Владения Рейссов


Имир Ленц 5 мая 2016 в 13:28
15 января
Колёса экипажа неспешно набирали обороты, постукивая и поскрипывая на неровной дороге, что должна была вести к пункту назначения. Чувствовалось пятой точкой, причём буквально, что этими путями пользуются ой как не часто, а с основного тракта они съехали еще час-два назад. Что бы не скрывали эти самые Рейссы, но даже их поместье находилось в жопе мира сего, хоть и недалеко от Митры. Радовало лишь то, что на сей раз в поездке обошлись без лишних извращений с наручниками и мешками на голову, зато руки были свободны, чтобы наконец-то записать всё то нелегкое, что случилось с контрабандистом за все эти дни, начиная с той минуты, как он вновь навестил скромную обитель супер-эконом класса Бессы фон Ридель.
К слову, с рыжей бестией удалось пересечься раза два от силы, ведь их пути разошлись уже на выходе из кабинета майора-извращенца неопределенной сексуальной ориентации. Его отправили в медпункт для оказания более квалификационной помощи, чем кустарно-полевое, после чего нога Ганса быстро пошла на поправку, но вот бегать, как в детстве с братцем от голых баб с корытами у речки, пока не получится, как и ходить без трости с острым сюрпризом на конце и одноразовым залпом ближе к ручке, на курок которого одноглазому хотелось нажимать меньше всего, учитывая события в штабе Библиотекарей. Но это на крайний случай, в конце концов, он же теперь телохранитель, как пояснили ему ЦОПовцы, не договаривая, кто в таком случае будет хранить ЕГО тело.
Но вот очередная выбоина, очередной сломанный стержень карандаша и грузный вздох уже бывшего контрабандиста, что смирился, хоть и не до конца, с участью служить закону, пусть он и не таков, каким его видят иные. Но принципиальный бандит - мертвый бандит. Ганс же жив, почти здоров, а сам оказался посвящен в тайны трех стен. Совсем недурственно для того, кто еще месяц назад сбагрил свиные пяточки ортодоксальным евреям, вернее сказать отщепенцам культа трех стен с пейсами и сотнями заповедей.
Экипаж остановился, а Ганс поспешил покинуть мобильную пыточную, чтобы размять косточки. Почувствовав по крайней мере одной здоровой ногой твёрдую землю, он с облегчением вздохнул, впитывая свежий воздух загородной природы, чтобы в следующую секунду пыхнуть очередную самокрутку, а заодно и обезболить ногу раненую. Когда следом прикатил и второй экипаж, одноглазый подошёл к дверце, чтобы открыть её и предложить руку помощи сидевшей там Бессе фон Ридель.
- Мы прибыли, -учтиво и мерно проговорил он, помогая девушке покинуть коробку на колёсах, - надеюсь, что поездка не сильно тебя утомила.
Напротив же возвышались то самое поместье, хотя для этого дома слишком громко сказано. ЛЕС хорошо скрывал невысокое строение, площадь же была куда меньше, чем у толстосумов из Сины. Загородный домик-дача, но не более. На крыльце же можно было разглядеть фигуру мужчины, то ли дворецкого, то ли сторожа, а может и вовсе универсального дядьку во всех смыслах этого слова.
Отредактировал администратор, 7 мая 2016 в 17:38.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain 8 мая 2016 в 0:01
15 января 851 г.
– Вовсе нет, – произнесла Бесса, мягко вложив руку в протянутую ладонь одноглазого бандита. – Утомилась не больше, чем от компании наших общих друзей.
По обыкновению насмешлива, даже если подобное поведение неуместно, будто в самом деле сердце бывшей аристократки качает по венам совсем не кровь, а мертвую воду в голубом цвете, смешанную с концентратом иронии в равных пропорциях. Не смотря на нескрываемые следы усталости, рыжая красавица все же держалась бодро и самоуверенно, отчего с точностью можно было заявить, что за время разлуки этого странного тандема, она не подвергалась ни пыткам, ни, тем более, насилию или унижению.
За неделю «с хвостиком» Бесса умудрилась заглянуть в кладезь тайн, недоступных для простых жителей города, окруженного стенами. В большинстве случаев Герминская жемчужина читала между строк, следя как за приставленными к ней особами, так и за сектантами, которые обязались оказать помощь в освоении с новой ролью. Что касается последних, то Бесса почти была уверена, что распятое тело на главной площади ее родного города было делом рук фанатиков, которыми ЦОП вертел почти так же умело, как мадам Эжевичка бандой «Песняров» на своей трости с фаллическим мотивом в части набалдашника.
Тем не менее, надо отдать Культу должное – это была отличная афера, распространившаяся по всей территории Трехстенья со скоростью эпидемии тифа, сея не менее тяжелые симптомы заболевания умов, ибо бессмысленность и глупость учения зашкаливали. Так же у данного течения наблюдался стабильный естественный прирост, в большей степени охватывающий за-синовское население с упругими кошельками и слабыми умами. В своих умозаключениях Бесса разделила членов секты условно на две части: слепые веруны со стенодержателем головного мозга и манипуляторы, всегда готовые подлить масла в огонь. Именно с последними засланными казачками рыжая плутовка и поддерживала связь, методично выжимая из них любую полезную информацию. Теперь же, когда она узнала все, что могла, а приверженцы культа обучили ее основам, Бесса готова была примерить личину для своего дебюта «после смерти».
– Я даже соскучилась по твоей болтовне, – заявила девушка, осторожно спускаясь по крутым ступенькам экипажа. Она быстрым кивком указала на маячившего позади Хаинса с лицом великомученика всея Трехстенья. – С нашим двухметровым «Воробушком» беседы что-то совсем не вяжутся.
Взяв Ганса под руку, вместе с ним бывшая аристократка направилась в сторону дома, на крыльце которого их уже дожидался мужчина. Пока он был лишь смутным силуэтом вдали, Бесса воспользовалась плохим слухом Роба и в полголоса высказала свои подозрения касательно причастности Культа к своей «смерти». Она вела себя так, словно их с Гансом отделяло не больше недели, а всего лишь несколько часов. К слову, многочисленные синяки и кровоподтеки после «крутого пике» в бандитском притоне, ранее рдеющие на скрытых под одеждой участках тела, в большей своей степени остались неприятными воспоминаниями. Так легкую походку бывшей Мисс Ридель обременяла лишь хромающая на одну сторону поступь О’Брайена.
– Здравствуйте, – нацепив на лицо очаровательную улыбку, заговорила Бесса, когда они остановились в двух шагах от крыльца. Девушка приподняла шарф, дабы продемонстрировать ожерелье с благородными ликами трех богинь. – Культ получил письмо касательно необходимости присмотра за молодой наследницей. Меры предосторожности соблюдены.
Мне нравится1Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 15 мая 2016 в 21:29
15 января
– Здравствуйте, – вполне с доброжелательной улыбкой толстячка-старичка встретил их никто иной, как хозяин этого дома, а значит, и сам властитель всего ГТС. Кто бы вообще мог подумать, что Королём окажется вот этот самый господин? Он даже на аристократа мало тянул, не то, что на единодержавца. Впрочем, ни Ганс, ни Бесса не могли этого знать, но лишь догадываться, – рад, что вы прибыли так скоро. Я так понимаю, что вам уже всё объяснили?
– Так точно, – ответил Ганс, которому преодоление аж двух ступенек далось куда хуже, чем юной мисс Ридель, – я и есть та самая мера предосторожности. Позвольте представиться: Пшеслав.
– Что у вас с ногой? – хмуро спросил Рейсс, взглянув на трость, но довольно быстро потерял интерес к палочке и вернул своё внимание девушке, куда более приятной наружности. Чем-то она даже напоминала Виктоирю Праудмур, хотя и не шла ни в какое сравнение с ней. Мужчина вновь вспомнил, что не получал никаких вестей от неё, от чего стал беспокойным. В конце концов, она была любовницей и матерью её дочери, которые избежали суровой участи, как Хистория и её мать.
– Потянул слегка, когда убегал от собак с бешенством. Не стоит беспокоиться, благодарю.
– Хорошо, помните о вашей задаче. Вокруг слишком много недоброжелателей и еретиков, которые оскверняют Великие Стены и очерняют эту страну. Помните, на чём держиться этот мир, – после столь серьёзной речи, Рейсс наконец-то расслабился и жестолм пригласил прибывших внутрь, – прошу вас, проходите. Вас проводят в ваши команты и всё покажут.
Рейсс уже собирался пройти следом, но тут его остановил сержант ЦОП Роб. Полицейский немного наклонился и нашептал ему, судя по меняющемуся выражению лица Рейсса, очень важную информацию. Послание же в действительности касалось его дочери, Хистории Рейсс.
– Гхм, прошу прощения, Пшеслав, мисс, но мне придётся покинуть вас. Срочно. Но дальше вы справитесь и без меня.
Мужчина поклонил голову, улыбнулся Ридель и поспешил в карету, на которой те двое и прибыли. Он даже не удосужился взять с собой тёплые вещи - так спешил Рейсс в штаб ЦОП.
***
– Та-а-а-ак, значит ты соскучилась по моей болтовне?~~– ни с того ни с сего нарушил секундную тишину Ганс, когда Рейсс покинул их скромноее общество, а картавый поспешил, видимо, проверить периметр охраны поместья, – а вот я соскучился по благодарному и чуткому слушителю. Какое совпадение. Эти солдафоны какие-то каменные, словно големы. Ну что, – одноглазый вновь вскинул на своё плечо сумку с вещами Ганса и Бессы, – посмотрим, что тут имеется, не против?
Мне нравится2Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс 17 мая 2016 в 18:40
., .,
16 января 851
Ничто не предвещало беды, когда в ночь сержант Роб Хаинс ложился в свою постель в одной из комнат, которую приходилось делить с косматым балаболом, отведенных для прислуги, предварительно раздевшись лишь до холщевых брюк, дабы ничто не стесняло большое крепкое тело во сне. Дверь в комнату не запиралась, в этом доме запоры вообще были роскошью не для слуг. Да и зачем? Роб сам проверил весь периметр поместья на наличие чего-нибудь подозрительного, убедился, что охрана работает, как надо, а после со спокойной душой и совестью отправился спать, положив рядом с кроватью свое верное ружье, чтобы при случае неожиданного пробуждения из-за нагрянувшего врага сразу быть во всеоружии.
Утро встретило Роба игривым лучиком солнца, засветившим прямо в глаз. Оно еще только вставало из-за горизонта, но сержант Хаинс решил, что нынче спал слишком долго, ведь обычно он поднимался еще до рассвета. Повернувшись на спину и потянувшись так, чтобы хрустнули все косточки, вставая на место, а к мышцам прилила кровь, Роб вдруг неожиданно осознал, что что-то было не так. Например, рыжий кучерявый локон, щекочущий предплечье. Поняв на уровне подсознания все то, что скоро должно было предстать его взору, Роб просто застыл на месте, словно камень. А его пробудившейся способности из такого положения скосить в сторону глаза позавидовал бы даже краб. Но и этого неполного обзора хватило на то, чтобы сержант Хаинс, имитируя хамелеона, пять раз изменился в цвете лица от бледно-лилового до пурпурно-красного. Оставалось загадкой, как двухметровый и тяжеловесный мужчина подскочил с кровати с легкостью перышка, даже не заставив ту покачнуться. Полная картинка оказалась даже хуже, чем он мог себе представить. Как выяснилось, сам сержант спал на краю постели, в то время как ее центр заняла рыжая бестия, вольготно возлежавшая на отобранной у ЦОПовца подушке. Одеяло прикрыло основную часть туловища девушки, однако белое плечико, облаченное в сорочку с рюшами, игриво выглядывало, греясь в лучах восходящего солнца. От увиденного Роб открыл рот, потом захлопнул его, схватил со стола какую-то безвкусную по своему виду вазу и принялся дышать в нее для собственного успокоения.
«Эта девушка точно злой дух», - мелькала паническая мысль в голове сержанта Хаинса. – «Почему из всего множества спален, в которые она могла беспрепятственно зайти, она пришла именно в эту?! Почему я ничего не услышал и не почувствовал, ведь обычно же чутко сплю?! Наверное, я проклят!»
Дышать в пыльную давно не использовавшуюся вазу было не очень-то приятно, но Роб этого не замечал, его взгляд все никак не мог оторваться от нежного девичьего плеча, и отчего-то это вызывало непонятный жар, от которого уже даже капля пота скатилась по виску.
«Надо пойти умыться холодной водой. Точно! Зло боится воды».
И Роб метнулся собираться, делая это настолько бесшумно и осторожно, будто бы действительно боялся своими действиями пробудить некое Древнее Зло. Собравшись, бравый отважный ЦОПовец на цыпочках покрался к двери, чтобы выскользнуть за нее и оказаться, наконец, в безопасности.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain 18 мая 2016 в 1:09
16 января 851 г.
Любой отдельно взятый человек носит в себе целый мешок страхов, каждый из которых неповторим на вкус, и украшен своей неподражаемой оберткой. Бесса, сколько себя помнила, не любила наступление сумерек. Ей казалось, что незримая глазу грань между реальностью и ее обратной стороной истончается, а когда наступает ночь, ткань бытия трескается, как кусок старого запылившегося батиста. Временами девушка и слышала то, чего нет, видела несуществующие вещи на периферии, будто в уголке глаза. Но стоило совершить над собой усилие и повернуть голову – все исчезало, оставляя за собой лишь осадок, сосущий под ложечкой. И чем старше становилась Жемчужина Гермины, тем больший отпор она давала необоснованным тревогам, возложив перед собой обещание никогда не становиться такой, как отец.
Но был и другой страх, который Бесса так и не смогла пересилить – ложась спать, она никогда не знала, что принесет ей утро и наступит ли оно. В родном доме у нее была целая армия слуг, следящая за передвижениями молодой леди, находящейся в состоянии снохождения, и оттого тревога сходила на нет. Бесса просыпалась под лазурным балдахином, на мягкой перине, под бдительным взглядом старой экономки Марты или того же Шиллера, которого в те времена знала как Райнона. Теперь ничего этого не было, и навязчивые мысли возвращались с немыслимой силой.
Минувшим вечером Бесса долго не могла заснуть, вновь и вновь прокручивая в голове историю из детства о том, как некий наследник знатного дома страдал тем же недугом. Несколько раз в один лунный цикл его настойчиво влекло к балкону или окнам. Как оказалось, щеколды и плотные занавески пользы принесли немного – мальчишка все же совершил свой прыжок веры прямо на розовый куст под окном. Хрипы истекающего кровью заглушал лай из псарни, тем самым отнимая последнюю надежду на выживание. Об этой и многих других историях слухов ходило немало – передаваемые из уст в уста, их облепляли фантастическими подробностями.
Но какими бы ни были страхи бывшей аристократки, свинцовая тяжесть век и необходимость в отдыхе диктовали свои условия. Общество кухарки и горничной, с которыми Бесса вынуждена была делить комнату, немного успокоило девушку, но не уберегло ее от бесцельного шатания по дому. От босых ног не скрипнула ни одна половица, а сама Бесса походила на неприкаянного призрака. Время от времени она останавливалась перед стеной, проводя пальцами по деревянным панелям и словно удивляясь преграде, а после зашагала обратно к покоям слуг – только дверь отчего-то была выбрана соседняя.
Что ей снилось, Бесса не помнила, равно как и не подозревала об очередном припадке снохождения. Находясь в состоянии полусна, она ощущала мягкость под собой, руками обнимала подушку, время от времени ворочаясь и все больше запутываясь ногами в подоле необъятной сорочки. Механизм пробуждения, до сих пор непонятный как врачам, так и мыслителям Трехстенья, сработал именно в тот миг, когда колебания воздуха коснулись лица девушки. Она чуть подняла голову, окинув осоловелым взглядом убранство опочивальни, и тотчас же обратно вжалась в подушку. В расплывчатых телодвижениях она признала полуголого Хаинса, пытавшегося одновременно натянуть рубаху и влезть в штаны.
«Что он забыл в моей комнате?» – чувствуя, что от возмущения ей становится трудно дышать, подумала девушка. Она закрыла глаза, следя за доступной взору частью действа через полуприкрытые веки.
– Это не опята, Томча... Том, нет, не ешь меня, – донесся со стороны голос, сменившийся пикантным причмокиванием, отчего рыжая плутовка едва не подскочила.
Патовость ситуации постепенно начала доходить до нее, и тогда Бесса резко села на кровати, машинально поправляя сползшую с плеча сорочку. В этот миг за Хаинсом весьма вовремя хлопнула дверь, а сама Бесса уставилась на развалившегося на соседней кровати Ганса.
Мне нравится1Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 21 мая 2016 в 16:23
16 января
Пока дверь не захлопнулась после тактического отхода бравого полицейского центрального отделения, (вот бы раньше знать о такой слабости у военных к рыжим девицам) Ганс спал мирным сном. Похоже, что он был единственным, кто смог позволить себе спокойно погрузиться в царство Морфея в этом доме даже после богатой на события прошедшей недели. Но правда в том, что погружение было искусственным. От слова искусство, ведь такую смесь грибов мог приготовить только сам маэстро Ганс О'Брайен, как единственный, кто знал секрет рецепта, и единственный, кто готовит с душой. Вот и сны были крайне тематические, начиная от великаго паломничества по холмам Хильды, заканчивая великим постом, который братья соблюдали особо скрупулезно. Оно и понятно, коль пост наставляет очищать своё тело и душу с помощью чудо-травы, чтобы постичь тайны Нирваны. Но... это были не опята.
Проснулся ли Ганс от того, что Томас стал отрывать и есть кусочки его тела, словно зефирки, не проливая ни капли крови; или всё же сержант разбудил Рапунцельку, сам одноглазый ответа не знал, ведь его ожидал переход от одного мира к другому, причём последний казался не более реальным, чем первый из-за наличия в комнате Бессы фон Ридель на соседней (!!!) койке. Ганс похлопал глазиком, потер его, но образ рыжей бестии, а возможно суккуба, так и не растворился в пустоте.
- О-о-о-у, так вы с ним того, этого? Кхм, вместе? - искренне дивился одноглазый столь быстрому слиянию двух одиноких сердец, или больше тому, что сержант смог оказаться к рыжей ближе, чем на три метра, или всё же тому факту, что Бесса оказалась в постели у ЦОП-овца, а не у контрабандиста. Где же Стокгольмский синдром, когда он был так нужен? - Ну, счастья вам, здоровья.
Ганс уже собирался спешно покинуть уютное гнездышко из простыней, одеяла, но в последний миг вспомнил, что его пижама с хрюшками сгорела в Тросте, а сейчас на нём были лишь розовые панталоны. Так и застыл с оголенным торсом в сидящей позиции, прикрывая срам от нежной натуры бабочки Бессы фон Ридель.
- Эй, не подглядывай, я же не подглядывал, - пальцы крестиком, а после поиски своих шмоток, которые лежали на спинке кровати.
GIF106 KB
Какая прелесть)))
Мне нравится3Показать список оценивших
Autumn Rain 21 мая 2016 в 23:48
16 января 851 г.
Только для нежнейшей натуры аристократки, в жизни своей не видавшей голого мужика, как такового, срам Ганса оказался прикрыт недостаточно. Ему лучше бы вообще замотаться в одеяло с ног до головы наподобие кокона и не вылезать, пока буря не минует. К слову, Герминская жемчужина и без того еле пережила мельтешение в полу-неглиже двухметровой туши по комнате, а теперь и вовсе по цвету лица практически слилась со своими волосами. Ярчайшая комбинация стыда, растерянности и гнева качественной краской легла на палитру бледного лица. Загляденье для избранных.
После всей тирады О’Брайена Бесса, все еще пребывающая в своем непростом состоянии, могла лишь хлопать ресницами и раскрывать рот, как выброшенная на берег золотая рыбка. Трудно было сказать, что ее вывело из себя больше – высказывание контрабандиста, который допустил в своей голове такую нелепицу, хотя поначалу казался человеком хоть и своеобразным, но вполне неглупым; или сама ситуация со снохождением в целом.
– У-у-у, – заунывно протянула в итоге Бесса, натягивая на голову одеяло и покачиваясь в такт стихающему завыванию. От попытки поразмыслить у нее попросту начинала болеть голова.
Однако, не нужно быть гением, чтобы сообразить, что женщины, с которыми Бесса делила комнату, просто-напросто не услышали ее шагов, равно как и звука открывающейся двери. Где удалось девушке побывать за ночь – тайна за тремя стенами. Но раз она не обнаружила на себе никаких увечий после прогулки по чужому дому, где каждый угол мог представлять опасность, то уже хорошо.
– Что ты несешь, какого «счастьяздоровья», недоумок? – отняв от лица одеяло, резким тоном вымолвила рыжая плутовка. На нежности она не была настроена. Краем глаза Бесса случайно приметила кусочек розового ситца, за мгновение скрывшийся под темной тканью штанов. – Еще одна такая мысль в голове, и у тебя и правого глаза не будет. И косу под корень отрежу. Не смей очернять мою честь…тц…
Бесса осеклась, осознавая, что теперь ее честью или, точнее, остатками оной, можно только подтереться. Она с десяток дней назад похоронена вместе с неизвестной прошмандовкой в усыпальнице Риделей. У рыжей бесовки теперь другое имя – Соня – которое ей в шутку дали полицаи, посвященные в такое своеобразное состояние. Одежда, чистая и новая, тем не менее, тоже не принадлежала ей, равно как и украшения – это все подарки Каролинга, как залог для верной службы. От Бессы фон Ридель в этом мире мало что осталось.
– Я во сне хожу. А наутро не помню, что происходило, где была и, главное, зачем вставала, – уже более спокойным голосом добавила Бесса и уставилась в пол, хотя периферическим зрением все же улавливала действия рядом. Основная вспышка миновала так же быстро, как и возникла, что для Бессы было в порядке вещей. – Надо было этих кур предупредить. Да только все равно двери не запираются, а им за своим храпом не слышно ничего.
GIF114 KB
file.gif
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 25 мая 2016 в 19:00
16 января
Ганс нисколько не удивился реакции Бессы, так что ему только и оставалось что улыбнуться и пропускать мимо ушей смешные угрозы и невинные оскорбления. Аристократы такие забавные: напридумывают всякой ереси от скуки ради и живут с этим до последнего вздоха, даже когда жалованный или унаследованный титул спадает словно лепестки цветов. Знавал Ганс и таких, а те говорили, что "бывших баронов не бывает!". Сам же одноглазый в это не верил и даже сомневался, что такова была у джентльмена неудачи в изначалье, когда тот ещё не успел профукать и титул, и сбережения семьи в картишки. Загребая со стола награду вместе с выигрышной комбинации четырех всадников апокалипсиса, ( а именно так выглядели вальты в руках контрабандиста) Ганс не почувствовал и грамма бароновской чести, зато пулю, что продырявила его шляпу, он получил. Опасная эта штука - честь. Такую бесполезную штуку, которую даже продать на базаре нельзя, должны были забрать у Бессы, как травку на таможне, но рыжая, видимо, цеплялась из последних сил. Сочувствие и только. Но вскоре и она спустится с небес герминских жемчужин на землю, где царит настоящее, а не выдуманное.
- Что ж, - потёр мужчина короткую щетину, от которой в срочном порядке нужно было избавиться, - звучит вполне разумно. Я бы даже скорее поверил в твою способность телепортироваться, чем в способность нашего сержанта находиться ближе, чем на пять метров, к женской гр... грации. Вот как выбежал. Хотя я его понимаю, вдруг ты в следующий раз во сне нож возьмешь или пушку? Ладно, это проблема решаема, тебе одежку принести? У меня исключительный талант таскать одежды, ты же знаешь. Или сама?
К тому моменту Ганс уже закончил прикрывать свой срам от пят до подбородка (оголенный торс уже срам, дожили) и глянул в окно, чтобы посмотреть, не ускакал ли двухметровый жеребец в одних портках за Сину в панике, а заодно за остальными понаблюдать. Других ЦОП-овцев, прикинувшихся белками, было не видно. Может, кроме Роба и не было никого? Но Пшеслав был уверен, что рядом должна быть точка - только свистни, и повылезают из сугробов.
- Скажи мне, Соооня, - даже растянул новое имечко, будто специально растягивал, смакуя новое имечко для рыжей, - ты когда-нибудь таскала печенюшки из баночки в кухне без разрешения? Не хочешь посмотреть, где баночка? И печенюшки.
GIF113 KB
2718044.gif
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain 26 мая 2016 в 21:59
16 января 851 г.
– Пше-е-е-еслав, – сразу же певуче протянула в ответ Бесса, чуть сощурившись, как кошка, затеявшая шкоду.
Она почти была уверенна, что за таким многозначительным обращением последует что-нибудь этакое, достойное внимания, наподобие очередной сделки или авантюры. И не прогадала. Ганс – не тот тип, который стал бы ровно просиживать ягодицы на халявных харчах, не пытаясь повлиять на ситуацию, уж не говоря о том, чтобы переправить ее в свою пользу. Бесса не сомневалась и в том, что их спишут за ненадобностью в ближайшее время. Как говорится, если кормят с рук, то готовят на убой. Похоже, Ганс был с ней солидарен.
– Печенюшки-то? – переспросила рыжая плутовка в полголоса, натягивая на плечи одеяло. Она легко вскочила и перебралась на соседнюю кровать. – Ты, верно, хочешь обобрать славного нашего государя-толстопуза совсем не на печенюшки?
Вопрос-насмешка звучал отчетливо, но негромко, на тот случай, если здешние стены обросли ушами и прочими придаточными органами. В то же время Бесса как бы невзначай бросила взгляд на дверь, вписанную посередине противоположной стены. Она полагала, что домочадцам жизнь прибывшей гувернантки может быть интересна лишь в качестве повода для новой сплетни, и посему исключала ярую слежку. По крайней мере, в первое время, пока к ней будут приглядываться.
– Я в деле, – перевела девушка взгляд на Ганса. – Нам же нужно будет на что-то жить, когда мы выберемся. Учти, доля пятьдесят процентов, не меньше.
За беспечной речью Бессы пряталось бездонное «если», начиная с того, удастся ли вообще мертвой аристократке и изувеченному бандиту перелистнуть страницу этой неприятной истории, и, заканчивая тем, как долго она сможет скрываться от самопровозглашенных блюстителей порядка. И, в конечном итоге, какой будет она, эта новая жизнь – уж точно не с горячими ваннами по два раза на дню в окружении благовоний; без слуг с их установкой на угождение; без дорогих платьев и украшений; без скучных писем и пустых бесед. В любом случае, Бесса даже не могла предугадать, что ей преподнесет последующее «завтра», посему, решила решать проблемы по мере их поступления.
– Только позже – надо уделить времени Лили. Я же, вроде как, гувернантка, – проговорила Бесса, чуть потупив взгляд.
Не смотря на свою неприязнь к детям в целом, отношение к девочке было неоднозначным. С одной стороны, это всего лишь результат блуда венценосного жиртреста, с другой – из малышки может вырасти очередная безмозглая, но прекрасная Виктория, или, хуже того, вторая Бесса. С этой позиции девочку было хоть немного, но жаль.
– Насчет одежды – я сама, – рыжая аристократка отбросила свои размышления, продлившиеся от силы пару мгновений, и зыркнула в сторону: на спинке кровати осталась куртка Ганса. К ней Бесса и потянулась, после чего набросила на плечи, перед этим скинув одеяло. Она усмехнулась, закутываясь в не по размеру большую одежду. – Не хочу, чтобы переодевания в твоем обществе вошли в привычку. Потом заберешь.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 28 мая 2016 в 15:04
16 января
- Я бы не стал говорить столь категорично. Обобрать, пф, нет. Скорее компенсация за моральный ущерб, простреленную ногу и уничтожение бизнеса, который строился не один год, но рухнул всего лишь за один день. Ведь это будет справедливо? В том доме сгорело почти всё! Чего стоит один халатик, а таких бань, как там, нет нигде в Трёх Стенах.
Одноглазый, не смотря на свой промысел контрабандиста, на самом деле не цеплялся за материальные ценности столь сильно, как бы странно это не звучало. Он понимал, что любая вещь может сгореть в пламени, но знал, что любой вещи можно найти замену. А кто же сможет заменить Ганса? К тому же мужчина в своём деле наслаждался самим процессом, а не результатом, последнее лишь приятный бонус, не более. Даже если очередная сделка оборачивается перестрелкой уголовников с участием полицейских и без, такое дельце имеет свою особую ценность, удовлетворение, вдохновение, граничащее со страстью. И покуда Ганс жив, он продолжит своё излюбленное ремесло, так что ни ЦОП, ни простреленная нога не станут препятствием. Всё утраченное он вернет, может даже сверх меры. Теперь же на его стороне была Бесса Ридель. Становилось всё интереснее и интереснее.
Ганс даже не сомневался, что Бесса без всяких раздумий согласится на новое дельце. Она, как и он, человек дела. Таким не сидится на месте, застой отупляет разум, безделье убивает нервы, скука сводит челюсти, руки чешутся. В их же положении, когда петля накинута на шею, но табурет еле удерживает на границе жизни и смерти, и вовсе нельзя сидеть, сложа руки, и ждать чуда. Всегда должен быть запасной план, альтернативный путь, хоть какая-то тактика. Они расходный материал, пешки на доске. Но, как всем известно, любая пешка может стать ферзем, тогда от неё будет зависеть исход всей Игры.
- Но ты права, - тут же продолжил Ганс, наблюдая за двором, но теперь всё внимание было направлено на единственного мужичка, что бродил по улице. Странная одежда, топор, связка дров. А ведь вчера он подметал крыльцо, позавчера трубу чистил. Похоже, что он здесь занимался абсолютно всем, а вот в дом почти не заходил, - позже так позже, сперва нужно осмотреться, а потом уже о делёжке подумаем.
Ганс обернулся и краем глаза увидел очаровательную,в то же время нелепую и забавную картину: куртка, что была на несколько размеров больше, оказалась на леди Ридель. Впрочем, мужчину вполне устраивало подобное использование его имущества, но глазеть и пускать слюни не собирался, вспомнив об аристократкой чести.
" А я вот был бы не против", - на счастье Ридель лишь мысленно ответил Ганс, вернувшись к наблюдению до тех пор, пока девушка не покинула комнату. Как только дверь закрылась, Ганс взял свою трость, книжку с карандашом и остальные вещи, которые имеет привычку носить с собой всегда, и отправился исследовать дом. На любой подозрительный взгляд служанки, он говорил, что это проверка безопасности. После такого заявления интерес к новому охраннику не угасал, но и попытки вмешаться не последовало. Оно и понятно: откуда служанке знать, зачем одноглазый ходит по дому, постукивает тростью по стенам, потолку и полу, странно манипулирует с обычными предметами, будь то глобус или маленькая статуэтка, будто использовал какое-то колдовство. Сам же Ганс за время своих поисков ничего не обнаружил кроме одной запертой двери, её то он исследовал с особой тщательностью. Саму Ридель одноглазый более не застал, та была занята своими прямыми обязанностями. Но что-то подсказывало Гансу, что и она не упустит момента использовать время больше для себя, чем для малютки Рейсс. Таким образом и день подошёл к логичному концу.
GIF506 KB
file.gif
Мне нравится1Показать список оценивших
Autumn Rain 29 мая 2016 в 15:03
17 января 851 г.
Ни рогов, ни когтей, а маленькое чудовище Рейсс одним своим присутствием в отдельной точке пространства и времени убило Викторию Праудмур. Конечно, последнее являлось вопросом спорным, но Бесса полагала, в Трех стенах пропавших без вести можно уже оплакивать. В последний раз, когда она видела Викторию, от первой красавицы осталось только имя – прикованная к постели, будто спящая, она больше походила на поломанную и обезображенную куклу, чем на человека. А свои игрушки, к слову, Бесса не любила терять или отдавать кому-либо, и лишь страх перед стремительно идущей к власти Региной Капоне, остановил ее. Позже, слышала аристократка, Виктория пришла в себя; знакомые Ридель сообщали в письмах, что кто-то, похожий на леди Праудмур, держал путь на север; последней ниточкой были неподтвержденные сведения, что вышеупомянутая персона мелькала близ Гермины за территорией стены Роза, и больше о ней ничего не было известно.
Теперь же Бесса добралась до первопричины всех треволнений и метаний первой красавицы и… осталось разочарована. Пухлая, белокурая, улыбчивая Лили ничем не отличалась от других детей. Бесса задавалась вопросом о том, чего она вообще ожидала от девочки, и не могла найти ответа. Да что там, Ридель даже не была уверена, что бастард перед ней был зачат Рейссом! Как ни крути, Виктория не походила на преданную и обремененную моральными принципами даму…
– Соня, – неясно, точно из-под толщи воды, зазвучали слова. Зов повторился уже настойчивее: – Соня!
– А? – Бесса качнула головой, прогоняя наваждение. Взгляд ее был опущен на раскрытую книгу, что девушка держала в руках. Снова задумалась. Порой Бессу так сильно затягивал водоворот собственных мыслей, оживших картин и голосов, что связь с реальностью пропадала, и девушка не могла отличить явь от бреда.
– Лили пора кушать и спать, – отрезала горничная, почему-то казавшаяся непомерно громадной. Снова игра воображения. – Уже полдень.
– Она ваша, – улыбнулась Бесса, закрыв книгу, но придерживая пальцем нужную страницу.
Она взглянула на девочку, увлеченно копошащуюся в горе игрушек и кукол. На счастье рыжей плутовки, ребенок не был избалован вниманием, и потому оного и не требовал. Горничная унесла Лили, и Бесса осталась в зале в компании все того же сборника сонетов и скуки; времени вдали от цивилизованной жизни столько, что хоть ведрами черпай. Своих компаньонов она видела лишь утром, за завтраком. Полагала, что они уехали вместе со смотрителем (именно так рыжая бестия окрестила мужчину, который занимался тяжелыми работами) в город за продовольствием. Но полагала, что они уже должны были вернуться.
«Интересно, а это что», – подумалось Бессе, когда ее взгляд случайно наткнулся на что-то, похожее на жестяную коробку, заброшенную на буфет.
Как известно, девушка не любила запертые двери, ларцы; спрятанные вещи и тайники – ее природное любопытство требовало разрешения любой попадавшейся загадки или разоблачения тайны. Потоптавшись рядом, Бесса сперва воровато огляделась, а после встала на носочки, чтобы дотянуться до коробки. Кончиками пальцев она коснулась до жестяного уголка, тем самым случайно оттолкнув вещицу еще дальше, и раздраженно фыркнула. Она сдула непослушный рыжий локон, упавший на лицо, и замерла: со стороны двери послышались тяжелые шаги. И стук.
– Как раз ты мне и нужен, – буркнула себе под нос плутовка и поспешила к двери, словно нагоняя стихающие по ту сторону стены шаги. Бесса высунулась из проема: – Пс-с-с~ Пше-пше~
Мне нравится1Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 29 мая 2016 в 19:06
17 января
А ведь мужчина просто направлялся на кухню, дабы проверить съестные припасы дома. Всё утро было жестоко убито в поисках винного погреба, но, видимо, Рейсс не любил выпивать, что делает секрет перегара местного егеря-дворника-трубочиста более интригующим, чем тайна появления титанов.
"И какой же он, хотелось бы спросить, король после этого?! Вот Фриц во времена лихой молодости бухал, как не в себя, но умудрялся править страной! Ай, стоп, он же не правил - марионетка."
Размышления нарушились тонким, но очень знакомым голоском, а в нотах звучала интрига. Чарующая, волшебная, восхитительная интрига. Ведь как ещё можно интерпретировать "Пше-Пше", как не тайное послание, которое в переводе с авантюристского значит "Я кое-что нашла интересное, что можно использовать, ты в деле". За ней тут же всплыло огненное число "50", и пламя разгорелось в глазах Ганса, и улыбка чуть не оскалила зубы.
- Соня, - тут же мужчина нырнул внутрь, пока иные свидетели будущего злодеяния не понабежали, как бомжи на запах чебуреков, - лисичка нашла, чем поживиться?
Легкий плавный жест указал на шкаф, которому Бесса проиграла в неравной схватке. Метод, каким обычно от детей прячут сладости, сработал и на бывшей аристократке. И как тут не умиляться? Но Ганс не подал виду и даже ничего не сказал, что особенно удивительно. Одноглазый подошёл чуть ли не впритык, посмотрел вверх, вытянулся, размял шею, похрустев косточками, размял плечи, похрустел пальцами рук, поворотами в сторону размял спину, сделал три глубоких вдоха и выдоха, после чего "ну, с Синой", вытянула руку верх и без труда взял коробочку.
- Представляешь? Величайшие сокровища мира прямо у меня в руках,великая тайна, - Он посмотрел в сторону Бессы, - кхм, то есть в наших руках, - и сделал два шага к ней. Коробочка оказалась не запертой на замок, лишь маленький металлический крючок мешал открыть и узнать, что таилось внутри. Сердце забилось, дыхание затаилось, легкое движение руки, ларец открылся, а там...(!!!) конфеты. Самые обыкновенные конфеты в обертке. Ганс резко схватил одну, а та тут же испарилась у него во рту.
- М-м-м~~, фкуфно, - Ганс смаковал вкус сладкого долго. Ещё бы, для жителя стены Розы это редкость не меньше, чем жемчуг. Мужчина взял вторую, но уже для Бессы, - а ты, оказывается, сладкоежка. Я, между прочим, тоже кое-что нашёл. Кабинет нашего Рейсса, только тссс. Умеешь взламывать замки?
GIF559 KB
file.gif
Отредактировал администратор, 29 мая 2016 в 23:15.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain 30 мая 2016 в 1:30
17 января 851 г.
– Надо же. И стоило так тужиться, – облокотившись о резную дверцу буфета, Бесса подперла одной рукой щеку и состроила на лице по-лисьи лукавую улыбку.
Наблюдать за тем, как рисуется О’Брайен, только для того, чтобы дотянуться до жестяной коробчонки, было, по меньшей мере, забавно. Мужчины любят демонстрацию собственного превосходства, это еще покойная матушка говорила. Главное только, не разубеждать их в собственной незаменимости и всячески «подогревать» эту самую веру. Рыжая красавица могла бы вспомнить куда больше заветов леди Софии, если бы каждое ее слово не находило в ней жесткое неприятие и отторжение.
Тем не менее, в данный момент девушку куда больше интересовал предмет в руках Ганса, нежели матушкины заповеди. Она не ожидала ни круглой суммы сербов, ни дорогих филиграней, ни, тем более, драгоценных камней – уж больно простой тайник. Ей нужно было решение загадки, и оно оказалось совсем рядом – осталось только протянуть руку.
– Я тоже давно не ела подобного. Бесса берегла фигуру, а Соне можно есть все, что угодно, хах, – Бесса выцепила сладость из рук одноглазого контрабандиста, сняла обертку и отправила конфету прямиком по назначению. – М-м, вкусно. Кабинет, говоришь? Любопытно.
Рыжая плутовка вытянула еще несколько конфет и спрятала их в карман, после чего Ганс вернул ларец на положенное место. Кабинет Рода Рейсса находился на этом же этаже, далеко новоявленным авантюристам идти не пришлось. Перед ними возникла совершенно обычная деревянная преграда с незамысловатым замком. Аристократке доводилось совершать взломы, но нечасто – она предпочитала отправлять на «дело» своего верного пса, но порой обстоятельства вынуждали ее пачкать руки лично.
– Король не может позволить себе надежную дверь, дожили, – проворчала Бесса, подергав за ручку. Дверь, ссохшаяся от времени, ездила на петлях, прилегала не плотно. – Либо он безнадежный болван, либо в кабинете нет ничего ценного. Полагаюсь на первое. Ну-ка, проследи за коридором.
Ридель порывалась вытянуть из прически заколку, но ее рыжие кудри этим днем совершенно ничего не удерживало. Незадача. Бесса вздохнула, посмотрела сперва на дверь, потом на Ганса. Азарт оказался сильнее отсутствия первоначального орудия взлома.
– Ладно, сейчас-сейчас, – она заложила за ухо выбившуюся прядь и стала ощупывать шов корсажа. Изделие имело вшитые металлические «косточки», создающие каркас, и Бесса быстро выделила нужный участок. Немного повозилась и, распоров в итоге шов, вытянула одну из деталей. – Ты должен мне новый корсаж, если что. /JыPыGы/
Небольшое усилие, и девушка сперва согнула «косточку» пополам, а после переломила. Сделанный из одной половинки рычаг был помещен в нижнюю часть замочной скважины, а а после него последовала вторая часть, импровизированная отмычка, призванная отодвигать штифты до победного поворота затвора. Но взлом в целом был работой тонкой, требующей сноровки и терпения… но Бесса не обладала ни тем, ни другим.
– Если у меня ничего не получится высади эту треклятую дверь, – спустя несколько минут безрезультатной возни в сердцах заявила аристократка.
Мне нравится1Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 30 мая 2016 в 1:37
Бросок на взлом.
Бесса: 9 (проницательность) + 2 = 11
Замок: 5 (стандартно) + 2 = 7
11 - 7 = 4
В один прекрасный момент, когда нервы Бессы начали сдавать, прозвучало долгожданное и милое душе "щелк", и затвор поддался. Дверь отворилась. 😎
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 30 мая 2016 в 22:56
17 января
- Мои поздравления, Соня, - уже раз второй или третий Ганс зевнул в кулак, не стесняясь этого жеста при леди. Но, по крайней мере, ничем более он не нарушал концентрацию Бессы на взломе, тем самым не рискуя вывести рыжую бестию из себя. Ведь в таком состоянии она опаснее Роба с его пушечками десятикратно. Одноглазый вслушивался, изучая каждый звук, что издавал этот дом. Последним был приятный щёлк со стороны двери, - теперь ты официально в банде. Боевые Библиотекари мертвы, может как-то иначе назовем наш бравый дуэт? Серые Лисы, Белки, или будем как Бонни и Клайд?
"И сколько нужно вытащить игл из корсажа, чтобы освободить их, хм"
Ганс на самом деле был приятно удивлен способностями Бессы. Конечно, это был не Форт Нокс, а лишь обычная дверь, которую при желании можно было бы выбить, приложив силу в правильную точку, но всё же. Ведь аристократы порой не могут сами шнурки завязать и подтереться, не говоря уже о более сложных манипуляциях. Взлом же замков не входит в прожиточный минимум навыков и умений человека из высшего сословия. Да чего же скучный народ, и да чего же удивительные жемчужины скрываются под слоем пафоса, тонны грима с пудрой и масками, что они натягивают каждый божий день.
Одноглазый не стал задерживаться и тут же юркнул внутрь, за руку затянув и Соню, а после дверь вновь скрипнула и закрылась, оставив две души разглядывать кабинет Рейсса наедине с самими собой. В целом, антураж комнаты был вполне ожидаемым для рабочего человека, не учитывая при этом короны серого кардинала. Кипы книг и бумаг, толстый слой пыли везде, где только мелкие крупицы могли найти себе место, письменные принадлежности, свечи, увеличительное стекло, а также цветок, который давным давно уже завял, что тоже было вполне ожидаемо. Были здесь элементы декора: зеркало с красиво вырезанным орнаментом, статуэтки, геральдика КТС и губернатора Родерика Рейсса. Но ничего более примечательного не было, а поиски, казалось, могли затянуться на месяцы, вместо предполагаемого пятиминутного осмотра на наличие ценностей. Похоже, что Родерик был не так глуп, как считала и открыто заявила Бесса минуту ранее.
- Как говорится, если хочешь что-то спрятать, прячь на видном месте. Но что-то я такого места не вижу. Думаю, что и дверь с простым замком лишь уловка, чтобы снизить бдительность, - Ганс взял в руки ближайшую кипу бумаг, развязал кожаные полоски и беглым взглядом осматривал каждую, а иногда пропуская листа по три-четыре, - налоги, налоги, расходы, прибыль. Столько писанины. Порядочный у нас губернатор. И скучный.
Усталость, утомление и скука навалилась уже спустя секунд десять. Сразу было ясно, что ничего интересного в бумагах не найти. Наверняка сам Родерик не сможет найти тут нужную страничку, не говоря уже о Соне и Пшеславе. Должно было быть в этой комнате что-то ещё. Взяв трость в руку чуть ниже, Ганс постукивал по полочкам, столам и шкафам, вслушиваясь в каждый звук. Вполне возможно, что где-то был тайник.
- Попробуй книги, я читал много повестей, где тайным рычажком была книга. Буду надеяться, что Род тоже читал.
GIF192 KB
file.gif
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain 1 июн 2016 в 0:31
17 января 851 г.
– Дверь, уловка, бдительность? О чем ты? – рассеянно переспросила Бесса, вымеряя короткими шагами кабинет. – Сдается мне, меньше всего наш славный государь ожидал появления в своей обители таких, как мы. Серых лисов? К слову, нет, мне не нравится ни это прозвище, ни другие; думай дальше. В любом случае, разве тот факт, что его истинное положение и роль открыты лишь единицам, не есть величайшая уловка? Остальное, как по мне – попытка перестраховаться. Так что, ищем тайник…
Девушка ободрительно похлопала по плечу одноглазого бандита, украдкой заглянув в листы, что он имел смелость выбрать в качестве объекта исследования. Действительно, ничего интересного не было в неровных столбиках чисел, что традиционно располагались напротив статей расходов. Разве что, подумала плутовка, Родерик мог оставлять на полях пометки, если, конечно, страдал забывчивостью, но в данный конкретный момент Бесса ничего подобного не углядела.
– Как скажешь, – не пытаясь отпираться, согласилась аристократка на последующее предложение, хотя в положительный результат осмотра стеллажа не верила. Рычаги, сокрытые в книгах – что называется, классика жизни. Сама Бесса бы ни за что не использовала то, что являлось излюбленной темой «высокопробных» интриг, пускай и показанных больше в вымышленных историях. Спрятать в панталонах и то надежнее было. – Как думаешь, Ганс, сколько у нас еще времени в запасе прежде, чем местные спохватятся? У меня дурное предчувствие, но не то, чтобы я в подобное верила.
На последнем слове палец девушки ткнулся в корешок очередной книги, которая показалась подозрительной, и протолкнул вещицу дальше. Ничего не произошло. Бесса тихонько хмыкнула, перетирая пыль между указательным и большим пальцами. Аристократку не покидало ощущение, что она пытается наполнить вином дырявый кубок – столь бесполезное занятие выпало на ее долю. Мысль, далекая и еще не осознанная, скреблась где-то в районе виска, лишь усиливая вышеупомянутое чувство.
– Постой, не стучи, сбиваешь. Давай подумаем, – аристократка сделала шаг от шкафа и резко повернулась лицом к Гансу. Она еще раз бегло осмотрела помещение. – Мы с тобой сейчас только зря теряем время и не обращаем внимания на очевидное. Как ты говорил: лучше всего прятать на виду? Я заметила, кабинет расположен ровно посередине между комнатой для гостей, которую занимаешь ты с нашим кагхтавым другом, и скромной опочивальней государя… Вопрос: если эта дверь посередине, то почему расстояние от нее до вашей комнаты больше, чем до кабинета?
Рыжая плутовка отошла от стеллажа по направлению к противоположной стене, за которой подозревала сокрытое некоей перегородкой помещение. Она находила разумной мысль, что покои Рейсса сообщались с его кабинетом, при этом выполняя еще и функцию «сокровищницы». Таким образом, у венценосного отшельника было бы ровно два пути к спасению, как своей жизни, так и богатств, если таковые вообще имелись. Вынужденная пауза воссоздала ту самую тишину, в которой случайно скрипнувшая под ногой половица прозвучала ясно и отчетливо, тотчас же приковав к себе внимание – возможно, случайность.
– У тебя есть пять секунд, чтобы разубедить меня в том, что Рейсс вряд ли бы оставил на своей личной территории ловушки. Да, я сказала, что он болван, но уже ни в чем не уверена, – Жемчужина Гермины осторожно отняла ногу от хлипкой половицы. – Кто сказал, что тайник обязательно должен быть один? Я слышала, находились среди аристократов идиоты, считающие нишу под полом хорошим местом для хранения драгоценностей. Обирали их быстро, при чем, собственные слуги.
Мне нравится1Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 2 июн 2016 в 21:42
17 января
- Лили, - коротко ответил Ганс, что застыл, словно статуя, рассматривая половицу и примыкающую к ней стену. Это был самый очевидный ответ на вопрос. Если Бесса права по поводу самого грандиозного обмана и уловки Рейсса, то установка ловушки в доме, в комнате, куда могла бы проникнуть маленькая Лили, могла прийти в голову разве что "отцу года", но, если найденный тайник лишь первый элемент загадки, то последующие вполне могли нести с собой неприятности для непрошеных гостей. Вот где точно потребуется аккуратный шаг и зоркий глаз, - и раз я сэкономил нам четыре секунды в надбавок к тем пяти-десяти минутам времени, что у нас ещё остались в запасе, пока девахи не всполошились по наше отсутствие, предлагаю на сей раз джентльмену пройти вперёд. Не хотелось бы, чтобы леди разделила судьбу одного одноглазого контрабандиста с острым умом крайне привлекательной наружности. Позволишь?
Легкого кивка было достаточно, чтобы Ганс тут же вернулся к излюбленному занятию: тыкать палкой. Трость постукивала до тех пор, пока плинтус не издал звук более глухой, чем соседние. Нажатие ничего не дало, но стоило просунуть лезвие и рычагом надавить на себя, как тут же щёлкнул механизм, за стеной послышался шорох, а участок, на которой висела картина с четой Рейсса, отошла назад и превратилась в полноценную дверь, которая раскрылась от легкого толчка всё той же тростью. Как и ожидалось, внутри была кромешная темнота, но Бесса отреагировала куда быстрее, подав контрабандисту канделябр. Вспыхнувшее пламя свечей тут же указало лестницу с каменной кладкой, что резко вела вниз, причём ниже первого этажа.
- Ну-с, Белок приглашают вниз неприятности. Как же не идти? Нас же ждут! - несмотря на энтуизам в голосе, сам Ганс был настроен не так радужно. Его глаз только и делал, что бегал из стороны в сторону в поисках того, что может отравить, порезать, расчленить, взорвать, поджечь, утопить, покалечить, расфармачить, облить кипящим маслом, растопить кислотой, удавить, задавить, разрубить пополам, загрызть, обречь на страдания, боль и агонию. С вытянутым вперед лезвием клинка одноглазый зашёл сперва внутрь, а затем медленно и тихо стал спускаться вниз, проверяя каждый шаг нажатием трости. После такого впору параноиком стать или подцепить шизофрению вместе с насморком.
В конце лестничного пролёта картина сменилась куда более захватывающей, менее мрачной, но более таинственной. Канделябры было недостаточно, чтобы осветить всю комнату, но, к счастью, и здесь оказались свечи, которые Ганс тут же зажег. Куда бы не взглянул О`Брайен, он находил что-то дикое, нечто чужое, словно из иного мира. Можно было ожидать оружие, мешки мариванны и опиума, скованных нагих девушек и молоденьких мальчиков, садо-мазо хомячков или литературу эротичного характера с зарисовками монашек в интересных позах без рясы - всё, что обычно прячут в подвалах от детей. Здесь же скрывалась тайна целого мира. Большая карта мира, чья легенда была написана на неизвестном Гансу языке, но он сразу приметил, что описанная территория заходит далеко за пределы Трёх Стен, а на западе от него, в горах, будто было что-то ещё. На полках было куда меньше книг, но они очень отличались от привычных. Почти все написаны какими-то закорючками, так что слова не разобрать. На столе был странной формы пистолет. Не похож на кремниевые, барабана не было, но выглядел внушающе, искусная работа. Впрочем, Ганс отказался даже притрагиваться к этой штуке. Как говорится, если всё хорошо, то может стать только хуже. Но ларец, который укромно стоял возле стола, манил так, что невозможно было не пойти на поводу у любопытства. На сей раз замка не было. Мужчина открыл крышку и увидел там чемоданчик и маленький сверток.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 2 июн 2016 в 21:44
- Ты только поглядиии, - даже присвистнул Ганс, открыв чемодан на столе, и там же развернул сверток. В первом оказался шприц и несколько баночек со странной жидкостью, в кожаную ткань же была завернут кусок кристалла. Он был сложной формы с идеально ровными краями и линиями, которые не мог бы сделать ни один мастер - ювелир в трехстенье. Ганс повертел ею и так, и эдак, но как и любая бесполезная штука, находка быстро потеряла интерес со стороны одноглазого. Тот стал вынимать баночки и разглядывать со всех сторон, - хм, тут написано "Броня". Жидкая броня? Нелепость какая. Мне как-то продали баночку с надписью "Бычья Сила" для... для почек, - тот факт, что алхимик ещё намекнул на сугубо положительный эффект в интимной сфере, Ганс решил опустить, - так вот. Мой друг попробовал содержимое. Сила действительно была, да. Только со стороны самих быков. Это были феромоны. В общем, глупая смерть. Ха, а тут написано "Трансмутация". Забавное слово "трансмутация". "Транс". "Мутация". Ну и что ты думаешь обо всём этом?
Мне нравится1Показать список оценивших
Autumn Rain 3 июн 2016 в 2:32
17 января 851 г.
– Я… не знаю, – Бесса обратилась к одноглазому контрабандисту в пол оборота, отвлекшись от изучения карты. – Не знаю, что думаю.
Она любила разномастные тайны и загадки, что встречались ей на пути, ревностно и жадно приступала к решение любой хитрости, в ответ выдумывала свою, при всем наивно полагая, что даже с нарушением логики и порядка этот мир прост и предсказуем – при должном усилии шоры спадают, как изъеденный ржавчиной старый замок. Но истина зачастую является куда более жестокой сущностью, нежели чьи-то домыслы. Она первозданна и непоколебима, не зависит чьей-либо воли и желания. Она способна в одно мгновение стереть все то, во что человек верил, играючи поставив его на колени.
Бесса ощущала себя подобным образом. Держа в руке один из подсвечников, она водила им из одного конца полотна до другого, позволяя зыбкому желтому свету отхватывать куски изображения, проявляя их перед внимательным взором. Изображение показывало непозволительно много – места, которые глаза уроженцев Трехстенья никогда не видели; и за рваными краями земель была вода. Что ее может быть настолько много, Бесса не могла и помыслить. Карты ее родного края показывали источники и озера округлыми нашлепками, а реки – извилистыми лентами. Не больше. Девушка вновь взглянула на карту, зацепившись взглядом на чернильную пометку, оставленную рукой хозяина.
«Город трех стен», – прочла мысленно подпись рыжая плутовка. Пожалуй, это были единственные слова, которые она понимала.
Как бы ни хотела Бесса уделить побольше времени полотну и найти на нем место, которое Шиллер и его брат называли Мозелем, каждая секунда была на счету, да и вдобавок ко всему – находки у Ганса были если не богаче, то, во всяком случае, более весомые. Бесса качнула головой, прогоняя морок, что навалился на нее с первой ступени в тайную комнату, после чего шагнула к контрабандисту.
– Трансмутация, говоришь? Диковинное слово. Если бы покойной матушке в свое время попалось на слух, меня бы точно звали как-нибудь так, – невесело усмехнулась Бесса, перенимая из рук бандита баночку. Она и так и этак повертела ее, но к разгадке не приблизилась ни на йоту. – Если у Рейсса есть карта куда больше и совершеннее, чем жалкие клочки, что составляют картографы разведки на основании своих вылазок, то я понятия не имею, для чего ему эти жидкие «трансмутации». Пробовать на себе не будем, но если мы уж решили обчистить государя…
Бесса не договорила. Все сказало действие – девушка стала складывать баночки в раскрытые ладони Ганса, попутно читая в полголоса названия. Но тут ее пальцы наткнулись на сверток, содержимое которого ранее рассматривал О’Брайен, но быстро охладел к находке.
– Жаль, что это не рубин, – усмехнулась Бесса, отворачивая край кожи. Явившийся черный кристалл забликовал множеством граней в тусклом освещении.
Похоже на кусок крашенного стекла, подумала девушка, касаясь пальцами к прохладной поверхности. И в тот же миг вещь по-своему ожила – в самом центре сосредоточился огонек, переливающийся от золотистого до холодной платины. За каких-то семь секунд сосредоточие частиц в центре распалось, устремляясь к граням. Они соединялись в символы, понимание которых теплилось за границей осознанного, но Бесса игнорировала это чувство, причисляя его к навязчивым мыслям, своим внутренним демонам. Внезапный импульс суеверного страха – и девушка одернула руку, словно касалось не прохладной поверхности неизвестного материала, а раскаленного металла.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 3 июн 2016 в 2:32
– Я ничего не делала. Оно само, – дрожащей рукой Бесса переложила сверток обратно на стол, после чего вытерла руку о платье.
Переложив баночки в карман, Ганс снова взялся за кристалл, но реакции на прикосновение не поступило. Еще одна загадка. Недолго думая, контрабандист под протесты Бессы сунул вещицу за пазуху, после чего осмотр тайной комнаты продолжился. Чуть поодаль находилась еще одна дверь, но у Ганса и его новоиспеченной компаньонки не было времени на потрошение корсажа и мук над замком. При дальнейшем исследовании Белки – Бесса уже смирилась с этим названием – обнаружили кошелек с соблазнительной суммой сербов, облигаций и несколькими драгоценными камнями.
Тем не менее, даже блеска пресловутых монет было недостаточно для того, чтобы перебить душок возрастающей тревоги. Теперь даже мрак казался другим – липким и плотным – он касался кожи, точно силясь впитаться, осквернить, добраться до человеческой сути, что и без того была охвачена страхом, близким к суеверному. Люди могут не верить ни в богов, ни в демонов, но в чудовищ они верят всегда. Даже если едва осознают это. Вертя головой из стороны в сторону Ридель только и ожидала момента, когда неведомое соберется в плотную материю и вцепится своей когтистой конечностью в лодыжку или схватит за руку.
– Идем скорее… Мне кажется, если мы сейчас не унесем ноги, то нас ждет совсем уж безрадостное окончание приключения, – аристократка потянула Ганса за рукав в сторону двери.
Однако мужчина лишь дернул плечом, состроив на физиономии коварную улыбку, значение которой Бессе долго разгадывать не пришлось. Пока она топталась в дверях, он пожертвовал несколькими свечами и с помощью еще теплого воска стал ваять. Мастер за работой сосредоточен, воодушевлен, только высунутого от усердия языка не доставало для полноты картины.
– Только не… – произнесла Бесса, когда контрабандист продемонстрировал ей свое творение.
– О да, – протяжно ответил он, опуская восковой фаллос в ларец, после чего быстро написал записку и вложил туда же.
Белки наскоро вернули вещи в исходное положение, за исключением тех, что утяжеляли их карманы, разумеется, и возвратились обратно в кабинет Рейсса. Потайную дверь на место, и ничто больше не напоминало о вероломном вторжении. Бесса и Ганс застыли у двери, не решаясь покинуть помещение, не имея уверенности в безопасности своего отхода.
– Нельзя тут оставаться. Все спрячь, но надежно. Ты же контрабандист, да? Тебе это не составит труда. Подготовь все необходимое, и жди меня ночью, – шепотом заговорила Герминская жемчужина. Она улыбнулась. – И веди себя естественно. Нас ждет спектакль.
Мне нравится1Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 6 июн 2016 в 16:13
17 января
Ганс нисколько не сопротивлялся тому решению. "Взглянув" на свои внутренние часы, что отбивали сердцем те мгновения, что двое нарушителей частной собственности провели в темном подвале, контрабандист значительно ускорился. Натренированные руки хапуги быстро сметали всё ценное и полезное, что можно было использовать, продать, обменять и тому подобное. Рука застыла лишь над оружием, которое продолжало пылиться в гордом одиночестве.
" Э, не-е-е-е. Твой братец мне ногу продырявил, и он теперь наказан. И ты сиди тут, шайтан механический", - у Ганса редко бывали проблемы с безопасностью и самообороной хотя бы потому, что этим занимались другие люди два на два метра. Ведь, как он считал, у каждого человека есть своё место в этом мире, будь ты мясник, король, бомж - эксгибиционист. Тем самым люди создают нечто целое. Единый большой организм, который, в силу той же человеческой природы периодически ломается, самоуничтожается, но, не смотря на это, живет и развивается. Для Ганса путь был найден ещё в годы шальной юности, но вот стрельба из пистолета никак не вписывалась в эту тропу. Более того, её лучше было и вовсе избегать, ориентируясь на недавний опыт. Придёт время и у Ганса будет собственный карманный Гатс-Парень-С-Рельсой, который будет защищать его и его интересы. Но пока одноглазому приходилось брать роль щита на себя для Бессы Ридель. И если повезет этой ночью, то ненадолго.
Ганс и Бесса, более известные в доме как Пшеслав и Соня, довольно быстро покинули кабинет, так и не услышав за деревянной перегородкой шагов, дыхания Роба и других местных аборигенов. Одноглазый доверил бывшей аристократке дверь, которая для остальных должна была оставаться закрытой, а сам спустился вниз, чтобы привлечь внимание, скорее даже захватить. А что может быть лучше, чем пошлый анекдот про её бывшее величество, она же Регина Капоне, и её поручика Ржевского под вечер, тянущийся к ужину? Только три шутки про Ржевского и её бывшее величество. Девушки, явно не привыкшие к такой атмосфере в присутствии и даже отсутствии Родерика, преобразились из серых служанок в добрых девушек- хохотушек. Даже бородатый егерь - дворник загоготал и закряхтел, выглядывая из входной двери, но ощутив встречный взгляд, тут же скрылся на крыльце. Он то знал, кто был прототипом поручика.
За каких-то минут десять - пятнадцать, Ганс так сильно сдружился в девушками и влился в их сугубо женскую компанию, что те с радостью позволили ему присоединиться к готовке ужина. Естественно, одноглазый имел на твои свои, скрытые причины. Сперва он, как и подобало, помог мясца разделать, замариновать и обжарить, так ещё и на гарнир салатик сообразить, а после он со словами "про запас" стал готовить сдобные булочки. Вот только булочки не простые. Почти каждый таил в себе нычку из драгоценных камней и скрученных в трубку и обернутых в ткань бумажных купюр, а книга по выпечке, которую Ганс одолжил напочитать, после прокачки оказалась тайником для странной скульптурки.
Когда настал час ужина, в столовой собрались все. Кроме бородача, естественно. Если закрыть глаза на то, что двое пытались обворовать Родерика, третий лишь искал повод пристрелить их в случае подозрения неладного, то в целом неплохой семейный вечер в кругу друзей. Естественно, и на сей раз Ганс взял инициативу развлекать народ, дабы разбавить хлюпанье ложек с супом, и стук посудной утвари. Одноглазый им поведал об одной сделки, опуская множество факторов, указывающих на нарушение закона более чем по пяти статьям, но от этого история не стала менее интересной. После ужина все разбежались в свои берлоги, а Ганс, как ни в чем не бывало, поднялся в свою комнату, переоделся в свои любимые после панталон с хрюшами, панталоны розовенькие, и лёг спать. Вполне так натурально с сопением и долей храпа. Спустя пятнадцать минут одноглазый погрузился в глубокий сон.
Отредактировал администратор, 7 июн 2016 в 22:52.
Мне нравится2Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 8 июн 2016 в 1:13
17 января 851 г.
Голоса и смех в комнате не смолкали вплоть до глубокой ночи. Оживление, главным образом, шло со стороны кухарки и горничной, которые восприняли появление одноглазого охранника на своей исконно женской территории как особый знак внимания, гарантирующий непременное сближение в будущем. Тут вам и повтор одних и тех же моментов с постепенным приписыванием пикантных подробностей; и бабские домыслы, оканчивающиеся подбором имен будущих детей; и мерзкий шепот змеиных секретов, сопровождающийся косым взглядом в сторону новенькой гувернантки Сони.
Так или иначе, поздний час взял свое, и девушки разошлись по кроватям. Время тянулось непозволительно медленно, каждая минута волоклась за предыдущей неспешно до одури, точно встрявши в мастике. И хотя законы пространства и времени на самом деле оставались нерушимыми, взбудораженный рассудок Бессы не мог воспринимать их с должной объективностью. Она ощущала злую насмешку.
Бывшая аристократка затруднилась бы сказать, сколько времени пролежала бездвижно, лишь вслушиваясь в размеренное дыхание соседок по комнате; может, час или два, но для нее отрезков на ткани протянулось много больше. Закрыв глаза, Бесса трижды обрисовала в своем воображении карту из тайного кабинета Родерика Рейсса, припоминая, как мелкие детали, так и символы, значение которых было для нее тайной. Мысли девушки, тянувшиеся неконтролируемой вереницей картин, голосов и всполохов образов, постепенно смазывались, утрачивали ясность по мере того, как усталость касалась ее своими перстами.
«Похоже, бабье уже спит. Жаль, снотворного не удалось достать на ужин – по крайней мере, от этих куриц бы отделались быстрее», – с досадой подумала Бесса и заворочалась.
Полежав еще немного, девушка решилась покинуть постель. Под ее осторожными шагами и половица не скрипнула, лишь невпопад всхрапнула кухарка, когда рыжая плутовка проходила рядом. Так, оставшись незамеченной, она выскользнула в коридор.
***
По некоторым поверьям снохождение трактовалось, как одержимость. В этом была и своя доля истины – ведь в этот час тело человека двигается само по себе подобно марионетке на ниточках, которыми поочередно дергают сокрытые в нем демоны, пока разум блуждает за пределами бренной оболочки. О подобном явлении Бесса много читала в свое время, пытаясь разгадать тайну постигшего ее недуга, но ни изучение лунных циклов, ни штудирование источников (сомнительных в том числе), не давали определенных ответов. И вместе с этим от успокоительных микстур пользы так же было немного.
Но в данный день и в данную минуту нездоровье бывшей аристократки впервые обратилось благом, исполняя роль своеобразной ширмы. Сделав глубокий вдох, Бесса состроила каменное лицо и легким нажатием на ручку отворила нужную дверь. Бесшумным призраком она прошла вперед и застыла в центре комнаты, объятая зыбким лунным светом, что пробивался из незашторенного окна.
«Только бы ты не спал», – промелькнула мысль в голове, и Бесса шагнула в направлении кровати полицейского, как и было условлено днем.
Мне нравится1Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 9 июн 2016 в 23:13
., .,
17 января 851
Весь день с того момента, как в буквальном смысле слова сбежал из комнаты, Роб там даже не появлялся. Сам солдат ЦОПа прекрасно понимал, что если бы кто-то со стороны наблюдал бы за таким его поведением, то обсмеял бы по полной программе и был бы прав. Вот уж точно такое поведение для ЦОПовца было если не позорным, то неприемлемым. Но что поделать, коли эта рыжая бестия действительно пугала до чертиков. Как-то сразу с ней все не задалось, а дальше так и пошло наперекосяк. Робу лишний раз даже пересекаться не хотелось с этой официально покойной Бессой фон Ридель, рядом с ней все время казалось, будто она стремится влезть в самую голову, в мысли, и без зазрения совести читать их. Но, как оказалось, и ночью она покоя не давала. И что ж это за болезнь-то такая, шататься по ночам не помня себя? Жуть одним словом.
Весь день Роб не пересекался ни с рыжей аристократкой, не ее бандитским дружком. Приставив слугу присматривать за ними, Роб делал свои дела, которых у него тоже было не мало. Увы, слуги не такие добросовестные, как военные, так что ЦОПовец зря понадеялся на расторопность парня, который больше на юбки служанок заглядывался, чем присматривал за новоиспеченными няньками юной наследнице.
Вечером, как всегда перед сном обойдя дом по периметру, дабы проверить, все ли в порядке, все ли хорошо охраняется, Роб вернулся в свою комнату, разделся до холщевых брюк и лег в кровать. Однако сон к нему не шел. Как на зло, перед глазами крутилась утренняя картинка, стоило только их закрыть. И рыжая аристократка в его постели, неизвестно что там забывшая. Роб злился на себя за то, что это недоразумение все еще занимало его мысли, не пуская его в страну снов, но поделать с собой ничего не мог. Сон не шел час, два, а теперь и вовсе в глаза словно песка насыпали. Кажется, ночка обещала быть длинной. И все же Хаинс не сдавался, упрямо закрыв глаза и продолжая попытки бороться с бессонницей. Кажется, в какой-то момент ему все же даже почти удалось победить, но скрипнувшая дверь прогнала всю дремоту, которая было завладела ЦОПовцем. Повернув голову, он заметил, как в комнату входит девушка. Не нужно было даже гадать, чтобы понять, кто это.
"Только не снова" - простонал про себя Роб, резко поднимаясь на постели.
Спала ли Бесса или нет, определить в такой темноте было невозможно. Сердце гулко стучало, а его ритм, кажется, зашкаливал. Однако, следовало положить этому конец, потому, подавив в себе неуместный испуг, Роб довольно отчеканил.
- Госпожа Соня, вы спите? Советую вам очнуться сейчас же, иначе мне пг'идется быть гг'убым.
Мне нравится2Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 12 июн 2016 в 0:03
17 января
Точно так же было невозможно определить, спит ли Ганс, но он спал, вопреки ожиданием Бессы. Было ли это намеренно, чтобы Роб, не дай Стенодержатель, не заподозрил чего, или круассаны сморили одноглазого. Впрочем, какая разница, его сопение можно было услышать довольно отчетливо, как и его сонный говор:
- Нет, Маруська, што ты... ты у меня первая... - причмокивал Ганс и повернулся на другой бок, - ...сегодня, хпхпхп.
Верно, контрабандист бы и дальше продолжал мять и слюнявить подушку, странно подергивая ногой, но внезапное оживление на соседней койке быстро вывели из царства Морфея. Из царства, где был прекрасный сон. А ведь он как раз остановился на панталонах, пробираясь шаловливыми ручонками к самому интересному месту пьесы, но нет. Облом. Опять. Придётся досмотреть позже, когда Ганс сможет обновить запас чудо-травы, а не смешивать её с чайными листьями для экономии. О`Брайен открыл глазик и увидел сцену, которой, собственно и ожидал. Хотя факт того, что Роб не выпрыгнул прямо в закрытое окно, уже несколько разбавил композицию интригой. Неужели выброс тестостерона утром в сарае сделал своё дело?! Чудеса.
- Эй, чего расшумелся, - шепотом шикнул Ганс на "апасного" и гг`убого ЦОП-овца, поднимаясь со своей кровати с демонстрацией панталон с 50-ю оттенками розового. Он тихо на цыпочках подошёл к кровати и аккуратно обхватил Бессу, но при этом "не разбудить". Кстати, он читал эротишный роман, который начинался точно так же, - нельзя так с лунатиками. Или ты думаешь, она по своей воле к тебе в постель прыгает, озабоченный? Давай-ка аккуратнее. Вот так. Отведу её обратно и вернусь. Что? Да не буду я её трогать. Я честных правил.
Словно кукла, которой обрезали половину ниточек, Бесса не без помощи Ганса тихо вышла из комнаты. Одноглазый не знал, оканчивала ли бывшая аристократка театральный, или это природный дар, но двигалась она весьма естественно для лунатика. Впрочем, многие ли вообще знают, как должен ходить лунатик? Ганс не знал. Роб, скорее всего, тоже. (знал ли он вообще хоть что-нибудь о лунатиках и женщинах?).
Но стоило им выйти, отойти от комнаты и убедиться, что подглядывающих, подслушивающих и вынюхивающих личностей в радиусе метров тридцати не было, парочка внезапно "ожила".
- Пятиминутная готовность, встреча у конюшни. Давай, - быстро отчеканил Ганс, кое-как удержавшись в привычной манере подогнать девушку шлепком по ягодичкам. Сам же мужчина поступью ниндзя спустился вниз по изученным ступеням, которым уже дал свои имена в градиенте от "сучие-скрипучие", до "браток-молчок", а после ретировал в подсобку, куда складывают грязные вещи для стирки. Вот только хозяюшка утром не досчитает шмоток Сони и Пшеслава - они уже будут на Белках. Круассаны, оставленные на завтрак в качестве десерта, так же пропали из кухни, как и книга по кулинарии. Полностью собранный Ганс тихо-тихо открыл дверь и выскочил на улицу, тут же направляясь в сторону конюшни, где убитый в хлам сторож-сапожник-конюх обнимал 5-ти литровую бутыль, от которой все ещё пасло крепчайшей спиртовой настойкой собственного приготовления, и бог его знает, из чего гнали сей самогон. Ганс обошел бревенчатое туловище и направился к лошадям, дабы подготовить их дальнему путешествию, пока Бесса была занята своими сборами.
Мне нравится3Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 12 июн 2016 в 17:17
17 января 851 г.
Вопреки общепринятому мнению, что женщин только за смертью посылать, Бесса со свойственной ей расторопностью управилась со сборами за каких-то три с лишним минуты. Она ступала тихо и быстро, на ходу застегивая пуговицы теплой куртки. Все ее существо содрогалось и лишний раз боялось вздохнуть, чтобы не порушить царившее вокруг безмолвие. Да и сам дом Родерика Рейсса в ночной час был охвачен незримой смутой, что подобно термиту въелась в старые стены. Слишком много тайн он хранил в себе, в особенности, несколькими метрами ниже уровня земли.
Но вскоре Ридель покинула стены строения и бодро сошла по ступеням. Ночь была безоблачная и лунная. Окрепший с вечера мороз тут же прилипал к теплой коже, неприятно пощипывая. Девушка поправила меховую шапку и припустила к конюшне. К тому времени Ганс уже запрягал вороную кобылицу, смирно стоявшую в стойле и лениво пережевывающую внеплановую подачку овса.
– Все готово? – шепотом, дабы не разбудить спящего сном младенца пропойцу, вопросила Бесса. Ответом ей был неопределенный кивок, вероятно, означающий «почти».
Тихонько хмыкнув, аристократка подошла к запряженному жеребцу, что топтался у выхода, и раскрыла седельную сумку. Выпечка была завернута в чистое кухонное полотенце, рядом покоилась увесистая кулинарная книга. Наличие круассанов казалось нелепым, ведь на дорогу можно было раздобыть яства посерьезнее, но общее сочетание и наличие вещей, в некотором роде, подало Бессе разгадку. Она осторожно разломила хлебобулочное изделие, и пальцы тут же наткнулись на «начинку», одну из баночек.
С невозмутимым лицом Жемчужина Гермины аккуратно выудила склянку и протолкнула пальцами под манжет куртки. Две половинки круассана она соединила для видимости и оставила на своем месте. Ладонь легла на кулинарную книгу, и Бесса вытащила ее из сумки.
– Доля, – одними губами изрекла аристократка, чуть улыбнувшись. Не то, чтобы она не доверяла Гансу, но опыт подсказывал, что нельзя вверять все добро в одни руки. Иначе соблазн присвоить себе все трофеи оказывается слишком велик. Тем временем кобыла была полностью запряжена и под узды выведена к выходу. – Я сама, не надо подсаживать.
Сперва аристократка убрала книгу в сумку, после чего бойко вскочила в седло и направила вороную следом за контрабандистом. Скорая лошадиная поступь перенесла наездников на узкую расчищенную от снега дорожку. Внезапно чуть поодаль у амбара залаяли сторожевые псы, тщетно силясь сорваться с привязи.
Мне нравится2Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 13 июн 2016 в 9:32
17 января 851,
Роб никогда не считал себя параноиком, но по-сути являлся им стопроцентно. Как еще объяснить все эти страхи перед суевериями, в которых он ни за что бы себе не признался, веру в приметы и прочую дребедень. Винить ЦОПовца в этом было нельзя, в конце концов, если знать, в какой среде он вырос, то можно было сказать спасибо уже только за то, то парень с возрастом совсем не тронулся мозгами. Впрочем, часть на службе эта самая паранойя служила ему верную службу, возможно именно благодаря ей Роб вообще оказался в среде ЦОПовцев, а не где-то среди крылатого корма для гигантов, или такого же корма, но носящего эмблему роз.
Все случилось слишком быстро, чтобы немного заторможенно соображающий мозг Роба смог уловить подвох в словах длинноволосого проходимца. Единственное, что нашелся ответить Роб на подколку Ганса, так это "по себе дг'угих не судят". И все, на этом несносная парочка скрылась за дверью, дом снова погрузился в тишину. Однако, если сон и прежде не шел, то теперь его и вовсе не было ни в одном глазу. Внутри шевелились какие-то нехорошие подозрения. Что ж, он дождется, когда вернется Ганс и поговорит с ним, так сказать, по мужски, дабы раз и навсегда выяснить все вопросы и разногласия. Но Ганс не возвращался, и это закрадывало только больше подозрений. Соседняя комната не настолько далеко, чтобы столько ходить. Даже с учетом, что этот волосатый мошенник потом завернул отлить. Конечно, засечь время у Роба возможности не было, но его мозг параноика посчитал, то его прошло слишком много. Поднявшись с кровати и прихватив с собой свое верное короткоствольное двухзарядное ружье, которое он всегда клал перед сном рядом, Роб вышел из комнаты и направился к соседней. Тихо. Слишком тихо для такого извечно шумного балагура, как Ганс, который даже поход в туалет умудрится превратить в целую историю. Естественно, в соседней комнате никого не оказалось, естественно, никого из парочки, с коей Роб лучше бы никогда в своей жизни вообще не имел дела. Но теперь, коли так не свезло, нужно было позаботиться, чтобы те не вытворили ничего. И Роб понесся вниз со всей скоростью, на какую был способен, а затем, преодолев залу, бросился к входной двери, распахивая ее настежь. Именно в этот момент сторожевые псы разразились диким лаем, наверное, перебудив половину дома. Но Роб был уже во дворе - в одних холщовых брюках, босыми ногами в снегу. Сейчас его это волновало мало, он видел, как от конюшни отъезжают два всадника. Они еще только начали свой бег, Роб еще был способен их остановить, хотя бы попытаться. Направив в сторону ближайшего от себя седока ружье, Роб выстрелил в круп лошади, а затем еще раз куда-то в район ее ноги. Зарядов больше не было. Конечно, темнота была естественным врагом для человеческого зрения и, как следствие, меткости, но все же способности Роба к стрельбе всегда были на высоте. Однако, стрелял он в лошадь, а не в седока, хотя вернее было бы сделать последнее. Но так не вовремя сыграл страх, что этим седоком окажется рыжая невыносимая девчонка, и Роб не рискнул шмальнуть в спину. Вдали раздался шум и ржание лошади, но понять, попал ЦОПовец хотя бы одним выстрелом, или все же промазал, в первые минуты было нереально.
Мне нравится3Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 13 июн 2016 в 20:19
., .,
Направив в сторону ближайшего от себя седока ружье, Роб выстрелил в круп лошади, а затем еще раз куда-то в район ее ноги.
Роб: 10(восприятие) + 8 - 2 (двигающаяся жопка + ночь) = 16
Лошадка: 5 (ловкость, лол) + 6 = 11
16 - 11 = 5
Уже более успешная атака. Лошадка получила дробью в лошадиные ягодицы и немного замедлила ход, но не падает и продолжает движение, оставляя на снегу следы крови.
Роб: 10(восприятие) + 6 - 2 (двигающаяся жопка + ночь) = 14
Лошадка: 5 (ловкость, дабллол) + 9 = 14
14 - 14 =0
Удача:
Роб: 2
Лошадка с простреленной popi : 12
2-12 = -10
Промах.
Мне нравится1Показать список оценивших
Имир Ленц
Имир Ленц 15 июн 2016 в 18:24
17 января
Вместе со звуками выстрелов, ржанием лошадей и шумом снежного ветра можно было расслышать, как Ганс перебирает молитвы, мантры, каддиш и прочую религиозную чушь, восхваляя всех известных и неизвестных богов, начиная от стенодержателя, заканчивая летающим макаронным монстром, дабы те отклонили пули, летящие в всадников, и желательно обратно в задницу стрелку, чтобы было неповадно было по живым в спину пульками кидаться.
В общем-то, кто именно стрелял, догадаться было несложно, разве что трубочист-дворник-рыбак внезапно получил прилив сил и соколиный глаз. Всё же следовало приготовить что-нибудь для Роба отдельно с повышенным содержанием углеводов, витаминов и мышьяка, но даже обычные чебуреки в тот ужин полицейский рассматривал так, будто искал надпись "ЯД", а после пытался эту надпись услышать, почуять, осязать и последним героическим шагом - распробовать. Придушить подушкой такую детину возможно, будь Ганс 5-метровым гигантом. Но чуйка подсказывала, что даже сержант полиции способен постоять за себя даже в одних панталонах, будь даже против него вооруженный контрабандист. Вот и приходится прижиматься к лошадке в надежде, что следующие ягодицы, которые испытают свинца, окажутся НЕ его.
Но ни третьего, ни последующих выстрелов не доносилось. Ганс даже на столько осмелел, что спустя минут пять приподнял голову и обернулся, чтобы посмотреть, не было ли преследователей, хотя слышал он лишь одну лошадь позади, которая тяжело дышала и мотала мордой. Контрабандист не был конюхом, но нездоровый вид животины подсказывал, что как минимум одна пуля угодила прямо в неё. Это нисколько не радовало Ганса - он ведь понимал, что на одной лошади в такую погоду далеко не уедешь, особенно, если ЦОП-овцы таки решатся устроить погоню. Но плохая погода и враг твой, и друг твой. Можно было съехать с главного тракта, так что их никто не найдет. Но есть вероятность самим потеряться в глуши. Всех обмануть, даже себя обмануть, а в итоге риск смерти не меньше, чем от шальной пули.
- Соня! Тьфу ты... Бесса! - прокричал Ганс, поворачиваясь в её сторону. Не похоже, что девушку тоже задело, но ведь хрен поймешь в этой темноте, что вообще происходит, - Ты не ранена?! Проклятье, кажется, в твою лошадь попали! Беда. Только вот выбор у нас не большой! Либо в город, но нас смогут выследить. Либо в первое же село. И то, и то... не очень, как сказал бы мой друг, Эскобар. Что скажешь?
Ганс же считал, что правильнее будет отправиться прямиком в Митру, где будет легче затеряться, особенно с помощью корешей, которые ещё помнят имя О`Брайена, но это лишь при условии, что их не нагонит карающая длань Центральной Полиции, иначе не видать им Митры, как своих ушей. Причем последнее даже вероятнее, зная методы этих ребят.
Отредактировал администратор, 16 июн 2016 в 20:03.
Мне нравится3Показать список оценивших
Autumn Rain
Autumn Rain 16 июн 2016 в 21:35
17 января 851 г.
– А мне не кажется! – озлобленно огрызнулась Бесса, с силой сжимая обеими руками поводья.
Мандраж до сих пор не отпускал девушку, зажав ее точно капкан мелкую дичь – что ни вдох, то острая резь в груди. Как только погремел выстрел, запомнила Бесса, кобыла подскочила и с рассвирепевшим ржанием стала заваливаться на бок. Как ей удалось удержать равновесие, да еще и не сбросить наездницу – одному Стенодержателю известно. Никак решающее слово было за чудодейственной силой счастливых панталон с рюшками да кружевами.
– Я цела, – после надсадного выдоха, уже спокойнее произнесла Бесса. Впрочем, Ганс и своим глазом мог это заметить в момент, когда девушка на своей ковыляющей кобылке подобралась к нему ближе. – Безрадостные перспективы. Сунемся в глубинку – как пить дать сдадут ушлые селяне, а в городе под боком ЦОП и их шавки-полицаи… хм-м-м…
С шумом втянув морозный воздух, Ридель соскочила на землю и стала выгребать из седельной сумки все то добро, что Белки в два лица реквизировали у государя всея Трехстенья. В это время вороная кобылка всхрапывала да молотила копытами по земле, попутно мотая мордой. Не будь так темно, можно было б разглядеть на крупе животного помимо пулевого отверстия, прячущего за собой сводящий с ума кусочек свинца, тонкий кровавый ручеек вниз по ноге, а так же алеющие крапины на снегу. Но Бесса и без этого понимала, что лошадь подстрелена, и лучше всего будет оставить ее в лесу.
– Но выбор у нас невелик, так что я ставлю на столицу. И на тебя, уф-ф-ф, – аристократка сдула с лица не вовремя выбившийся из-под меховой шапки локон и, вцепившись одной рукой за услужливо подставленный локоть Ганса, а другой – за подпругу, взобралась на коня позади контрабандиста. – Я могу дождаться помощи лишь от стороны брата, а его носит неизвестно где… с остальными разведчиками, наверное. Больше у меня никого не осталось. Ну, трогай, чего ждешь?
Легкий тычок в бок О’Брайена, и тот вдарил пятками коня по бокам. Нехотя, тот направился со своей порядком возросшей ношей дальше через лес.
----> Ганс и Бесса – чу-чух в Митру.
Мне нравится2Показать список оценивших
Кузя Волков
Кузя Волков 28 июн 2016 в 0:56
18 января 851
Лиафвин немного нервничал, но все его волнения были обращены не на собственное бренное тело, на на малыша Шныря, что остался один с мало знакомыми людьми. Да, за это время приютивший их дворянин проявил себя лишь в лучшем свете, заботясь о мальчишке как о собственном сыне, да и к Лиа он обращался практически как к равному, однако слуги... Никогда нельзя предугадать, что выкинет человеческий разум.
Тем временем его мысли прервал шум голосов. Подняв голову и поправив светлые волосы, юноша удивленно посмотрел на встречающих и мягко улыбнулся, тихо спрашивая:
-Мы прибыли?
Коридоры смазывались, не оставляя в памяти парня никакого следа, слишком уж разыгралось любопытство, откидывая прочь любование декором и оформлением данного здания. Люди, вот что интересовало молодого фанатика. Злые иль добрые, прогнившие и до наивности чистые, все они скрывали в себе свой, совершенно отличный от других, потрясающе захватывающий, мир, что плескался в глазах и порой вырывался наружу. Зачастую умные мира сего скрывали его поглубже, прикрываясь выточенными масками, похожими друг на друга до отвращения, словно сделанными из одной и той же золы. У других же мир переливался через край, заполняя собой всё и вся, разрешая окружающим заглянуть в себя, порой поглощая полностью в себя, подчиняя своей личной иллюзии видения мира. За такими людьми шли, добровольно становясь рабами это странной сказки.
Бывший дворянин был тихим и приветливым, с теплым, пушистым миром иллюзий о гармонии меж всем живым на этой земле, лишь изредка сквозь пух ложной доброты выскакивали шипы, что рвали жертву на части, затаскивая тело в самые укромные уголки сознания, дабы вновь расцвести нежным цветом, манящим к себе и успокаивающим. Юноша был готов принять в семью каждого, кто раскается в своих злодеяниях. Хотя иногда это и происходило посмертно, ибо не все грешники могут искупить жизнью свои проступки.
Их встретил высокий здоровяк со шрамом, однако у светловолосого не появилось неприязни к нему, наоборот, этот человек напомнил кого-то из прошлой жизни и в груди кольнуло. Светлые глаза пробежались по лицу, но фанатик не смог ничего вспомнить и лишь улыбнулся, вежливо попросив сопроводить его к месту встречи, не задавая лишних вопросов, что так назойливо крутились на языке. Однако повел их совершенно иной человек, чей внутренний мир был так сер и скучен, что Лиа решил не заглядывать в него даже мельком, дабы не запачкаться апатией и смирением.
Войдя в комнату, юноша забыл обо всем и его лицо чуть ли не засветилось от счастья. Маленькое чудо лет трех сидело и тихо играло с куклой. Девочка была настолько увлечена, что сперва не заметила мужчин, так что светловолосый решил не пугать ребенка и тихо подошел, не издавая резких звуков и сел на колени рядом, показывая ладошки малышке, словно желая сыграть во что-то.
Отредактировал администратор, 28 июн 2016 в 9:32.
Мне нравится1Показать список оценивших
Хоуэлл Дженкинс
Хоуэлл Дженкинс 6 июл 2016 в 22:02
18 января 851,
Девочка удивленно обернулась, уставившись большими глазищами на присевшего рядом мужчину. Она долго и пристально смотрела на него, словно пытаясь понять своим совсем еще чистым разумом, кто этот большой дядя и чего он от нее хочет. Она не испугалась, может потому, что в последнее время ее окружало слишком много незнакомцев, и она успела привыкнуть к этому, а может потому, что лицо у этого дяди было очень доброе. Она не улыбнулась, ничего не сказала, просто молча протянула в руки Лиа игрушечного мишку, приглашая в свою игру.
- Ну, все вышло неплохо, - довольно кивнул Николс, чуть повернув голову в сторону подошедшего сзади Роба.
- Нужно уходить сейчас, - тихо проговорил здоровяк, так, чтобы его мог слышать только Николс. – Мы и так слишком задег’живаемся. Джес занял слуг, вам никто не помешает. А мне нужно как можно ског’ее выезжать в штаб.
- Я понял, Роб. Спасибо, ты свободен, поторопись, у меня дурные предчувствия.
Кивнув, здоровяк почти тут же исчез с поля зрение. Николс пригладил ус, как обычно делал, что-то обдумывая, затем двинулся в сторону Лиа с ребенком.
- Эта девочка – сирота. У нее никого не осталось, мы приехали сюда, чтобы ее забрать, за ней некому присматривать. Позже я расскажу тебе правду об этом ребенке, но сейчас на это нет времени, боюсь, скоро здесь могут появиться плохие люди, и нам будет грозить опасность. Сержант Хаинс проследит за тем, чтобы мы без проблем выбрались на дорогу, но медлить нельзя. Собери вещи девочки, прошу тебя, их не так много, и спускайтесь с ней к экипажу, я буду ждать вас там.
После этих слов Николс развернулся, покинув комнату.
Мне нравится2Показать список оценивших
Кузя Волков
Кузя Волков 10 июл 2016 в 16:09
18 января
Малышка была очень серьезной, но от этого умиление Лиа лишь возрастало. Он бережно взял медвежонка и помахал его лапкой девочке, наклонил пушистую голову игрушки, изображая приветственный поклон.
Парень всегда мечтал о своей семье и детях, так что сейчас он вновь забылся, не обращая внимания на вошедшего, лишь краем уха слыша разговор и запоминая все скорее подсознательно, чем намеренно.
-Лиа. - лапка медвежонка указывает на светловолосого фанатика так, словно это игрушка все рассказывает, а не он сам. - Поиграем?
Он уже было хочет спросить имя малышки, но осекается. Такие важные люди сразу бы сказали Лиафвину, кто это, если бы могли, так что не грех и подождать, да и не важно это совсем, дети есть дети, а род и происхождение особой роли тут не играет. Парень поднимает чадушко на руки и тихо шепчет, словно пытаясь сохранить это в тайне:
-Мы сейчас пойдем играть и скорее всего будет шумно, но ты же у нас смелая? А потом я познакомлю тебя со своим сыно.. - Фанатик вновь осекается и прикусывает губу. Он уже не первый раз себя ловит на том, что начинает звать Шныря своим сыном, хотя тот может и не думает так вовсе. - ...с одним очень умным и добрым мальчиком. Он хороший, я уверен, что вы подружитесь.
Мужчина тепло улыбается и усаживает малышку на кровать, сам же начинает собирать ее вещи. Дабы не пугать девочку такими действиями, он придумывает сказку и негромко рассказывает, что все они идут в особую страну, чтобы счастливо жить и встретить друзей, попробовать что-то ну очень очень вкусное и обрести то, что давно сбегало, пряталось и они не могли найти.
Когда все готово, он вновь осторожно берет девочку на руки и идет к выходу, продолжая намурлыкивать сказку.
Мне нравится1Показать список оценивших

Приложенные файлы

  • docx 22624379
    Размер файла: 81 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий