Germenevtika otvety

Предмет юридической герменевтики, его истоки и эволюция.

Предмет юридической герменевтики: от узкого к широкому пониманию.
В. М. Сырых: предмет герменевтики ограничивается разработкой теории и методологии толкования нормативных актов.
А. В. Осипов: предмет герменевтики охватывает не только толкование нормативных актов, но и толкование иных юридических актов, в том числе актов правоприменения.
Малинова И.П.: в предмет юридической герменевтики, кроме толкования законов, входит толкование договоров, завещаний и других юридических актов (по сути, толкование всех юридических текстов).
Юридическая герменевтика – это межотраслевая научная дисциплина, предметом которой является методология интерпретации юридических норм, индивидуальных юридических актов и регулируемых правом общественных отношений.

Истоки предмета ЮГ берут начало в античности.

Герменевтическая традиция зародилась в античной цивилизации.

Малинова предлагает начать историю толкования законов с периода письменного закрепления источников права: нормативные тексты впервые появились в Древней Греции и Древнем Риме.
Для Рима характерна традиция публичного узаконения официально принятых интерпретаций правовых норм. Уже первое письменно легитимированное римское законодательство (Законы XII таблиц) было не чем иным, как интерпретацией законов Солона, да и последующее развитие римского законодательства во многом шло по пути интерпретации действующих законов.
В Древней Греции полисное законодательство отличалось самобытностью, а традиция толкования законов складывалась в русле не нормативного закрепления авторитетных интерпретаций, а живой судебной процессуальности, ключевыми фигурами которой были судебные ораторы и логографы. Начиная с периода архаики формировалась освященная мифом и пронизанная духом философии юридическая практика, достигшая ко II в. до н. э. высочайших успехов, и прежде всего в толковании законов. Судебные речи Демосфена и Лисия не только яркие образцы судебного красноречия, но и источники, положившие начало многим приемам, методам толкования законов и ситуаций.
Европейская правовая культура унаследовала как греческую, так и римскую традицию интерпретационной деятельности, и спор по поводу юридической силы интерпретаций законов по сей день не прекращается.
Далее в средние века получила свое развитие библейская экзегетика которая занималась истолкованием текстов Священного писания.
Большой вклад в развитие герменевтики внесли немецкие философы Ф. Шлегель (1772-1829 гг.) и Ф. Шлейермахер (1768-1834 гг.). Ф. Шлейермахер сформировал идею герменевтики как «искусства понимания» в общем. Согласно его идее, это «искусство» должно быть одинаково применимо для любого вида текстов, начиная от Священного писания и до текстов научных исследований. Новизна подхода Шлейермахера заключалась в ориентации на живой диалог реально существующих людей, а не только на простой анализ готовых текстов. Текст Шлейермахер рассматривал как особый диалог между автором и интерпретатором. Процесс герменевтического понимания осуществляется посредством двух видов интерпретаций: грамматической и психологической. Грамматическая интерпретация происходит в области языка и не зависит от интерпретатора. Психологическая интерпретация выявляет индивидуальные особенности автора, текста, языка. Шлейермахер ввел различия между словом и его смыслом и заложил фундамент для выведения общей герменевтики.
Вильгельм Дильтей рассматривает герменевтику как методологическую базу для гуманитарных наук, наук о человеческом духе.
Современность. ЮГ, по мнению С. С. Алексеева, является наукой и искусством толкования юридических терминов и понятий, вершиной юридического мастерства, кульминационным пунктом юридической деятельности.

3.Понятие «интерпретация». Роль интерпретаций в реализации принципа состязательности в сфере права.
Из монографии Малиновой:
Интерпретация разворачивающийся в мышлении процесс включения воспринимаемого текста во внутренний контекст сознания.
Результатом его могут стать несколько смысловых вариантов, вербально не сформулированных в исходном тексте (субъективный момент – один и тот же текст мы можем толковать по-разному). В профессиональной деятельности субъект целенаправленно выбирает контексты и полученные на их основе интерпретационные варианты.
Контекст смысловая база выявления синтагматических значений содержащихся в тексте слов и выражений.
Принцип формализации и принцип состязательности. Состязательность – одно из основных проявлений свободы в сфере права, так как субъект волен избирать для защиты своих интересов те или иные интерпретации норм и событий.
Принцип формализации в праве сам по себе абстрактен: без состязательности реализация принципа равенства всех перед законом невозможна. Состязательность осуществляется путем интерпретации норм и событий, являющихся предметом судебного рассмотрения. Об этом говорится в Дигестах Юстиниана: «Не могут все отдельные случаи быть предусмотрены законом», а «...то, что впервые устанавливается, следует определять путем толкования».
Интерпретация заложена в самой природе состязательности. Римский юрист Цельс выразил суть соотношения текста нормы и ее смысла в следующей формуле: «Знать законы значит воспринять не их слова, но их содержание и значение». Поскольку любая норма существует только в виде конкретного текста, созданного законодателем, постольку ее значение в той или иной степени зависит от истолкования содержащихся в ней слов и выражений: «Поступает против закона тот, кто совершает запрещенное законом, поступает в об ход закона тот, кто, сохраняя слова закона, обходит его смысл». Г. Радбрух писал: «Толкователь может лучше понять закон, чем его поняли его создатели. Закон мо жет быть мудрее своих разработчиков». Попытка выявить некий абсолютно аутентичный смысл нормы, табуированный от каких либо дальнейших толкований, неизбежно приводит к парадоксу герменевтическому кругу, поскольку в результате снова будет получен некоторый текст, нуждающийся в легитимации.

5. Значение и смысл понятий, их соотношение в юридическом мышлении.
Разделение значения и смысла понятий ввели Фреге и Черч.
Значение понятия – класс предметов, обозначаемых данным понятием. «Под «знаком», или «именем», я понимаю какое-либо обозначение, представляющее собой собственное имя, чьим значением, следовательно, является определенный предмет. Для краткости пусть каждое такое обозначение носит название собственного имени». Значение имени есть тот предмет, который обозначается (назван) этим именем.
Смысл понятия – совокупность признаков (свойств), при наличии которых определенный предмет можно назвать определенным словом, понятием. Смысл собственного имени в понимании Фреге можно описать как те сведения, ту информацию, которая заключена в имени, а понимание имени человеком - как усвоение этой информации.
Нужно подумать: мне кажется, что «значение» шире «смысла», хотя они вообще не очень сопоставимы. Например, значение «договор», но смысла, как минимум, два: в узком смысле договор как бумажный документ, в широком смысле договор как правоотношение или как юридический факт.
Есть направление, в которых термин «смысл» не употребляется, а употребляется только термин «значение», но тогда необходимо выделять аспекты значения.


7. Концепции значения слов и выражений (Л. Витгенштейн – «теория языковых игр», Б. Рассел – «соотношение слова и образа в сознании»), специфика их использования в юридической практике.
«Анализ сознания» (1921) - книга Б. Рассела. Самым важным и сложным в связи с анализом сознания Рассел считает вопрос о возможности знания. Знанием он называет истинные убеждения. Относительно убеждения он выделяет три элемента: то, что делает его истинным или ложным объективный факт; то, в чем мы убеждены содержание; и акт реально переживаемое чувство. Содержание убеждения суждение, которое представляет собой серию слов или образов, выражающих то, что должно утверждаться или отрицаться.
Слова связаны со своим значением через образы, а образы способны обозначать нечто благодаря сходству с предметом. Отношение убеждений к фактам отличается от отношения слов к их значениям тем, что одному факту соответствуют два убеждения истинное и ложное. Значение суждения считается известным, если известно, что может сделать его истинным или ложным, даже если неизвестно, истинно ли оно на самом деле. Рассел признает существование отрицательных фактов, т.к. в противном случае становится неясно, чему в реальности соответствуют истинные отрицательные предложения.
Б. Рассел рассматривал значение слова как отношение слова к образу в сознании, разграничивая общественно санкционированное (т.е. словарное) значение слова и тот его смысл, который подразумевается индивидом в речевом акте: «Но, хотя словарь или энциклопедия дают нам то, что может быть названо официальным или общественно санкционированным значением слова, нет двух людей, которые в своем сознании вкладывают в одно и то же слово одинаковое содержание». Концепция Рассела может стать методологической пресуппозицией такой когнитивной техники толкования, которая нацелена на выяснение смысла, вложенного субъектом в индивидуальный юридический акт. Иначе говоря, эта техника требует выхода в индивидуально-личностные контексты. Особенность – обращение к индивидуально-личностным контекстам.

В "Философских исследованиях" Витгенштейн пытался перейти к анализу прагматического, деятельностного аспекта языка, то есть языка в его реальном употреблении, отказавшись от анализа его сущностной природы. Согласно концепции «языковых игр» Л. Витгенштейна значение слова есть способ его употребления в языке.
Языковой игрой он называет единое целое: язык и действия, с которыми он взаимосвязан. "Весь процесс употребления слов в языке можно представить и в качестве одной из тех игр, с помощью которых дети овладевают родным языком. Я буду называть эти игры "языковыми играми" и говорить иногда о некотором примитивном языке как о языковой игре». Новизна подхода Витгенштейна в том, что он обращался к социокультурным, языковым контекстам, исследовал когнитивно-чувственные основания языковых игр, их роль в развитии языка и мышления: «Когда изменяются языковые игры, изменяются и понятия, а вместе с понятиями и значения слов».


9. Понятия: «контекст», «пресуппозиции».
Контекст – это смысловая база выявления синтагматических значений содержащихся в тексте слов и выражений. Контекстом может служить любая макро- или микротекстовая целостность, в которой интерпретатор находит необходимую информацию для уяснения смысла текста или его части. Ничто не существует изначально в статусе контекста. Роль контекста могут выполнять любые тексты, выступающие по отношению к интерпретируемому тексту смысловым окружением. Контексты содержат пресуппозиции, необходимые для расшифровки смысла любого текста или его фрагмента.
Пресуппозиции – это информация, которая в сознании автора или интерпретатора текста формирует дискурсивные и интерпретационные установки. Пресуппозиции – это векторные, ключевые факторы толкования. В их основе лежат культурные коды правосознания (стихийно возникающие традиции, стандарты, условности конкретного общества).

11. «Герменевтический круг» в толковании актов индивидуального регулирования.
Герменевтический круг - одно из основных понятий философии герменевтики. Понятие введено Шлейермахером. Герменевтический круг - это принцип понимания текста, основанный на диалектике части и целого: понимание целого складывается из понимания отдельных его частей, а для понимания частей необходимо предварительное понимание целого».
Герменевтический круг - центральный методологический принцип герменевтики. Впервые идею круга освещает Гегель. В идее круга выражено противоречие: чтобы познавать, необходимо заранее знать, что такое познание, видеть его суть, то есть уже познавать. Гегель объясняет, что путь к науке уже и есть наука. Шлейермехер понимал принцип круга как постоянная смена направлений движения по кругу, от частного к целому и в обратной последовательности, так до бесконечности уточнения истины, до бесконечности интерпретации. У Хайдеггера герменевтический круг преобразовывается в замкнутость процессов понимания и объяснения. Чтобы «понять» что-то, это надо объяснить, а объяснение возможно только через «понимание» понятий, терминов и слов. Таким образом, Хайдеггер вводит необходимость предпонимания. Хайдеггер рассматривает «понимание» не как способ познания, а как способ существования, то есть выводит герменевтику на философский уровень. Таким образом, человеческое бытие изначально находится в ситуации понимания, а задача герменевтики состоит в толковании этой ситуации.
В толковании любого юридического текста неизбежно присутствует ситуация герменевтического круга: понять текст в целом можно, только уяснив смысл всех его фрагментов, а понять смысл каждого из этих фрагментов можно, в свою очередь, только уяснив смысл текста в целом. Выход из герменевтического круга в процессе толкования текста договора возможен:
1) путем анализа каждого из фрагментов договора через сопоставление с его общим контекстом;
2) путем выхода во внешние контексты, т.е. через обращение к обстоятельствам, сопутствующим заключению договора.
В российском гражданском и международном праве законодатель предлагает различные способы выхода из герменевтического круга в процессе толкования актов индивидуального регулирования.
Для уяснения смысла норм о толковании индивидуальных актов, целесообразно сопоставить положения этих актов с соответствующими нормами международного права, поскольку последние выверены и общепризнанны на уровне мирового юридического сообщества.
В российском законодательстве приоритет отдается буквальному толкованию. Однако буквальный смысл потому и называется буквальным, что постигается непосредственно, интерпретации, по сути, и не требует. В случае неясности формулировок текста целесообразно обратиться к контекстуальному толкованию, т.е. толкованию через обращение к контекстам. Малинова считает нелогичным сначала применять буквальное толкование, а только после этого выявлять истинную волю сторон посредством контекстуального толкования. По ее мнению, российскому законодателю следует перенять опыт международного права (Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г.), где приемы контекстуального толкования должны применяться изначально как обязательная техника прочтения договора, а не так как в российском праве – только после неудавшегося буквального толкования.

13. Контексты, предлагаемые в ст. 431 ГК РФ, для выяснения смысла и цели договора.
В ст. 431 «Толкование договора» ГК РФ есть 2 части. Интерпретация этой статьи требует обращения в определенным контекстам (контекстуальное толкование).
Часть 1. «Судом должно приниматься во внимание буквальное значение слов и выражений, содержащихся в договоре. Если условие договора сформулировано не ясно, то буквальный его смысл устанавливается путем сопоставления с другими условиями договора и с договором в целом». Часть 1 требует обращения к контексту договора в целом.
Часть 2. «Если правила первой статьи невозможно выполнить, то необходимо выяснить общую волю сторон путем установления сопутствующих договору обстоятельств: предшествующие переговоры, переписка, установившееся ранее практика отношений между сторонами, обычаи делового оборота и последующее поведение сторон». Часть 2 требует обращения к контексту соответствующих данному договору обстоятельств.



15. Виды интерпретационной деятельности в праве (структура и смысл первой части классификации).
Юридически значимая интерпретация жизненных событий и индивидуальных юридических актов:
юридическая квалификация фактических обстоятельств. Это поиск юридической конструкции, адекватной событию. В разных судебных инстанциях могут быть даны взаимоисключающие квалификации одного и того же дела. Такого рода юридическое конструирование включает в себя «подверстывание» жизненных событий под юридические нормы. При этом одним и тем же жизненным событиям может быть придан различный юридический смысл. Для правильной юридической квалификации необходимо точное юридическое позиционирование, т.е. определение контекстуальной базы юридически значимых интерпретаций.
интерпретация индивидуальных юридических актов. Это толкование заявлений, договоров, завещаний. Когнитивные аспекты данного вида интерпретационной деятельности связаны с выходом в методологические контексты юридической герменевтики. При интерпретации индивидуальных актов возможна ситуация герменевтического круга. Выход из герменевтического круга в процессе толкования текста договора возможен, во-первых, путем анализа каждого из фрагментов договора через сопоставление с его общим контекстом, во-вторых, путем вы хода во внешние контексты. При этом важно отметить, что ситуация толкования договора, связанная с обращением в суд, возникает в тех случаях, когда одна из сторон настаивает на неясности в формулировке того или иного условия договора. Ясность или неясность формулировки это вопрос спорный, и в связи с этим требуется обращение к лингвистическим, филологическим, социокультурным контекстам не только для уяснения действительного смысла оспариваемого условия, но и для установления того, является формулировка данного условия четко сформулированной или она должна расцениваться, как это предусмотрено законодателем, в качестве неясной (ч. 1 ст. 431 ГК РФ).


17. Анализ смысла ч.1 ст.431 ГК РФ – с точки зрения юридической герменевтики.
Часть 1. «Судом должно приниматься во внимание буквальное значение слов и выражений, содержащихся в договоре. Если условие договора сформулировано не ясно, то буквальный его смысл устанавливается путем сопоставления с другими условиями договора и с договором в целом».
Законодатель императивно рекомендует применять буквальное толкование.
В юридической практике встречается немало случаев, когда в типовых текстах договоров об оказании медицинских и туристических услуг, о долевом строительстве содержатся ловушки (двусмысленность, замысловатые обороты и т.д.). Буквальное толкование не позволяет интерпретировать указанные договоры с целью помочь обманутым контрагентам.
В судебном толковании оспариваемых условий договора приоритет должен быть отдан выявлению действительной общей воли сторон. В связи с этим особого внимания заслуживает правило ч. 1 ст. 431 ГК РФ о том, что «буквальное значение условия до говора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом». Ясность или неясность формулировки оспариваемого условия вопрос сам по себе спорный и принципиально важный для принятия судебного решения по делу. Однако в приведенной норме содержится явное противоречие: требование о выяснении буквального смысла неясно сформулированного условия абсурдно, так как признание неясности условия и есть признание невозможности его буквального толкования.
Часть 1 требует обращения к контексту договора в целом, то есть интерпретатор обращается к контекстуальному толкованию.



19. Роль интерпретационной деятельности в развитии права (Г. Гадамер).
«Истина и метод» (1960) – книга Г.Гадамера.
Гадамер исследует проблемы развития права на основе методологии лингвистической философии.
Язык и право понимаются как традиция. Условием сохранения правовой традиции является закрепление в ней результатов ее интерпретаций (толкований) в конкретных правовых ситуациях (это позволяет традиции непрерывно адаптироваться к изменяющимся жизненным условиям). То есть условие сохранения права – это изменение, которое требует фиксации в источниках права. В качестве примера Гадамер приводит латинский язык – это мертвый язык именно потому, что он неизменен.
В качестве правовой традиции могут выступать: правовая система целом, отрасли права, правовые институты, правовые нормы, правовые термины.
Любые случаи интерпретации самих ситуаций, а также текстов юридических норм, являются видом правовой деятельности, влияющей на развитие соответствующего правового института, отрасли права и правовой системы в целом – постольку, поскольку они догматизируются (закрепляются).
Итак, суть правовой нормы не исчерпывается тем текстом, который сформулирован законодателем: в ее содержание неизбежно включаются все случаи ее интерпретации – таким образом право развивается.


15

Приложенные файлы

  • doc 19081355
    Размер файла: 73 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий