандист и обратил внимание на записку, в которой значилось: «Средство от геморроя для Его королевского жопничества. Не болейте. От Ганса О’Брайена с любовью <З . P.S. Ньерд гей». После короткой паузы мужчину накрыло диким до колик ржачем, после чего он заявил, потрясая восковым фаллосом: –Мы, О’Брайены, всюду влезем без смазки! Надо же!
Отредактировал администратор, 10 июл 2016 в 18:05.
Мне нравится4Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 10 июл 2016 в 18:18
Все разведчики - участники боя в Церкви переходят в локации штаба Разведчиков.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 20 июл 2016 в 15:45
19 января
Беспросветная тьма, абсолютная, всепоглощающая. Тишина давила на уши монотонными стальными столпами. Лишь легкое покалывание, вибрация. Странное чувство безмятежности и спокойствия. Или же полной отреченности и смирения. Вновь – уже знакомое ощущение. Точно так же, как и месяц назад. Кровь, разорванная плоть. Неприятный привкус поражения. Очередной раз. И голос Хистории, что прорывался через непроницаемую темень, словно лучи яркого солнца сквозь мглу и черные тучи.
Имир обнаружила себя в лесу, на окраине, где деревьев было меньше, особенно после недавней заварушки двух титанов. Кажется, она успела отгрызть ногу пятнадцатиметровому? Нет. Зато её оболочка была уничтожена, стерта в труху. Череп треснул, как спелый арбуз, а из разорванных частей тела валил пар, закрывая обзор полностью, и поднимался все выше и выше, растворяясь в пустоте. Имир чувствовала прикосновения Хистории, ее тепло, пульс сердца и дыхание. С закрытыми глазами она слушала свою пассию, но не в силах была ответить. Но по неровному дыханию и нервному движению глазных яблок можно было понять, что девушка оставалась в сознании. Ее пробирала легкая дрожь, а маленькие капли слез срывались и скатывались по щеке вниз, падая на холодную землю.
«Как я могу защитить Её, если не могу даже защитить себя?», – обессиленная поражением Имир никак не могла понять, что сделала не так, в какой момент она оступилась? Но главное, что делать дальше? Но ответов не было. Она терялась. Она бредила.
Почувствовав спасительный холод на раскаленном лбу, Имир наконец-то открыла глаза и увидела Её. Она протянула руку к лицу Хистории и прикоснулась к ней как можно аккуратнее, но из-за тремора рук это далось с величайшим трудом.
– Не знаешь? А ведь прекрасно получается, – она попыталась улыбнуться, и на секунды ей это даже удалось. Такие простые слова, но сколько было в них тепла, сколько любви. Имир почувствовала, насколько успела соскучиться по разговорам, возможностям перекинуться обычными фразами со своей любимой. И она хотела большего, желала говорить без остановки хоть до рассвета, – не беспокойся за меня. Это пройдет. Хистория, нам… нам надо поскорее убираться отсюда. Слишком много пара, нас могут заметить, нужно уходить. Уходить. Прочь.
Чем дольше говорила Имир, тем бессвязнее становились слова. Постепенно речь переходила в бормотание. Она теряла сознание, вновь бредила, а затем отключилась, опустив голову на колени. Наконец-то дыхание стало ровным, хоть и тяжелым.
Но было слишком поздно. Звуки пальбы и взрывов, что доносились из пещеры, начали стихать, но со стороны церкви слышны были тросы УПМ, лязг металла, шум испускающего газа. Кто-то приближался. И он был не один. Около десятка людей мчались в их сторону. Никаких опознавательных знаков, но уже спустя минуты две они показались. На них были новые УПМ. ЦОП.
Мне нравится3Показать список оценивших
Audrey Laird
Audrey Laird 1 авг 2016 в 19:04
19 января,
Эта ночь точно не войдет в список лучших. В последнее время понятие «лучший» вообще стало расплывчатым, условным. Есть только «лучше». «Лучше», чем каждодневное «плохо». Хистория даже и подумать не могла, что такие мысли будут роиться в ее голове, но сейчас она ощущала отчаянье куда большее, чем когда одна скиталась по Трехстенью в поисках прибежища после гибели ее матери. Куда бежать, если по сути и некуда? Куда бы она не пошла, где бы не попросила убежища – никто не примет их. Двое против всего мира. И доверять больше некому.
На приближение ЦОПовцев Хистория отреагировала еще большим выбросом адреналина, даже она уже не могла скрывать настоящую панику за ангельски сияющим личиком. Увы, Имир была гораздо тяжелее, чем казалось девушке, и просто так под руки ее не утащить. Сердце билось на износ, посылая в голову тяжелые пульсации, что бешеным ритмом отдавались в висках.
Наконец, группа полицейским опустилась прямо перед девушками. Хистория обреченно отпустила руки и рухнула назад на пятую точку. Одной рукой она нащупала острый камень, который мог стать ее единственным и отчасти бесполезным перед ЦОПовским оружием.
-Имир, прости меня, - прошептала Рейсс, опустив голову вниз. Светлые локоны грязными паклями свисали на лицо, прикрывая зардевшие от поступающих слез щеки. Хистория протянула руку и положила ладонь веснушчатой на плечо, легко поглаживая. – Мы еще выберемся, у нас все получится. Когда мы с тобой не выбирались?
-Хистория Рейсс? – низким басом спросил тот, что остановился перед девушками первым. Криста замерла, ожидая приговора. Сердце будто отбивало последние удары, сокращалось из последних сил. Одна рука напряженно сжала камень, а другая плечо любимой.
-Я… Папы больше нет, вы не обязаны больше за мной следить… Эрен пошел обратно, вам же он нужен больше, чем сиротка никому ненужная…
-Девочка, ты даже не понимаешь, какую фамилию ты носишь. Рейсс – фамилия королей. Если твой отец действительно мертв..
-А он мертв, - перебил мужчину другой, что стоял чуть подальше, рассматривая мокрое место, что осталось от Родерика, тыча пальцем и презрительно морщась. – Тьфу, ничего не осталось, знатно его приложило то.
-Так вот, значит ты, - мужчина сделал паузу, - ты, Хистория Рейсс, следующая, кто может занять это место. Мы – свидетели того, как это признал твой отец, мы пойдем за тобой, если ты пообещаешь нам неприкосновенность разведчиков. Будь королевой, Хистория, и мы поклянемся в верности тебе и будем защищать тебя.
-И ее, - тихо добавила девушка, поднимая голову. Увы, Имир не могла дать ей сейчас совета, как поступить. Теперь решение полностью зависело от нее. Что у нее было сейчас? Ничего, чтобы она могла потерять. Согласием она могла получить хоть что-то… хотя бы безопасность. То, чего не хватало ей большую часть ее недлинной, но такой насыщенной жизни.
-Я не знаю, это так сложно, я не уверенна, что смогу стать хорошей королевой.
-Позже ты поймешь, что все намного проще, чем тебе кажется. Главное – дай согласие. Мы клянемся обеспечить тебе и титанше безопасность.
-Я согласна, - тихо сказала девушка. Она не знала, действительно ли они доведут ее до трона, и вообще значит ли слово ЦОПовца, его клятва хоть что-нибудь, но сейчас ей эти слова казались единственно правильными. А еще больше она надеялась, что Имир не будет осуждать ее за это и поймет.
Мне нравится3Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 5 авг 2016 в 0:00
19 января
Капитан ЦОП, услышав тихое согласие наследницы трона и будущей королевы трех стен, выпрямился и исполнил воинское приветствие. Твердо, четко и непоколебимо. Мужчина отдавал свое сердце и жизнь стране и человечеству, как и пятнадцать лет назад. Король умер, да здравствует Король! Вернее, Королеве, пускай и без короны. ЦОП-овцы, вооруженные специальной амуницией, прикрываясь толстыми теплыми плащами, как один стояли по стойке смирно перед Хисторией Рейсс. Однако, не все.
– Погодите минуту, мужики! – внезапно оживился тот, что так усердно разглядывал останки прошлого короля. Мужчина, который был явно моложе капитана, но все же в звании офицера, не разделял того патриотического воодушевления при виде единственной (единственной ли?) наследницы Трона. Узкие глазенки, вечно вынюхивающего и подозрительного человека, устремились на девушку, что оставалась без сознания, но в объятиях названной королевы. –Придержите маленько! Я узнал её! Этож титан, которого мы в церкви схватили в Тросте-то. И это она тут крышу проломила, забрала Эрена и Родерика! А сама-то в цепях была! И в клетке до этого. Чой это королева наша с титанами якшается?!
– Придержи свой язык, молокосос, пока я его тебе не вырвал! – вспылил капитан, услышав воистину кощунствующие слова против короны, которой он и отдал сердце и жизнь. Как человек старой воинской закалки, он не мог потерпеть такие разговоры в своем строю. Рука уже мысленно шла к пистолету, заряженному мощным снарядом. Выстрел, и в груди младшего офицера будет зияющая дыра, из которой ветер подует, а не из поганой пасти. – Она дочь Родерика Рейсса, Хистория Рейсс, Королева Трех Стен, мы дали клятву…
– Клятву! – сплюнул младший офицер, злобно фыркнув – Можешь этой клятвой подтереться, товарищ капитан! Я не давал клятвы идти за каким-то бастардом и ее питомцами! И свои приказы можешь в задницу засунуть! Нет больше ЦОП, всё! Финита бля комедия! Нас рассекретили и уничтожили, и никакая малявка не поможет вам уйти от правосудия!
Капитан молчал, другие ЦОП-овцы тоже не издали ни звука. Видно было, что некоторых слова вспыльчивого и сквернослового офицера зацепили. Но беда была в том, что он говорил правду. Свою истину. Он был по-своему прав. Капитан это понимал и не мог ничем возразить, устраивать же бойню после жаркой схватки с разведкой он так же не собирался.
– А знаете, что? – вновь заговорил младший офицер, что так и остался безымянным для Хистории и Имир. – В жопу. Ага. В жопу, блять. Ньерд помер паскудной смертью, пулей в спину. И мои братки тоже померли там. Хер я им прощу это. Я беру своих людей и возвращаюсь в штаб. Мы уйдем в подполье и будем мстить. Будем сражаться за НАСТОЯЩЕГО короля, а не этого бастарда! Так и знай. Ну?! Кто со мной?!
Несколько одобрительных возгласов, но согласных было даже больше. Младший офицер повернулся, поднял руку вверх и молча направился на север. За ним тут же пошли четверо, за ними пошел еще один, и еще. Ряды немалого отряда стали пустеть. Остался лишь капитан и десять других ЦОП-овцев. Чертова дюжина посреди обгоревшего леса.
– Хистория Рейсс… – капитан нарушил тишину и повернулся к девочке, что продолжала держать свою подругу –… Королева. Если потребуется, я повторю свою клятву прямо здесь и сейчас! Я поклялся служить короне верой и правдой. Что бы ни случилось, я буду служить вам до последней капли крови. Но сейчас нам нужно уходить в безопасное место. Не в штаб. Что бы не говорил тот парень, частично он был прав. Мы уйдем к одной из наших стратегических точек. Там мы будем в безопасности. Отдохнем, залатаем раны, и вы сможете обдумать дальнейшие действия.
Мне нравится3Показать список оценивших
Audrey Laird
Audrey Laird 8 авг 2016 в 6:09
19 января
Конфликт ЦОПовцев снова подкосил уверенность Хистории. Казалось, только она увидела какой-то выход, крохотный лучик света во всей этой темноте, что цеплялась и не хотела отпускать, как вдруг кто-то будто накрыл этот источник медным тазом. От волнения она чуть быстрее водила ладонью от плеча до локтя по руке Имир. Больше всего она боялась, что в пылу спора полицейские решат поиграться с оружием, начнется перестрелка и весь этот ужас не закончится никогда, а ведь ей так хотелось просто выдохнуть и не бояться. Ничего не бояться, хотя бы минуточку.
А недоверия хватило бы на все Трехстенье. Почему этот капитан так защищает ее? Столько лет никто не верил в ее существование как таковой, родному отцу была не нужна, друзья даже искать не бросились, а теперь такое рвение. Хистория опустила глаза на Имир. Капитан был прав, единственно верным решением сейчас будет пересидеть где-то и зализать раны, как то делают кошечки и собачки.
-Да, нам нужно где-то переждать и выспаться, иначе… - Рейсс не закончила, просто вздохнула. Слов не хватало, чтобы выразить мысли, которые и так в беспорядочном хаосе кружились в голове. С момента нападения на штаб дни тянулись как один, без сна, без еды. Она не помнила момента, чтобы можно было просто сесть и передохнуть. С какого момента жизнь маленькой никому не нужной Рейсс превратилась в такой кошмар? Хотела ли она этого? Нет. Но нужно было попытаться взять ситуацию в свои руки, эти полицейские смотрят на нее и ждут ее слова.
-Ведите нас в стратегическую точку, мы переждем ночь и на следующий день решим, что нам делать дальше, - буквально вторила Хистория слова капитана, пытаясь придерживаться серьезного тона. Это едва ли получалось, но ведь они хотят видеть в ней Королеву.
Но полицейские промолчали, просто тихо кивнули, кто-то отдал честь, в то время как их названная «Королева» сидела, подогнув под себя ноги, держа на руках Имир. Все это выглядело до ужаса неловко и нелепо, страх не отступал, а руки по-прежнему тряслись.
Крепкие руки полицейского подняли Имир с земли. «Королеве» отпускать ее не хотелось, даже будучи без сознания эта девушка была для нее как опора. Хистория и сама поднялась с помощью других полицейских, но идти дальше от ЦОПовцев с титаншей на руках не решилась. Шли они все быстро, даже очень, Рейсс еле поспевала, но не останавливалась. Если она потеряет Имир, то больше терять уже будет нечего.
-Доверяй нам, Хистория Рейсс, ты единственный наш способ не взойти на эшафот. Будем прямы, ведь и вам больше деваться некуда, мы тоже ваш последний шанс.
-Я знаю…
-Скажи вслух, давай, я тебе честь отдал. Ты не можешь этого нам сделать, но можешь сказать, что доверяешь.
-Доверяю, - тихо сказала Хистория. Ей было больно врать, чем бы мысленно она не оправдывала эти слова - не изменит факт лжи. Так нельзя, так неправильно. Но так нужно, один раз, ради них же самих.
«Клянусь, что больше не буду врать, не буду, не буду… Прости меня, Имир, если я ошибаюсь».
Переход Имир и Кристы: стратегическое местечко

Приложенные файлы

  • docx 22624369
    Размер файла: 79 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий