W Sina. Округ Гермина. Галантерейный магазин

Autumn Rain May 8, 2015 at 11:12 pm
Утро 8 ноября.
Улицы Округа Гермина еще полнились тревогой минувшей ночи. Восход солнца не принес им спасения, как если бы это был просто дурной сон. Напротив, рдеющие на брусчатке лужи крови, вселяли трепет во всякого, кому взбрело в голову покинуть свой дом. Слухи расползались со скоростью грызунов переносящих чуму. Все это звучало как бред, как страшная история, которую обычно рассказывают детям, дабы уберечь их от поздних прогулок. Если бы это был только слух. За одну ночь Гермина пережила похищение и жестокие расправы. Подобное не скоро будет забыто.
«Как необычно чувствовать свою причастность ко всему этому дерьму», - подумал Райнон.
Мужчина возвратился в убежище еще до восхода солнца, перед этим изрядно поколесив по городу и убедившись что за ним нет «хвоста». И теперь просто сидел на полу, привалившись спиной к стене. Маски, до этого скрывающей нижнюю половину лица, не было, равно как и капюшон был откинут назад. В зубах была зажата самокрутка. Райнон затянулся, вдыхая едкий дым. В ушах все еще звучал сладкий мед выстрелов. По своему обыкновению «плащ» не был настроен на беседы с сообщниками и не следил за происходящим вокруг.
Сквозь доски, коими были заколочены снаружи окна галантерейного магазина, стал пробиваться солнечный свет. Полумрак в помещении редел. И вместе с этим все стало казаться не таким, как раньше. В частности, Райнон теперь выглядел не как мрачный жнец, а смертельно уставший человек. Он не любил убивать, но делал это без колебаний, всецело принимая на душу грехи своей леди.

- Виктория Виктория, - зазвучал в темноте заглушенный шепот Бессы.
Звук ее собственного голоса отозвался в голове гулким ударом и сопутствующей болью, отчего девушка выдала мученический стон и машинально коснулась кончиками пальцев виска. Тот пульсировал жгучей болью, проходящей в самый череп. Пальцы нащупали струп, прошлись по опухшей и, вероятно, налившейся лиловыми красками, коже.
Сама мысль о том, что может остаться шрам, была до омерзения неприятна бесовке. Хоть одно видимое повреждение ее оболочки – это уже дефект. А борьба с изъянами была впитана Бессой буквально с молоком матери, доходя в настоящем до бессмысленного фанатизма.
«Этот идиот намеренно ударил меня сильнее, чем договаривались», - мелькнула озлобленная мысль в голове Бессы.
Да, девушка успела сложить в своей голове воедино пазл, восстановить в памяти все события и додумать те моменты, которые проскочили мимо. Все определенно прошло далеко не идеально, но соучастники сделали все, чтобы выцепить свои жизни и довести дело до конца. Или, если быть точнее, до окончания первого акта этой абсурдной пьесы. Теперь им предстояла куда более тонкая работа. Она всецело зависела от каждого слова, взгляда, движения. По этой части Бесса была несомненно виртуозом, и очень надеялась, что товарищи экс-повстанцы так же не оплашают.
Глаза постепенно адаптировались к темноте. На четвереньках Бесса подползла к фигуре, закутанной во мрак подвала, и коснулась ее.
- В-вик-к - губы бесовки задрожали, выдавая всхлип. Лгунья не поскупилась состроить на лице выражение глубочайшего несчастья. Она всегда ценила в первую очередь качество игры. – Мне страшно
Неловким движением человека, запутавшегося в функциях собственных конечностей, Бесса потормошила леди Праудмур за плечо.
Like3Show likes
Lamia Killigrew
Lamia Killigrew May 9, 2015 at 7:36 pm
Виктория очнулась от холода и тут же снова захотела погрузиться в забытье. Голова болела, мысли путались, а саму её трясло, как в лихорадке. Может быть, заболела? Отчего-то вспомнился день до бала, когда она бежала к Марко в легком платье. «Должно быть, тогда-то я и заболела», – подумалось пленнице, и веки сомкнулись сами собой.
Второй раз Вика вернулась к реальности с четкой и осознанной мыслью: кто-то тормошит её за плечо и что-то говорит. Пленница с усилием поднялась, села и огляделась по сторонам. Глаза тут же расширились от ужаса, она едва сдержала вопль. Действительность и прям была малоприятной и пугающей: Вика сидела на ледяном полу в каком-то подвале, вокруг только голые стены и перепуганная подруга по несчастью. Ни окон, ни мебели, ни света.
– Где... где мы? – язык не слушался, а глаза норовили закрыться.
Она долго не могла сообразить, где находится. Ум, казалось, безуспешно силился стряхнуть с себя тяжелый мрак забытья, из которого она долго не могла вырваться. Возникло смутное ощущение езды в карете и будто бы её кто-то избивал, но всё представлялось так неясно, как будто все события прошлой ночи проходили не с ней, а с кем-то другим и все-таки, в силу чей-то причудливой шутки, вплетались в её жизнь. Состояние, в котором она пребывала, казалось поначалу настолько странным, что Вика вообразила, будто видит всё это во сне
Вскоре и это прошло. Бесса оказалась более чем настоящей, что леди Праудмур смогла вспомнить всё до мельчайших подробностей. Когда иллюзии рассеялись, девушкам предстояло решить, как поступить и что говорить до того, как в помещение войдут похитители. Бесса выглядела слишком несчастной. «Она ведь ещё совсем дитя», – подумала и крепко обняла её. Прижимая рыжеволосую голову новой подруги к груди, Виктория тихонько поглаживала её по спине. Конечно, ей было страшно. Очень страшно. Но нельзя сдаваться. Второй рукой Виктория прикоснулась к своей шее, на которой теперь не было памятного медальона. Немые слезы застыли ледяными дорожками на щеках а в груди пустота. Словно вырвали из неё сердце. Кто бы ещё забрал ту боль, оставленную с воспоминаниями об этом медальоне. Леди аккуратно поднялась на ноги.
– Если это ты Ты добился своего, скотина! Больнее сделать уже не удастся. Или ты хотел окончательно сломать меня этим. Так вот, не выйдет! Иди сюда и взгляни мне в глаза, сукин сын! – кричала она так громко, чтобы услышала вся Гермина, всё ещё предполагая, что за похищением стоит Рейсс. – Эй вы, мерзавцы, негодяи, трусливые ублюдки, выходите! Будьте же мужчинами, похожими на свою мать!
Она просто не понимала, кому ещё пришло бы в голову похищать её. Это было точно не ради денег – похитители не зашли бы так далеко. Это были профессионалы, обученные убивать. Ещё эта западня. Что там говорила Луксурия? На кого же они работают Когда Вика пыталась что-то вспомнить, её начинало тошнить.
– Не бойся. Я знаю, кто нас похитил. Они не причинят тебе вреда, просто спрячься за меня и молчи. Я сама разберусь с этими похитителями. Алекс меня обучили, как с такими разговаривать на их языке, – дрожа всем телом, прошептала она. – Они ещё пожалеют, что связались со мной, наследницей великого дома Праудмур!
Like3Show likes
Sweet Pain
Sweet Pain May 9, 2015 at 9:36 pm
Лохмотья, бывшие когда-то частью формы стационарных войск, были брошены в железную лохань. Боссард чиркнул спичкой и через секунду вещи - его и Раксуса - горели ярким пламенем. Теперь на Оруо снова были гражданские брюки и пиджак, Фрэдзману в качестве верхней одежды достался удлиненный плащ. Исчез и грим и повстанцы снова обрели свои лица. Правда, к физиономии Боссарда теперь добавился короткий, но глубокий шрам в области челюсти, который сочился бледной сукровицей даже через наложенную повязку.
Сильно хотелось закурить, но сигарет ни у кого не было, даже у Райнона. Еще больше хотелось прилечь или хотя бы развалиться на стуле и сомкнуть глаза хотя бы на пару часов. Но отдых - непозволительная роскошь. Все понимали, что с наступлением рассвета полиция Гермины начнет активные действия по спасению похищенных аристократок. Возможно, именно сейчас начальство единорогов ведет экстренное совещание, а может быть жандармы уже начали прочесывать периметр.
Стоять у лохани с догорающей одеждой было уютно, хоть тепло было чисто символическое. Лицезрение танцующих языков огня притупляло ощущение дикого холода внутри. Сильного, резкого. Если обратиться к мыслям, которые этот холод вызывают, сердце останавливалось до нескольких ударов в минуту.
"Это было неизбежно. Нельзя было провернуть это дело, не окунув руки в кровь. Игра стоит свеч" - твердил сам себе бывший разведчик. Он повторял эти слова как фанатик молитву, пока жег одежду. Напарники тоже понабирали в рты воды - никто не обсуждал, не делился впечатлениями, даже слабоумный Ракси.
Тишину пронзили вопли очнувшейся в соседнем помещении Виктории. Над ними было два или три метра земли, да и магазин стоял обособленно от остальных зданий, поэтому аристократка напрасно надрывала голосовые связки. Оруо в последний раз посмотрел на дотлевающие шмотки и вышел из большой, складской комнаты в подсобное помещение, куда и бросили пленниц.
Мужчина отодвинул засов и вошел в комнату. Обе аристократки уставились на него, одна - с испугом, вторая - с ненавистью. Боссард оставил дверь открытой и оперся спиной на косяк. Он не боялся, что дамы сбегут - максимум куда они доберутся, в случае чего, это в общую комнату, где были остальные.
- Леди Праудмур, леди фон Ридель - глухо, но без угрозы сказал он - Не кричите, вас не услышат. Если хотите, чтобы все было хорошо, пойдете сейчас с нами.
Боссард осекся, поняв что фраза про все было хорошо звучит как сарказм или издевательство. Он прокашлялся и продолжил, пытаясь сохранять тот же ровный тон.
- Мы похищали вас не ради выкупа и не для того, чтобы навредить. Скоро вы все узнаете, когда мы все покинем это место. Попрошу без фокусов, леди - он посмотрел на Викторию, коснувшись своей повязки.
Щемящая боль, которая перешла на всю левую половину лица напоминала об отчаянной попытке Праудмур защитить себя. "Узнала ли она меня?" - подумал Оруо. Как бы там ни было, на маскировку и прочее уже не было времени. Мятежники собирались играть по крупному.
Like2Show likes
Alukard Drakulovich
Alukard Drakulovich May 10, 2015 at 12:22 am
Autumn, Алина, Sweet,
Мина заявилась в убежище позже всех, уже когда первые солнечные лучи окрасили небосвод красным. Дело в том, что по пути она чуть не напоролась на отряд военной полиции, спешащий к месту происшествия, так что ей, как и "плащу", пришлось изрядно поколесить по городу. В результате она поначалу вообще приехала в другой квартал и до галантерейного магазина её пришлось добираться ещё дольше. Когда она усталая, в грязном и пыльном платье наконец-то приехала к точке сбора, она своим видом довела до истерики бродячего кота, проходившего мимо. Дело в том, что её макияж не был приспособлен для таких вот бешеных скачек, так что он ожидаемо потёк, превратив лицо девушки, и до этого не отличавшееся красотой, в адскую маску голодной демоницы. Как знать, быть может, она бы перепугала до усрачки и остальную банду и они с перепугу изрешетили бы её в три ствола, если бы с порога она не заявила:
- Я приехала. Где в этой халупе умывальник? - тем самым спасая свою молодую жизнь.
Итак, умывшись и переодевшись (ей, хоть и с трудом, но удалось уломать перевезти в убежище её старую одежду и даже "счастливый" отцовский картуз), усталая, разбитая и пребывающая в крайне премерзком расположении духа Мина оккупировала старую кушетку и, развалившись на ней, накрыла лицо фетровой шляпой.
Несмотря на усталость, уснуть девушка не могла. Потому что стоило ей расслабиться, как в голову тотчас же полезли мысли не самого приятного толку. То, что другими рассматривалось как частичный успех, для неё было оглушительным провалом. Марко не было на балу, они зря убили кучу народа и теперь их банду ищут не только полиция, но и эта сука Луксурия с не проходящим бешенством матки. А учитывая, что они похитили спонсора армии освобождения, то вскоре к поискам присоединятся Марко и его головорезы. Иными словами: кругом враги, бежать почти некуда, дело провалено, тушите свет хэппи энда не будет. Хоть доставай паршивый кулон и пей яд. Вот только свой кулон Мина "случайно" уронила в канал, когда проезжала мимо него в своих ночных покатушках на Свартуре. "Всё стало только хуже. Марко наверняка вскоре узнает, что мы похитили Викторию, и охотится на нас начнут всерьёз. Проклятье, я и до этого была в дерьме, но теперь его стало ещё больше", - встав с кушетки, девушка направилась к Райнону, дымившему на полу. Стрельнув у него самокрутку, Кэролайн закурила и села рядом с ним.
- Полиция небось уже объявила нас в розыск и вскоре начнёт прочёсывать дома. Тем более эта сука Луксурия... надо уходить отсюда и как можно скорее, - ни к кому толком не обращаясь, сказала девушка, затягиваясь самокруткой и пуская клубы дыма. Снизу начала орать очнувшаяся Виктория. "Какого Дьявола она нам вообще нужна? Нужно избавиться от неё, иначе с ней мы далеко не уйдём", - раздражённо цыкнула зубом девушка. Краем глаза она заметила, как Оруо ушёл по направлению к подсобке. "Ладно, успокойся. Голь на выдумки хитра, как-нибудь выпутаемся. Просто покури и подумай, пока у тебя есть такая возможность", - попыталась успокоить себя девушка, делая очередную затяжку.
Like2Show likes
Timofey Garmanov
Timofey Garmanov May 10, 2015 at 1:24 pm
Алукард, Sweet, Алина, Autumn,

Порой самое опасное положение для человека – находиться под угрозой и быть в абсолютном неведении. Растерянность способна сама лишить человека жизни, хотя тот обвинит во всём обстоятельства, не подозревая вину в другом. Раксус не относился к таким, но находился в том самом опасном положении с теми же условиями, о которых говорилось выше. Марко не явился, а ради никчёмных Виктории и Бессы пришлось кому-то жертвовать. Кто-то погиб, стараясь выхватить из рук преступников в лице Оруо и Раксуса двух аристократичных девиц. Оставалось надеяться, что фон Ридель понимала: своими изменениями в планах она несёт ответственность за гибель офицеров и влияние на дальнейшую судьбу Фрэдзмана и Боссарда. «Да кто её заботит? Эгоистичная бесовка с дьявольской натурой. Хах, как аппетитно звучит».
Галантерейный магазин был местом для передышки. Вся команда должна была передохнуть, а двум пленённым следовало дать время, чтобы опомниться и прийти в себя. Бесса, возможно, сориентируется чуть позже Виктории, так как она получила удар посерьёзней, естественно, из-за прихоти самого обидчика – Раксуса.
Кончики губ дрожали, вечно меняя гримасу Фрэдзмана с улыбчивой до невероятно грозной. «Я его даже убить не смог, - непрерывно унижался своим нынешним статусом Ракс, - а теперь я лишился самого себя. Я не контролирую себя. Нельзя поддаваться соблазну. Нельзя!» О чём в мыслях так тревожно заботился псих было неясно. Он помалкивал для всех, но для себя продолжал сводить с ума остатки его спокойной сущности. Совсем скоро в желания Раксуса будет входить сплошное кровопролитие невинных людей.

Форма гарнизона была сожжена. Огонь как-то очаровал Оруо, но уж точно не Ракси. Он отошёл подальше от печи, так как несильно восхищался теплом, а скорее больше недолюбливал его. Зато холод, что метался в углах магазина, сопровождал безумие Ненормального, стараясь его утихомирить.
Лица соучастников в той кровопролитной миссии были напряжены. На них из раза в раз то и дело можно было увидеть перелив красок оттенка синего, отражающий волнение всех присутствующих. Обстановку удалось спасти Виктории, что, видимо, недавно очнулась и решила строить из себя сильную женщину, способную противостоять толпе. Незамедлительно Оруо отправился к ней, чтобы постараться успокоить, будь то словами «вас никто не услышит». Дабы не попадаться на глаза двум рыжим, не из страха, а скорее из интереса выслушать диалог, Ракс незаметно последовал за Оруо, а затем приостановился у входа в подвал и облокотился о стену, проникаясь всей сутью разговора.
Like2Show likes

Autumn Rain May 10, 2015 at 6:28 pm
Алина, Sweet, Алукард, Тимофей

- Нет-нет, стой. Прошу тебя, - взмолилась Бесса, когда ее новая подруга вознамерилась показать похитителям, что она дама не из робкого десятка. Женщина поднималась на ноги, и бесовка в приступе слепой истерики цеплялась за подол ее платья, что-то всхлипывая себе под нос. Должно быть, перепуганная девчушка боялась отпустить ту самую нить, от утраты которой окружающая действительность снова может погрузиться во мрак.
Голос Виктории Праудмур звучал величаво, строго и даже угрожающе. Он эхом отбивался от неотесанных каменных стен, бился о громоздкую дверь, будто силясь преодолеть это препятствие. Прошли секунды промедления, послышались приглушенные шаги. За эти короткие мгновения Виктория успела произнести успокаивающие слова.
«Ага, разберешься. Как же», - злобно подумала рыжая плутовка.
Мысли лгуньи не нашли никакого отражения на вымученном молодом лице. Бессе было нетрудно придать своему ангельскому лику именно такое выражение – ведь удар по голове она получила самый что ни на есть настоящий, и последующая боль, к сожалению, тоже не была выдумкой. Помимо этого, леди Ридель прекрасно знала, что такое страх и с чем его едят. Ей, как дочери лорда, неоднократно приходилось сталкиваться с угрозами от швали разных пород и мастей.
Скрежет отодвигаемого засова поставил точку в раздумиях Бессы, заставив ту вскочить на ноги и переключить внимание на вошедшего. И вместе с Оруо в камеру заточения ступил тусклый свет из соседнего помещения. Плутовка мысленно обратилась к Боссарду с благодарностью, что именно он руководит «переговорами», а не шрамомордая дворняжка или тот самый печально известный псих, из-за которого аристократке не то, чтобы думать больно, но банально моргать. Конечно, экс-повстанец не был обременен большим интеллектом, но именно ему присуща та самая наивность и исполнительность, которую Бесса фон Ридель ценила в людях и, само собою, пользовалась вышеупомянутыми качествами без зазрения совести.
- В-в-вы!... – обронила с уст Бесса, уставившись на мятежника глазами затравленного зверя.
Происходящее словно выбило ее из колеи, заставило переступить страх и растерянность, забыть слова Виктории о том, что для безопасности лучше промолчать и держаться подальше. Будь Бесса в руках настоящих похитителей, она ровно таким же образом не смогла бы удержать язык за зубами.
- Я знаю... знаю вас, предатели! Мой отец вернется в Округ, поставит на уши гарнизон, полицию и перевернет здесь все вверх дном И вы поплатитесь, - голос Бессы поначалу звучал на визгливой истеричной ноте, но постепенно понижался до пропитанного ядом шипения. – Каждый из вас будет вздернут публично
Аристократка резко оборвала свою тираду, плотно сомкнув губы, словно таким образом преграждая путь новым словам. Сжав руки в кулаки, Бесса попятилась назад. Ее спина тут же наткнулась на холодную шершавую стену. Гордая леди Виктория Праудмур не сдвинулась с места. На ее фоне аристократка в грязном, лишенным былой красоты, платье, со спутанными медными локонами, выглядела до омерзения жалко.
Like3Show likes
Lamia Killigrew
Lamia Killigrew May 11, 2015 at 11:47 am
Sweet, Алукард, Тимофей, Autumn,
Вымученный голос Бессы отражался от стен, плодя эхо.
– Отпустите девушку, – едва проговорила Виктория. Она побледнела и вынуждена была двинуться в сторону, чтобы закрыть собой несдержанную Бессу и принять удар судьбы на себя. – Прошу вас, она ведь ещё совсем малышка. Я сделаю всё, что вы скажите, клянусь вам. Только больше не причиняйте зла.
Чего она теперь может ждать от жизни? Теперь, когда она потеряла медальон, где обрести смысл и желание жить дальше. Никто из присутствующих в комнате не мог догадаться о настоящих чувствах и боли леди Праудмур. Все, кем она дорожила, были потеряны для неё. Крупные слезы застыли в глазах, когда она с тоской думала, что должна чувствовать в эту минуту бывшая подруга. До её исчезновения Виктория читала в глазах Луксурии горячую любовь всякий раз, как смотрела на неё; в каждом слове, которое она шептала ей, звучала страсть; любовь имеет очень острый слух и умеет распознавать, когда в сердце любимой женщины, как эхо, раздается отзвук её собственных чувств и страсти. Но всё изменилось, и Вика хотела бы узнать, почему. Именно это желание и стало для неё путеводной звездой. Она должна выжить, чтобы пытать Луксурию собственными руками и выяснить правду.
В эту минуту Оруо ожидал послушания. Виктории не было смысла устраивать истерику и стоять на своем, поэтому она проследовала за похитителем, куда бы он её не вел. Очевидно, он не собирался убивать её прямо сейчас, и хотел о чем-то спросить.
– Знайте, я не боюсь вас! – гордо сказала леди, хотя это было весьма далеко от правды. Не понижая голоса, она продолжала: – Вы можете быть моим убийцей, как были моим похитителем, но этим вы ничего не добьётесь. Что вам нужно?
Мужчина, с повязкой на лице, казался таким знакомым ей. Словно она уже однажды бранилась с ним. Но она не узнавала его лица, лишь голос и манера речи. В его глаза она не видела желания убивать, поэтому повела себя чуть более расковано, чем должна вести себя женщина в её положении. Им руководило ещё и самолюбие, из-за которого он хотел довести до конца свое дело и не сесть на мель в последнюю минуту. Иначе они оставили бы их ещё в том переулке на милость полиции. Это было не обычное похищение. Если им не нужна её жизнь и её деньги, то что же? У неё больше ничего нет.
-----> переход: Округ Гермина: Городской коллектор
Like2Show likes
Sweet Pain
Sweet Pain May 11, 2015 at 12:31 pm
- Вот и славно - сказал Боссард. Он отошел от косяка и указал леди на освободившийся проход. Сбоку он увидел силуэт и узнал в нем Фрэдзмана, нахмурился, но ничего не сказал. Голова бывшего разведчика была забита только Викторией и способами извлечения из нее нужной им информации, и думать о Ракси было некогда. Хотя наверное нужно было, ибо маньяцкие замашки, которыми белобрысый псих наводил ужас на лагерь повстанцев, вновь начали проявляться в его натуре.
- Девушка тоже идет с нами. Если вы не будете делать глупостей, ни один волосок не упадет с ее головы- уточнил Оруо, кинув на затаившуюся Бессу беглый взгляд. Как же ловко эта чертовка играет свою роль, мужчина даже позавидовал ей. В какой-то момент он и правда был готов поверить что фон Ридель угрожает ему совершенно искренне. Он понял, что Бесса уже заручилась доверием и покровительством Виктории в этой переделке и воодушевился. Может быть, Праудмур расскажет все по-хорошему? Боссард очень этого хотел, ибо даже сейчас мысли о рукоприкладстве в отношении этой особы совершенно не вязались с его характером. Отрезать этой гордой красавице, к примеру, палец или сунуть лодыжки в ведро с углями? От одной мысли об этом мороз уже продер по коже будто экзекуция угрожала самому Оруо. Даже разорвать на ней платье, угрожая изнасилованием - это было уже слишком для него. Вот Раксус был способен и не на такое, но можно ли подпускать его к пленницам? Боссард опасался что Фрэдзману сорвет крышу и он замучает бедняг до смерти. Райнон сразу заявил, что на прикрытии огнем его содействие в деле заканчивается. А Мину Кэролайн пафосная аристократка едва ли воспримет всерьез.
"Черти дери его через коромысло, почему это должен делать я?" - сетовал мысленно мужчина, следуя за дамами в общую комнату.
- Привал окончен, уходим - мрачно сказал он. Поравнявшись с Райноном и Миной, он задержал взгляд на фигуре последней. Надо бы поговорить с ней, если выпадет возможность - Присмотри за этими, пока мы управимся.
Пока Мина держала на прицеле пленниц, мужчины взялись за задвижку люка, скрывавшуюся под вылинялыми половицами. Здесь узкий проход вливался в широкую и разветвленную, как кровеносная система, сеть коллекторов. Часть из них была проходной для стоков, но у Райнона была карта "сухих" участков и сейчас вся компания двигалась к одному из них.
-----> переход: Округ Гермина: Городской коллектор
Like2Show likes
Alukard Drakulovich
Alukard Drakulovich May 11, 2015 at 5:51 pm
Sweet, Алина, Autumn, Тимофей,

Раксус, до этого неестественно тихий, ушёл вслед за Оруо. Мина и Райнон остались в помещении одни. Говорить было не о чем, да и верный цепной пёс рыжего чучела в плане неразговорчивости не отставал от девушки. Так что всё, что им оставалось, это молча сидеть и курить, ожидая продолжения спектакля. "Оруо, ты там долго медлить намерен? Мы и так потеряли много времени со всеми этими переодеваниями и прочей хренью. Надо уходить, пока полиция или ещё кто похуже нас не обнаружили", - мысленно обратилась девушка к самой неприятной для неё личности в их отнюдь не сплочённой группе. И это была правда - даже Бесса раздражала Мину куда меньше, чем Боссард. "Этот мир живёт по законам джунглей, а он отказывается признавать их. Чистоплюй доморощенный", - думала девушка. И действительно, не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы увидеть, что Оруо не по душе все эти убийства и тёмные делишки, что они ведут. Как знать, будь у него выбор, может он сбежал бы, а то и сдался полиции, спасая свою дутую честь. Но правда была в том, что пути назад у бывших повстанцев больше не было: либо они продолжают убивать и вершить тёмные дела, либо их самих убьют. Как вариант, они могли бы воспользоваться кулонами с ядом, но для Мины этот вариант был неприемлем. "Не будет ли проще избавиться от него, пока он не запорол всё дело? Потому что доверять ему я не могу", - подумала девушка. Правда, если так разобраться, кому вообще в банде (а она считала их сборище именно бандой) она может доверять? Не Бессе точно. У этой мисс неженки шкурный инстинкт развит едва ли не сильнее, чем у Мины. По крайней мере, Кэролайн подозревала, что аристократка без раздумий отправит их всех на смерть, чтобы спасти свою задницу. Райнон отпадал вслед за ней - он верный цепной пёс своей хозяйки и то, что ночью он и Мина вместе прикрывали горе-похитителей и сражались плечом к плечу не помешает ему избавиться от девушки, стоит только Бессе щёлкнуть пальцами. Оставался только Раксус: психически неуравновешенный истерик, безумный, как сто нализавшихся валерьянки кошек, посаженных в один мешок. Непредсказуемый в своём сумасшествии, он может выкинуть любой сумасбродный фортель, так что довериться ему - это подписать самой себе смертный приговор. "Выходит, что доверять я могу лишь своим револьверам", - вынесла вердикт Мина. Затянувшись в последний раз, она затушила окурок и повернулась на шум, раздавшийся с низу. Вскоре Оруо и пленницы, одна из которых даже близко не пленница, появились в комнате. Незадолго до их прихода Райнон опять скрыл лицо под маской и натянул капюшон на голову.
- Не приказывай мне, - чисто по привычке огрызнулась Мина на Оруо, но всё же соизволила подняться с пола и вынуть револьверы из кобур на поясе.
- Предупредительного выстрела не будет, так что без фокусов, ваши светлости, - последние слова Кэролайн произнесла с максимальной концентрацией яда в голосе. Шагнув к пленницам, она каждой из них ткнула револьвер в лоб. "Хах, забавно", - девушка украдкой взглянула сначала на Викторию, потом на Бессу, - "мне сейчас ничего не стоит застрелить их обеих, а остальным сказать, что пальцы случайно сорвались", - усмехнувшись своим мыслям, Мина недобро взглянула на обеих аристократок, ожидая, пока остальные откроют люк. Прежде, чем покинуть магазин, Мина достала из под кровати сумку на ремне и перебросила её через плечо. В сумке лежали шкатулка, кою ей передала Бесса и... то самое кружевное бельишко, что она одевала, когда притворялась горничной в ночь похищения.
---------> Округ Гермина: Городской коллектор.

4:31
Guns N' Roses–Welcome To The Jungle
Like2Show likes

Autumn Rain Sep 29, 2015 at 10:42 pm
Мира, Карл

--> Переход – W:Sina: Округ Гермина: Сектор 2: Штаб ГО: Двор
Неудавшиеся диверсанты под предводительством молчаливого Райнона без труда добрались до заброшенного галантерейного магазина в округе Гермина. Постоянно усиливающийся снегопад стал надежным и верным попутчиком, без устали заметающим следы и исключим всякого рода слежку. Впрочем, нужно отдать должное, перевертыш со своей соучастницей сработал так гладко, что солдафоны если и спохватились, то безнадежно отстали на несколько шагов от бандитов.
Последним же требовалось до поры до времени залечь на дно, чем, собственно, они и занялись.

10 декабря. Утро.
В помещении было холодно настолько, что, казалось, хлипкие стены магазина промерзли насквозь и упорно не желали впитывать в себя тепло. Новоиспеченные преступники – точнее, двое из них – заняли одну комнату, а оставшиеся двери закрыли, дабы сохранить те самые крохи тепла, которые удалось раздобыть минувшим вечером и которые бесследно растаяли поутру, точно звезды на небосклоне.
Со стороны улицы звучали чеканные звуки удара топора о древесину с интервалом в десяток ударов сердца – это, верно, Райнон во дворе колол дрова. Будучи жаворонком по натуре, он вскакивал ни свет ни заря и ко времени пробуждения Миры и Карла успевал сходить на разведку, принести еды, накормить коней и наколоть дров.
Мужчина тяжело дышал, раскрасневшись от натуги, и в очередной раз занес над головою топор. Металлическая заостренная часть оного стремительно обрушилась на кусок доски и рассекла ее наполовину с завидной точностью. У ног бородатого постепенно выросла увесистая охапка дров, и он поспешил отнести их в убежище.
Где-то вдалеке, ближе к жилым домам, надрывалась псина, исходясь жалобным лаем.
«Вот будет попусту брехать», – подумал Райнон и вошел в дом.
Мира и Карл, завернувшись в одеяла едва ли не с головой, напоминали собой гигантские коконы, от вида которого перевертыш тихонько хмыкнул. Но тот призрачный намек на улыбку, который возник на мужественном лице, не продержался и секунды. Не до улыбок.
– Все спокойно, – произнес перевертыш, когда заметил периферическим зрением движение со стороны лежака Миры. Чего нельзя было сказать о Винсольте – с тех пор, как мятежники вызволили бывшего финансиста, тот провалился в беспамятство и признаков ясности ума не выказывал. Хотя раны его медленно, но верно регенерировали, оттягивая прочь угрозу для жизни.
Like2Show likes

Autumn Rain Oct 7, 2015 at 12:25 am
Мира

Ближе к обеду, к радости новоиспеченных преступников, Карл пришел в себя. Помимо общей слабости и полной дезориентации он пребывал в полном здравии. Скудная трапеза, раздобытая Шиллером, уплеталась перевертышем с невообразимой скоростью.
–Карл, нам здесь не место, – произнес чернявый.
На что Винсольт ответил кивком, сразу же уловив суть слов. А вот Мира, само собою, мало что уяснила. Но это было лишь начало. Дальнейшая беседа между тем, кого бывшая единорога знала под именем Райнон, и Карлом носила еще более загадочный характер. Взять хотя бы тот факт, что Карл обратился к бородачу именем «Шилл». Во избежание перегрева серого вещества в черепной коробке Энистон, ей поведали часть истории о том, как пути двух братьев разошлись: один стал известным на все застенье финансистом, другой же – начал музыкантом, а закончил слугой.
Само собою, вопрос о двоякой личине Шилла не заставил себя ждать.
– Да, я тоже, – ответил перевертыш.
Вскоре после трапезы братья спешно собрали свои скромные пожитки. Как Энистон и подозревала, ее роль в этом деле оказалась окончена – предстояло прощание. Уже стоя на пороге халупы, бывшей некогда галантерейным магазином, Карл крепко обнял девушку, сказав ей несколько добрых слов на прощание, а после сошел по ступеням вниз. Там его поджидал Шиллер с двумя оседланными жеребцами.
– Подожди, – передав поводья брату, произнес чернявый.
Натянув шарф до середины лица, перевертыш подошел к Энистон. На слова, тем более прощальные, он был не мастер. Даже сейчас, вплотную подойдя к этому моменту, он не знал, что сказать.
– Мне жаль, что Боссард погиб, – изрек Шилл. Это была ложь.
Как ему показалось, в какой-то мере Мира винит его в смерти случайного сообщника. Ведь именно Шиллер был тем человеком, который подготовил это самоубийственное дело. Более того, он собственноручно вложил оружие самоуничтожения в руки бывшему элитному бойцу.
Тем не менее, речь сейчас шла о другом. Перевертышу лишь нужно было проложить начало разговора с бывшей полицейской.
– В стенах сейчас небезопасно, но в том месте, куда мы направляемся, у тебя и вовсе нет шансов. Поэтому, могу предложить другое, – мужчина сделал паузу, то ли подбирая слова, то ли подчеркивая их важность. – Есть один человек, который может помочь тебе. Бесса фон Ридель. Расскажи ей правду, все, что узнала от нас. Теперь прощай, Энистон.
Шиллер пожал руку девушке и, ссутулившись под тяжестью своих размышлений, ступил обратно в снегопад. Все его существо вопило от нежелания покидать это место, в котором на несколько лет, но все же после череды взлетов и падений он обрел подобие смысла. Теперь же, ему дорога одна – вниз. Беспросветно.
«А ведь я просто хотел стать музыкантом», – натянув поводья и отправив скакуна по мощеной дороге следом за Карлом, подумал Шиллер.
LikeShow likes
Mira Shteyn
Mira Shteyn Oct 7, 2015 at 4:33 am
Прости меня, мама

Этот день выдался не таким уж и трудным. Почему всё поставлено не так точно? Потому, что сегодня пути троих компаньонов разойдутся разными дорогами. Мира была просто рада тому, что смогла сдержать обещание перед Карлом. И сейчас, стоя перед ней, молодой парень был здоров как никогда, а это заставляло бывшую полицейскую улыбаться не только победной улыбкой, но и искренне радоваться, что её друг цел и невредим. То есть, Мира уяснила для себя урок, что стараниями и стратегией можно контролировать даже самую опасную ситуацию. Однако, сейчас Энистон хотела прояснить для себя другой вопрос. О двух братьях, которые по неизвестной для неё причине разошлись своими дорогами. Конечно, что информацию такого рода приходиться переваривать долго и нудно, но для Миры она будет полезной и плюс ко всему, если ей доверяют Райнон и Карл, то это не плохо.
Когда же девушка узнала про то, что Райнон оказался таким же перевертышем, она с любопытством уставилась на бывшего лакея.
– Я, наверное, должна быть шокирована тем, что узнала сейчас, – сложив руки на груди, проговорила Мира. – Ну Это шок, правда. И всё же, для меня это ничего не значит Я очень благодарна, что ты был рядом и рада такому другу как ты Шилл, – как-то от непривычки произнесла она его имя, но всё же на её лице была та же добрая улыбка. Взгляд Энистон ушел на Карла, но в этом взгляде было сожаление о расставании с другом. Только вот, выбора не оставалось, а Мире самой нужно было где-то спрятаться. Не хотелось, совсем не хотелось прощаться с Карлом, но выбора не было.
После трапезы и сбора вещей, тройка вышла улицу, но ей пришлось разделиться. Пока девушка проверяла седло коня к ней подошел Шилл и заговорил.
– Мне тоже жаль, – вздохнула Мира и повернулась к перевертышу. – Он шел к своей цели с самого начала, поэтому прожил жизнь не зря. По крайней мере, мне есть чему у него поучиться, – хмыкнув с улыбкой на лице, Энистон накинула на голову капюшон и чуть натянула шарф на лицо. Шилл мог видеть лишь светло-карие глаза своей бывшей напарницы. Разговор пошел за Бессу фон Ридель, это ничуть не удивило Миру, но стало любопытно, чем же она поможет. И поможет ли она вообще полицейской. Запрыгнув верхом на лошадь, девушка провела взглядом Райнона и помахала на прощание Карлу. Она ему улыбнулась, но улыбку он мог не увидеть, однако, мог почувствовать тепло, которое выражалось ярким и игривым огоньком в глазах его подруги. На этом, пути двух перевертышей и бывшей полицейской разошлись.
«– Бесса фон Ридель, – девушка пришпорила животное, направляясь в противоположную сторону. – Надеюсь, что мне она действительно поможет» – с этими мыслями, девушка пропала из поля зрения.

-----> Округ Гермина: Имение семьи Ридель
15

Приложенные файлы

  • doc 22624397
    Размер файла: 94 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий