Имение Дилавров


Дарья Меликчанова 30 ноя 2015 в 19:26
Вчерашнее торжество утром обернулось для Азалии просто редкостной головной болью. Нет, это не похмелье, упаси Боже, просто общая усталость, ни больше ни меньше. Вернувшись в отчий дом за полночь, девушка прямой наводкой, не раздеваясь и даже не смывая макияж, двинулась в свою комнату и там пыльным мешком рухнула на кровать. Первые пару минут, пока сон не настиг ее, она могла слышать приглушенные разговоры служанок за дверью:
- Что это с леди Дилавр? Вроде бы она никогда не напивается до такого состояния…
- Ну, надо же с чего-то начинать. Такими темпами, месяца так через три, ее можно будет увидеть в закоулках Митры, с бутылем самогона в руке.
- Ага, и была бы она не Азалия Дилавр, а просто Азя!
- Хахаха!
Азалия заворочалась на кровати, недовольно хмуря брови, и залезла под одеяло с головой.
- Просто облысейте… - тихо пробурчала она, чуть ли не порыкивая от злости.
- «Посмотрим, как вы говорить будете, если вдруг обнаружите у себя в комнате мешочек с дохлыми кузнечиками, собаки», - на этой мысли Дилавр наконец-то отдалась сну, что уже давным-давно подстерегал ее под подушкой.
Снилась Азалии разномастная всякая всячина, но по большей части предметом ее сновидений являлись картины всевозможных жестоких пыток тех двух незадачливых служанок. «Железная дева», иглы под ногтями… О, да-а-а… Девушка даже заулыбалась сквозь сон, но улыбка эта была коварная, кровожадная, не то, что те миловидные улыбочки вчера у Дюваля.
Кстати, о Дювале… Вчера леди Дилавр каким-то волшебным способом успела пригласить Тино Расмуссена, личного телохранителя Дюваля, в имение своей семьи, на чашечку чая, так сказать. На скорую руку она написала ему приглашение на небольшом клочке бумаги и сунула в первый, попавшийся ей под руку карман. Вроде бы, вчера он ничего не заметил. Интересно, а сегодня? Заметил ли он сегодня подозрительную бумажку у себя в кармане? Что ж, в любом случае, юная Дилавр будет надеяться, что да. Чем-то этот Тино Расмуссен зацепил ее, плотно засел в памяти и не собирался оттуда выходить.
Проснулась Азалия ранним-ранним утром, едва отличимым от ночи. Она ненавидела просыпаться в такую рань, когда единственное, на что она способна, так это лежать на груде подушек и ныть о том, как сильно она не выспалась. Кое-как подняв себя с кровати, девушка переоделась, умылась и привела себя в порядок. Дома она выглядела куда проще, чем на публике. Забранные волосы, никакой косметики, простая одежда: белые шаровары, кофта под стать ним и самые простецкие, почти тряпочные, коричневые балетки.
Первым делом леди Дилавр решила навестить отца. В коридоре она столкнулась с очередной служанкой, которая как раз несла ему завтрак. Сказав, что она сделает это сама, девушка перехватила поднос из рук служанки и явилась к отцу в комнату. Выглядел он под стать своей болезни: бледный, с темными кругами под глазами. Рядом с ним сидела Дария, мать Азалии.
- Ты как, отец?
- Лучше чем вчера, - сиплым голосом отозвался Эльгар, слегка приподнимаясь, чтобы забрать поднос. Дария помогла ему в этом, - ты лучше иди, Азалия, заразишься еще.
- Хорошо, - смиренно склонив голову вниз, Азалия ушла. На душе остался какой-то неприятный осадок. То, что происходило с отцом, уже давно перестало походить на обычный грипп. Дилавр надо срочно отвлечься на что-нибудь, иначе целый день так и проходит с постной физиономией и окутанная с головы до ног мрачной аурой.
Девушка, было, собиралась вернуться к себе, почитать или поиграть на дудуку, но тут, на пороге собственной комнаты, она почувствовала, как ее ногу обвивает что-то холодное, но приятное на ощупь. Опустив взгляд, она поняла, что это был один из их одомашненных полозов, а если конкретнее, то это был Шади, один единственный леопардовой окраски среди полчища желтобрюхих сородичей.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 30 ноя 2015 в 19:26
- Ты-то тут что забыл? – Азалия не без труда отцепила змееныша от лодыжки, - ползи отсюда, - вдоволь наизвивавшись, будучи в руке девушки, полоз спустился на пол и пополз себе куда-то, напоследок тихонько шипанув на леди Дилавр. Эх, так просто быть змеей… Ползаешь себе и ползаешь, шипишь иногда и кушаешь мышей. Красота. Пожалуй, Азалия была бы не прочь родиться в следующей жизни змеей, и ползать по всему белу свету, периодически шипя на прохожих и кушая по вечерам отборных толстых мышей. Красота…
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Виктория Молис
Виктория Молис 4 дек 2015 в 17:06
Последнее время все планы не могут исполниться по прихоти Судьбы, и уже вторая по счету акция проваливается к чертям собачьим под хвост, демонстрируя яркую семейную особенность, передающуюся по наследству: жуткую нелюбовь удачи к Корде. Оставалось надеяться на то, что следующая попытка заявить о себе племяннице окажется более продуктивной – но два провала подряд уже говорят о том, что цикл начинает превращаться в устойчивую закономерность.
Зато встреча в поместье Дюваля вышла очень даже полезной: удалось мимоходом завести знакомство с Азалией Дилавр, одной из новых красавиц, недавно вышедших в Свет. Оказалось, что отец у той болен – эта информация была представлена сплетнями и парой проверенных источников, – поэтому следующим пунктом для обязательного посещения с проверкой на бушующие инфекции стала столица Митра в районе богатых домов. Семейка была экзотической: говорили, были каким-то особенными, не обычными жителями Трех стен, как те же азиаты. Вполне ожидаемо, ведь виднелись у молодой красавицы уникальные черты, такие, как смуглая кожа, особый разрез глаз, чудные одежды и манера говорить. Она и беседовала с Бессой фон Ридель, надо заметить – если умело начать общение, завязать некую дружбу, то можно подчерпнуть множество информации. Муж, отсмеявшись над происшествием и своей же везучестью и неприкосновенностью, остался в доме, попрощавшись с супругой, сидя за столом – бумаги о торговле скопились, собирали пыль на краю и серели неприглядными отвратительными пятнами. В имение прибыла уже при полном параде, в стандартном облачении врачевателей: в белом халате, плотно прилегающем к одежде под ним, в колпаке и с платком на лице, что доходит до глаз. Не мудрено, что сперва охранники не хотели пускать незнакомку в здание – так обычно выглядят люди не самой чистой репутации, несмотря на кристальную белизну формы.
Служанки встретили именитую особу гурьбой, беззастенчиво глазели на женщину и тем вызывали у той раздражение, щекочущее пером внутренности и не дающее лицу оставаться полностью бесстрастным (под тканью не заметно, но губы кривились так, будто за один присест Элен был сожран не один лимон, и даже не два). Девушки, больше похожие на суетливых пестрых птичек, привели даму к главному залу, в котором шатенка удосужилась приспустить маску, обнажая нос и линию губ, и там же, замерев на месте и осматривая причудливый интерьер, Корде стала дожидаться Дарию и Азалию Дилавр – на данный момент единственных более-менее жизнеспособных представителей знатного рода.
«Жизнь так забавна», – мысль мелькнула в сознании, когда взгляд пробежался по полу, напоминающему блеском зеркало. Не сказать, что аристократы этой фамилии были у нее в почете, как и прочие «голубокровые», а потому леди считала, что достойна сего великолепия чуть больше, чем прочие, хотя бы из-за того, что умеет работать руками согласно специальности. Мелькнула бесцветная усмешка. Где бродят благородные жена и дочь? (В перспективе – вдова и сирота.)
Мне нравится1Показать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 5 дек 2015 в 22:57
Виктория,
Похоже, сегодня спокойствия Азалии не видать. Стоило ей распроститься с Шади, как к ней припорхала запыхавшаяся маленькая, с коротенькими ножками и ручками, молодая служанка.
- Госпожа, у нас визитеры! – громко, с отдышкой говорила она. Бедненькая, видимо носилась в поисках Азалии по всему имению, как внутри, так и снаружи, - ну, точнее визитер… Тьфу! Визитерша! Ждет внизу.
Лицо леди Дилавр в этот момент надо было видеть… Обычно милая, излучающая целое море жизнерадостности и любви ко всему живому и неживому, девушка, в одно мгновение помрачнела так, будто бы вместо известия о некоей незваной гостье, она получила известие о смерти близкого человека: глаза сузились, уголки губ опустились вниз, брови сдвинулись к переносице, а взгляд приобрел какой-то особенный холод. Этот взгляд был очень похож на взгляд кое-какого человека, о котором никому неизвестно, но который, на самом деле, был очень близок Азалии, пусть и не знаком ей… Кто это, можно и не говорить.
- Какого черта? Кто там? – довольно грубо вопросила Дилавр у вдруг затрясшейся, как мелкая собачонка, выброшенная на лютый зимний мороз, молодой служаночки. Девушка была просто дико возмущена тем, что к ним в имение вдруг решил явиться кто-то, предварительно не сообщив об этом, о времени и целях своего визита. Как считала юная Дилавр, это верх, апогей невежества!
- Н-не знаю! Одета к-как врач, может быть она врач? – заикаясь, еле-еле выдавила из себя служанка, испуганно таращась на свою госпожу.
- Да ты настоящий детектив… - не выдержав, девушка громко вздохнула и приложила ладонь к лицу, на секунду накрыв его ею, - ладно, сейчас спущусь.
После этого, служанка ушуршала куда-то по своим делам, а Азалия, как и обещала, спустилась вниз, в зал, чтобы встретить пришелицу. Она не сразу признала во врачевателе Элен Корде, едва знакомую ей, благодаря вчерашнему торжеству у Дюваля. Узнать ее леди Дилавр смогла, только лишь близоруко прищурив миндалевидные, карие глаза.
- Чем могу быть полезна? – не без беспокойства спросила девушка. Чем было вызвано ее беспокойство, и дураку понятно. Тут самая простейшая цепочка взаимосвязей: больной отец, врач и неизвестность впереди, а неизвестность куда хуже, чем знание о чем-то плохом, или даже ужасном. Неуверенность в будущем, пусть и недалеком – вот он, ужас!
Мне нравится1Показать список оценивших
Виктория Молис
Виктория Молис 7 дек 2015 в 18:03
Дарья,
Послышались невдалеке гулкие шаги, отдающие ритмом в беспокойство и неровный строй. Осталось только гадать: кто выходит встречать незваную гостью? Безутешная дочь, которая еще пару дней назад блистала белоснежной улыбкой в окружении аристократов и прочих именитых гостей, или красавица-мать, считающая своим долгом отлучиться от долга и кровати мужа ради незнакомца? В каждом их движении, в каждом слове, в каждом взгляде Элен видела лицемерие и обман, так свойственный и привычный верхушкам сословия. Казалось, все пустые фигурки приличных дам с чистейшей репутацией и благими помыслами пропахли ложью и пустыми обещаниями. Юнцы насквозь пропитаны в грязи, выращены не лучше комнатных растений, только и знают, что об эрекции в первую брачную ночь и умении читать написанные специально для них речи. Если вкратце… у помещиков есть свой, обособленный от других прослоек общества мирок, в котором плетутся дворцовые интриги, а правит всем похоть, обжорство, лень, гордость и далее по соответствующему списку.
Мысли прервались с появлением Азалии Дилавр. Надо сказать, выглядела она куда скромнее, чем предстала на праздновании имени Дюваля. Тогда эффект, произведенный экзотическими покроями и интересными мотивами взбудоражил умы всех модниц, провоцируя их на начало умственной деятельности. Должно быть, благодаря чудом выжившим азиаткам и персиянкам скоро в столице будут ходовыми товарами платья с открытыми животами (какая вульгарность и пошлость!) и цветастые ткани, уходящие в коралловые оттенки. Не то, что серые халаты врачей. Сейчас девушка, чье появление в Свете обсуждалось в салонах знатных леди, походила на беднячку из разоренных кварталов. Напоминала о знатном происхождении только чистота нарядов, но от одного взгляда на простецкие балетки Элен передернуло так, будто перед ней только что кто-то опорожнился. Если кичиться богатствами, то до конца, уважаемые. Это правило не стоит нарушать.
– Здравствуйте, Азалия, – произнесла Корде, вкладывая в голос все имеющееся внутри уважение, и присела в книксене, красивому исполнению которого помешал узкий подол. Женщина придала своему лицу благодушный вид, кашлянула в кулак, плотно обтянутый перчаткой. – Как мне стало известно, Ваш отец пребывает не здоровье, и уже очень долгое время. Я назначена на осмотр некоторых округов, и именно этот участок попадает под мой контроль. – Попадает после целого дня в мороке и заполнении документов, но об этом стоит умолчать. – Не хочу, чтоб люди болели по моей некомпетентности. Тем более, вы произвели на меня очень хорошее впечатление, и не хотелось бы видеть несчастье в столь мирной семье. Вы позволите мне осмотреть, как специалисту, Вашего отца?
3:54
Rumours–Centuries (Fall Out Boy Cover)
Мне нравится1Показать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 10 дек 2015 в 20:32
Виктория,
Корде ошибалась. Азалия ни капли не походила на «беднячку из разоренных кварталов». Если вчера ее можно было сравнить с какой-нибудь диковинной, цветастой, экзотической птахой, вроде павлина, то сейчас, лишенная искусственной, излишне пряной красоты, она была исполнена красотой природной, ничем не приукрашенной, ничем не припудренной, не намазанной и не разодетой. Пожалуй, если и дальше продолжать тему со сравнениями, то сейчас леди Дилавр можно было олицетворить не с пестрым павлином, а, пожалуй, с голубкой, такой же белой и нежной, как и эта молодая девушка.
Азалия внимательно слушала Элен, сложив руки у талии. В такие моменты она, обычно, вступала с собой в мысленные диалоги со своим внутренним голосом. Отчего-то она колебалась, не верила, что эта медсестра сможет помочь ее дорогому отцу, ведь до нее было много, очень много точно таких же людей в немного жутковатых серых одеждах, выдающих в них врачевателей. Какое-то время, юная Дилавр стояла молча. С виду она была спокойна, но то, как она перебирала тонкими изящными пальцами между друг другом, выдавали ее нервы с потрохами.
- Да, конечно, - наконец, утихомирив все свои внутренние разногласия, девушка через силу мило улыбнулась, - идемте, - опустив руки, Азалия легким жестом одной поманила Корде за собой, и поднялась вместе с ней вверх, в покои отца. Когда они пришли, Эльгар и Дария говорили о чем-то, но когда в дверях показалась доктор, а следом за ней и их дочь, супружеская чета Дилавров отказалась от разговора и поприветствовала новоприбывшую.
- Мам, пап, - добившись внимания со стороны родителей, Азалия продолжила, взглядом обращаясь к Элен, - Элен Корде, медсестра.
- Да уж понятно, что не разносчица газет, - добродушно отозвался Эльгар, но почти тут же закашлялся, на что Дария среагировала уже на автомате: быстро поднялась, налила теплой воды из кувшина в кружку и подала ее мужу, который, в свою очередь, незамедлительно выпил ее, после чего его кашель стал не таким ужасающим. Голос у главы семейства уже успел осипнуть, его едва было слышно и Дария повторила его слова, так, как единственная услышала их.
Тем временем Азалия молча подпирала стенку, заведя руки за спину, и незаметно, слегка покусывая губы.
- «Совсем отец плох стал…» - печально опустив взгляд вниз, подумала девушка./gif/
GIF901 KB
tumblr_mmcgynXffC1qh2p3po2_500.gif
Мне нравится1Показать список оценивших
Виктория Молис
Виктория Молис 11 дек 2015 в 18:02
Дарья,
Элен следила за тем, как стремительно меняется облик Азалии: проступила легкая нервозность, отразившаяся в движении тонких ухоженных пальцев и легком почти бессознательном укусе нижней губы. Вероятно, у нее были причины для колебаний и сомнений. Возможно, сказалось слишком плохое состояние отца, и к нему уже давно перестали приглашать врачевателей. Может быть, девушка была не уверена в ее профессионализме. Или и то, и другое. Кто их поймет, этих аристократов – вдруг у девчонки совсем иные мотивы для волнений? В Свете блистали добротой и милосердием и не такие аморальные дряни, которым бы в актрисы, а тут совсем простое дело: не пустить почти незнакомку в дом, спокойно дожидаясь кончины отца. Устранить матушку, особенно, если у той помутиться рассудок после потери супруга легче легкого. Рядовой случай во всяких практиках, обычное желание взять как можно больше богатства за счет других. Впрочем, Корде могла и ошибаться. Но опыт не позволяет промахиваться, даже тогда, когда человек отчаянно хочет не замечать двойственности чужой натуры. Она препарировала и изучала внутренности слишком большого количества людей с «голубой» кровью, чтобы не заметить определенной закономерности. В лице девушки отражалось спокойствие, что только служило доказательством теории. Или же детей в доме высекают розгами так, что их нестабильное эмоциональное состояние практически невозможно вычислить по внешним признакам.
Но, в конце концов, театр одного актера с плохенькой мимикой (из-за застывших в напряжении мышц) прекратился. Дилавр улыбнулась, но со стороны показалось, что как-то вымученно, не хотя. По разукрашенной величием дороге в спальни членов семьи, медсестра захватывала цепким взглядом предметы интерьера, запоминала, чтобы затем произвести в памяти, и спрашивала у идущей чуть впереди провожатой:
– Что говорили другие врачи, до меня? Или их не было? Сколько Ваш отец уже болеет?
Шествие закончилось неожиданно, будто нитка оборвалась со звоном под тяжестью. Входя в открытую дверь, видя переговаривающихся о делах личных родителей юной Азалии, Корде уже полностью перевоплотилась в образцового представителя профессии. Лицо скрывает белый платок, препятствующий заражению и скрывающий эмоции, – настоящий доктор не имеет чувств, облика, пола и любых отличительных признаков. Он является спасителем в ряду белых одежд. «Здравствуйте», – сдержанно ответила на дружелюбное приветствие Элен, коротко кивнув, и обратила внимание к больному. Замечание Эльгара Дилавра, нынешнего главы семейства, пусть и повторенное его женой, заставило губы разойтись в усмешке – вовремя вставлено, да еще и шутить способен. Живехонек, но выглядит плохо. Похож на ее мужа – сравнение резануло где-то в области легких. Искоренить бы эту дурь из черепа и заменить наплевательским абсолютно ко всему отношением и цинизмом.
– Что Вас беспокоит? – сухо отрезала сестра-отсутствующего-милосердия и попросила леди Дарию отойти, да в такой вежливой форме, что сама же удивилась сказанным словам. Наверное, это понимание. Фу, гадость.
Осмотр выявил повышение температуры (лоб больного таки плавился, да), озноб, что уже со слов мужчины, незначительную одышку, учащение частоты сердцебиения (примерно сто двадцать), ноющую боль в грудине, боли в голове, потливость и нарушение ясности мыслей. О-о-о…
– Боюсь, здесь на обойтись без длительного лечения в госпитале, – аккуратно начала Элен, подходя к красавицам семейства. Похожи, как две капли. Или это освещение. – Выявлены некоторые признаки пневмонии… Я не смогу чисто физически вылечить эту болезнь здесь, в домашних условиях, здесь требуется помощь специалистов узкой направленности и постоянный надзор за состоянием.
Мне нравится1Показать список оценивших
Мира Штейн
Мира Штейн 4 фев 2016 в 22:34
3 января. 851 год.
Утро третьего января. Леон Энистон, собственной персоной, показался служанкам большого поместья имени Дилавров. Шагая в свои покои, молодой человек не забывал очаровательно улыбаться незнакомкам и при этом, его голову никак не покидала эта крикливая… нет, вредная и надоедливая Азалия. Если вспоминать недавние события, то случилось несколько вещей. Леон помог добраться Азалии до поместья, а она в качестве благодарности позволила ему остаться на одну ночь. Весь путь, что они добирались до поместья состоял из того, что юная мисс Дилавр пыталась «доказать» Леону, что справилась бы и сама. Опять же. Но зная поведение таких дамочек, Энистон лишь молча улыбался и кивал. Встретили их не заостренно, всё было спокойно и тем более, что родители были рады возвращению своей дочурки. Молодой человек успел познакомиться даже с матерью этой барышни на вечернем ужине. Милая женщина, которая была бесконечно благодарна парню за то, что он спас их девочку.
И стоило лишь догадаться о матери девушки, как она появилась на пути молодого наёмника. О профессии Леона родители Азалии не знали, да и ни к чему им знать, что за этой «милой мордашкой» скрывается жестокий убийца.
– Доброе утро, мистер Энистон, – вежливо поприветствовав Леона с улыбкой Дария была просто обязана. В этом парень не сомневался и так же уважительно решил поприветствовать её. Как истинный джентльмен, Леон плавно взял руку женщины и преподнеся к своим губам поцеловал, после чего отпустил, кивнув ей с улыбкой.
– И Вам, мисс Дилавр, – выпрямившись, Леон положил одну руку в карман, а второй держал в руке трость. – Просьба. Вы можете обращаться ко мне на «ты». Всё таки это в моей обязанности относится на «Вы» к человеку, который позволил мне остаться на ночь под покровов. Никакой лжи или же ехидности. Он действительно относился к уважением сейчас к этой семье. Мало сейчас тех, кто может отблагодарить даже простым «спасибо». А здесь позволили укрыться от холода на улицах. Сейчас им нужно было отправиться на завтрак, куда собственно они и направились. Всю дорогу они обсуждали обыденные вещи. Но Дария всё же пыталась понять, кем работает Леон. А ему, собственно, пришлось сейчас солгать. Он сказал, что работал ранее телохранителем. Та поверила, куда бы делась.
Ну, вот они и пришли к столу. Уже накрытом. Энистон поздоровался с отцом девушки и с самой «беглянкой». Присев за стол, рядом с Азалией, Леон посмотрел на девушку и очаровательно ей улыбнулся. Но под этой улыбкой была лукавость… Что-то такое, чем он пытался раздразнить юную аристократку. Тут же он убрал свою улыбку и переключился на разговор с матерью девушки. Та сидела напротив Энистона.
– Леон рассказывал, что работал телохранителем. Думаю, что эта работа несколько опасна. Разве нет? – попивая чай, женщина старалась вести разговор с парнем. На что он охотно отвечал.
– Работа не сложная, разве что… если заказчик не будет лезть постоянно в какие-либо передряги. Это самое обидное, мисс Дилавр, – с тоонким намёком в своем голосе, Леон посмотрел на Дарию с улыбкой /gif/ , а затем мельком на Азалию, затем опять же на её мать. Эта игра в «дразнилки» была очень забавной со стороны, как ни посмотри. Интересно, как же Азалия отреагирует?
GIF823 KB
file.gif
3:21
Simon Curtis–I Hate You
Мне нравится1Показать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 7 фев 2016 в 23:31
Мира,
Как Азалия и планировала, по возвращению в родительское поместье, она залегла в кровати с книжкой и уснула. Все как обычно, правда, в соседней комнате мирным сном спал наемный убийца, спасший ее жизнь. Убийца убийцей конечно, но харизматичен, зараза! Его манеры, жесты, поведение, даже мимика были более чем притягательны, и леди Дилавр не могла оторвать взгляда от человека, назвавшегося Леоном Энистоном. Он умудрялся одновременно и восхищать девушку и просто люто бесить.
Проснувшись поутру, Азалия привела себя в порядок и спустилась вниз. По пути ей встретился Леон. Она поприветствовала его и вместе с ним и матерью отправились завтракать. К этому времени прислуга уже успела приготовить много разных вкусностей и накрыть стол, так что ждать им не пришлось.
Пока Энистон и Дария о чем-то мило и беззаботно курлыкали, леди Дилавр просто в наглую пялилась на молодого человека, не глядя разрезая кусок сочного мяса. Она не боялась пересечься с ним взглядом и более того желала этого. Зачем? Черт ее знает, Азалия вообще баба нелогичная, хоть и умная.
- Ох, простите сэр, что вам пришлось спасти меня, - исходя на яд, заговорила она в наигранно вежливой форме, - не перетрудились?
- Азалия! – мать вдруг прикрикнула на дочь и та вмиг чуть ли не сжалась в стул. Черт, как же стыдно… При Леоне-то. Заулыбался, гад. Чтобы хоть как-то выместить все свое раздражение, леди Дилавр с остервенением, но аккуратно, разрезала мясо еще на пару частей.
- «И с каких пор наемники такие донельзя саркастичные джентльмены?..»
Мне нравится1Показать список оценивших
Мира Штейн
Мира Штейн 7 фев 2016 в 23:53
Он был доволен, даже более чем. К тому же, кто как не Леон сейчас просто обязан подкалывать Азалию при её родителях? Этот сарказм, скрытый за хорошими манерами джентльмена. Леон крут, просто крут. И этого достаточно, чтобы отвечать ему только положительными эмоциями. Хотя юная Дилавр, судя по всему, не очень то и довольна тем фактом, что наёмник остался у них на ночевку. Азалия была всё же очаровательной девушкой, поэтому своей сторонней симпатии как к простой девушке с милыми личиком Энистон не отрицал. Сидя за столом, Леон позволял себе улыбаться девушке, а также во время вести разговор с её матерью. Судя по всему, лживые слова про телохранителя сработали на Дарию, что собственно и порадовало парня.
– Прошу, мисс Дилавр, не стоит. Нам всё же есть о чем поговорить с вашей дочерью. И если Вы не будете против, я бы хотел потом с ней кое-что обсудить. Наедине, – он был вежлив, даже слишком. Но в этом не было ничего в качестве выгоды, просто нужно было обсудить пару деталей, которые должны были оставаться сугубо между самим Леоном и девушкой, которую он вчера ночью спас. Само собой, что его не устраивало как женщина пыталась заткнуть свою дочь, ведь Леон привык чтобы девушки вели себя с ним не то, что хамски, а придавали своему шарму и сарказм. Собственно, этим парень и очаровывал других девушек. Интересно даже, очаровалась ли сама Азалия? Конечно, что молодой человек не мог оставить без ответа и очаровательную Азалию. Он поймал её взгляд на себе, поэтому глаза наёмника встретились с глазами девушки. Казалось, что они застыли глядя друг на друга, но даже здесь пришлось обломать «романтичный» момент.
– Не перетрудился, не переживайте, леди Дилавр, /gif/ – опять же злая ирония и сарказм. Леон на последних словах сделал акцент, намекая на то, что леди не должны так себя вести. Но эта игра ему безумно понравилась, так почему бы и не продолжить в неё играть?
После завтрака, молодой человек любезно помог матери Азалии встать из-за стола, а также поблагодарить их самих, отдав при этом комплимент поварам, которые действительно порадовали на это утро Энистона. Леон вышел следом за чернявкой и после этого выхода, любезно попросил её пройти с ним в гостиную. Остались вдвоём, без наглядки предков молодой барышни. Дождавшись, когда она зайдёт, парень закрыл дверь и подошел к девушке, остановившись прямо перед ней. Глядя в её глаза он не мог сдержать своей наглой, саркастичной усмешки, которая явно вызывала у девушки раздражение.
– Как спалось, ЛЕДИ Дилавр? – после своего вопроса, Леон отошел к дивану и удобно на нём устроился, располагая руки на мягкой спинке.
GIF530 KB
file.gif
Мне нравится1Показать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 8 фев 2016 в 22:08
Мира,
На этот раз, получив новую порцию ядку от господина Энистона, Азалия предпочла промолчать, опасаясь, что мать вновь прикрикнет на нее. Пожалуй, Дария и Эльгар были единственными людьми, способными контролировать и пресекать столь свободолюбивую и своенравную особу, как леди Дилавр. Все свое негодование, девушка вымещала все на том же несчастном куске мяса у себя в тарелке, которое она замучила до состояния какой-то непонятной субстанции, в которой можно было признать мясо лишь по запаху. И опять же, нагадила она только лишь самой себе: субстанцию эту не особо-то приятно есть было.
Вскоре, когда завтрак подошел к концу и прислуга замельтешила на кухне, вымывая грязные тарелки и убирая недоеденное, Азалия поспешила удалиться. Она не видела, но слышала, как Леон полюбезничал с поварами и помог ее матери встать из-за стола. Джентльмен, блин… Услышав шаги позади себя и увидев того, о ком она думала и выслушав просьбу пройти в гостиную, девушка покорно согласилась, кивнув головой. Ей было интересно, что он задумал, если вообще задумал. Одна закрытая дверь чего стояла. Леди Дилавр недоуменно приподняла одну бровь, но, когда молодой мужчина заговорил с ней, вновь приняла спокойное выражение лица.
- Хорошо, спасибо, - проигнорировав язву в голосе наемника, вежливо ответила Азалия, подняв взгляд на него /gif/, - а как тебе? ~ - тут уже настал черед юной Дилавр язвить.
Когда Леон уселся на диване, девушка не спешила последовать его примеру, ибо увидела то, что увидь Энистон, мигом бы подскочил с уже насиженного местечка: по спинке дивана, медленно и бесшумно, полз Шади, держа курс точно к наемнику.
- Будь осторожнее, - Азалия слегка улыбнулась, кивая головой на полоза, дабы Леон обернулся и увидел его. Подойдя к дивану, леди Дилавр аккуратно подняла сухое извивающиеся тельце с его спинки, и пустила в свободное «плавание» на пол. Шади же, времени не теряя, уполз под кресло рядом с диваном. Сама же Азалия присела на подлокотник дивана.
- Шади больно кусается, - склонившись к самому уху Леона тихо прошептала она.
GIF491 KB
tumblr_mxdixyY7mZ1rsmoezo1_250.gif
Мне нравится1Показать список оценивших
Мира Штейн
Мира Штейн 8 фев 2016 в 22:26
Эта ехидность, саркастичность и, черт возьми, харизма и очаровательность. Эти двое стоили друг друга. Словно два камня, которые стоит растереть и создать искру. А от искры начнётся огонёк, который в свою очередь вспыхнет ярким пламенем. Таким же ярким, какой был сейчас в глазах молодого наёмника. Он усмехался девушке, ему нравилась её манера поведения и эта раздражительность. Притягательно, мать её дери. Однако, была небольшая не задачка, ведь рядом было странное существо, которое потом позволило Леону допереть до факта, что это, блять, огромный полоз. И если бы Азалия не кивнула на змея, он бы не заметил, что они тут не одни. Само собой, что спокойствие он сохранял, ибо резкое движение точно может закончиться летальным исходом. Азалия явно была довольна тем, что Энистон застыл на некоторое мгновение от вида её «домашнего питомца». Откинув назад голову, Леон прикрыл глаза и выдохнул, после чего вновь сделал поворот головой и посмотрел на леди Дилавр с той же наглой улыбкой, после чего уставился на Шади (так звали змея).
– И что дальше? Натравишь? – спросил он на саркастичной ноте, а после застыл в лёгком ступоре, ибо та подошла и взяла своего «питомца» на руки, после чего полоз оказался на полу, а затем вовсе уполз под кресло. Опасно, опасно… Молодой человек вновь позволил себе улыбку. Даже в шепоте её слышна ехидность и раздражительность. Черт тебя дери, это безумие просто. Их глаза вновь столкнулись во взглядах. А лица оказались очень близкими друг к другу, что не могло не радовать наёмника. Различные мысли и странное чувство ёкнуло внутри молодого парня. Что-то необычное и незнакомое. Он поддался очарованию этой девушки, что позабыл вовсе о манерах? Может оно так и есть, но Леон Энистон никогда не изменит свои саркастичную и ехидную натуру. Особенно перед такой девушкой, как Азалия. Видимо, что симпатия вышла взаимной. Взгляд глаз Леона упал на губы девушки, затем вновь поднялся на её игривые глаза.
– Мне казалось, что леди должны быть на поставленном расстоянии к мужчинам, – он приподнял свою руку и убрал прядь волос с лица девушки. – Или же мне это действительно показалось, моя дорогая леди Дилавр? – Опустив свою руку, юноша просто резким движением схватил Азалию за кисть и притянул на себя, после чего тут же уложил на диван, а сам навис сверху. – Твоя язвительность мне нравится, но поработать еще нужно, – он подмигнул девушке /gif/ и выпрямился, возвращаясь в сидячее положение.
GIF423 KB
file.gif
Мне нравится1Показать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 13 фев 2016 в 21:31
Мира,
- Показалось, - полушепотом отвечает Азалия, приближаясь к Леону чуть ближе, после того, как он убрал с ее лица выбившуюся темно-каштановую вьющуюся прядь, и без зазрения совести и хотя бы капельки стыда, глядя ему прямо в глаза. Вблизи он кажется еще красивее, поэтому леди Дилавр не спешит отдаляться.
Красотой принято любоваться во всей ее проявлениях, будь то произведение искусства, природа и, в конце концов, человек.
Девушка бы еще долго пробыла именно так, если бы самому Энистону вдруг не надоело играть роль картины в галерее.
Оказавшись, в буквальном смысле, под Леоном, Азалия удивленно взглянула на него, слегка округлив глаза и несколько раз хлопнув ресницами. Она даже не успела сменить удивление на смущение, как мужчина, вновь подпустив ядку (ну как же без этого?), принял нормальное положение, снова сев на диване.
Только после того, как леди Дилавр, последовав примеру своего гостя, поднялась, она, в полной мере поняв и осознав, что только что было, почувствовала, как ее щеки медленно становятся пунцовыми.
Нахмурившись и опустив голову вниз, спрятав покрасневшее от смущения лицо за распущенными волосами, девушка сжала кулачками ткань подола своего голубого с желтой отделкой платья, расшитого бисером и «золотыми» нитками, более не смея взглянуть на Леона.
- Это было нечестно, господин Энистон… - еле-еле пролепетала Азалия. Даже голос у нее изменился: обычно глубокий, с проскальзывающими «басинками», сейчас он был до слащавости тоненьким и, так сказать, кукольным.
Испытывать одновременно и злость и исконно женское смущение, было тяжеловато. Это примерно, то же самое, что есть красный перец и запивать его сладким лимонадом.
- Очень нечестно, - повторила леди Дилавр, на этот раз, даже слегка качнув головой.
Мне нравится1Показать список оценивших
Мира Штейн
Мира Штейн 14 фев 2016 в 15:28
Любую девушку можно было сломать даже малейшим вниманием. Азалия достойно держалась и пыталась делать вид, что Леон её раздражает. Как и сам наёмник. Правда, он вёл себя как раздражитель, но этим самым проявлял лишь взаимную симпатию девушке. Когда та села рядом, парень не посмотрел на Азалию, а его взгляд устремился на одну из настенных картин. Её смущение делало из неё очень милую барышню, что не могло не задеть молодого человека. Изначально была вся такая из себя дерзкая, а потом резко сменилась на смущенную пай-девочку. Не сдержав усмешку, Леон повернул голову к девушке, глядя на неё.
– Нечестно? Думаю, что всё вполне справедливо, – он взял аккуратно руку аристократки и преподнеся к своим губам, нежно поцеловал тыльную сторону ладони. Также плавно отпустил, после чего поднялся с дивана и потянулся. Всё же, им было о чем поговорить, да и самому Энистону было интересно узнать, какого же черта она шляется по ночам одна в городе. Эта баба вовсе долбанутая на голову, если вытворяет это постоянно. Но ведь в этом и есть её очаровательная изюминка, разве нет?
– Я хотел у тебя спросить, – стоя спиной к леди Дилавр, начал наёмник. – Что ты делала той ночью на улице? Да и еще одна. Ты в курсе, что с теми событиями, которые сейчас происходят… ну, ты очень сильно рискуешь собой. Главное, что твои родители за тебя переживают, а ты так бестактно относишься к этому. Если бы я не появился тогда рядом, то тебя могли бы изнасиловать. И что хуже всего… убить, – на последнем слове его тон стал тише. Глубоко вздохнув, Леон повернулся лицом к Азалии и положил руки в карман своих брюк. Возможно, было то, чего Леон не понимал в этих действиях. Будет дело, если всё таки юная аристократка сообщит парню, что она делала той ночью на улице. С какой же, черт возьми, целью она рисковала так собой?
Никто пока не думал беспокоить эту парочку, а родители девушки, похоже, вовсе не знают, что эти двое сейчас находятся в гостиной и беседуют между собой. Сделав пару шагов к леди Дилавр, Леон присел на одно колено перед ней и положил свою руку поверх её, свободной рукой он приподнял её голову за подбородок, дабы их взгляды вновь встретились. В этот момент произошло нечто совершенно иное. Более мягкое, нежное и… романтичное. Несколько минут он смотрел в эти очаровательные глаза, пока подсознание не дало ему хорошенького пинка для формулирования речи.
– Так ты скажешь мне, что делала той ночью на улице? – мягко спросил Леон у аристократки.
6:11
Scorpions–Still loving you
Мне нравится1Показать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 16 фев 2016 в 23:22
Мира,
Азалия не смела хотя бы мельком взглянуть на Леона, даже тогда, когда он заговорил с ней, предварительно поцеловав ее руку, что, к слову, вогнало девушку в краску еще сильнее. Она привыкла к такому, как-никак, аристократка, но вкупе с тем, что произошло пару секунд назад, этот совершенно нейтральный поцелуй заставил ее смутиться с новой силой. Еще никому кроме этого мужчины не удавалось довести леди Дилавр до такого состояния. Кто он? Демон? Дьявол? Или же вообще сам Антихрист во плоти? Если так, то симпатичная, однако, нечисть завелась в имении Дилавров.
Когда Энистон задал ей совершенно другой вопрос, Азалия, успокоившись, все же осмелилась поднять голову и взглянуть на него, пусть и в спину, ибо тот зачем-то повернулся к девушке именно ей. Спокойно выслушав его, юная Дилавр уже приготовила свой ответ и даже слегка приоткрыла рот, чтобы заговорить, но тут Леон в каком-то акте тихого беспокойства, садится прямо перед ней на одно колено и берет ее хрупкую руку в свою сильную и приподнимает ее голову. Смутиться на этот раз у аристократки не получилось и она, будто бы не обратив внимания на этот жест наемника, ответила ему:
- Прогуливалась. Мне скучно, - просто сказала она, слегка пожав плечами, - Думаешь, быть сливкой общества и причем по неволе, так здорово? Думаешь, каждый день происходит что-то необычное и неожиданное? Нет. Балы… По горло мне этих балов, а ведь это единственное развлечение среди аристократии. Как тебе такая жизнь? Жизнь певчей птички, которую держат в клетке и не дают полетать, боясь, что она улетит навсегда, и больше не будет радовать слух своих хозяев своими песнями. Это так скучно… - под конец, голос Азалии как-то особенно притих. Эта тема колупала ее изо дня в день, из года в год.
Скучно жить… Это не так просто, как кажется с первого взгляда.
Тут в голову девушки ударила какая-то мысль и она, оживившись, слегка улыбнулась, взглянув на Леона.
- Ах, если бы был тот, с кем можно безнаказанно влипать в неприятности…
Мне нравится1Показать список оценивших
Мира Штейн
Мира Штейн 17 фев 2016 в 1:28
Видимо, что Леону не понять, каково это жить в заперти, как птица в клетке. Но, он всё же понимал другое. Азалии хотелось свободы, выходить на улицу тогда, когда она захочет, как это делают все нормальные люди. Жить со своими правилами и требованиями, а не по списку и кодексу своих родителей. Да, они её любили, но давали ли родители ей хоть раз то, чего она просит? Это Энистон осознавал, но тихо хмыкнув, убрал руку от лица девушки и вздохнул. Парень вежливо выслушивал каждое слово Азалии, не перебивая, а лишь смотрел ей в глаза и любовался её красивыми чертами лица. Чтобы она не впадала в отчаяние, Леон позволил себе улыбнуться ей и сам затем поднялся на ноги, но не отпускал руку молодой аристократки.
Девушка с неким намёком сообщила наёмнику о том, чего желает. Сначала Леон не понял, совсем-совсем не понял, а потом до него дошло. Немного завело это Энистона в тупик собственных мыслей. В конце концов, это было опасно и в первую очередь, явно не для такой хрупкой барышни, как Азалия. Он легко потянул её за руку, заставляя подняться с дивана, а лишь затем посмотрел вновь в эти очаровательные глаза с нагловатой улыбкой. Не хотел её задевать, поэтому решил разбавить атмосферу старой привычкой.
– Ты думаешь, что такая неженка как ты способна выходить из воды чистой? Моя дорогая, я видел много глупых девушек, – тон был мягкий, даже дружелюбный. – Но ты… ты просто выходящая из ряда вон. Зачем тебе влипать в неприятности? Твои родители будут за тебя переживать. Тем более, если у тебя не будет какого-нибудь телохранителя. Даже на этом, ты думаешь кто-то согласиться охранять молодую девицу, любящую бегать по зову своей задницы? Ох, – он вздохнул и отпустил руку аристократки. – Азалия, никогда не следуй зову своей задницы. В первую очередь, ты должна думать головой, – он коснулся указательным пальцем своего виска, затем положил ладонь на своё сердце. – И запомни, ты не должна делать вещей, которые будут беспокоить твоих родных и близких. Свобода – всего лишь часть общественной системы. А нарушать её это значит, что ты девиант. Оно тебе нужно? Ты умная девушка, поэтому мне не хочется, чтобы с тобой что-либо случилось, – закончив свои рассуждения, Леон очаровательно улыбнулся девушке и отошел к окну, вглядываясь вдаль. Ему было интересно мнение Азалии, которое он с удовольствием и собирался выслушать. Джентльмен или кто он всё таки?
Леон задумался всё же. Рвение леди Дилавр ему было понятным, так что отворачиваться от неё он не собирался. Но здесь еще другая проблема – её родители. Вряд ли они позволят ей заниматься тем, что хотел предложить Энистон. Однако, с этим можно было справиться, разве нет? Парочка убедительных фраз и убедительная физиономия юного наёмника. Леон положил руки в карманы брюк, повернувшись полубоком. Его взгляд устремился на девушку.
– Я могу тебя учить рукопашному бою и владению оружием, – спокойно заговорил парень, но слегка нахмурившись, добавил, – только твои родители будут против. Попробуй их как-то убедить, чтобы я оставался рядом с тобой.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 21 фев 2016 в 14:00
Мира,
Азалия внимательно слушала слова Леона, но взгляд ее небольших каре-зеленых глаз был исполнен скукой и тихим негодованием. Она слышала слова наподобие этих сотни и тысячи раз. Ничего нового даже в разговорах. Все одно и то же, изо дня в день… из года в год…
- Глупости, - девушка решила обойтись таким простым и коротким ответом, и мило, не под стать своим словам, улыбнулась.
Леди Дилавр было ясно, что отошел Энистон, дабы выдержать паузу, перед тем как услышать дальнейшие ее слова. Но она молчала, ибо то, что она хотела донести мужчине, она донесла немногим раннее, всего-то пару минут назад. И Азалия уже было решила, что наемник готов молчать вечно, как тут он, наконец, заговорил, вновь повернувшись к ней.
Была ли реакция аристократки подобающей для такого предложения? Для такого заманчивого, вкусного, как вишенка на торте, предложения? Ох, она была даже более, чем подобающей: сначала глаза Азалии округлились в удивлении, брови приподнялись чуть вверх, а губы слегка приоткрылись, потом она просто, не наигранно, совсем обычно, но так радостно улыбнулась, словно ребенок, и, времени не теряя, чуть ли не подлетела к Леону, сходу обняв его. Она еще никогда никого так не обнимала, а уж тем более представителей сильной половины человечества, ибо в светском обществе, такое поведение могли бы сочти излишне фамильярным и даже пошлым, ведь леди Дилавр обняла Энистона отнюдь не нежно и невесомо, а крепко, чуть ли не до хруста в костях, как обнимаются старые закадычные друзья.
- Спасибо, - она взглянула на наемника снизу вверх, глазами, полными исконной щенячьей радости. Поняв, что эмоции захлестнули ее и она, мягко говоря, лишканула, Азалия поспешила отстраниться от Леона. Отойдя на пару мелких шажочков назад, она, почувствовав смущение (в которое сама же себя и загнала), девушка, чтобы скрыть это, слегка нахмурилась и приложила к губам указательный и средний пальцы. Успокоившись и должно переварив все это, она вздохнула, убрала ладонь от лица, и заговорила:
- Это не составит особого труда. Моей матери, как ты уже, верно, понял и сам, ты понравился. Не думаю, что она будет против, будь рядом со мной такой, как ты, - она как-то неоднозначно улыбнулась, заглянув в глаза Энистона, - А уж тем более, если я скажу, что… - она задумалась, но ненадолго и уже через несколько секунд продолжила, - что ты мой телохранитель.
Мне нравится1Показать список оценивших
Мира Штейн
Мира Штейн 21 фев 2016 в 15:37
Удивительная девушка, ничего тут не скажешь. А эти объятия, которые парня не меньше удивили просто вызвали у него улыбку. При виде такой радости любой бы улыбался, ведь сам Леон не до конца понимал, что смог осчастливить Азалию тем, что ей не давали всю жизнь. Её «спасибо» прозвучало искренне, заставив молодого наёмника даже приобнять девушку в ответ. Но и этот момент счастья Энистон способен был обломать своей ехидной улыбкой, с приподнятой бровью. Та резко отошла и впала в смущение, а это не могло не вызвать улыбку у Леона. Быть может, что это дело для юной Дилавр является чем-то больше, нежели обычные попытки научиться ломать кому-нибудь конечности. Слова, которые она говорила о свободе просто остались в голове наёмника, а он их давно переварил и смог сделать для себя выводы. Положительные, разумеется.
– Я буду только рад тебе с этим помочь, ведь вижу твоё рвение, Азалия, – поправляя воротник рубашки, начал говорить Леон. – Да и к тому же, ты мне напоминаешь чем-то мою сестру. Она любит влипать в неприятности, но при этом её пыл никто еще не смог остановить. Так что… я согласен тебя учить, но, своё «но» уже сказал. Решать тебе, – разминая плечи, Энистон прошелся к дивану и устроился поудобнее. Он внимательно смотрел на аристократку и пытался сам уже придумать, как убедить мать девушки для того, чтобы стать телохранителем Азалии. Всё таки, и она права была, ведь парень смог понравиться её матери, а мать, следовательно, сможет убедить отца который просто обязан будет согласиться, ведь никогда еще Леон не соглашался бесплатно охранять кого-то. Хотя, это можно будет использовать в свою пользу. Он спас их дочь, они дали ему ночлег и при этом, Леон может как-то формировать отношения с молодой девушкой, оставаясь в под крышей и скрываться от закона. Всё равно про криминальную жизнь Энистона знает только та, которую он спас. Положив руки за голову и слегка прищурившись, Леон посмотрел в сторону двери и хмыкнул.
– Тогда, я думаю, что мы можем сейчас пойти и поговорить с твоими родителями. Но, для большей хитрости, мы пойдем сразу к твоей матери. Как бы мне не хотелось этого признавать, но у женщин всегда власти больше над мужчиной, – с улыбкой заявил наёмник и поднялся с дивана, затем подошел к двери и открыл её. – После Вас, миледи, – а здесь началась старая, добрая, ехидная нота разговора. Видимо, что лев будет вечно играть на нервах своей львицы. Главное, чтобы по пути к родителям Азалии эти двое не успели друг друга поубивать.
3:02
M83 –I Need You
Мне нравится1Показать список оценивших
Мира Штейн
Мира Штейн 25 фев 2016 в 18:50
(я ждал, мне надоело) —-------> переход в Округ Яркель: Улицы

Приложенные файлы

  • docx 22624375
    Размер файла: 47 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий