Поместье Бельфлеров


Дарья Меликчанова 2 мая 2016 в 22:47
13 января.
Норман получил письмо рано утром и сразу же, без лишних сборов, отправился в Стохесс, объяснив Микасе всю ситуацию и извинившись перед ней за то, что в очередной раз покидает ее. Вполне возможно, что таким образом, девушка могла начать догадываться, что ее «спаситель» что-то скрывает от нее, что было правдой, но не сегодня. Сегодня молодой человек узнал, что едва ли не лишился единственной живой родственницы – Агаты де Бельфлер.
Бельфлер так давно не виделся с тетей, что абсолютно не знал, как вести себя с ней по приезду, более того, его не просто удивило, а что ни на есть шокировало то, что она хотела видеть его. Ее поведение, речь, жесты, взгляд в их последнюю встречу, запомнились патологоанатому так же ярко, как и смерть сестры. Он и подумать не мог, что после этого Агата еще хоть раз в жизни захочет увидеть своего племянника…
Все мысли Нормана были настолько посвящены Агате, что он даже потерял из виду то, что она видела лицо нападавшего. Он не думал о том, как он найдет его, как убьет и так далее, он думал, как быть с тетей. Исходя из написанного в письме, ранили ее довольно серьезно, нож задел голосовые связки, о чем свидетельствовали слова миссис Браунфилд о том, что голос леди де Бельфлер упал до шепота. Голосовые связки, голосовая щель, ложные и не ложные голосовые складки, мягкие ткани, возможно пара вен и артерий… Патологоанатом даже не следил за тем, насколько точно его рука вырисовывает мягким карандашом анатомическое строение гортани в его блокноте с зарисовками, пока он ехал в Стохесс, благо, денег на полноценную, пусть и относительно штатскую, карету с кучером, ему всегда хватало. Рисование пришлось отложить после одной особенно ощутимой кочки, из-за которой рука Нормана дрогнула и весь рисунок пошел коту под хвост: длинная, почти идеально прямая линия пересекла шею, «перерезав» ее. Это не понравилось молодому человеку от слова «очень» и он, даже не став пытаться исправить ошибку, тотчас же вырвал лист с рисунком и скомкал.
- Прибыли, господин, - послышался прокуренный, но дружелюбный и даже приятный голос кучера.
- Благодарю Вас, - отдав кучеру деньги, Бельфлер прихватил все свои вещи, а то есть небольшую плоскую сумку, куда помещался только блокнот, карандаш и скальпель, которым молодой человек любил точить карандаши больше, чем простым ножом или точилкой.
Узнав Нормана, слуги сразу же впустили его и приняли верхнюю одежду. Когда он был ребенком они смотрели на него мягко, даже с какой-то любовью в глазах. Сейчас же эту любовь заменили отвращение и страх. Даже повар, учивший Нормана готовить, поспешил скрыться, увидев его, направляющемся наверх в комнату Агаты.
Молодой человек остановился у дверей. Он замер и все внутри него замерло тоже. Казалось, он совсем не дышал, сердце его не билось и кровь замерла в венах и сосудах, не смея продолжить свой ток. Это поместье, эти лица прислуги возвращали Бельфлера в отрочество, когда еще был жив дядя Дуглас, когда еще не уехала Лусия, и они все вместе устраивали обеды на открытом воздухе, когда Агата играла на лютне и он слушал ее игру с замиранием сердца… Когда он убил мясника Виллема Лернатса стилетом дяди, после того, как того хватил сердечный приступ.
Патологоанатом слегка нахмурился, и, на секунду прикрыв глаза, притронулся пальцами к вискам, прогоняя воспоминания прочь. Он постучался и вошел.
- Здравствуйте, леди де Бельфлер, - спокойно произнес он, садясь на табурет подле кровати Агаты. Даже сейчас, болезненно бледная, с распущенными волосами и перебинтованной шеей она была безумно красива. Все самое красивое – всегда все самое слабое. Своя эстетика есть и в болезнях, и в травмах, и ранениях, и даже в смерти. Кто-то, а Норман знал это как никто другой.
- Как Вы себя чувствуете? – Бельфлер было потянулся, чтобы взять руку Агаты в свою, но вовремя осек себя на этом, зная, как она среагировала бы на это, - Миссис Браунфилд написала, что первые сутки Вам было особенно плохо, но, сейчас, как вижу, много лучше?
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 3 мая 2016 в 0:16
13 января 851,
Темная комната, занавешенная черными плотными шторами, не пропускающими солнечный свет, впрочем, задвинутыми не совсем плотно, так что в маленькую щелочку просачивался один бледный лучик зимнего солнца, в свете которого можно было разглядеть кружащиеся маленькие пылинки - для молодой женщины, еще совсем недавно находившейся при смерти, она представлялась скорее склепом. Когда мечешься в агонии между жизнью и смертью, когда над тобой кружат образы давно умерших родственников и знакомых, и зовут тебя, невольно начинаешь ненавидеть все, даже собственную комнату, в которой живешь на протяжении многих лет. Агату мутило от одного вида мебели, стен, маленьких пылинок, кружащихся у окна, она задыхалась в этой комнате. Впрочем, причина таких ощущений, на самом деле, была вовсе в другом - серьезная рана, полученная ей от убийцы, едва ли не забрала жизнь леди де Бельфлер, а сейчас причиняла неимоверные страдания и боль. И это несмотря на те лекарства и обезболивающие, который ей приносил домашний врач.
Еще страшнее было вспоминать произошедшее. Отрывки того кошмара, что довелось ей пережить, являлись к ней в бреду, и теперь мучили почти каждую ночь. О спокойном глубоком сне теперь можно было забыть наверняка до конца своих дней. Лицо убийцы, такие близкое, жестокое, каждый раз превращалось в маску ужасного демона, оно повергало в неконтролируемый ужас. И все же Агата хорошо запомнила его. Почему она отказалась говорить о нем с полицией? Ну, для начала, до этого дня она вообще не могла говорить. Рана на горле оказалась достаточно глубокой, нож убийцы задел голосовые связки, теперь к леди де Бельфлер вряд ли когда-нибудь вообще вернется ее голос. Это действительно самое настоящее чудо, что она смогла выжить. Во-вторых, она не могла спокойно вспоминать тот ужасный день, этот кошмар, стоило только подумать о нем, как она снова погружалась в ад и ей становилось хуже. Так почему же тогда она решила рассказать все своему племяннику, которого не видела довольно давно? Она всегда любила его, даже когда узнала правду о том, чем он занимался, то не перестала его любить, пусть к этому чувству и примешался страх. Да, она боялась Нормана, быть может потому они стали видеться реже, чем прежде, но от этого любовь в ее сердце не угасала и порой рвала на части.
Дверь тихонько скрипнула, и в комнату вошел тот, кто занимал все ее мысли, стоило Агате только прийти в себя. Норман совсем не изменился с того раза, когда она видела его в последний раз. Все такой же красивый и с льдинками в голубых глазах. Как всегда от одного его взгляда по телу женщины прошелся легкий морозец, а кожа покрылась мурашками. И все же она была рада, что он пришел, хотя его присутствие доставляло некое лишнее внутреннее беспокойство.
- Лучше, - прошептала женщина, шумно и хрипло дыша воспаленным горлом. - Я должна... сказать тебе нечто важное... О том, кто это сделал... Пока еще в силах... сделать это...
Мне нравится1Показать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 3 мая 2016 в 1:33
Shingeki no Kyojin [Вторжение Гигантов Ролевая,
13 января.
Хоть Агата и не показала своей настоящей неподдельной реакции на его появление, Норман чувствовал это всеми фибрами своей души. Этот страх и своего рода неприязнь вперемешку с любовью… Ядреный коктейль, ничего не попишешь. Он чувствовал просто ужасную вину перед тетей за то, что заставлял ее чувствовать такое, а уж тем более будучи в таком состоянии. Хотелось как можно скорее покинуть ее, дабы освободить ее от своего присутствия, но вместе с тем остаться и быть рядом каждый день, каждый час, каждое мгновение, так, как это было раньше. Бельфлер не знал, чего хотел и это вызывало у него сильнейшее чувство потерянности и ненужности самому себе.
Когда леди де Бельфлер заговорила, внутри молодого человека что-то болезненно сжалось. Его знания анатомии и хирургии были настолько высоки, что по одному звуку ее голоса, он тут же определил, что прежний тонкий, мелодичный, даже какой-то инопланетный голос вернется к ней еще очень и очень нескоро, если вообще вернется.
Норман настолько целиком и полностью отдавался Агате, что пока она говорила, он испытывал не пресловутую жалость, а опять же – вину. Будь он рядом с ней в тот день, он бы уберег ее от этого, непременно защитил бы или, если бы судьбе пришла на ум столь неудачная шутка, принял бы удар на себя. Вина охватывала его с ног до головы. В этот визит он еще ни разу не улыбнулся и не улыбнется, в то время, как видеть его лицо таким напряженным, каким оно было сейчас, еще никому не доводилось.
- Прошу, - обеспокоенно и вместе с тем мягко и заботливо заговорил он, снова невольно чуть поддавшись вперед и с трудом подавив этот порыв на стадии зародыша, - не мучайте себя так, не напрягайтесь, скажите коротко, используя как можно меньше слов… Как он выглядел? – он заглянул в глаза Агаты так, как только верный преданный пес может заглядывать в глаза хозяину. Бельфлер слишком любил тетю, чтобы вдаваться во всякие подробности, наподобие того, что, спустя стольких лет разлуки, он вдруг понадобился ей, только когда с ней произошло такое страшное событие. Только для леди Бельфлер он был любящим, бескорыстным и совершенно самоотверженным, готовым выполнить любое ее повеление, за исключением того, что она донесла до него пару лет назад…
Мне нравится1Показать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 3 мая 2016 в 20:05
13 января 851,
И все же напряжение стало незаметно уходить. Может быть все дело было в том, что Агата наверняка знала, несмотря на то, кем являлся ее племянник, он никогда не причинил бы ей вреда. А быть может, свою роль сыграл его взгляд. Кажется, он стал гораздо теплее, те льдинки, что она видела поначалу, растворились в заботе и искреннем беспокойстве, что сейчас отражались в глазах Нормана. Молодая женщина позволила себе прикрыть глаза, собираясь с силами. Да, сейчас она была в таком состоянии, что все простые элементарные действия, которые человек в повседневной жизни даже не замечает, вызывали в ней усилие и отнимали всю энергию. Как же это было ужасно. Она определенно не привыкла к такому, и никогда не думала, что ей придется испытать подобное до прихода старости. Но леди де Бельфлер и так достаточно себя жалела все то время, пока ждала прибытия своего племянника, сейчас на это не было времени. Потому собравшись и решившись, она заговорила.
- Было темно... я не помню почему, быть может, уже наступил вечер, или же была плохая погода... в моей голове все так смешалось, - голос ее по прежнему нельзя было назвать голосом, из груди вырывался лишь хриплый отрывистый шепот вперемешку с шумным тяжелым дыханием. - Вспоминать о том, что произошло, тяжело для меня, прости... то, что я пережила тогда, я думала, что это конец для меня, что смерть пришла за мной в образе жуткого демона...
Агата всхлипнула, ее глаза увлажнились. Вспоминать тот день оказалось даже труднее, чем она думала. Все это время она пыталась отогнать от себя жуткие образы, сейчас же нужно было позволить им заполнить сознание, чтобы не упустить ни одну важную деталь. А значит, нужно было вновь вспомнить весь тот ужас и ту боль, что пришлось ей испытать.
- Но это был человек. И... кажется, его лицо мне теперь никогда не забыть. Его жестокое беспощадное лицо... Он убивал меня так, как будто делал нечто обыденное... будто отбирать человеческие жизни для него то же, что печь хлеб... Он был высок, очень высок, гораздо выше тебя. Крепкий, тело его явно выдавало в нем воина... Короткие русые волосы и голубые глаза, смотрящие так безразлично...
Стоило пересилить себя, и внутри словно что-то переломилось. Теперь Агате казалось, что если она не выговорится, если не скажет все, что накопилось в ней, то она просто тут же умрет. И потому, даже несмотря на то, что это было безумно тяжело и больно, она продолжала говорить, пока не рассказала все, что знала и помнила.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 3 мая 2016 в 21:51
Shingeki no Kyojin [Вторжение Гигантов Ролевая,
13 января.
Слушать Агату без внутренних содроганий было невозможно. С каждым новым ее словом, мозг Нормана вырисовывал картинки-образы того, как это было. Вот он видел ее в одной реальности одинокую, в вечер, в другой в свите друзей, под ночь, в третей в непогоду, сильную снежную пургу, заслонившую собой все небо и Солнце. Образы накладывались друг на друга, один на другой, соединялись в одну картину, словно сложный пазл или мозаика. И вот, казалось, еще чуть-чуть и головоломка будет решена, оставался всего лишь один единственный элемент и… и ничего. То описание нападавшего, каким его дала Бельфлеру его тетя, было слишком расплывчатым, растяжимым, под него могла подойти добрая половина всего трехстенья…
Тяжело вздохнув, патологоанатом положил руки на бедра и сцепил пальцы в замок между коленями, и на секунду прикрыл глаза, перебирая в голове простых прохожих, но отчего-то запомнившихся ему, знакомых и даже коллег в госпитале, кто был высок, крепко слажен, рус и голубоглаз. Таким было слишком, непростительно большое, даже огромное множество.
- Таких людей много, леди де Бельфлер, - сразу не открыв оба глаза, а сначала медленно один и только затем так же медленно другой, на выдохе, словно раскаиваясь за что-то, произнес молодой человек. Он никак не мог помочь Агате, что заставляло его чувствовать себя сломанными часами, или любой другой важной вещью, утратившей свою какую-бы то ни было пользу.
Но тут в памяти всплыл образ совершенно недавний, абсолютно свежий, словно молодые весенние побеги трав. Леон Энистон.
Вспомнив Леона, Норман на мгновение замер, его взгляд остекленел, и он, пожалуй, слишком резко, так, что мог напугать Агату, снял со своего плеча сумку и, после недолгих рысканий в ее небольших недрах, достал свой блокнот. Открыв его и немного пролистав, аккуратно перебирая пальцами исписанную и изрисованную шершавую бумагу, он нашел эскиз портрета наемника, нарисованного им по фотографической памяти.
- Он? – Бельфлер повернул рисунок лицом к тете, поднеся его к ней чуть ближе, - скажите, это был он?
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 4 мая 2016 в 20:18
13 января 851,
Наконец, выговорившись, если сиплый шепот вообще можно было назвать говором, Агата замолкла, хрипло и шумно дыша, чувствуя, как к горлу подступают новые приступы боли, от которой хотелось лезть на стенку. Но все же молодая леди не могла позволить себе вести себя столь неподобающе в присутствии молодого человека, являющегося ее племянником. Потому она стойко держалась, ни одной дрогнувшей мышцей не давая понять, как ей невыносимо сейчас, разве что только лицо женщины побледнело еще сильнее, да маленькие биссеринки пота проступили на висках и на носу. Слова Нормана расстроили ее, хотя чего она еще ожидала? Сейчас, закончив свой рассказ, леди де Бельфдёр, наконец-то поняла, что даже то, что она запомнила лицо убийцы, нисколько не способно было помочь в его поисках. Конечно же, высоких русоволосых и голубоглазых мужчин во всем трехстенье пруд пруди, это не такие необыкновенные приметы, по которым с легкостью можно было бы угадать человека. Это привело ее даже в некоторое отчаяние. Больше всего на свете она желала, чтобы этот человек был схвачен и навсегда исчез из этого мира. Почему? Вовсе не потому, что она хотела отомстить за собственную жизнь, за тот ужас, что ей пришлось пережить, за изуродованное горло, шрам на котором теперь останется до скончания ее дней, за голос, который может вовсе не вернуться или за боль, что она испытывала сейчас. Нет, все было куда проще. Агата больше всего на свете боялась, что этот ужасный человек может вернуться, чтобы закончить начатое. Вот почему она так страстно желала, чтобы он умер раньше.
- Я понимаю, - наконец, едва слышно, одними лишь губами проговорила леди де Бельфлёр. - Того, что я сказала, слишком мало... а мне-то казалось, будто я... действительно могу помочь...
Резкие движения Нормана привлекли внимание. Непроизвольно, молодая женщина внутренне напряглась, хотя не ждала подвоха от своего племянника. Увидев в его руках блокнот, она несколько удивилась, но когда же Норман показал ей лицо, что было изображено на одной из страниц блокнота... Агата вздрогнула, если бы у нее была такая возможность, она бы даже отшатнулась или закрыла руками лицо. С чуть желтоватой бумаги на нее смотрело лицо из ее ночных кошмаров, ее мучитель, палач, демон. Губы леди де Бельфлёр задрожали, и после длительной паузы, она наконец-то смогла произнести:
- Да... это он.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Дарья Меликчанова
Дарья Меликчанова 6 мая 2016 в 0:19
13 января.
- «Да... это он.»
После слов тети Норман замер, глядя куда-то в никуда. То, что он почувствовал, было слишком трудно описать. Он весь напрягся, вытянулся как самая тонкая из всех возможных струн, скажем, ми. Бельфлер не спешил убирать рисунок, напротив, он еще раз взглянул на него, когда Агата увидела его и все стало ясно.
Это был Леон. Тот самый Леон Энистон, которого он и без того собирался прикончить на пару с Ремарком. Что ж, пожалуй, теперь, этим он займется в одиночку… Он убьет того, кто убивал единственного родного, любимого и живого человека в его жизни, так, словно для него это было нормой, будто он просто намазывал масло на кусок хлеба с утра.
В какой-то момент смотреть на собственный эскиз стало невозможным, и патологоанатом убрал его в сумку так же резко, как и достал. Вечные льды дрогнули от ярости, что было непозволительно. Кое-как еле-еле приглушив, но не переборов это, Бельфлер перевел взгляд на тетю. Если по его приходу ей могло показаться, что его глаза выражали ту любовь и заботу, какую они выражали, когда их обладатель был еще мальчишкой, то сейчас они вновь потухли в бездне холодной жестокости и даже легкого, почти невесомого безумства. Понимая, что леди де Бельфлер и без того очень, слишком плохо, чтобы терпеть его внутреннего монстра, молодой человек не без труда заставил себя произнести:
- Я знаю этого человека. Завтра же я сдам его в полицию и его повесят за покушение. А эти же сутки, я, с Вашего позволения, проведу с Вами, - он улыбнулся, как всегда с фальшью, мило, пугающе.
Ситуация выходила двоякая. Хоть Агата и желала смерти Леону, она всеми силами не хотела, чтобы убил его ее племянник. Помня то, как она отговаривала его, как умоляла в слезах остановиться, когда он начал убивать людей, лишивших его всего, Бельфлер чувствовал, как на его сердце ложилась тяжелая вязкая тень сомнения. Непозволительно. Проще прикинуться Божьим агнцем, нежели зарабатывать новые седые волосы.
Леди де Бельфлер, пусть и не сходу, но позволила Норману остаться сегодня с ней. В ответ на это он поблагодарил ее и, решив, что раз она подпустила его к себе так близко, то не испугается и не шарахнется от него, если он, дабы должны образом выразить ей свою благодарность за лишнее время вместе, аккуратно возьмет ее руку в свою и поцелует в тыльную сторону ладони. Ее руки теплые, нежные, с изящными запястьями и длинными ухоженными красивыми пальцами, с бледной, почти белой тонкой кожей, сквозь которую виднеются голубые сплетения сосудов… Ее руки такие, какими Бельфлер их помнил, когда она обнимала его, гладила по волосам и щекам, успокаивая после целой ночи кошмарных сновидений, когда он кричал имя сестры так громко, что на следующее утро терял голос. Их родное тепло и ныне болезненная, но такая чарующая, слабость и следующая за ней невесомость, помогли Норману успокоиться, прийти в себя и исполнится тишиной. Не выпуская ее руки, молодой человек посмотрел на Агату, но, в то же время, будто бы сквозь нее, тихо вздохнул и, как в детстве, закрыв глаза, прижался виском к раскрытой ладони. Он надеялся, но не ждал, что она легонько погладит его, перебрав пару свисающих вниз локонов его волос. Как тогда… В детстве.
***
14 января.
Как Норман и обещался, все тринадцатое число он провел с леди де Бельфлер. Он, как и прежде, приготовил ей вкусный ужин, немного рассказал за свою нынешнюю жизнь, справился про ее. Ему очень хотелось услышать ее игру на лютне, но в ее состоянии это было невозможным. Ах, как же она играла для него, дяди Дугласа и Лусии…
Норман проснулся рано. Раньше всех слуг и самой Агаты. Он не хотел отягощать ее долгими прощаниями и уехал сразу же, как только привел себя в порядок и собрался. Чуть позже, ближе к полудню, проснувшись, леди де Бельфлер нашла подле своей кровати маленькую, предельно аккуратно и дотошно сложенную бумажную розочку, какие она учила делать племянника семь лет назад.
Переход:
4:04
Marek Iwaszkiewicz–A Miserable Heart
Мне нравится1Показать список оценивших
Владимир Оболенский
Владимир Оболенский 23 авг 2016 в 17:50
26 января
Ганс потянул за поводья и дал соратникам знак остановиться. Спешившись затем и сняв со своего коня мешок, в котором что-то звенело, он поманил солдат. Когда те сгрудились вокруг старшего лейтенанта, тот развязал мешок и стал раздавать наручники.
- Нам, тово-етова, велено командующим Ваарталисом, - при этих словах мужчина поднял указательный палец вверх, как бы утверждая значимость повеления господина, - не убивствовать, но взять с полич... полик... тово-етова, в плен взять, значицца. И учтивыми быть! Да. Вот енто вот самое главновое.
Почесав напоследок затылок, Остермехт закончил свою торжественную речь. Дораздав наручники (их каждый получил по четыре штуки), Ганс вновь взгромолдился на лошадь и тронулся дальше.
Солдаты равномерно распределились вокруг повозки Нормана де Бельфлера.
Остермерхт подъехал к окну и постучался. Когда оно отворилось, мужчина проговорил:
- Барин, мы, тово-етова, приехали почти что, аки вы и говаривали. Куды сворачивать-то?
Получив краткое указание, старший лейтенант отъехал от кареты и, махнув рукой, пустил лошадь вболее широкой рысью, надеясь вскоре быть у ворот поместья Бельфлер. Кучер тоже подстегнул лошадей, приноравливаясь к новому аллюру.
***
Через полчаса процессия достигла больших ворот. Те вскоре были отперты, и солдаты въехали на территорию поместья. Востину, прав был поэт, сказавший про это место: "Нууу эээ нууу... Ну красива, прикольна, мне нравится, в общем"*!
Карета с эскортом подъехала к парадному входу в особняк.
*Описание было любезно предоставлено домом де Бельфлер.
Мне нравится3Показать список оценивших
Norman Bellefleur 26 авг 2016 в 16:11
Просмотреть все изображения
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Владимир Оболенский
Владимир Оболенский 28 авг 2016 в 20:56
Norman,
26 января
Ганс потеребил бороду. Затем размеренным движением почесал затылок.
- Ну, эээ, тово-етова, вашблагородие, думаецца, господин Ваарталис сотворил бы сие по-иначенному. Ежели ваша тетушка не будет выходить из ейных покоев, можно было б, тово-етова, не делить сильно.
Остермехт расчесал бороду пятерней и, обернувшись к своим солдатам, продолжил.
- Вы, робяты, тово-етова, значицца, деловайте вона как. Двое посменно у воротов, с чердака ешшо четверо, каждый в свою сторону, Остальные охраняйте, тово-етова, графиню, потому как у полицаев, етить их, УПМ есть. Наверно. А я, значицца, буду где-то тута. Так вота.
Старший лейтенант определил теперь уже дислокацию для каждого солдата конкретно и, посокрушавшись, что их так мало ("Но вы, тово-етова, не ругайтеся на командира, потому как он, значицца, веровает в нас и не веровает в полицаев, етить их"), отправил подотчетных на позиции.
Сам же Ганс, не постеснявшись, сел в кресло - при дворянине-то! - и воззрился на Нормана.
Он закинул ногу на ногу и, достав из-за пазухи кисет и трубку, набил последнюю табаком. Убрав кисет обратно, Остермехт недоуменно осмотрелся, ища, от чего бы закурить. Заметив, наконец, горящую свечу, солдат невозмутимо подошел к ней и закурил, после чего так же невозмутимо поставил свечу на место и плюхнулся обратно в кресло, снова вглядываясь в де Бельфлера, который, кажется, спустя столько лет почувствовал в себе эту незаметную, но так много меняющую приставку "де".
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Norman Bellefleur 29 авг 2016 в 17:52
Владимир,
26 января.
Чтобы вычленить из слов Ганса хоть какой-то смысл, Норману приходилось прилагать недюжинные усилия, пытаясь разобрать непривычную ему манеру речи. В итоге, не без труда, но поняв его, он лишь кивнул головой и тихо, скорее для самого себя, произнес: "Хорошо". Вновь заглянув к Агате, он сказал ей, чтобы та находилась только в своей комнате, с чем она, само собой, за неимением какого-либо иного варианта, согласилась. Вместе с ней осталась одна молоденькая служанка, ее подруга. Видеть страх, пусть и тихий, сдержанный, в стане леди де Бельфлер, было настоящей мукой для ее племянника. Он бы хотел быть рядом, но он прекрасно знал, что тем самым сделает только хуже.
Выйдя от нее, юноша тяжело вздохнул. Он, что, впрочем и не было удивительным, чувствовал себя совершенно неважно. То, как Остермехт без спроса сел в кресло, Норман сопроводил полным укоризны взглядом. Больше всего на свете он терпеть не мог отсутствия манер и хамства, но сейчас он был вынужден отбросить свои принципы куда подальше, ведь благодаря этому человеку, его тетя в безопасности, посему, дальше внутреннего негодования, его недовольство не зашло.
Сев в кресло, чуть поодаль от старшего лейтенанта, Бельфлер едва слышно застонал от боли, и, вытянув раненную ногу вперед, потер больное колено, чуть сжимая ткань брюк в этом месте. Когда боль отпустила его, он выпрямился и откинулся на спинку кресла, однако так и оставив правую ногу не согнутой.
Если первое проявление невежества Ганса патологоанатом смог оставить незамеченным, то второе вызвало в нем такое возмущение, которого, за всю его жизнь, смог добиться только Ремарк. Де Шейл, конечно, тот еще клоун, но все его выходки породнились Бельфлеру и он привык к ним, почти перестав их замечать. Но таким исключением был только он. Юноша поморщился от запаха дыма и отвернулся в сторону, подперев подбородок кулаком, сдерживая себя из последних сил.
- "Как уродливо..." - подумал он, косо глянув на Остермехта.
- Прошу прощения, - спустя примерно полминуты, Нормана все же "прорвало", - но Вам следовало бы спросить, можно ли Вам закурить. Быть может, у меня проблемные легкие?
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 29 авг 2016 в 21:39
., .,
26 января
- Рядовой. – Плотный мужчина с усами остановился напротив низкорослого худощавого мальчишки, грубо тыкнув указательным пальцем тому в грудину. – Повтори-ка, зачем мы сюда пришли?
- Убрать Агату Бельфлер, товарищ старший лейтенант, - отрапортовал юнец, не колыхнувшись из-за точки боли, мгновенно возникшей промеж грудных мышц.
- Правильно, рядовой, - рука вернулась в карман лейтенанта Гослинга. Мужчина выдержал паузу, внимательно вглядываясь в глаза шести рядовых, что были отправлены вместе с ним самим Кенни Аккерманов разобраться «по счетам» с аристократом (или нет?), что не выполнил его простое поручение. Губы Госплинга обратились в тонкую полоску от напряжения, грудь вздымалась медлительно, казалось, он вот-вот перестанет дышать. На очередном глубоком затянувшемся вдохе лейтенант негромко приказал: Выполня-ять!
Словно стая летучих мышей, почти не касаясь земли, семеро бойцов ЦОП пробежались по узкой улице. Свист выпускаемых тросов был настолько тих, что никто из гражданских не способен был услышать слаженной работы этих бойцов, что уже с грацией кошки ступали по шаткой черепице дома Бельфлеров.
Одна группа ЦОПовцев из двух человек пошли по южной стороне поместья, приближаясь к окнам. Трое других крались по северной, где должен был быть балкон, выходящий прямиком в спальню Агаты. В какой-то степени, бойцам жутко не нравилось это задание. Должны убить женщину, что отдувается за грешки своего нерадивого родственничка. Почему они не могут прирезать его? Так бы было гораздо тише и неожиданнее? Однако, лейтенант Гослинг вполне себе представлял, что ситуация может пойти не по плану, и поместье придется зачистить со всеми его обывателями.
И опасения его подтвердились, когда с целью проведать обстановку тот прошел по крыше прямиком к козырьку над входом, откуда открывался вид на неожиданного гостя – военный Гарнизона. Засада? Гослинг поставил одну ногу на крепкий козырек, выглядывая вниз.
С северной же стороны один рядовой собрался было начать спуск на балкон, да вот только черепица не выдержала веса бойца и предательски хрустнула, да так, что на шум повернулся даже лейтенант, обреченно вздохнув и заключив одними губами: «Пошумим блять!»
Мне нравится3Показать список оценивших
Владимир Оболенский
Владимир Оболенский 30 авг 2016 в 19:49
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game【SnK Life】, Norman,
26 января
Едва Ганс открыл рот, чтобы ответить Норману, как раздался крик сразу двух солдат: «Полицаи!!!» Остермехт вытряхнул табак из трубки в недавно политый цветок и поспешил к балконной двери. Он отворил ее и выскочил наружу. В самом деле, слышался свист тросов и хруст сдвигаемой черепицы. Достав из кармана свисток, старший лейтенант издал посредством его пронзительный, высокий звук, приказав тем самым дозорным у ворот вернуться к особняку, а солдатам в особняке - приготовиться отразить атаку и пленить нападающих.
***
Мгновением раньше двое солдат, что дежурили на балконах, услышали хруст черепицы. Оба взглянули наверх и заметили полицаев. Перехватив винтовки за дула - обоим солдатам пришла в голову одна и та же идея - они потянулись вверх и ударили прикладами врагов - лейтенанта Гослинга и неназванного рядового полицая - под колено, с таким расчетом, чтобы те свалились вниз, на балконы - каждый на свой.
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game
Shingeki no Kyojin | Role Playing Game 31 авг 2016 в 0:05
Владимир, Norman,
Мне нравитсяПоказать список оценивших
Norman Bellefleur 1 сен 2016 в 14:10
Переход: ФБ

Приложенные файлы

  • docx 22624406
    Размер файла: 35 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий